11.04.2018, 08:53

Fintech Master: Украинские банкиры видят в финтехе преимущества

Юрий Батхин и Ульяна Штыбель

Кураторы инкубационной программы Fintech Master – о всплеске украинских финтех-решений, исчезновении традиционных банков и криптогривне

Реклама

При поддержке Fintech Master

Сезон финтех-мероприятий в Украине, кажется, в разгаре: презентация каталога финтех-компаний, крупнейшая конференция по блокчейну, многочисленные дискуссионные панели. А открывал сезон Ukraine Financial Innovations Day. Для редакции LIGA.net он отметился двумя моментами. Во-первых, удалось пообщаться с британским финтех-гуру Крисом Скиннером и узнать его прогнозы по поводу криптовалют, влияния блокчейна и искусственного интеллекта на будущее банков. Во-вторых, событие стало финалом первой инкубационной программы для финтех-стартапов Fintech Master. Последняя была организована Mastercard и 1991 Open Data Incubator при поддержке Нацбанка.

В трехмесячной инкубации приняли участие 9 стартапов. О них LIGA.net уже писала в первой и второй части спецпроекта Умные деньги. По утверждению организаторов, благодаря инкубации стартапы смогли усовершенствовать сервисные и бизнес-модели, доработать технические аспекты продуктов, а некоторые полностью поменяли бизнес-модель. По словам одного из участников программы, основная польза была от менторства и нетворкинга: знакомства с другими командами, банками, финансовыми компаниями, будущими партнерами.

Журналисты редакции пообщались сразу с двумя знающими людьми в сфере fintech, которые занимались созданием и работой инкубатора Fintech Master.

Юрий Батхин – директор по развитию бизнеса Mastercard в Украине и ментор программы Fintech Master. Ульяна Штыбель – руководитель направления Fintech в 1991 Open Data Incubator, партнер и вице-президент инвестиционной платформы HighCastle. Вместе они ответили, куда движется украинский рынок онлайн-платежей и исчезнут ли привычные банки с отделениями.

- Многие эксперты говорят, что в Украине круто развиваются инновационные решения – например, в платежах. А если сравнить нас с другими странами СНГ? Или Восточной Европы?

Юрий Батхин: В Европе, и Восточной Европе в частности, много внимания уделяют омниканальным решениям. Пользователи хотят иметь возможность рассчитываться за товары и услуги максимально быстро, удобно и безопасно с любого устройства и без ограничений.

Особенно интересны решения по взаимодействию с системами денежных переводов, в которых также используется экспертиза Mastercard. Активно развивается направление оплат в unattended торговых точках – например, заправках без персонала. У нас таких пока нет, а в Европе они распространены. Оплата совершается с помощью приложения – и это похоже на те решения, которые мы запустили в Украине: WOG PAY, ОККО PAY, Parking UA.

Еще в финансовых инновациях показателен пример Польши. Там много решений, связанных с сервисами для электронной коммерции, в том числе checkout-решения на основе Masterpass. Польша сейчас лидирует по количеству бесконтактных транзакций в Европе, и благодаря этому она стала одной из двух стран (вместе с Великобританией), где действует пилотный проект по использованию смартфонов в качестве заменителей POS-терминалов.

Крис Скиннер выступает на Ukraine Financial Innovations Day

- В чем наша сильная сторона и где мы проигрываем?

Ульяна Штыбель: В Украине достаточно широко представлен ассортимент платежных решений: карточные, межбанковские, терминальные, специализированные. Но мало какие из них трансграничные. Есть валютные ограничения, из-за которых национальные платежные сервисы не могут масштабироваться. Хотя в западных странах инновационные платежные решения трансграничного назначения часто масштабируются и окупаются. Поэтому как минимум две платежные системы основаны украинцами в Европе – EuropeOne и Fondy.

В соседних странах – не говоря о ЕС – быстрее принимаются решения, которые дают возможность зайти на рынок большим мировым игрокам, хотя операторы платежной инфраструктуры в Украине уже обеспечивают работу большого и малого бизнеса. А в перспективе конкурировать с ними будет, вероятно, та же Укрпочта со своей платежной сетью или мобильный оператор.

Юрий Батхин: В Грузии, к примеру, высоко развиты бесконтактные платежи, каждая вторая транзакция по картам в стране бесконтактная. В частности, из-за этого на рынке Грузии раньше, чем в Украине, начали активно развиваться мобильные кошельки.

В Украине бесконтактные карты, по данным НБУ на начало 2018 года, составляют только 7% от всех карт. Но при этом их количество растет в 7 раз быстрее, чем обычных карт. И с запуском мобильных кошельков, как отдельных банковских, так и Google Pay, мы ожидаем увеличения доли бесконтактных оплат.

- Есть ли, по-вашему, в Украине финтех-культура как таковая? Есть ли у нас рынок для локальных решений стартапов или все проекты в основном направлены на глобальный рынок?

Юрий Батхин: Перед запуском программы Fintech Master мы провели опрос представителей банков – наших партнеров – об их отношении к инновациям и финтеху. Оказалось, что более 87% участников исследования полностью согласны с необходимостью внедрения инноваций на банковском рынке. Почти половина – 45% банкиров – поддерживают открытие неконфиденциальных данных для разработчиков. А 58% уверены, что их банк готов к внедрению финтеха. Почти 71% участников опроса считают правильным отслеживать и покупать эффективные финтех-решения.

- Насколько можно доверять этим процентам?

Юрий Батхин: Абсолютно, так как украинские банкиры видят в финтехе разные преимущества. Например, можно развить более релевантные услуги, основываясь на пользовательском опыте. Или привлечь клиентов, которых не охватывают банки, а также диверсифицировать бизнес, освоив новые ниши.

ING Bank проводил исследование “The FinTech Index”. Так вот, среди 73 стран Украина оказалась в числе тех, у которых благоприятная стартап-экосистема и инфраструктура. По этому показателю мы, например, обошли Турцию и Грузию. Так что возможности для финтех-решений на локальном рынке есть. Рынок инновационных банковских услуг в Украине – перспективное направление для развития.

- В каких сферах проявляются наши “финтеховцы”?

Ульяна Штыбель: Преимущественно в платежных решениях. Другие направления, благодаря финтех-инкубационным программам, тоже начинают развиваться: финансовая аналитика и прогнозы, решения для торговли, краудинвестинг и p2p-lending.

Решения украинцев выделяют как конкурентные за границей: SDK.finance, Corezoid, Persollo. Это доказывает, что у нас могут вырастать компании, которые предлагают не только усовершенствованную копию существующих решений, но и достойные международного уровня инновационные технологии.

- Недавно USAID совместно с UNIT.City насчитал в Украине более 80 финтех-компаний. А по вашим оценкам – сколько их у нас? Из каких компаний вышли их основатели?

Ульяна Штыбель: В целом в Украине около 150 платежных и финтех-компаний. Еще около 50 – новые стартапы. Их основатели – выходцы из Interkassa, MobiPay, W1, Webmoney, Monexy, RBKMoney, PayMaxi, SDK.finance.

- Как государственные открытые данные могут повлиять на появление финтех-стартапов? Какие они могут быть? Какие задачи выполнять?

Юрий Батхин: Национальный банк сейчас очень активно оцифровывает свои данные, чтобы открывать их для разработчиков. На их основе стартапы могут делать много чего: от регтеха до финансового анализа и прогнозирования.

Ульяна Штыбель: Открытие государственных данных в формате API – например, статистики НБУ в разрезе банков – может помочь в разработке решений по мониторингу стабильности финансовой системы, концентрации кредитов по индустриям и регионам.

Ключевым для развития финтеха я бы назвала раскрытие банками третьим сторонам – то есть разработчику – финансовых данных клиента, юридического и физического лица, по его согласию и запросу. Тогда станет возможно разрабатывать сервисы, которые предоставляют интерфейсы для осуществления платежей и могут инициировать платеж с банковского счета плательщика. Так облегчается перевод средств на банковский счет получателя.

Для разработчиков важным стимулом может стать расширение количества датасетов открытых данных НБУ в разрезе банков, ослабление валютных ограничений. А также создание «регуляторной песочницы» (sandbox). Это нужно стартапам, у которых есть решения, требующие тестирования в пределах существующего несовершенного законодательства. И если решение будет успешно протестировано – чтобы законодательство возможно было изменить.

- Какие вообще решения в сфере финтеха сейчас актуальны для украинского рынка?

Юрий Батхин: Выше я упоминал опрос банковских сотрудников. По его результатам, самый большой потенциал украинские банки видят в удаленном банкинге, больших данных и прогнозировании, а также платежных решениях, денежных переводах и цифровых кошельках.

Добавлю, что с нашей точки зрения также перспективны финтех-решения для электронной коммерции, мобильные решения. Еще – разработки, связанные с аутентификацией клиента и безопасностью, скоринговые и антифрод-программы.

Участники инкубатора Fintech MasterУчастники инкубатора Fintech Master

- Что вы думаете о банках без отделений? Насколько быстро они будут заменять в Украине традиционные банки?

Юрий Батхин: Всегда будут потребители, которым нужна как традиционная, так и новая форма банков. Это подтверждает и опыт других стран – например, Германии, где успешно работают банки разных форм. Клиенты есть и у одних, и у других.

Ульяна Штыбель: Пока сомнительно, что цифровой банк в Украине сможет заменить традиционный банк. Но это будет сильно зависеть от тарифов, скорости операций, доступности интеграций и признания банка. И особенно от того, как технологически и юридически банк справится с ограничениями национального законодательства – например, с идентификацией и валютным контролем.

- Верите ли вы в появление криптогривни? Нужна ли она государству?

Ульяна Штыбель: Блокчейн как технология распределенного реестра – привлекательное решение, которое используется биржами, аукционами, маркетплейсами. На блокчейн заинтересованно смотрит финансовый регулятор Британии – FCA. Он научился прорабатывать эту технологию вместе со стартапами, которые проходят у FCA Sandbox.

Выпуск/эмиссия национальной валюты в электронном виде не новое явление. А вот выпуск валюты на блокчейне позволяет назвать ее криптовалютой. Выпуск криптогривни – технологически довольно простой процесс. Теоретически это придало бы максимальной прозрачности частоте и масштабам эмиссии гривни в Украине.

Евгений Шишацкий
Стас Юрасов

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.