07.05.2018, 09:10

Сингулярность на Осокорках: как в Киеве обучают инноваторов

Киевский офис Университета Сингулярности

Интервью с главой киевского Singularity University Игорем Новиковым: как появился и чем занимается филиал калифорнийского университета

Реклама

В Киеве уже почти два года работает филиал одного из самых необычных учебных заведений - Singularity University (SU) или Университета Сингулярности. Организация родом из Калифорнии обучает людей по всему миру использовать технологии для решения глобальных проблем человечества. Ее главная фишка - сообщество, которое состоит из самых продвинутых людей планеты: бизнесменов, инвесторов и организаций. Они не просто состоят в этом комьюнити, но и помогают друг другу. Университет в 2008 году создали американский изобретатель и футуролог Рэй Курцвел и основоположник космического туризма Питер Диамандис. А корпоративными учредителями выступили NASA, Google, Cisco и другие компании.

Киевский филиал SU появился в 2016 году. В конце этого апреля ему продлили лицензию еще на 2 года. В Украине организация занимается инкубацией стартапов, образованием и скоро выпустит курс онлайн-лекций на темы технологий, бизнеса и социологии, а также курирует сообщество, которое в украинских просторах насчитывает уже больше 10 000 человек.

LIGA.net пообщалась с Игорем Новиковым - сооснователем киевского филиала SU, 35-летним выпускником калифорнийской программы университета. И разузнала у него, как проходит учеба и как он адаптировал американскую программу обучения под украинские реалии.

Офис киевского филиала

- Расскажите о себе. Какое у вас образование, кем вы работали до того, как открыли киевский филиал Университета Сингулярности?

- У меня два образования - юридическое и кинорежиссура. Оба получил в Лондоне. В плане работы меня побросало по разным сферам и индустриям. Я работал на руководящих позициях в страховой компании, мобильном операторе, консалтинговой компании. Работал в Англии, России, Украине, Греции. Но я не отношусь к этому, как к карьере, так как всегда ставил себе задачу учиться. Это опыт. С самого начала я не хотел работать на кого-то - хотел создавать свое. Но не просто деньги зарабатывать, а менять мир к лучшему.

- Как вы попали в Университет Сингулярности в Калифорнии?

- В 2015 году я узнал о SU и обратил внимание на очень интересный подбор акционеров, лекторов и вообще мифологию университета. У меня была возможность податься на executive программу (для руководителей в бизнесе, правительстве и некоммерческих секторах, - Ред.). Я прошел отбор. Программы есть разные: и платные - для тех, кто учится для себя, и бесплатные - для людей с инициативами и тех, кто действительно способен менять мир. Главное - определиться, зачем тебе нужно это обучение. Единственное ограничение - лист ожидания. Учебы можно ждать от двух месяцев до полутора лет.

- Как проходит обучение?

-  Обучение в executive программе довольно интересное и плотное. Ее смысл - в течение 6 дней окунуть вас с головой во все перемены в мире за последние двадцать лет. Формат простой - часовые лекции на разные темы с разными лекторами. У нас обучение начиналось в 8 утра и заканчивалось в районе 10-11 вечера с часовым перерывом на обед и 5-10 минутными на кофе.

В первые дни я открыл для себя 15-20 потенциальных проектов, которые можно было внедрять в Украине. Однако на третий день я закрыл записную книжку с проектами и понял, что лучше создать в Украине такое же сообщество (инноваторов, - Ред.).

Читайте также: От Польши до Ямайки: как стартап из Винницы вышел на новые рынки

- А темы лекций какие?

- Программа довольно логично построена. Первый блок - технологии. Особенно новые сферы, которые развиваются экспоненциально и только начинают заходить в зону интереса общей публики. Это искусственный интеллект, виртуальная и дополненная реальность, генетика, цифровая биология, 3D-печать, возобновляемая энергетика, умный транспорт, космос, ракетостроение и ряд других сфер.

Второй блок - новые бизнес-методологии. Это краудсорсинг, краудфандинг, геймификация, хакатоны, сторителлинг, прогнозирование, поведенческая экономика – и это далеко не исчерпывающий список.

И третий блок - социальные аспекты. В эту часть входят социология, структура общества, обратная сторона инноваций - то есть к чему нас могут привести технологические перемены. В результате у тебя в голове все это складывается в определенную картинку и в этом новом мире ты начинаешь искать практическое применение полученным знаниям. Мы поощряем студентов направлять их на решение глобальных проблем человечества, в которых, к сожалению, мир не испытывает недостатка.

Игорь Новиков

- То есть 6 дней там рассказывают, мол, посмотрите, что в мире происходит?

- Не совсем так. Все начинается с азов. Например, перед тем как рассказывать о возможностях и угрозах развития искусственного интеллекта, а также о его синергии с обществом, бизнесом и другими технологиями, нам в университете банально объясняли, что это такое. На базовом уровне - для “чайников”. Потом мы переходили к более прикладным вещам. Конечно, не полноценно программировали, но игрались с системами ИИ на своем уровне. И обсуждали применение технологии в бизнесе и в контексте синергии с другими технологиями: какие возможности открывает ИИ в генетике или возобновляемой энергетике, например. Смотрели на конкретные кейсы.

Была задача сделать так, чтобы слушатель понял, где эта сфера была вчера, точно понимал, где она находится сегодня и самое важное - мог самостоятельно и аргументированно спрогнозировать, где сфера будет хотя бы через 5 лет. Ну и, конечно же, применять свои знания на практике, внедрять потенциал ИИ в своей сфере, в своем бизнесе. Мы очень часто игнорируем возможности новых технологий из-за того, что банально не знаем о них или не понимаем их прикладную сторону. Много времени также отводилось обратной стороне технологий. Перемены разрушают определенную стабильность в обществе и бизнесе. И, боюсь, мы увидим неприятные отголоски своими глазами.

- Например?

- Я люблю рассказывать на примере дронов, поскольку все не только знают, что это такое, но многие из нас даже держали квадрокоптер в руках. К примеру, с их помощью можно передавать посылки с наркотиками и оружием в тюрьмы. Которые строились в обществе, где не было возможности массово и дешево перелетать стены. И в которых не было адекватных систем мониторинга воздушного пространства по периметру. Иначе как заметить черный и тихий дрон ночью? Это конкретный пример из Великобритании. Или вот еще: у банкомата вас бы смутил летающий позади дрон? Летает себе и летает, а вы не знаете, куда направлена его камера и на каком приближении она снимает. Это тоже настоящий кейс из практики правоохранителей: дрон был использован для кражи пин-кода с последующей кражей карточки.

На квадрокоптеры уже вешали оружие и взрывчатку, изучали при их помощи дома перед кражей. Этот список можно продолжать вечно. Мы не осознаем возможностей применения тех же дронов не только в преступных целях, но и по глупости. Недавно я видел ролик российского блогера, который хотел узнать, сможет ли его дрон взлететь на 10 км вверх. По счастливой случайности там не было пассажирского самолета. Я думаю, столкновение с 3-4 килограммовым квадрокоптером на скорости 900 км в час могло закончиться крайне плачевно при попадании этого дрона, например, в двигатель. Это пугает, и об этом тоже нужно говорить. Любое осознанное применение, любая регуляция должны рождаться из общественного диалога. Никак иначе.

- Перейдем к украинскому филиалу. Я знаю, что вы уговаривали американцев дать вам разрешение на открытие. Какие были сложности?

- Да, на это понадобилось полгода. Сложность была в том, что в Украине не было такого количества людей, которые отучились в SU в Штатах, Дании или Голландии, где есть полноценные кампусы, как во многих других странах. Людей, которые понимают перемены в мире. А чаптеры (они же - филиалы, - Ред.) обычно запускались, когда выпускники университета формировали определенное сообщество, задача которого - выходить с инициативами по изменению мира, инкубации стартапов и т.д.. Плюс, в SU не знали, как адаптировать контент и месседж к нашей реальности. Особенно это касалось бизнеса и экономического блока. Но у нас получилось и недавно, 25 апреля, нам продлили лицензию еще на 2 года.

Офис киевского филиала

- А что пришлось адаптировать к нашей реальности и чем теперь отличается украинский контент?

- Я объясню на примере. На Западе топ-менеджеры местного провайдера электричества или природных ресурсов довольно спокойно и с интересом относятся, например, к геймификации или работе с лояльностью клиентов. Для них - это нормально. У нас, когда говоришь о лояльности к условному облгазу или облэнерго, начинается хохот. Причем как у самой природной монополии, которая не понимает зачем ей, как монополии, лояльность. Так и у ее клиентов, которые не понимают, почему можно любить облэнерго или облгаз, - это же враги, вынужденное зло. Контент SU плохо ложился на такую почву. Приходилось давать больше контекста. В первую очередь, прогнозирование будущего природных монополий. Львиная доля облгазов думают, что газ и их статус монополии вечны. Но это не так. Газ всего лишь помогает клиенту достичь определенных условий качества жизни - тепла и комфорта в доме, например. При любой возможности того, что газ станет не самым дешевым и эффективным способом достижения тепла и комфорта, облгаз – обречен без стратегии, альтернативных источников прибыли и лояльности клиентуры. Большинство провайдеров в мире это понимают. Они активно экспериментируют с альтернативной энергетикой, необычными партнерствами, инкубацией новых проектов. Бизнес в мире пытается стать адаптивнее. У нас было совсем не так, и нам нужно было вносить коррективы в восприятие реальности, в которой бизнес существует.

- Как вы открывали здесь представительство? Вам SU выделил деньги?

- Нет. Чаптеры всегда открываются усилиями сообщества. При необходимости сообщество формируется. Это позиция университета, и я с ней согласен. Мы же не филиал магазина открываем. Мы строим сообщество. А сообщество, построенное на волонтерской модели, гораздо стабильнее коммерческого. Плюс, есть интересное правило из нашего контента по работе со стартапами - контринтуитивное. Это когда стартапы с большим потенциалом на новых рынках морят голодом. Потому что обычно выживает стартап, который борется за свое выживание, а не тот, который сливает все на красивую жизнь. Как видите, мы тоже выжили.

- Ну а как вы выживали, вам же нужен был офис, сотрудники?

- Мы страна краудсорсинга. На этой модели мы и старались все строить, чтобы не связываться  с деньгами, отчетностью и в целом нашей бюрократической реальностью. Делали все очень просто: обращались к сообществу, мол, нам нужно то и это. Как-то все появлялось до того, как становилось проблемой.

Офис киевского филиала

- Объясните мне, что это за сообщество такое? Это люди, которые отучились у вас?

- Представьте себе группу из 10 000 человек, которые понимают глобальный контекст в технологиях, бизнесе и обществе, а также умеют применять свои знания и связи для решения проблем как регионального, так и мирового масштаба. Понимаю, это звучит сложно, но работает, как часы. Раньше членом сообщества Singularity считались люди, которые выпускались из программы университета. Сейчас это изменилось. В официальной трактовке это любой человек, который обращается к университету с запросом. Лучший способ попасть к нам – попасть на лекции или выступления членов SingularityU Kyiv, а после, предварительно узнав нас поближе, понять, чем мы можем быть полезны. У нас огромное сообщество, где все друг другу и коучи, и менторы, и консультанты, а иногда жилетка, в которую можно поплакать. Очень часто с инициативами приходит большой бизнес.

- Мне все равно не понятно: а вам-то с этого что?

- У меня, как и у любого члена нашего сообщества, есть морально-патриотические и финансовые интересы. Финансовые - сконцентрированы вокруг стартапов. А морально-патриотические интересы заключаются в том, что я хочу, чтобы страна, в которой родился я и мои дети, стала чуть лучше, чем сейчас. Хочу, чтобы улучшилась культура предпринимательства, появилась зрелость и стабильность в бизнесе. Закончилась эра “отнимай и разделяй”. Нужно создать критическую массу людей, которые мыслят и работают по-другому. От этого выиграют все. Даже те, кому это неинтересно.

Читайте также: Вторая волна sextech. Что происходит в мире с технологиями 18+

- Игорь, как Украине добиться успеха на поприще инноваций?

- Рецепт довольно прост. В нем четыре основные составляющие.

Первая - содействие и поддержка государства. Или невмешательство. Тут, как говорится, им виднее.

Вторая - создание рынка. У нас отток мозгов и стартапов происходит в том числе из-за того, что Украина не является для них даже второстепенным рынком.

Третья - культура предпринимательства. Нужно учить людей грамотно и культурно вести бизнес.

И четвертая - понимание контекста. Нужно направить наши мозги не только на аутсорс и переизобретение велосипеда по 20-му разу, а на проблемы, которые действительно актуальны в мире. Если украинская команда успешно решит такую, то станет успешной на глобальном уровне. У Украины сейчас есть уникальный шанс наверстать упущенное: пока вчерашние стартапы становятся толстыми и медленными корпорациями, их место пустует, ведь проблем, на решении которых можно строить бизнес в мире, еще предостаточно.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram, чтобы быть в курсе последних новостей телекома и технологий

Маша Ксендзик
Корреспондент раздела Телеком, Технологии, Свой бизнес
Маша Ксендзик
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.