USD:  26.42  26.70   EUR:  31.03  31.61  

Фрэнсис Мод: Помогут ли технологии побороть коррупцию в Украине

29.09.2017 08:01
Интервью с лордом, который начал политику прозрачности в правительстве Великобритании
Фрэнсис Мод: Помогут ли технологии побороть коррупцию в Украине
Фрэнсис Мод. Фото - digileaders.com

Фрэнсис Мод - британский политик от Консервативной партии, более 25 лет был членом Палаты общин и занимал должности министра Кабинета министров, Генерального казначея, а также был министром торговли и инвестиций до апреля 2016 года.

Мод начал политику прозрачности в правительстве Великобритании и отвечал за ее реализацию. Она обязывала все департаменты соблюдать стандарты открытости данных в своих рабочих планах, регулярно публиковать наборы сведений о национальных и локальных бюджетных расходах, информацию о зарплатах высшего руководства и статусы выполнения планов. Национальный портал data.gov.uk сейчас насчитывает более 9000 открытых наборов данных, в том числе картографических, метеорологических, юридических, финансовых, транспортных, демографических, культурных, социальных и других.

Фрэнсис Мод также был инициатором снижения нецелесообразных правительственных расходов, потерь, связанных с коррупцией или долгами, экономии средств путем продажи пустых зданий и помещений, которые не используются. Такой подход позволил сэкономить £3,75 млн в 2010-2011 годах, £5,5 млн в 2011-2012-м, а также £10 млн в 2012-2013-м.

В эксклюзивном интервью LIGA.net лорд Мод поделился своим мнением по поводу того, помогут ли новые технологии побороть коррупцию и бюрократию в Украине.

- Какая главная задача современного правительства в современном мире?

- Многие задачи остаются теми же: национальная безопасность - как внутренняя, так и внешняя, поддержка валюты, базовое экономическое управление. Просто в распоряжении правительства появилось гораздо больше инструментов, чтобы выполнять задачи лучше. И цифровые инструменты, открытые данные здесь должны быть в самом центре. Современное правительство требует гораздо большей открытости. Но открытость - это не естественная позиция, к которой придется приспособиться правительствам. И представление о том, что мы, скорее, не будем ничего обнародовать, чем сделаем это, должно быть пересмотрено.

- Есть такое мнение, что сейчас можно децентрализовать функции, которые правительственные структуры выполняли ранее. Так как появились цифровые платформы, которые способны заменить собой органы с принятием решений в одном центре. Что вы по этому поводу думаете?

- Это абсолютная правда. Большинство из нас, граждан, ожидает, что сможет принимать решения напрямую и в онлайне. Большинство людей, наверное, используют свои мобильные телефоны сотни раз в день, проверяя новости, почту, получая информацию. Иногда они также проводят транзакции - заказывают билеты на самолет, поезд или вызывают Uber. А правительства обычно устроены так, что не принимают во внимание текущие потребности и удобства для граждан. Их конфигурация и устройство больше отображают историческую случайность. У вас министерства находятся в зданиях, где они находились в одинаковой форме десятки лет, а в нашем случае - века. И правительства ожидают от граждан и бизнесов, чтобы те подстраивались под их организацию, а не наоборот. И это очень неэффективно.

- Мы сейчас выбираем членов парламента, чтобы репрезентовать потребности общества. Может ли быть такое, что в будущем эту функцию будет выполнять интернет и появится прямая демократия, и каждый гражданин будет участвовать в принятии решений страны самостоятельно и удаленно, просто используя свою ID-карту?

- Если это когда-то и случится, это будет очень далеко в будущем. Демократия работает через представительство интересов общества. Прямая демократия занимает свое место, но обычно на местном уровне. И она не может пока выйти на более сложный уровень принятия решений, которого требует современный уровень жизни.

- Но если у нас будет в дополнение к этому искусственный интеллект наверху?

- Можно было бы, конечно, это сделать. Но это все спекуляции. Никто не знает, в каком направлении ИИ пойдет. И это пока очень ранняя стадия. Мы не можем сейчас точно предсказать, в каких случаях ИИ будет замещать на работе людей. Но, в конце концов, то, что происходит в политике и в правительстве - это торговля различными интересами, иногда конфликтными, когда по итогу принимается решение, основанное на предпочтении одного интереса другому. И как раз эту часть ИИ не сможет заменить. Потому что здесь нет цели установить, правильно это или нет. Речь идет о предпочтениях. И здесь поможет только человеческое суждение.

- То есть вы считаете, что человеческие решения все еще будут оставаться в этом смысле эффективнее цифровых, машинных?

- Электронные и цифровые системы - это инструменты, которые позволяют нам быть более эффективными. И в любом правительстве, которое я когда-либо видел, все еще есть огромное количество вещей, которое делается людьми. И эта работа довольно механическая. Поэтому здесь речь скорее будет идти об оптимизации процессов, чем о принятии решений. И мы очень-очень далеки от того, чтобы электроника заменила нам принятие решений.

- Но все механическое должно уйти…

- Да, это большой процесс. Но происходить он должен не столько для удобства правительства, сколько для удобства граждан и бизнеса. В большинстве стран есть условия для старта бизнеса, которые заключаются в выдаче лицензии, сертификата. Это предусматривает, что кто-то будет занимать должность по выдаче такой бумаги. Что в первую очередь дает очень много путей для коррупции. Например, Индия. Традиционно там нужно получать огромное количество разрешений, которые понадобятся бизнесу, чтобы просто начать деятельность. Но есть несколько штатов, которые отказались от сертификатов и позволили бизнесу самоидентифицироваться онлайн. Это ликвидировало посредников между правительством и бизнесом, которые могли плодить коррупцию.

- Может быть, у вас есть пример из Великобритании: как вы избавлялись от механической бюрократии?

- Правительства часто имеют большие сети контакт- и кол-центров, где люди сидят за столами с экранами и телефонами, работая с различными запросами от общества. В одном таком контакт-центре мы обнаружили, что большая часть запросов - это жалобы на несостоявшиеся онлайн-транзакции. И требовался бэкап-сервис: по телефону, лично или по почте. Но если сделать очень качественные онлайн-сервисы, тогда потребность в обработке таких запросов механическим путем отпадет.

Читайте также: Спутниковые гонки: дотянется ли O3B до Украины

Наша доктрина гласила: транзакция должна стать цифровой по умолчанию. Она должна проходить единственным путем - онлайн. А для тех, что еще не в онлайне, мы создали то, что назвали цифровым каналом с ассистентом. Был кто-то, кто мог бы помочь человеку провести операцию в онлайне.

- Может быть, вы сможете предположить, какая часть людей в правительстве занимается механической работой, а какая - принятием решений на основе суждения? Хотя бы очень приблизительно.

- Это невозможно сказать. Ведь люди полагаются на суждение в решениях в исключительных и неочевидных случаях. Их работа не может состоять исключительно из таких случаев.

- Можем ли мы в нашей стране позволить себе такое количество чиновников?

- Я не знаю. Это не та оценка, которую я бы хотел или мог делать. Большинство правительств, с которыми я знаком, тратят больше денег, чем нужно. В Украине я вижу то, что клерки низкооплачиваемые. И базовое предпочтение в большинстве правительств - платить клеркам низкие зарплаты, но не иметь их больше, чем надо.

- Великобритания - одна из наиболее прогрессивных стран по количеству обрабатываемых в электронных системах данных и связанных с ними публичных сервисов. У вас есть портал data.gov.uk, который открывает почти все не личные данные, полученные в служебных целях, для бесплатного повторного использования. В нашей стране тоже уже есть порталы открытых данных и первые публичные сервисы. Но мы пока не знаем, как коммерциализировать эти массивы информации. Может, вы знаете, как?

- Данные - это сырье. А первая индустриальная революция была основана на таком сырье, как уголь и руда. Сырье нынешней индустриальной революции - это данные. Правительство "сидит" на огромном количестве данных. Большинство этих массивов низкого качества. И много данных закрыты. Если их опубликовать, качество массивов улучшится, так как люди могут придумать, как их еще можно использовать. Мы обнаружили, что такие организации, как Open Data Institute, позволили появиться весьма процветающей экосистеме бизнесов, социальных и коммерческих предприятий, чьим занятием стало создание ценности из данных правительства.

Читайте также: Инженер NASA в Киеве: Когда человек доберется до красной планеты

Открытые данные могут стать источником обогащения общества, создания новых рабочих мест и улучшения экономики. Государство ведь не владеет данными и не должно на них "сидеть". Ведь данные производятся обществом за общественные деньги. И поэтому наша работа всегда основывалась на идее сделать данные доступными.

- У нашего правительства есть намерения перевести государственные реестры на новую технологию Blockchain, которая позволит сделать эти ресурсы максимально открытыми для всех желающих. Что вы думаете об этой технологии?

- Blockchain сейчас очень спекулятивная технология. Она интересная. Но находится на очень ранней стадии. Я не вижу каких-то ранних перспектив для того, чтобы правительства трансформировали все цифровые операции под Blockchain. И никакому правительству не следует сдерживать развертывание текущих цифровых систем в ожидании, что Blockchain решит все проблемы.

Может это все выглядеть иначе через пять лет? Да, конечно. Но мы не знаем наверняка. Blockchain требует огромного количества экспоненциально растущих компьютерных мощностей, что, возможно, станет ограничением для нее.

Но одну вещь мы знаем точно. Каждое правительство имеет обширные возможности для улучшения своих показателей благодаря цифровым и открытым данным на основе технологий, с которыми мы сейчас едва ли знакомы. Ведь мы не так давно не знали даже, что такое облако.

- Вы были министром торговли и инвестиций в Британии. Не могли бы вы сказать, почему Украине так трудно сейчас привлекать инвестиции, если не затрагивать такую причину, как коррупция?

- Это очень конкурентный мир. У Украины есть большие природные преимущества в таких сферах, как сырье и сельское хозяйство. Уровень грамотности граждан очень высокий, важная стратегическая позиция.

Но при всех этих огромных преимуществах ключевой индекс, которому Украина должна следовать, это рейтинг Всемирного банка по легкости ведения бизнеса. Я не помню, где вы в нем, но точно ниже сотой позиции. И вы должны помнить, что большинство других стран сейчас очень стараются, чтобы улучшить позицию в этом рейтинге. Так как это одна из вещей, на которые смотрят инвесторы, перед тем как вложить деньги.  

Стас Юрасов
ЛIГАБiзнесIнформ
Информационное агентство
www.liga.net
Печать
- актуальная информация прямо в вашей новостной ленте
Новости партнеров