USD:  26.11  26.34   EUR:  31.08  31.56  

СЕО холдинга Ахметова и Новинского: желания вернуться в РФ нет

27.06.2017 08:10
Глава агрохолдинга HarvEast Дмитрий Скорняков о взаимоотношениях с собственниками, работе в прифронтовой зоне и амбициозных планах на будущее
СЕО холдинга Ахметова и Новинского: желания вернуться в РФ нет
Дмитрий Скорняков, фото: Наталья Гузенко для LIGA.net

Крупнейший латифундист Восточной Украины - компания HarvEast Holding, владельцами которой являются Ринат Ахметов и Вадим Новинский, с момента начала войны на Донбассе пережила многое. Изначально треть земельного банка компании оказалась под обстрелами и в серой зоне. А кредиторы оценивали вероятность того, что холдинг вернет им деньги, как низкую. В феврале 2015-го HarvEast возглавил Дмитрий Скорняков - москвич, который до перехода в аграрный холдинг был старшим менеджером Pricewaterhouse Coopers. В HarvEast Скорняков поработал в должности операционного и финансового директора. А в феврале 2015-го решением акционеров назначен на должность гендиректора. Уже в новом качестве он успел побывать в заложниках, но возвращаться в РФ не собирается. Сейчас СЕО HarvEast активно возвращает компанию к жизни. В интервью ЛІГА.net Скорняков рассказал о текущем состоянии дел в холдинге, а также поделился инвестиционными планами на ближайшее будущее.

О ВЗАИМООТНОШЕНИЯХ С АКЦИОНЕРАМИ И РЕЗУЛЬТАТАХ РАБОТЫ

- Известно, что у HarvEast два владельца. Расскажите, как часто вы встречаетесь с собственниками и по каким вопросам.

- Вас интересует собственник как институт или как человек?

- Как человек, конечно. Сложно не спросить о роли Рината Ахметова и Вадима Новинского.

- А я с ними не встречаюсь. Есть компании холдинговые - Smart Holding и СКМ, которые отвечают за ведение бизнеса.

- Я правильно понимаю, что в операционной деятельности холдинга владельцы участвуют опосредованно?

- Да. Через наблюдательный совет HarvЕast, в котором имеются представители от обоих акционеров.

ПОЛЕЗНЫЕ ДАННЫЕ

Холдинг HarvEast создан 10 марта 2011 года на базе сельскохозяйственных активов ПАО ММК им. Ильича. Акционерами HarvEast Holding являются группа СКМ и группа Смарт-Холдинг.

Основные направления деятельности компании - растениеводство, семеноводство, молочное животноводство. Общий банк обрабатываемой земли до войны составлял более 200 000 га, поголовье крупного рогатого скота - 36 000 голов, в свиноводческих фермах находилось свыше 60 000 голов, на птицефабриках - более 270 000 голов птицы.

- А у вас контракт на работу в агрохолдинге срочный? На сколько рассчитан?

- На год. И мы его продлевали уже несколько раз.

- СКМ, как зонтичная компания, сильнее влияет на политику холдинга?

- Нет. У нас было -$40 млн EBITDA. Стало +$10 млн. Чего к нам лезть? Шутка. А если серьезно, СКМ управляет через своего представителя в Набсовете, как я говорил. А на операционную деятельность и внутреннюю политику компании не влияет.

- Какие KPI перед вами ставят собственно управляющие компании? Какие задачи на сегодняшний день стоят перед вами, как перед гендиректором HarvEast?

- У меня есть понимание, что аграрная отрасль интересна акционерам, соответственно - будем развиваться. Нужно ставить масштабные цели - $100 млн EBITDA.

- Задание выполнимое?

- (Улыбается.) Думаю, что в ближайшие 20 лет это вполне реально.

- Вы большими масштабами мыслите. Готовы задержаться в HarvEast так надолго?

- Ну а почему нет? Китайцы вон вообще тысячелетиями мыслят.


Фото: Наталья Гузенко для LIGA.net

- Из 100 млн EBITDA чего удалось достичь?

- Десять процентов практически. Валовая выручка в 2016 году составила $32,77 млн, EBITDA - $119 на 1 га, или $9,86 млн в целом. Мы не показываем убытки с 2013 года: были два года в нулях, а последние два года показываем прибыль, причем она растет.

- А какова долговая нагрузка компании сегодня и что с рестрактом старых долгов? Все ли получилось?

- Мы как планировали, так и реструктурировались - практически под те же ставки, что и в 2016 году. Общий долг по кредитам и лизингу составляет немногим более $33 млн. Основные кредиторы - Проминвестбанк, ПУМБ, Райффайзен Лизинг Аваль, Креди Агриколь Банк.

- ПУМБ (банк Рината Ахметова. - Авт.) вас сейчас кредитует?

- Дополнительных денег мы не получаем ни от кого. Мы рассчитываемся со старыми долгами.

- На сегодня бизнес дотируется акционерами?

- Нет, нас никто не дотирует.

- А международные финансовые институты на вас, как на потенциального клиента, смотрят?

- C IFC и ЕБРР мы не работаем.

Читайте также: Топ-10 трендов в АПК, которые скоро придут в Украину

О ВОЙНЕ И ЕЕ ВЛИЯНИИ НА БИЗНЕС

- Я смотрю, вам нравится в Украине.

- Да, желания возвращаться в Россию нет. Это я в прошлом году понял. Как один мой знакомый, живущий там, сказал: "Мы уперлись в спины своих отцов". Там весь топ-менеджмент политический, экономический - это люди старше 50 лет. Ну, и я здесь уже много лет.

- То есть с нуля начать дело вы бы уже не решились?

- Почему? Я бы мог, но нужно понять, ради чего. В Украине у меня уже есть имя, реноме и связи. И поменять это на примерно то же самое, но только с нуля, в РФ - не вижу смысла.

- По вашим ощущениям - после начала войны репутация собственника на репутацию компании повлияла?

- Я могу говорить только о репутации холдинга, о нашей репутационной истории. Сейчас мы пытаемся объяснить фермерам, что можем стать для них еврокооперативом со взаимными выгодами. У нас фокус на партнерство.

- В свое время вы говорили о возможной ликвидации молочного направления в холдинге как такового. Но пока поголовье у вас сохранено.

- Пока еще молочный бизнес пытается выжить.

- А зачем вам в принципе этот непрофильный бизнес?

- Если совсем по-честному, то есть два ответа. С точки зрения бизнеса это не самая интересная тема. Это не приносит особых выгод. С другой стороны, все мои английские коллеги занимаются животноводством. Спрашиваю: зачем вам это нужно, ведь денег приносит немного, а вложения в содержание скота огромные? Они отвечают, что это - дань традициям. Когда с растениеводством все просто, нужен стрессовый фактор, чтобы фермер держал себя в тонусе. Им и является животноводство.

В принципе в этом году у нас животноводческий сегмент вышел в ноль. Я пытаюсь себя убедить в том, что люцерна, которую мы для корма выращиваем, улучшает качество поля, навоз тоже. Ну и социальный фактор нельзя не учитывать.

- HarvEast никогда не был Укрлендфармингом, который плодит вокруг себя сущности. В свое время вы закрыли или продали большое количество различных направлений - рыбоводство, овощеводство, производство яиц и другие. Единственная сущность - это молочка. Жаль было вырезать поголовье тогда, или жаль было оставлять людей без работы?

- Тут и то и другое на самом деле имеет место быть. Оставшиеся фермы суперсовременные.

- Продать не пробовали?

- Да ну, кто это возьмет? Дураков нет. Доисторические фермы, старые, мы закрыли. Мы предлагали отдать бесплатно часть коров, корма и еще грант в придачу. Но люди посчитали и решили, что заниматься этим не хотят. Были, к сожалению, даже мошенники, которые говорили нам и властям, что заберут фермы, только еще земли под выращивание кормов просили, в итоге скот вырезали, а землю себе оставили.

- А если подумать о расширении: сделать молочку одним из основных бизнесов, как в Астарте?

- Нет, не надо. Пусть Астарта этим занимается. У нас сейчас около 3000 голов дойного стада. Фермы сильно укрупнили. И продуктивность улучшилась - молодняк показывает среднесуточный привес 582 г. Среднесуточный удой на корову - 16,5 кг.

- Как дела с землями в серой зоне? Ведь в 2015 году практически треть зембанка оказалась в зоне боевых действий или вблизи нее.

- Данные переменные. Например, в прошлом году мы обрабатывали несколько полей около линии разграничения, а в этом нам работать на одном из них военные запретили. Но разрешили обрабатывать три других. Сейчас у нас в обработке 84 000 га.

- А на неконтролируемой территории что с землями холдинга?

- Там бывшие сотрудники наши работают. Мы последние годы никак с ними не коммуницируем, их не контролируем.

- То есть вы подарили им кусок земли?

- Ну как подарили? У нас джентльменское соглашение, что они в меру возможностей сохранят право собственности. А сейчас управляют там самостоятельно. Мы это решение приняли два года назад. И мы сделали это осознанно, продуманно.

- А отголоски войны - несчастные случаи насколько часто происходят?

- В последний раз на мину наехал тракторист где-то неделю назад. Летальных исходов не было. А в этот раз наехал на снаряд прицепным орудием, его только деформировало, никто не пострадал.

- Предложений о глобальной кооперации или поглощении от украинских игроков не поступало?

- Раньше поступали, но они были нам неинтересны. И сейчас мы сами по себе спокойно работаем.

Читайте также - СЕО Мрии: Агробизнесу нужна не господдержка, а исполнение законов

О РАЗВИТИИ ХОЛДИНГА

- Если говорить о развитии холдинга, вы постоянно заявляете о новых проектах. То семенное направление осваиваете, то оросительные системы устанавливаете. Какова сумма инвестиций по итогам года?

- В этом году мы уже $1 млн вложили в орошение. На следующий год планируем минимум столько же, а желательно - в два раза больше. Все зависит от того, какого объема финансирование мы сможем привлечь. В среднесрочной перспективе планируем установить оросительные системы на 5000 га.

- Я правильно понимаю, что вы будете искать кредитные средствах в банках?

- Да, это банки. Первые оросительные системы мы за свои средства установили, потому что в лизинг взять такое оборудование очень сложно, а экспортное финансирование мы не успели получить: долго.

Ну и нам нужна была success story, чтобы акционеры одобрили эту инвестпрограмму, чтобы деньги холдинга в орошение вложили. Я уже уверен, что проект будет успешным: под орошением уже участок гибридизации, соя, чечевица семенная канадская, горох канадский. Все орошение пока для семенных культур. Поэтому на следующий год 1 млн я уже знаю, откуда мы возьмем, а еще 1 млн будем искать. Процентов 30, думаю, будет кредитных средств. Остальное я хочу получить путем договора об экспортном финансировании.

- А с кем?

- Большой вопрос. Рассматриваем две компании - AMAKO и ASTRA, с которой сотрудничаем в рамках реализации первой очереди оросительного проекта. Рассчитываю где-то на $300 000 экспортного финансирования.

- Нет ли в планах у вас выйти на внешние рынки долгового капитала, выпустить облигации, например?

- Есть, конечно, в планах. Это у всех есть в планах. Рано или поздно мы будем это делать. Нам на оборотку деньги не нужны сейчас. Возможно, будем привлекать под инвестпроекты, в частности, орошение. На самом деле я не думаю, что нам сейчас реально в счет облигаций что-то привлечь, регион не самый подходящий. Облигации - это вопрос в лучшем случае 2019 года. К этому нужно готовиться.

- Вы говорите, что под орошением пока семенные культуры. Будете ли расширять их спектр?

- Да. В планах рапс. С кем-то из семенных компаний договоримся, у нас довольно большая рапсовая программа. По подсолнечнику скоро еще одна фирма с мировым именем с нами подпишется на совместное выращивание гибридов.

- В структуре СКМ есть собственное трейдинговое подразделение. Насколько плотно вы сотрудничаете с трейдинговой структурой UMG?

- Не очень плотно. Мы абсолютно свободны в выборе контрагента. Мы же рядом с портом находимся, до порта довезти - два часа. Поэтому все трейдеры, когда они начинают "гореть", когда нужно срочно доформировать партию, дают нам цену хорошую, без маржи для себя. И мы в выигрыше по цене, а они на объемах заработали.


Фото: Наталья Гузенко для LIGA.net

-  Не планируете ли открывать в бизнесе новые направления? А то ведь может стать скучно.

- Да, у нас большие планы по ореховому саду. На него и орошение будем заводить, сейчас как раз скважины бурим. Будем выращивать грецкие орехи.

- А какая площадь сейчас под ореховыми насаждениями?

- Сейчас 30 га, на следующий год высадим еще 150 га, а потом еще 500 га.

- Почему именно орехи?

- Донецкая область - лидер по производству орехов, климат подходящий. Это интенсивный сад с американскими саженцами, привитыми на украинских орехах.

- Сколько денег вы уже вложили в сад?

- Двенадцать евро стоит 1 саженец. У нас их 250 на 1 га. Плюс расходы на полив (в процессе проработки), плюс заработная плата.

- А в целом инвестиционные планы какие? Если в деньгах?

- Миллион или два - орошение. Ну и еще столько же на другие проекты. Максимально миллиона 4 примерно на 2018 год будет.

- Еще в какую-то другую сторону диверсифицироваться хотите?

- Никуда. Семена, орошение, орехи. Я не хочу 65 направлений бизнеса, мы уже это проходили. Нам того, что есть, достаточно. Просто нужно делать то, что есть, лучше, чем другие.

Читайте также - Проект Украина: что прорастет

О РЫНКЕ ЗЕМЛИ И АГРАРНОЙ ПОЛИТИКЕ В УКРАИНЕ

- А что говорят ваши владельцы о перспективах открытия рынка земли?

- Мы детально с ними это не обсуждали. Но мне кажется, это интересная тема. Под сады и орошения я бы рекомендовал землю покупать. Под все остальное смысла не имеет. Мы сейчас высаживаем сад там, где заключаем долгосрочные договора, - на 25-30 лет.

- Нет ли у вас проблем с возмещением НДС?

- Нет, потому что мы не возмещаемся. У нас примерно 0 выходит: подсолнечник мы в Украине продаем, а все остальное - экспортируем.


Фото: Наталья Гузенко для LIGA.net

- На дотации по молочке подавались?

- Подавались. Нас даже включили в список, но пока ничего не выплатили. Пока еще "кушаем" входящий НДС с прошлого года, благодаря чему и вышли в ноль. Скоро доедим. И если дотации не будут платить, будет совсем жесткая история - сразу минус 20%. Но пока говорят, что вроде бы платят. Иначе все, я думаю, прикроют молочку.

- А если говорить о бизнес-среде, вам сейчас работать легче, чем при прошлой власти?

- Я бы не сравнивал. Сейчас есть определенные позитивные изменения - фитосанитарку, например, отменили, которая просто для коррупции была придумана, сертификацию всякую. Но есть и минусы. Как можно было в аграрной стране поставить под угрозу посевную из-за несогласования функций органов, сертифицирующих семенной материал? Новая норма о допустимом весе грузовых авто в 24 тонны неразумная.

- А вот что вы будете делать, у вас же семенное направление активное?

- У нас своя сильная лаборатория. Я не хочу сеять, а потом получать непонятно какие результаты. В гослабораториях потом руками разведут - оборудования нет. Что с них взять?

- Сколько лет вы готовы еще положить на служение HarvEast?

- Знаете, меня все устраивает, мне нравится. Не секрет, что есть всегда предложения, и предложения интересные. Но для меня очень важны взаимоотношения с собственниками. Так вот, сейчас, я считаю, у нас хорошее взаимопонимание и хороший контакт. А сама работа крайне интересная. Я получаю искреннее удовольствие, когда вижу, как из семян мы ежегодно приходим к урожаю. Как из идей рождаются работающие проекты.

Подписывайтесь на аккаунт LIGA.net в Twitter, Facebook и Google+: в одной ленте - все, что стоит знать о политике, экономике, бизнесе и финансах.

Мария Бровинская
ЛIГАБiзнесIнформ
Информационное агентство
www.liga.net
Печать
- актуальная информация прямо в вашей новостной ленте
Новости партнеров