USD:  25.80  26.06   EUR:  29.68  30.26  

Николай Мартыненко: Сравнивать меня с Курченко - некорректно

18.11.2015 09:10
Николай Мартыненко - об уголовных расследованиях, отношениях с Кононенко, потоках госкомпаний и о том, куда пропал рейтинг Яценюка
Николай Мартыненко: Сравнивать меня с Курченко - некорректно
Николай Мартыненко

Официально Николай Мартыненко - глава парламентского комитета по ТЭК, неофициально - один из влиятельнейших политиков в стране, близкий соратник премьер-министра Арсения Яценюка, спонсор Народного фронта.

В последнее время Мартыненко стал фигурантом журналистских расследований. Ему приписывают неформальный контроль над Одесским припортовым заводом, Объединенной горно-химической компанией, Энергоатомом и другими государственными активами.

После смены власти в Украине влияние Мартыненко значительно усилилось. Его относят к членам так называемого теневого правительства, которое принимает важнейшие для страны решения (вместе с главой Администрации президента Борисом Ложкиным, первым заместителем фракции БПП Игорем Кононенко, главой СНБО Александром Турчиновым, влиятельным депутатом от Народного фронта Андреем Иванчуком).

В Швейцарии против Мартыненко начато расследование по делу о взятке для продвижения интересов компании Skoda JS в атомной отрасли. Многие считают, что именно репутация и бизнес-интересы Мартыненко являются ахиллесовой пятой премьера Яценюка.

Дипломаты западных стран не под запись говорят о Мартыненко и Кононенко как об основных символах коррупции в "политических семьях" и бизнес-окружениях Яценюка и Порошенко. За последнюю неделю опубликованы несколько расследований о причастности Мартыненко к закупкам концентрата урана и переводе ОПЗ на давальческую схему работы. (Подробнее: Новая схема. Неизвестный трейдер из Вены будет поставлять газ ОПЗ)

В большом интервью ЛІГА.net, состоявшемся 13 ноября, Мартыненко ответил на обвинения в коррупции, рассказал о своем влиянии на энергетическую отрасль, прокомментировал громкое дело в Швейцарии, свои отношения с Кононенко, а также оценил шансы Яценюка остаться в кресле премьера с рейтингом в 1-2%.

О рынке газа и влиянии на НКРЭКУ

- Энергетическая отрасль в Украине чуть ли не самая скандальная. Как вы оцениваете работу новой власти в этой сфере, удалось что-то реформировать за последние полтора года?

- Я привык отвечать за себя, могу рассказать о работе своего комитета.

С января 2015 года мы обязаны были выполнять Третий энергетический пакет Европейского союза. К сожалению, в полном объеме это сделать не получилось. Тем не менее принят закон о рынке природного газа, который стал одним из самых прогрессивных в Европе. Он вступил в силу с 1 октября. Но о том, что он заработал в полной мере, говорить пока рано.

У нас есть ряд законодательных пробелов. Три законопроекта, которые мы должны были рассматривать на этой неделе: изменение в налоговое и таможенное законодательство, и один (№3325. - Ред.) - это изменения к 17 другим законам с целью гармонизации нашего законодательства, чтобы газовый рынок заработал. Надеюсь, что на следующей сессионной неделе мы эту работу закончим. Я это вижу по настроению членов комитета по ТЭК, которые являются представителями разных фракций.

Что касается других вопросов, то очень важный закон - о либерализации рынка электроэнергии. СМИ писали, что работу над ним уже закончили и Минэнерго, и Кабинет Министров. Скоро мы его получим в Раде. Этот закон мы принимали еще в 2013 году, но он подвергался критике по разным позициям: это и дистрибуция, и производство электроэнергии, и создание фонда дисбаланса.

Сейчас это уже не измененный, а, по сути, новый закон. Члены комитета принимали активное участите в его разработке, в сентябре мы провели комитетское слушание по этому законопроекту, он был доработан совместно с ЕС. Сейчас этот закон соответствует всем нормам конкурентности.

На сегодня мне ни одна прокуратура мира не выдвигала ни подозрений, ни обвинений. Официально я бумагу швейцарской прокуратуры увидел недавно в СМИ  

- Кажется, у ДТЭКа были серьезные возражения?

- ДТЭК действительно возражал на комитетских слушаниях по определенным позициям, я это хорошо помню.

- По каким?

- По многим вопросам были дискуссии, но, в конце концов, все сошлись на том, куда нужно двигаться, в том числе и представители ДТЭК. То есть каких-то противостояний на последней стадии работы над законопроектом не было. Тут нужно понимать, что после принятия этого закона - а я уверен, что мы сделаем это довольно быстро - нужно разрабатывать и внедрять даже не десятки, а сотни инструкций, подзаконных и регулятивных актов.

Но самое важное - эти два закона не будут работать, если мы не примем закон о национальном регуляторе (НКРЭКУ. - Ред.). Одна из основных проблем - это вопрос номинационного комитета. Кто его предлагает, как он формируется и так далее. Мое мнение - это не так важно. Я бы пошел на какие-то компромиссы в этих вопросах, потому что наличие компромиссного закона лучше, чем отсутствие идеального.

- Как вы оцениваете нынешний состав НКРЭКУ? Он сбалансирован, или все-таки подыгрывает одному из участников рынка?

- Я не всех из НКРЭКУ знаю. Могу сказать, что они хорошо научились считать. Речь идет о тарифах. Однако какая стратегия у этой комиссии, я не понимаю, я ее не вижу. Оценивать каждого члена комиссии не могу. Ко мне на комитет, как правило, ходит глава НКРЭКУ Дмитрий Вовк и еще несколько человек.

- Есть мнение, что НКРЭКУ находится под влиянием Константина Григоришина. Решение об увеличении инвестиционной программы Укрэнерго продиктовано им.

- Я об этом тоже слышал. По этому поводу идут какие-то расследования. Член нашей фракции Антон Геращенко говорит об этом открыто. Но я всегда даю оценки после конкретных расследований и заключений, чтобы они были обоснованны и однозначны. Поэтому нужно дождаться. Думаю, что скоро будут выводы.

О деле в Швейцарии и отношениях со Жванией

- Давайте поговорим о самой актуальной теме. Против вас ведутся расследования в Швейцарии и Чехии по делу о взятке компании Skoda JS. Генпрокуратура Украины уже официально подтвердила эту информацию. Еще несколько недель назад вы это отрицали…

- Я не обладаю даром предвидения, я не знаю, что происходит в недрах той или иной прокуратуры. На сегодня мне ни одна прокуратура мира не выдвигала ни подозрений, ни обвинений. Официально я бумагу швейцарской прокуратуры увидел совершенно недавно, когда ее обнародовали в СМИ.

Лещенко (Сергей Лещенко, народный депутат от БПП. - Ред.озвучил, что по мне возбуждено уголовное дело в Чехии. Однако, насколько я понял, там идет лишь докриминальное расследование в рамках запроса о правовой помощи. Поэтому я направил письмо генеральному прокурору Виктору Шокину, чтобы мне дали официальное разъяснение. Потому что за все время мне ничего официально не предъявляли.

Если ко мне будут возникать вопросы у любой прокуратуры - то ли украинской, то ли швейцарской или чешской, - я безотлагательно приду и дам любые показания  

Да, я был один раз на допросе в ГПУ, это было пару месяцев назад, но дело касалось событий 2013 года, когда в Киевсовете принимался ряд антиконституционных решений. Это единственный раз, когда я был на допросе в ГПУ.

Если же ко мне будут возникать вопросы у любой прокуратуры - то ли украинской, то ли швейцарской или чешской, - я безотлагательно приду и дам любые показания.

- Ситуацию с панамским офшором Bradcrest Investment, через который были перечислены около 30 млн франков взятки от Skoda JS, вы можете прокомментировать?

- Компания Bradcrest? Первое: я никогда не являлся и не являюсь акционером этой компании. Я сейчас занимаюсь тем, чтобы это доказать юридически уже в ближайшее время. Второе: в Чехии последний раз я был в туристической поездке в Карловых Варах вместе с женой, ребенком и родителями жены. Это было где-то в 2006 или в 2007 году. После этого Чехию не посещал.

AA4_6789_12.jpg

Я ни сотрудников Skoda, и никого из руководства этой компании не знаю персонально и никогда не имел никаких с ними отношений - ни деловых, ни дружеских.

- Тогда кто владеет Bradcrest Investment?

- Я не знаю, но думаю, что в ближайшее время мы это узнаем. И я докажу, что к этой компании я не причастен.

- По нашей информации, летом этого года в Швейцарии в рамках дела о взятке Skoda был наложен арест на дом Давида Жвании и его дочь вызывали на допрос в швейцарскую прокуратуру. После этого Жвания с вами прекратил общаться. Какие у вас с ним сейчас отношения?

- Могу сказать, что у меня со Жванией непростые отношения. Но они имеют совсем другие корни, чем те, о которых вы говорите. Я не хотел бы касаться этой темы.

Но если вернуться к делу... В информационном пространстве упоминание о нем впервые возникло в конце прошлого года. О том, что швейцарская прокуратура начала что-то расследовать, и это касалось еще 2012 года. Напомню, в то время я был в глубокой оппозиции к Януковичу. А швейцарцы обязаны проверять любую информацию, откуда бы она ни появилась…

- Тем не менее вы наняли в Швейцарии адвокатов?

- Вот эту часть я действительно расследую: что стоит за этими публикациями. Но об этом буду говорить не сегодня, а чуть позже, когда у меня будут более полные и объективные данные.

- Недавно в СМИ появилась публикация о том, что часть средств панамский офшор перечислил компании (Randstone Commercial LLC, данные опубликованы Сергеем Лещенко. - Ред.), которая связана с Ireland & Overseas Acquisitions Limited и Milltown Corporate Services Limited. Именно через эти компании покупалась одна из "вышек Бойко".

- Привязка моего имени к этому, да еще такая, - это фантастика, просто фантастика. Ничего общего с действительностью.

- Об этом платеже говорится в определении Печерского районного суда Киева.

- Мне даже тяжело отвечать на этот вопрос, самого предмета не существует. Я вам скажу свое мнение по поводу выступления следователя по этому делу, одновременно судьи и прокурора - Сергея Лещенко.

Зачем он недавно на брифинге ставил вопрос о Мартыненко и Бойко (Юрий Бойко, бывший вице-премьер, министр энергетики при Януковиче. - Ред.)? Бойко там шел "прицепом", чтобы показать, что я причастен к прошлой власти каким-то образом - и не более того. С профессиональной точки зрения вы как журналист тоже это чувствуете. Здесь у него Мартыненко - главный враг. А почему? Может, его кто-то навел на эти размышления в Куршавеле где-то или на Лазурном берегу Франции, где он бывал у известных олигархических товарищей?

- У кого?

- Вы его спросите. Он почему-то стесняется на этот вопрос отвечать.

О закупках урана и влиянии на Энергоатом

- А расследование Украинской правды по закупке ВостГОКом концентрата урана через австрийскую прокладку? Там прямая связь с вами.

- Объясните прямую связь со мной.

- Австрийская компания Steuermann Investitions входит в наблюдательный совет Запорожского абразивного комбината - а это ведь ваш бизнес.

- Где мой бизнес? Где я, и где какая-то австрийская компания?

Мне задавала УП вопрос по этой компании две недели назад. Я понял, что будет какая-то следующая публикация. Я видел интервью Сорокина (Александр Сорокин, глава ВостГОКа. - Ред.), который это также опровергает. Если возникают вопросы, то первое, что надо сделать, это послать туда проверку и проверить все эти вещи. И это будет сделано.

К закупкам урана я не имею никакого отношения, а ценовые параметры пусть смотрят правоохранительные органы... Если есть дело в отношении меня, пускай расследуют, никаких проблем 

Вступать в заочную дискуссию по торговле ураном - это нонсенс. Такого в мире не существует. Я могу сказать одно: поддержу ли я поставку концентрата урана из других стран - Австралии, Казахстана, Канады? Поддержу! Только чтобы не брать в России.

Ценовые параметры пусть смотрят правоохранительные органы. К этой теме я имею точно такое же отношение, как к предыдущим темам, которые вы называли: никакого. Тем более тендер ВостГОКом был проведен в 2013 году. Ну, о чем мы говорим тогда?

- Но ведь вас давно связывают с атомной отраслью. Последние десять лет ваша фамилия постоянно называется среди тех, кто очень близок к Энергоатому вместе с Давидом Жванией. Не под запись говорят, что вы зарабатываете на тендерах, на поставках оборудования для АЭС.

- Информацией в атомной отрасли я владею точно так же, как и в других отраслях нашей генерации. По атомной энергетике имею свою четкую позицию. Я всегда выступал за диверсификацию поставок топлива и за уход от зависимости от России. В прошлом десятилетии я выступал категорически против передачи Константиновского уранового месторождения россиянам. Вот мой интерес, который был в атомной энергетике. Это отвечает нашим национальным интересам.

Просто созданы мифы, которые гуляют много-много лет. Чем они закончились, эти мифы? Где доказательства? Есть только навешивание ярлыков. Тяжело оправдываться против несуществующего предмета. Если есть предмет спора, фактаж, тогда можно дискутировать.

- Журналисты не сами это придумали, они в расследовании ссылаются, в том числе, на дело, которое ведет СБУ по ВостГОКу.

- Я выступаю за полное расследование всеми прокуратурами мира всех дел, которые существуют. Если есть дело в отношении меня, пускай расследуют, никаких проблем. Но надо оперировать фактами, а не домыслами и манипуляциями, которые используются в информационной войне.

А теперь расскажите мне что-то положительное о Курченко 

- Не хочется проводить аналогию, но наш разговор напоминает одно из первых интервью Сергея Курченко, когда он все обвинения называл черным пиаром конкурентов.

- Сравнивать меня с Курченко - это очень некорректно. Я объясню почему. У нас сейчас предмет спора - Энергоатом? Я бы, наверное, гордился, что в нынешних условиях Энергоатом стал таким, как сейчас.

Вы обратили внимание, что это единственная отрасль в энергетике, которая за последний год дала плюс? Посмотрите на уровень отказов, которые есть в атомной энергетике (отказов АЭС. - Ред.), посмотрите на то, что мы увеличиваем количество загрузок топлива Westinghouse в наши реакторы.

Кроме того, Энергоатом сегодня строит хранилище отработанного ядерного топлива вместе с компанией Holtec (США). Я этому радуюсь и я этому аплодирую. И я за такой Энергоатом!

Компания продлила срок эксплуатации наших реакторов, получила кредит ЕБРР. Энергоатом думает о достройке двух блоков, и не россиянами, а другими странами: или Skoda, или Китай, или тот же Westinghouse. Лишь бы не Россия.

Энергоатом говорит об увеличении мощности Бурштынского энергоострова и увеличении экспорта украинской электроэнергии. Эта та политика, которую нужно проводить. А теперь расскажите мне что-то положительное о Курченко.

Об ОПЗ и отношениях с Игорем Кононенко 

- Одесский припортовый завод - еще одна госкомпания, с которой вас связывают. Сейчас на ОПЗ конкурируют между собой две группы - президентская и премьерская, проще говоря - Игорь Кононенко и Николай Мартыненко?

- История отношений с Кононенко… Я его знаю еще с начала 1990-х. Я тогда жил на улице Городецкого (в Киеве. - Ред.), в соседнем парадном жил Игорь Кононенко. Мы здоровались, но тогда я даже не знал, где он работает. Потом с ним пересекся, когда уже был хорошо знаком с Петром Алексеевичем (Порошенко). Но никаких деловых отношений я с Игорем Кононенко никогда не имел.

Читайте также Урвать перед продажей: кто и сколько успел заработать на ОПЗ

Сейчас я с ним общаюсь чаще - мы находим общий язык почти по всем вопросам работы комитета. Вот и вся история отношений с Кононенко. Никакой борьбы с Кононенко у меня не было и нет.

- Руководство ОПЗ признает, что оно почти не причастно к заключению ключевых контрактов - на закупку газа, экспорт аммиака или карбамида. Кто сейчас принимает решения по ОПЗ, работать заводу по давальческой схеме или нет?

- Не знаю, я не руководитель завода. Хотя я с господином Горбатко (Валерий Горбатко, многолетний глава ОПЗ. - Ред.) знаком давно - с 1995 года. После этого несколько раз пересекался. Это все. Но за много лет в энергетике я познакомился с десятками людей, и что?

Никакой борьбы с Кононенко за ОПЗ у меня не было и нет. И никаких деловых отношений я с ним никогда не имел 

- К ОПЗ много вопросов. Непонятные компании, заключившие контракты на экспорт продукции, давальческая схема переработки…

- Давайте обратимся к премьеру или в финансовую инспекцию - пусть направят проверку на завод. Это не ко мне вопрос. Моя позиция - все должно быть выгодно для государства.

- Ваш бизнес-партнер, или бывший бизнес-партнер, Сергей Перелома возглавляет наблюдательный совет ОПЗ.

- А при чем здесь Перелома, при чем здесь наблюдательный совет? Во-первых, Перелома никогда не был моим бизнес-партнером. Сразу ошибочный посыл, и вы сразу делаете ошибочные выводы.

Во-вторых, я действительно знаю Сергея Перелому. В-третьих, я высоко ценю его профессиональные способности. И в-четвертых, он далеко не худший глава наблюдательного совета завода с государственной формой собственности. А почему он возглавил набсовет, спросите у Фонда государственного имущества, который его подавал.

AA4_6898 13.jpg

- Но вы ведь знаете почему?

- Я могу согласиться с логикой. ОПЗ зависит от поставок природного газа, и один из руководителей газовой компании (Перелома - первый замглавы Нафтогаза. - Ред.) там, на ОПЗ, находится. Я думаю, в этом логика есть. И не более того.

Кроме того, посмотрите закон об акционерных обществах: наблюдательный совет и правление - это немного разные вещи. Поэтому перекидывать от Переломы на меня и на какие-то фирмы, которые кому-то что-то продают… Давайте не рисовать мифы.

= В правлении ОПЗ есть Ольга Ткаченко, помощница депутата от БПП Александра Грановского, который является бизнес-партнером Андрея Адамовского…

- Грановского знаю, Адамовского и Ткаченко - не знаю. Что мне вам еще ответить?

- Кто является конечным бенефициаром компании AntraGmbh?

- Не знаю. Я впервые узнал об этой компании из вашей публикации.

Если в целом говорить о системе поставок газа из Европы, то благодаря тому, что сегодняшние условия допускают внутреннюю конкуренцию на рынке, структура, которая обладает соответствующими разрешениями в Европе и прошла соответствующую проверку в службе безопасности Нафтогаза, заключив договоры на транспортировку, может поставлять газ в Украину. Таких компаний сейчас около 20. Почему вы взяли именно эту компанию?

- Потому что у всех остальных - прозрачные собственники.

- Там есть компании с не совсем громкими названиями. Я потом поинтересовался списком поставщиков - их действительно полтора-два десятка, и это нормально. Фирма в Швейцарии или Австрии, которая работает на нашем рынке и при этом имеет менеджеров с украинской фамилией, - это тоже вполне естественно для бизнеса.

Читайте также Новый игрок: как Нафтогаз обрушил цены на газ для промышленности

Кто делал инвестиции в Китай, который начинал развиваться? Те же их сограждане, которые иммигрировали много лет назад. Это логично. Поэтому здесь не нужно рисовать страшилок. Чем больше поставщиков, тем больше конкуренции, больше конкуренции - ниже цена на внутреннем рынке.

Тот же ОПЗ, если Antra будет предлагать цену дороже, чем другие, просто сменит поставщика.

- Как глава комитета по ТЭК, как вы считаете, должен ли быть приватизирован ОПЗ? 

- Чем быстрее, тем лучше. Нужно ставить реальные сроки. Считаю, что это можно постараться сделать в первой половине следующего года

- Вы ведь общаетесь с руководством ФГИ, есть ли реальные покупатели на ОПЗ? Не украинские и не российские?

- Я не изучал специально этот вопрос, но я уверен, что покупатели будут. И я уверен, что нужно ограничивать круг участников, в частности, по тем категориям, о которых вы говорите. Сюда нужно привлекать международные структуры с мировыми именами. На все самые привлекательные приватизационные объекты мы обязаны привлечь компании с мировыми именами.

О газовой ренте и Юлии Тимошенко

- Вы отметили, что одно из достижений в энергетике - это реформа газового рынка. А как вы оцениваете работу руководства Нафтогаза?

- Я поддерживаю реформу, но мне не нравится, что мы затянули с другими законодательными инициативами, из-за чего мы потеряли минимум месяца три. Я говорю о законах, которые должны были быть более оперативно подготовлены и приняты, чтобы в полном объеме запустить рынок газа.

Не решен вопрос с облгазами, которые правительство отобрало у Фирташа: как передавать газовые сети в управление, как взимать плату за их эксплуатацию и так далее.

Самый проблемный вопрос - что делать с теплокоммунэнерго. Я нормально отношусь к тому, что мы подняли цены для населения. Уверен, что население поймет, если будет налажен механизм субсидий и компенсаций. Но мы оставили низкие цены для теплокоммунэнерго, и при этом сохранили принцип их работы: больше спалишь газа, больше заработаешь.

Очевидно, что это не работает, при всех разговорах об энергосбережении и экономии потребление газа ТКЭ практически не снизилось по сравнению с прошлым годом. А если учесть, что у нас на улице сейчас +14, то мы используем в полтора раза больше газа, чем нужно. С этим необходимо что-то делать.

- Ваш вариант?

- Я бы больше ответственности за реформирование ТКЭ перекладывал на местные органы власти. Без их активной работы нам не обойтись.

- Сейчас идет очень громкая дискуссия по ренте на добычу газа. Для Юлии Тимошенко принципиально важно провести свой проект закона. Почему и какую позицию вы занимаете в споре Тимошенко - правительство?

- У Юлии Владимировны патологическая привязанность к этому газу - не может с ним расстаться с 1990-х. В 2009-м сделала цену на российский газ почти $500, сейчас мы покупаем по $200, а она все не может успокоиться.

Тезис Тимошенко о том, что понизим ренту - понизим цены для населения, - это пиар-программа. Для обывателя в ток-шоу сойдет. В реальности это чистый популизм  
Моя позиция по ренте категорически отличается от позиции Юлии Владимировны. Вы обратили внимание, как назывался ее законопроект по ренте? "О снижении цен на газ для населения", а на самом деле речь идет о снижении ренты. 

Есть несколько ключевых вещей. Первая - ценовые параметры газа на внутреннем рынке согласованы с МВФ, и мы не можем просто так от них отойти. Вторая - рента и раньше повышалась и снижалась, но цена газа от этого не зависела. Ее тезис о том, что "понизим ренту - понизим цены для населения", - это пиар-программа, мол, рента стала в два раза ниже, давайте настолько же снизим цены. Для обывателя в ток-шоу сойдет. В реальности это чистый популизм.

И третье, пожалуй, самое важное, что "зашито", в этом законопроекте. Есть решение Высшего хозсуда от 2013 года, которое говорит, что Укргаздобыча (УГД) не является госсобственностью, а является собственностью НАК Нафтогаз Украины. В проекте Тимошенко отдельный пункт - рента для УГД должна быть снижена до 29%. Что это значит? Что как только закон вступит в силу, все другие компании, работающие по совместной деятельности (СД), пойдут в суд и добьются снижения ренты с 70%. То есть ее проект - это пас в пользу компаний, работающих по СД и связанных с олигархами.

Моя же позиция по ренте - ее надо постепенно снижать. Еще до принятия бюджета на 2015 год я говорил, что сохранение таких ставок на год приведет к снижению добычи газа в Украине. К концу этого года мы потеряем из-за ренты минимум 1-1,5 млрд кубометров газа. Частники падают, Укргаздобыча падает.

- То есть вы выступаете за снижение ренты для Укргаздобычи?

- Да, но есть вопрос - когда ее снижать. Сейчас заканчивается бюджетный год, мы входим в зиму… Наша позиция - снизить ренту с апреля, после прохождения отопительного сезона.

- Если не ошибаюсь, Игорь Кононенко говорил, что принято решение выдавить с рынка компании, работающие по договорам о совместной деятельности (СД), и для них будет сохранена сверхвысокая рента…

- Да, есть смысл перевести все нормальные проекты совместной деятельности на соглашения о разделе продукции (СРП). А законопроект Тимошенко может реанимировать идею о совместной деятельности.

- Участники рынка полагают, что дискриминация СД сверхвысокой рентой в первую очередь направлена на компанию Карпатыгаз?

- Карпатыгаз - самая большая среди других компаний, которые работают в рамках СД. И я уже говорил, что от Карпатыгаз мы получим судебный иск в европейский суд, и с большой долей вероятности государство Украина этот суд проиграет. Мы получим даже не сотни миллионов, а возможно, миллиардные штрафы. Поэтому надо как можно быстрее дать возможность компаниям переходить от СД к соглашению о разделе продукции. Такой проект закона по СРП есть, но в Раде опять начались крики о том, что это коррупция.

- К Карпатыгаз очень много вопросов. Например, кто реальный владелец компании?

- А кто реальный владелец компании Apple? Карпатыгаз представляет публичная шведская компания (Misen Energy AB. - Ред.), кто за ней стоит - не знаю. Ко мне приезжал с претензией руководитель этой компании - настоящий швед. Меня он проинформировал, что они начинают доарбитражный процесс из-за повышения ренты до 70%.

- В УП сообщалось, что вы стали одним из собственников Карпатыгаз.

- Это новый миф. Так можно приписать мне что угодно…

- Мифы бывают и правдивые…

- Вы хотите, чтобы я заявил, что я не акционер Карпатыгаз? Хорошо: я не был и не являюсь акционером компании Карпатыгаз. Не имею к ней ни прямого, ни опосредованного отношения. Смотрите, смысл этого вброса был в том, чтобы я оправдывался, однако УП будет это игнорировать и говорить: "Но мы-то знаем…"

- Ваши оппоненты утверждают, что вы одна из сторон конфликта вокруг Запорожьеоблэнерго. Мол, вы пытались сменить руководство Запорожьеоблэнерго, поставить туда своего человека - Виталия Цадо. На этом фоне у вас возник серьезный конфликт с братьями Суркисами и с тем же Григоришиным?

- У меня нет на сегодня конфликта с Суркисами, тем более по Запорожьеоблэнерго. Могу сказать одно: в первой половине этого года четыре облэнерго, в которых государство - основной акционер, работали, мягко говоря, очень плохо. Это Запорожье-, Харьков-, Николаев- и Черкассыоблэнерго. Как вы знаете, из-за этого регулятор снял их с формулы расчета Энергорынка.

Читайте также Карманные битвы. Бизнес-конфликты окружений Яценюка и Порошенко

В частности, Запорожьеоблэнерго недоплатило рынку за электроэнергию около 600 млн гривень. Поэтому, если вы спросите, надо ли менять руководство в этих облэнерго, я отвечу: конечно надо! Но решение принимает ФГИ и правительство.

В этих условиях оставлять прежнее руководство нельзя. Как я влияю на это? Никак. И влиять не хочу. Моим мнением по этому вопросу интересовались, я сказал - меняйте на кого хотите. К слову, Виталия Цадо я видел от силы пару раз в жизни.

Большинство из того, что обо мне пишут, - это мифы, придуманные журналистами или политтехнологами. А я живу своей жизнью 

- Почему ФГИ передумал назначать Цадо главой Запорожьеоблэнерго? Ведь кто-то пролоббировал отмену решения.

- Я не всезнайка. Большинство из того, что вы спрашиваете, - это мифы, придуманные журналистами или политтехнологами. А я живу своей жизнью. Мне даже неинтересно об этом рассуждать - просто времени нет. Если бы я был главой ФГИ, я бы настоял на смене руководства Запорожьеоблэнерго. На кого? Не знаю. Конкурс бы объявил, например.

- А что делать с государственными облэнерго, на которых "сидят" олигархические группы? Как их продавать, чтобы до этого их окончательно не разворовали?

- Надо приватизировать. Это же парадокс - частные облэнерго рассчитываются за электроэнергию лучше, чем государственные. Проводить открытый конкурс - и пусть покупают. Конечно, я бы создал такие условия, чтобы привлечь в облэнерго инвесторов с мировым именем. Это считаю обязательным условием.

- Вернемся к Кононенко. Его многие упоминают как куратора Центрэнерго, в частности…

- Моя функция - заниматься законами. Я не отслеживаю, кто, где, на чем "сидит". Если задавать вопрос более предметно и профессионально - можем ли мы обойтись без донбасского угля? - то я отвечу, как бы непопулярно это ни звучало, что без угля, который находится в оккупированной зоне, нам не обойтись. Это непопулярно. Но если взять калькулятор и посчитать, вы поймете, что я прав. Если мы не будем его покупать сейчас, он найдет другую дорогу и будет продаваться, например, в Россию, или оттуда на экспорт. Будут проторены новые дорожки - это бизнес.

Читайте также Борьба за Центрэнерго: Кто зарабатывает на срыве приватизации

А наших морских терминалов не хватит, чтобы обеспечить себя импортным углем. Перестраивать энергоблоки с антрацита на газ - это пустая трата денег. Покупать уголь в Польше невыгодно. С точки зрения экономики мы должны найти варианты поставки этого угля. А как работают схемы - я не знаю и не хочу рассуждать о фамилиях. С Кононенко я общаюсь по комитету.

- У вас с ним хорошие отношения?

- У меня с ним нормальные рабочие отношения, он член парламентского комитета, где я являюсь председателем.

О конфликте с Абромавичусом, контроле над ОГХК и шансах Яценюка остаться премьером

- Еще одно обвинение - это ситуация вокруг Объединенной горно-химической компании (ОГХК) и Электротяжмаша. Министр Абромавичус требовал отставки руководителей этих компаний, вы как неформальный куратор этих компаний отстояли своих людей. Из-за чего у вас возник конфликт с министром?

- Представляете, какой я сильный! Судя по вашим вопросам, я руковожу всем и всеми: трейдерами в Австрии, потоками урана из России, Одесским припортовым, Электротяжмашем, ОГХК. Сам начинаю расти в своих глазах.

Если серьезно… Когда был скандал вокруг руководства Электротяжмаша и меня в чем-то обвиняли, я поинтересовался, когда назначен этот Глушаков (уволенный Абромавичусом руководитель, который восстановился по решению суда. - Ред.). А назначен он много лет назад еще при прошлой власти. Поэтому об этом даже говорить не хочу.

Читайте также Абромавичус VS Мартыненко, или Государство против партийной кассы

Единственное, что отвечает действительности, - я знаком с руководителем ОГХК Русланом Журило с 2006 или 2007 года. Он тогда работал заместителем генерального директора на ВостГОКе. Мы в то время рассматривали вопрос по производству ядерного топлива и занимали одинаковую позицию по Константиновскому урановому месторождению: не отдавать его России. Еще читал интервью Журило недавно. Если он не обманывает, то он неплохой руководитель. На падающих рынках получить такие показатели - это признак качественного руководства.

- Вам не кажется, что это порочная логика? Если руководитель госкомпании вывел ее в плюс, то, значит, на тендере по топливу может "отпилить" немного или продавать продукцию через австрийскую "прокладку"?

- Пускай все проверит Контрольно-ревизионное управление или СБУ - я только за. Чтобы комментировать, кто, что и по чем закупает, нужно владеть цифрами. А чтобы системно побороть вещи, о которых вы говорите, надо менять процедуры закупки на более прозрачные. Наша задача - законодательно добиться принятия таких процедур.

- Тем не менее ОГХК продавала продукцию через австрийскую "прокладку". 

- Я не очень понимаю, зачем вы мне это говорите. Ну давайте вместе напишем Журило письмо: "Не продавайте этой компании, продавайте хорошей компании".

- Но это не конечный потребитель, это всего лишь посредник.

- Опять же - нужно говорить на профессиональном языке. Формулировка "посредник" в отношениях между двумя юридическими лицами - это некорректная формулировка. Есть две стороны. Посредник или не посредник - это покупатель. Я раньше в бизнесе работал и немного понимаю в этих вопросах. Мы не на том акцентируем внимание, нужно акцентироваться на процедурах, на показателях, на ценах. Есть рынки премиальные, есть рынки не премиальные... Нельзя вот так сразу клеймить.

От своего бизнеса я избавился после ухода в политику. Мог себе позволить не думать о дне завтрашнем  

- Вы все отрицаете, тем не менее последнее десятилетие вы - один из влиятельнейших политиков в стране. Как вам это удается?

- Я много работаю. Во сколько вы встаете утром?

- В 6:30.

- Я немного раньше - в 5:50.

- Вопрос о вашем бизнесе. Что принадлежит Николаю Мартыненко?

- В декларации все указано. С 1990-х годов есть доля в предприятии, которое сейчас работает как база отдыха.

- Все? Другого бизнеса у вас нет?

- Я от него избавился после ухода в политику. Мог себе позволить не думать о дне завтрашнем.

- Компанию Пласт вы продали.

- Меня там не было.

- Онищенко (депутат Александр Онищенко. - Ред.) говорит, что купил ее у вас.

- Онищенко много чего говорит. Он очень любит обвинять исключительно премьерскую команду, очень так, односторонне…

- Яценюк не скрывает, что недоволен работой профильного министра Владимира Демчишина. Как вы считаете, если будет переформатирование коалиции, на кого он может быть заменен?

- Я могу сказать, как я представляю порядок формирования коалиции. Премьер должен предлагать, а коалиция должна иметь право вето. Вот так должно формироваться правительство, и никак по-другому. Если внутри Кабмина не будет понимания, как работать, то естественно, что в конце концов правительство потеряет свою эффективность.

В стране очень большая проблема по кадрам. Подрастают неплохие молодые ребята, например, в Нафтогазе, которых можно предлагать на должности. Но я выступаю против иностранцев в правительстве. Вы упоминали министра экономики, сказали, что у меня с ним плохие отношения. Могу сказать, что я с ним не знаком, у меня с ним нет никаких отношений.

Но в этом министерстве даже документооборот не работает. Если вы туда посылаете письмо - оно просто пропадает, как в черной дыре. Поэтому о каком мы министерстве говорим, о каких специалистах говорим, о каких "реформаторах" говорим? Нужно трезво оценивать ситуацию.

Саакашвили много говорит, но ничего не делает. Могу спрогнозировать, что пользы от него для государства мы не получим  

Есть, например, Михаил Саакашвили. Он через раз Мартыненко в чем-то обвиняет. Я с ним знаком, я был у него на инаугурации в 2003 году. Последний раз я его видел вживую в сентябре 2012 года в Батуми за день до выборов. Я там находился с частной поездкой, зашел перекусить в одно кафе на берегу, и случайно он туда подъехал. Мы перекинулись парой фраз. В итоге выборы он проиграл, хотя был уверен, что выиграет.

Саакашвили много говорит, но ничего не делает. Когда он ставит, мягко выражаясь, неквалифицированных девушек на руководящие должности, это непрофессионально. У меня широкий круг знакомств, я знаю, как на это реагирует бизнес в Одессе.

Другой пример, когда мы видим, что они собирают деньги для бойцов АТО, а потом появляется в прессе информация, что за эти деньги финансировали рекламную кампанию по телевидению. При всем этом Саакашвили у нас является авторитетом. Очевидно, это запрос на очередного Мессию. Но мы это уже проходили...

Я могу спрогнозировать, что пользы от Саакашвили для государства мы не получим. Он будет громко пиариться, громко обвинять, ему все будут мешать - это мы тоже проходили, - но где результаты его работы? Кстати, в Грузии реальным автором реформ был Каха Бендукидзе, а Саакашвили был лишь пиар-вывеской.

У нас достаточно профессиональных и патриотичных кадров, которые работают в Украине, которых нужно назначать на руководящие должности и обязательно подтягивать молодежь. Просто нужно обеспечить им нормальные зарплаты, наверное, с помощью Запада.

- Назначение иностранцев - это вопрос не компетенции, это вопрос доверия. Способ назначения правительства, о котором вы говорили, хорош, когда премьер-министр имеет большой кредит доверия у общества. У Яценюка как политика сейчас уровень доверия в обществе очень низкий. Как вы видите в такой ситуации переформатирование правительства в декабре? Есть вероятность, что Яценюка заменят?

- Вы в своем вопросе озвучили несколько посылов, с которыми я уже категорически не согласен. Но я скажу следующее. Давайте вспомним сентябрь прошлого года и высокий рейтинг Народного фронта. Неужели вы думаете, что у премьер-министра и Народного фронта после принятия крайне непопулярных, но нужных мер будет высокий рейтинг? Более того, в самой коалиции происходит просто хаос. Отдельные фракции - как паразиты, сидящие внутри организма: и покидать его не хотят, и поедают изнутри. Закон про ренту - яркий тому пример.

И в этих условиях Яценюку приходится работать. Он поменял свой рейтинг на деньги на счету в казначействе, на договоры с международными финансовыми организациями, которые позволяют стране держаться и не стать банкротом. Яценюк поменял рейтинг в том числе на деньги и оружие для армии.

Все живут сейчас ожиданиями: вот, будет год правительству - и будет смена премьер-министра. Могу сказать, что премьер останется - это первое. Второе - правительство переформатировать нужно. Это касается и структуры Кабмина, и обновления кадров.

В самой коалиции происходит просто хаос. Отдельные фракции - как паразиты, сидящие внутри организма: и покидать его не хотят, и поедают изнутри  
- Яценюк уже говорил о министрах, которыми он недоволен. Может, у вас есть свои соображения на этот счет?

- Я согласен со сменой министра здравоохранения - такого министерства просто не существует. Это означает, что мы просто можем жить без этого министерства, оно просто развалено.

- А ситуация с Укрнафтой как может быть решена? Есть долг около 9 млрд гривень, Укрнафта говорит, что у них нет средств, чтобы погасить этот долг.

- Вы коснулись темы так называемых олигархов. Давайте смотреть шире на этот вопрос. Раньше хоть у одного правительства был такой прогресс в деолигархизации? Да, все хотят, чтобы было все и сразу, но это невозможно.

Ахметов: он вынужден был поделиться с государством за счет увеличения рентной платы на руду на падающих рынках.

Берем группу Фирташа: титановые ГОКи - у государства, газовыми сетями они бесплатно пользоваться не могут.

Коломойский: принят закон о снижении кворума для акционерных обществ в версии правительства, текущие долги Укрнафта начала платить.

Кроме того, правительство поменяло руководство Укртранснафты. Понятно, что хочется быстрых изменений, но это непросто. Когда построена олигархическая система, взять и искоренить ее за один день при нынешнем состоянии  коалиции очень сложно. Тут нужно поддерживать правительство, оно немало делает.

- Претензия по деолигархизации не в том, что ничего не делается, а в том, что не успевают отодвинуть прежних, как на их место приходят новые.

- Почти все госактивы нужно просто продать на открытых конкурсах. Да, например, Энергоатом тяжело приватизировать, для начала его нужно сначала хотя бы корпоратизировать. Я бы допустил принятие отдельного закона по Энергоатому по аналогии с законом о приватизации ГТС. Закон о внедрении стратегических инвесторов, в том числе в атомную энергетику. Только присутствие частного капитала с мировым именем убирает коррупцию. Она будет до тех пор, пока не пройдет прозрачная приватизация.

Евгений Головатюк

Борис Давиденко



ЛIГАБiзнесIнформ
Информационное агентство
www.liga.net
Печать
Новости партнеров