Арбитражный управляющий, партнер NOBILI Елена Фомина рассказывает, как кредитору выжать максимум из процедуры банкротства своего контрагента

Реклама

Банкротство – это уверенность в том, что украсть больше нечего. Именно такой подход часто применим к предприятиям–должникам в Украине. Экономическая составляющая, направленная на восстановление платежеспособности, заменена идеей быстрой ликвидации путем банкротства.

Столкнувшись с банкротством должника, кредитор узнает, что активов у предприятия уже нет, директором с недавнего времени является нерезидент, а компания перерегистрирована в соседнем регионе для оптимизации судебной процедуры. Личная заинтересованность арбитражного управляющего, де-юре независимого профессионала по оздоровлению предприятий, может стать последней каплей при принятии решения кредитора поставить крест на попытках вернуть долг.

Однако даже в случаях юридически подготовленного, контролируемого банкротства кредитор в силах действенно влиять на процедуру и добиться погашения задолженности.

Кто владеет информацией, тот владеет миром

Информация – хорошо, а своевременная – еще лучше. Современные технологии, такие как OpenDatabot, YouControl, с легкостью позволяют держать руку на пульсе организационных изменений в компаниях-должниках, а также оценивать процентное соотношение размера собственной задолженности по сравнению с другими кредиторами для понимания расстановки сил в случае банкротства. Наличие судебного решения о взыскании с должника задолженности в размере более 300 минимальных заработных плат (на сегодня 1 116 900 грн) без апелляции со стороны должника или начало добровольной ликвидации предприятия – косвенные признаки заранее готовящегося банкротства.

Наиболее значимым для кредитора в процедуре банкротства является месячный срок с момента возбуждения дела, предусмотренный для подачи заявлений с требованиями к должнику. Его пропуск грозит практически полной потерей возможности влиять на ход процедуры. Если поданные кредиторские требования признаны судом, кредитор получает статус конкурсного наряду с возможностью участвовать в конкурсном процессе. Такой процесс призван обеспечить соразмерность удовлетворения требований кредиторов, а также защиту интересов сторон от неправомерных действий должника и в отношении друг друга.

На суд надейся, а сам не плошай

Рассмотрим ряд возможностей, используя которые кредиторы способны влиять на ход судебной процедуры и противостоять недобросовестным должникам.

Активное участие в работе комитета кредиторов

Именно комитет кредиторов как коллегиальный орган призван представлять интересы кредиторов в банкротстве. Небольшое количество голосов кредитора должно мотивировать объединяться с другими кредиторами. Это позволит принимать наиболее значимые решения: переход к следующей процедуре (санации/ликвидации), выбор кандидатуры арбитражного управляющего, возможность инициировать устранение арбитражного управляющего от выполнения полномочий. 

Контроль за деятельностью арбитражного управляющего

Декларируемая независимость арбитражного управляющего зачастую на практике нивелируется заинтересованностью конкретного кредитора или должника в деле. Действенным способом влияния на арбитражного управляющего является возможность его устранения за злоупотребление правами или невыполнение обязанностей в судебном порядке, а также обжалование неправомерных действий в органы юстиции. Как говорится, если у арбитражного управляющего нет «дисциплинарки», то это не его заслуга, а чья-то недоработка. Арбитражные управляющие приравниваются к служебным лицам должника, соответственно, могут быть субъектами служебных преступлений.

Возврат активов, выведенных за год до банкротства

Статья 20 действующего Закона Украины «О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом» предусматривает особые основания для признания сделок, совершенных за 1 год до возбуждения дела, недействительными.

В ликвидационную массу могут быть возвращены активы, переданные бесплатно либо по значительно заниженным ценам, в силу прекращения обязательств, в результате которых должник стал неплатежеспособным. Речь идет о сделках, которые, как правило, используются для вывода активов. Если должник не выждал год до начала процедуры, кредиторы имеют все шансы вернуть активы и удовлетворить свои требования. Сложности при таком возврате, несомненно, есть, так как многие нюансы исполнения таких решений не урегулированы, однако сама возможность – дельный инструмент для защиты прав кредиторов.

Отдельное внимание следует уделить кредиторам, чьи требования обеспечены предметом залога. С одной стороны, наличие залога должно гарантировать возврат задолженности, а с другой – такие кредиторы практически лишены возможности влиять на ход процедуры, так как даже лишены права голоса в комитете кредиторов. Оценка состояния предмета залога и возможности его монетизации важна для принятия решения относительно целесообразности отказа от статуса обеспеченного кредитора. Если все же кредитор принимает решение сохранить залог, важным этапом влияния является необходимость получения арбитражным управляющим согласия на продажу предмета залога. При этом важен не так сам факт согласия, как именно согласование стоимости и порядка осуществления продажи, на что кредитору стоит обратить внимание.

Доведение до банкротства: наказать нельзя простить

Банкротство может быть причиной просчета в бизнес-процессах, следствием объективных обстоятельств, а может быть результатом умышленных действий заинтересованных лиц, которые привели к стойкой неплатежеспособности. Нередки случаи, когда банкротство является логическим продолжением других преступлений, например уклонения от уплаты налогов. При этом неплатежеспособность как форма оптимизации финансовых потоков становится основанием для ликвидации предприятия.

Несмотря на то что в Украине установлена уголовная ответственность за доведение до банкротства (ст. 219 Уголовного кодекса), большинство дел «распадаются» еще на стадии досудебного расследования, не доходя даже до суда. Одной из основных проблем украинских реалий являются номинальные собственники компаний-должников, в то время когда реальные бенефициары не имеют никаких связей с банкротами. В судебной практике сложилось 2 позиции. В соответствии с первой к уголовной ответственности можно привлечь только после вынесения хозяйственным судом решения о банкротстве предприятия. Вторая предусматривает, что наличие такого решения не должно влиять на ход уголовного дела. Считаем, что вторая позиция позволяет наиболее полно оценивать все обстоятельства дела.

Поэтому возможность привлечения к уголовной ответственности за доведение до банкротства можно считать инструментом защиты в руках кредиторов. Необходимость заявлять о выявлении фактов и обстоятельств, которые свидетельствуют о признаках преступления, возложена и на арбитражного управляющего.

Практика нового Верховного суда Украины в 2018 году подтвердила работу еще одного способа влияния на руководителей недобросовестных должников – возможность возложить на них субсидиарную (дополнительную) ответственность в связи с доведением до банкротства. Закон о банкротстве предусматривает право арбитражного управляющего заявить такие требования, при этом возложение ответственности не может зависеть от наличия приговора суда относительно таких лиц.

Банкротство, конечно же, не то явление, с которым бизнесу хочется иметь дело. Но реальность такова, что приходится сталкиваться с ним. И если контрагент решил объявить о банкротстве – это не повод отчаиваться и опускать руки. Этот звоночек означает, что пришло время задействовать весь предоставленный законодательством арсенал правовых средств для защиты своих, в первую очередь финансовых, интересов.

Фомина Елена, партнер NOBILI, адвокат, арбитражный управляющий

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.