31.05.2018, 08:50

Поведение леммингов: кому будет нужна украинская ГТС

Поведение леммингов: кому будет нужна украинская ГТС
Игорь Тышкевич
экперт Украинского института будущего

Угрозу для украинской трубы несет не только "Северный поток"

Реклама

Вокруг "Северного потока — 2" сломано немало копий. Украина последовательно выступает против нового строительства, напоминая Европе о рисках, которые несет чрезмерная зависимость от Газпрома. Но преследует, в первую очередь, собственные интересы. Европейские страны занимают разные позиции: от полного одобрения до категорического неприятия.

Мы надеемся на помощь США, которые выступают оппонентами строительства, и бросаем чепчики в воздух, услышав критику российского проекта со стороны политических союзников. Окститесь, господа. Воюя против трубы из РФ, Вашингтон преследует свои интересы: нарастить поставки сжиженного газа со своей территории и близких государств.

Но если американский газ заместит российский, в наших трубах давление не вырастет. К чему это может привести? Или РФ увеличивает возможности альтернативных маршрутов, или США, Катар, Нигерия и Саудиты создают сеть LNG-терминалов - все это ведет к тому, что наша ГТС становится все менее нужной.

Надо отдать должное Ангеле Меркель. После обсуждения судьбы СП-2 и подписания очередных бумаг она заявила, что "Северный поток — 2" невозможен без определения будущей роли украинского транзита. В Киеве захлопали в ладоши.
Но выгодный Германии и России газопровод строится, несмотря на санкции.

Самое забавное, что, следя за Севером, мы не видим ситуацию в комплексе. Мы как лемминги: куда сказали, туда и бежим, радостно (или возмущенно) пища.

А если взглянуть шире?

Давайте посмотрим в другую сторону:

- 02.05: Газпром завершил укладку морского участка Турецкого потока;

- 26.05: Турция и РФ договорились о продлении трубопровода и врезке в систему Трансадриатического газопровода (TAP) для поставок газа в ЕС;

- 29.05: Азербайджан запустил первый трубопровод Южного газового коридора, который предусматривает строительство второй ветки газопровода TANAP и... также врезку в TAP. В 2020 году планируется поставить первые 10 млрд кубометров по данному проекту на рынок ЕС.

Таким образом, в сумме, по "Турецкому потоку" Анкара получает 35 млрд кубометров, из которых на экспорт может отправить до 30 млрд, по ЮГК — 16 млрд, из которых азербайджанский экспорт (транзит через Турцию) - 10 млрд. К этому добавляем сегодняшние 16 млрд по TANAP, из которых минимум половина может поставляться дальше уже как "турецкий" газ.

Но турки успели построить два LNG-терминала, договорились с иракскими курдами о возобновлении поставок газа и с правительством Ирана о восстановлении старого газопровода.

Таким образом, уже через два года, в 2020-м, через Турцию транзитом в ЕС будет идти как минимум 35-40 млрд кубометров газа. Это отрезает "южную часть" украинского транзита - Румыния, Болгария, Греция, Австрия и, возможно, даже Молдова получают альтернативный маршрут поставок.

Это только проекты, работа по которым ведется уже сейчас. Пока мы стонем вокруг СП-2, турки строят.

Теперь смотрим перспективы:

  • "Северный поток 2" - экспорт в ЕС от 40 до 55 млрд кубометров;

  • Турция и ее сеть газопроводов - 35-40 млрд;

  • США, которые всерьез намерены войти на европейский рынок, - еще 10-15 млрд, даже если будет достроен СП - 2.

В сумме - от 85 до 110 млрд кубометров. Для сравнения: транзит через украинскую ГТС в 2017 году стал "рекордным" за последние семь лет 93,5 млрд кубометров.

А что будет в 2020-м?

Газпром пугает падением уровня прокачки до 10-15 млрд кубов. Вряд ли - украинская ГТС пока имеет преимущества в виде подземных хранилищ, - это позволяет регулировать объемы поставок на фоне пиков потребления. Наши хранилища вмещают до 31 млрд кубометров, из которых от 10 до 18 млрд использует сама Украина. Это и есть наш резерв - до 20 млрд кубометров в ПХГ и 5-6 млрд - на чистый транзит.

Ситуация может измениться. Объем турецких ПХГ в 2016 году составлял всего 6,1 млрд кубометров. В январе 2017-го введено в строй хранилище на 1,3 млрд, а 24 мая Всемирный банк объявил о финансировании еще одного - на 1 млрд кубов.

В целом Анкара намерена довести объемы хранения до 10-12 млрд к тому же 2020 году. При этом уже сегодня максимальные объемы подачи в систему из ПХГ Турции составляют 105 млн кубов. Для сравнения, украинские ПХГ могут в день выдавать 120 млн. К этому стоит добавить, что ПХГ строят и страны ЕС.

Что делать?

Мы можем и дальше работать в режиме лемминга: смотреть, куда подсветили, кричать: "Нас должны услышать" и при этом дружной толпой бежать к пропасти.

А можем попытаться действовать, исходя из собственных интересов. В частности, развивать собственную добычу - расчеты Украинского института будущего показали, что это реально. Надо лишь создать приемлемые условия для компаний и перестать играть в напёрстки с инвесторами в предоставлении прав на разработку и разведку новых месторождений.

Второе направление - перестать молиться на ГТС и, наконец, предложить другим государствам выкупить мощности, ведь на фоне перспектив уменьшения значения нашей страны как экспортера, физического старения системы, стоимость ГТС начинает приближаться к стоимости металлолома.

И тогда, имея свой газ, доступ европейцев к добыче, участие тех же стран ЕС в нашей ГТС можно вести диалог совсем с других позиций. Не просить защиты, а построить отношения с западными партнерами по другому принципу: "Наши проекты = ваши интересы, ваш газ и ваши деньги, а проекты РФ - ваши убытки". Согласитесь, такая аргументация более доходчива.

Самое главное: о проблеме надо говорить сегодня, не боясь нарваться на обвинения в "зраде". Понятно, что политикам невыгодно поднимать такую неприятную тему фактически в предвыборный год. Но затягивать решение нет смысла. Важно помнить: политики меняются, страна остается. И интересы Украины не в том, партия имени какого украинца (украинки) победит на ближайших выборах.

Игорь Тышкевич, аналитик Украинского института будущего

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.