UA

Большой разговор | Дружба с Косюком, наследие Коломойского и санкции России. Интервью с главой Центрэнерго

Дружба с Косюком, наследие Коломойского и санкции России. Интервью с главой Центрэнерго - Фото
Юрий Власенко (фото: пресс-служба Центрэнерго)
19.05.2021, 10:40

Интервью с и.о. гендиректора Центрэнерго Юрием Власенко о влиянии Коломойского на бывший топ-менеджмент, "золотом" киловатте и санкциях России

ЧИТАТИ УКРАЇНСЬКОЮ

Центрэнерго – крупный производитель электроэнергии, контрольный пакет акций которого до сих пор принадлежит государству. В состав компании входит три тепловых электростанции: Змиевская, Трипольская и Углегорская, генерирующих около 8% электроэнергии в Украине.

За последние пять лет Центрэнерго несколько раз пытались приватизировать, но безуспешно. И поскольку компания принадлежит государству – на ней при разных президентах и правительствах зарабатывали приближенные к власти бизнесмены. Меняется власть – меняются и кураторы.  

Многочисленные расследования связывали компанию с окружением ряда бизнесменов: Александром ЯнуковичемИгорем Кононенко, Виталием Кропачевым. Последние пару лет на слуху имя Игоря Коломойского. Связанные с ним структуры якобы не только поставляли на Центрэнерго уголь и газ, но и охраняли офис госкомпании и выкупали ее электроэнергию с дисконтом.

Поэтому за последние два года две попытки Фонда госимущества сменить в Центрэнерго "понятных" для Коломойского людей оборачивалась спецоперацией – со штурмом главного офиса госкомпании в поселке Козин отрядом спецназа и полиции.

Как сегодня работает Центрэнерго? С этим вопросом корреспондент LIGA.net отправился в Козин к новому и.о. гендиректора Центрэнерго – Юрию Власенко, который сменил в феврале 2021 года экс-руководителя Александра Корчинского.

В интервью LIGA.net Власенко рассказал, по какому принципу сегодня госкомпания продает свою электроэнергию и покупает уголь, кто из зарубежных инвесторов уже интересовался Центрэнерго и как проходил последний "штурм" офиса госкомпании.

Работа Донбассэнерго, дружба с Косюком и членство в Партии Регионов

- О вас не так много информации в открытом доступе. Расскажите немного о себе. Известно, что вы родом из Крыма, ранее были членом набсовета и дирекции Донбассэнерго, членом НКРЭ и главой Черкассыоблэнерго.

- То, что я из Крыма – это биографический период жизни. Я родился в Крыму и уже через пять лет переехал вместе с родителями в Черкасскую область. В принципе вся моя дальнейшая жизнь, кроме периода учебы и службы в армии, связана с Черкащиной.

Я окончил Национальный университет биоресурсов. В 1991 году пришел в АК "Киевэнерго" УПЭС (Уманские предприятия электросетей. – Ред.). В 1995 году была создана компания Черкассыоблэнерго на базе трех ПЕС, в которой я проработал до апреля 2011 года. Прошел там путь от мастера участка до председателя правления.

Мне кажется, что на Центрэнерго меня пригласили именно из-за опыта кризис-менеджера в Черкассыоблэнерго.

- Что вы имеет в виду?

- Там интересная история. В 2005 году Черкассыоблэнерго находились почти в том же финансовом положении, что и Центрэнерго. В 90-х около 15% расчетов за потребленную электроэнергию происходили "живыми" деньгами. Все остальное – бартер: электроэнергия в обмен на какой-то товар, например, зерно. И то бартер был непрозрачным и в ущерб компании.

Так у компании образовался большой долг перед поставщиками сельхозпродукции – 470 млн грн. Он был искусственный, компанию пытались обанкротить и забрать. Это большие деньги, доллар был по 4,5 грн. Но за пять лет нам удалось вывести ее в прибыль – 160 млн грн.

Актив стал прибыльным и более интересным, поэтому вскоре им захотели завладеть некоторые финансово-промышленный группы. Так меня потихоньку выжили из Черкассыоблэнерго. В апреле 2011 года я ушел из компании, а в декабре был назначен членом Национальной комиссии по энергетике (сейчас – НКРЭКУ. – Ред.).

- Вы были советником главы ФГИ Дмитрия Сенниченко и бывшей и.о. министра Ольги Буславец до того как стали и.о. генерального директора Центрэнерго. Кто вас позвал в госкомпанию?

- Да, был внештатным советником Буславец и входил в экспертный совет Минэнерго, который возглавлял мой товарищ и наставник Сергей Чех. В тот момент основной работой была позиция члена дирекции Донбассэнерго.

И так как в управлении ФГИ много энергетических активов, но мало специалистов из сектора энергетики – все-таки это не их основная задача – (замглавы ФГИ), Денис Кудин предложил мне стать советником главы Фонда Дмитрия Сенниченко. Я согласился.

- И после этого вы перешли в Центрэнерго?

- Изначально никто не планировал менять руководителя Центрэнерго. Фонд собирался меня назначить в набсовет госкомпании. Возможно, главой набсовета. И к Александру Корчинскому никаких претензий не было.

Потом внутри Центрэнерго начались проблемы. И тогда Сенниченко предложил мне временно возглавить компанию.

- О каких проблемах идет речь? Что стало основанием для увольнения Корчинского? ФГИ же изначально представляли его как человека, вернувшего контроль над госкомпанией, – замену людям Игоря Коломойского.

- Все началось с финансовой отчетности Центрэнерго за 2020 год. Она показала прибыль на 61 млн грн. И эта отчетность вызвала у нас определенные сомнения. Почему? Потому что, в течение года финансовая деятельность компании шла нормально, а потом произошел резкий провал – и вдруг прибыль.

Мы начали анализировать.  Видели, что что-то не так, но не могли понять, что, пока не зашли в компанию. Все-таки ФГИ управляет активами, а не операционной деятельностью компании. Ставит цели менеджменту и мониторит их достижение.

А потом выяснилось: Центрэнерго продало компании Юнайтед Энерджи (связывают с группой Приват. – Ред.) золошлак на 850 млн грн, благодаря чему госкомпания вышла в прибыль на 61 млн грн.

Но это только по бухгалтерии. Контракт между Центрэнерго и Юнайтед Энерджи есть. А золошлак оплачен только частично – 20 млн грн. При этом заключен договор на его хранение на Углегорской ТЭС.

- Вам известно, почему прошлый руководитель Корчинский оставил в правлении Владимира Потапенко и Александра Уварова? Участники рынка связывали их с Коломойским. Последний публично называл Потапенко "понятным ему человеком".

- Мне этого неизвестно. Он почему-то их оставил, хотя должен был уволить. Это его решение. Мало того, со слов сотрудников компании, которые работали в тот период, он еще попал под их влияние. Это то, что мы уже видим.

- Если вернуться к вашей биографии, помимо карьеры в энергетике у вас также есть небольшой опыт в политике. В 2006 году вы пробовали пройти от Нашей Украины в Черкасский облсовет, в 2010 году были членом Партии регионов, а в 2014-м шли мажоритарщиком от партии Петра Порошенко в Верховную Раду.

 - Я был депутатом в Черкасском облсовете. Но зашел туда в 2010 году не от Партии регионов, а как мажоритарщик от моего родного поселка Катеринополь. Тогда в облсовете формировались команды, мне предложили войти во фракцию. У нас как делали? Хочешь работать – должен быть с правящей партией (смеется. – Ред.).

Но, к сожалению, депутатом в полном смысле я был не так долго. Я же тогда уехал в Киев на работу в НКРЭ. Согласно закону, в связи со сменой работы и места жительства, я хотел сложить полномочия члена облсовета. Но заявление не рассматривали – не хотели проводить перевыборы, им нужен был голос.

- Зачем же вы шли в политику?

- Время было такое. До 2014 года. Если ты руководитель областной госкомпании, то просто не можешь быть вне политики.

Это как в советские времена: у тебя нет перспектив карьерного роста, если ты не член КПСС. Так оно где-то и происходило. Тем более, что Катеринополь – маленький поселок, о  нем нужно было кому-то заботиться. Послушал земляков и согласился.

А потом я переехал в Киев. Тогда, после назначения в НКРЭ, возможности ездить из Киева на сессии практически не было.

- По такому же принципу вы и в Раду шли от БПП в 2014-м?

– (пауза). Честно говоря, у меня таких намерений не было. У меня есть друг, мой земляк – Юрий Косюк (собственник МХП. – Ред.).

 - Вы еще создали вместе организацию "Земляцтво Катеринопільщини".

- Да. Мы с ним оба с Катеринополя, хотя я родился в Крыму, а он – на Кировоградщине. Мы вместе в школу ходили. Он на три года младше меня. Дружили. Сейчас, правда, не так часто видимся. Поздравляем друг друга с праздниками, общаемся по возможности.

- Он вам предложил пойти в большую политику?

- При Порошенко Косюк вошел в Администрацию президента (был замглавы АП. – Ред.). И они собирали команду для выборов. Но основной кандидат на этом округе был Геннадий Бобов, которого связывали с [Виктором] Медведчуком. И его решили "сбить".

Им нужен был человек, который мог бы ему противостоять. Обратились ко мне, вызвали в Администрацию президента и предложили баллотироваться. Бобову я проиграл всего 2% голосов.

О сделках со "структурами Коломойского", KPI и "штурме" Центрэнерго

- В Центрэнерго вы зашли как исполняющий обязанности генерального директора. Какие перед вами стоят задачи, что уже удалось выполнить? Будете подавать свою кандидатуру, если Фонд госимущества объявит конкурс на главу госкомпании, как и обещал?

- Фонд госимущества поставил передо мной и моей командой пять основных KPI: максимизировать доходы от продажи электроэнергии, оптимизировать расходы, построить вертикально-интегрированную компанию, наладить эффективную цепочку поставок угля с госшахт и подготовить компанию к приватизации в кратчайшие сроки.

С задачами мы справляемся – поставки угля налажены, доходы поднялись, расходы также оптимизируем. Сейчас занимаемся построением вертикально-интегрированной компании.

В конкурсе участвовать пока не планирую. На эту должность меня пригласили, чтобы решить конкретные проблемы предприятия. Ко мне периодически поступают и другие рабочие предложения, но времени их рассматривать пока нет.

Поэтому когда Центрэнерго выйдет из кризиса и начнется конкурс, я не буду надолго оставаться в компании. К тому же должна состояться приватизация, новый владелец будет выбирать собственный менеджмент.

- Можете вспомнить, что вообще происходило на территории Центрэнерго, когда вы впервые сюда зашли? Фактически, это была целая спецоперация – со спецназом и т.д..

 - Мы когда подъезжали к Центрэнерго, я даже не знал, что нас будут сопровождать силовики. Сменить менеджмент планировалось без лишнего шума и сопротивления. И вот когда мы подъехали, появились силовики. С лестницами, ломами, автоматами. Вся территория была усеяна охраной.

Потом сюда подъехала полиция и взрывотехники. У охраны изъяли наркотики, автоматы Калашникова и "Мухи" (РПГ-18. – Ред.). Силовики это все потом в ящиках выносили. Оружия тут было очень много.

- Это правда, что структура, которая охраняла офис Центрэнерго, принадлежит Семену Семенченко?

- В данный момент проводятся следственные действия, устанавливаются все причастные к данной структуре. Я тоже читал журналистские расследования, где говорится о его связи с охранной службой.

Здесь действительно была некая тренировочная база еще с 2014 года. Если бы спецназ не взял эту территорию штурмом, охранники никого бы сюда не пустили. Судя по тем людям, которые здесь были… У них на лицах все написано.

- В каком финансовом состоянии была компания Центрэнерго, когда вы начали исполнять обязанности?

- В "идеальном" (смеется). На счету "ноль", а компания Укруглезбагачення (ее связывают с Игорем Коломойским. – Ред.) останавливает все поставки угля на Центрэнерго. В тот момент на станциях госкомпании оставалось всего 47 000 тонн угля. При том потреблении – это на неделю. Это был февраль.

И тут очень хорошо себя проявило руководство Фонда – Денис Кудин и Дмитрий Сенниченко, нас поддержал Юрий Витренко. Мы быстро с министерством собрали селекторное совещание с шахтами и договорились, что госшахты на протяжении одного-двух дней заключат с Центрэнерго договора на поставку угля с отсрочкой платежа на 30 дней.

Так мы обеспечили госкомпанию углем и к концу марта рассчитались с ними за отгруженный уголь в феврале.

- Как сегодня работает компания?

- Мне нравится словосочетание – стабильно удовлетворительно. Это еще не хорошо. Но уже и не плохо. По нашему финплану даже при убытке 700 млн грн от работы на газу этой зимой, мы должны выйти в прибыль к концу года – 25 млн грн.

Мы обновили стратегию торгов и теперь успешно работаем на Украинской энергетической бирже. Отказались от практики продажи больших объемов электроэнергии за раз в одни руки. Теперь на аукционах десятки компаний – часто это конечные потребители, небольшие производства.

Благодаря их конкуренции цены на торгах растут, а мы получаем больше выручки. Ожидаем, что за первые девять месяцев сможем сократить убыток примерно до 30 млн грн. А дальше выйдем в прибыль и закончим год "в плюсе".

- Это правда, что этой зимой Центрэнерго получала по 20 млн грн убытка в день, производя электроэнергию из газа?

- Да. За поставленный газ мы должны Нафтогазу около 1 млрд грн. И этот долг нужно как-то погашать, потому что пока что оборотных средств Центрэнерго для этого недостаточно. А выдавать компании кредиты банки боятся.

Но у нас есть предложение, как его выплатить. ГП "Энергорынок" должно нам 1,4 млрд грн. Мы можем провести взаимозачет этих долгов через бюджет. А оставшиеся 400 млн грн – для взаимозачета с шахтами, чтобы те погасили свои долги за электроэнергию и рассчитались с нами углем.

- Какой финансовый результат компании за 2020 год, если учитывать, что Центрэнерго не получила деньги от Юнайтед Энерджи за проданный золошлак?

- Итог года – 61 млн грн прибыли. Если по бухгалтерии. Нигде же не написано, что золошлак нельзя продавать. И по этой сделке Юнайтед Энерджи должна Центрэнерго около 820 млн грн. Центрэнерго также должен 327 млн грн Укруглезбагачення груп. Дальше – суды, будем добиваться выполнение контрактов. Они же тоже не думали, что так попадут. Почему они попали?

Юнайтед Энерджи купила у Центрэнерго 23,7 млн тонн золошлака. А рынок в Украине – 1 млн тонн в год. То есть этот золошлак они будут продавать 23 года. Мало того, Центрэнерго каждый месяц им насчитывает оплату за хранение. И теперь к нам нет никаких претензий со стороны экологов. Эта же не наш золошлак.

- Зачем им вообще понадобился этот шлак? Чтобы смешивать с углем?

- Его можно использовать для производства цемента. Есть такая компания как Маклайф Асу. Она планирует на Трипольской ТЭС поставить специальную установку, которая будет отбирать сухую золу.

После технологической обработки она может стоить 300-400 грн за тонну. Ее можно отправлять на экспорт. Сухую золу можно использовать для улучшения грунтов. К нам, кстати, уже обращался какой-то харьковский цементный завод, они хотят закупать у нас золошлак и производить из него цементную продукцию.

- Корректно ли говорить, что, если не учитывать сделку Центрэнерго и Юнайтед Энерджи по золошлаку, то госкомпания получила бы убыток?

- Да, 670 млн грн убытка. Сейчас ведется расследование в отношении этой сделки, в рамках уголовного дела ее действительность может быть поставлена под сомнение. Мы же понимаем, что этих денег, скорее всего, мы не получим. Но оставлять все как есть не хотим.

- По подсчетам издания БизнесЦензор, при Корчинском Центрэнерго продавала около 90% своей электроэнергии Юнайтед Энерджи. Покупала уголь госкомпания тоже у структур Коломойского и ДТЭК Рината Ахметова. Кому сейчас вы продаете электроэнергию и у кого покупаете уголь?

- Где-то так, да. Мы досрочно разорвали контракты с Юнайтед Энерджи. Они перестали платить нам за поставленную электроэнергию, поэтому мы досрочно разорвали контракт и перепродали всю неотпущенную электроэнергию на РСН (рынке на сутки вперед. – Ред.) гораздо дороже – не по 1,16 грн, как по контракту с Юнайтед Энерджи, а по 1,30 грн.

Уголь мы сейчас закупаем напрямую у государственных шахт по 1650 грн за тонну + 200 грн – за транспортировку. Еще в начале зимы, когда нам не хватало угля и мы сжигали его с колес, мы заключили контракт с ДТЭК по 1650-1980 грн за тонну. Он поставил нам небольшую партию угля по предоплате.

Изначально мы хотели отказаться от угля ДТЭК. Но после проведенных переговоров и получения согласия опустить цену до уровня государственных шахт продолжили работать по ранее заключенному контракту.

Также рассматривали возможность покупки угля в Казахстане. Он дешевле, но из-за обострения ситуации с Россией, которая препятствует транзиту угля, мы от него пока отказались. При этом уголь марки "А" (антрацит. – Ред.) из России на склады Центрэнерго поступать также не может. Мы уже около двух месяцев под российскими санкциями. Но углем обеспечены.

- Какая себестоимость электроэнергии при цене 1650 грн за тонну угля?

- Примерно 1,5 грн за кВт-ч. На каждой станции по-разному. А продаем мы на РСН (рынке на сутки вперед. – Ред.) и двустороннем рынке в среднем по 1,3 грн за кВт-ч.

О плохом рынке электроэнергии, инвесторах в Центрэнерго и переезде

- Что надо сделать, чтобы Центрэнерго перестала работать себе в убыток? Внутри компании и на рынке в целом.

- Мы уже постепенно оптимизируем свои расходы и сокращаем затраты. Радикально сокращать персонал и закрывать нерентабельные энергоблоки не можем. Потому что компанию готовят под приватизацию и у меня есть обязательства перед персоналом согласно коллективного договора.

Если говорить о рынке в целом, то как бывший член НКРЭ я не поддерживал переход на новую модель рынка с июля 2019 года в том виде, в каком он предлагался. Тогда я еще был советником Александра Домбровского – главы комитета по энергетики прошлого созыва (сейчас – президент МХП Эко Энерджи Юрия Косюка. – Ред.).

Моя позиция: рынок нужно запускать поэтапно, в тестовом режиме, доработать. Но правительство решило пойти по другому пути. Или Европейское энергетическое сообщество подталкивало к выполнению директив ЕС, или по другим причинам.

- То есть главная проблема в механизме рынка?

- Это не рынок. Есть много перекосов, действуют разные ограничения. Кто из участников рынка сейчас работает в прибыль? Атомщики в убытке. Тепловики в глубоком убытке. Укрэнерго в убытке.

- Укргидроэнерго в прибыли и Энергоатом декларирует прибыль в первом квартале этого года.

- Дай Бог. Но пока что на этом рынке зарабатывают в основном трейдеры.

- Если вернуться к Центрэнерго. В марте замглавы ФГИ Денис Кудин предлагал перевести офис компании из Козина, где мы сейчас находимся, в Украинку, где расположена Трипольская ТЭС. Что с этой идеей, планируете переезжать?

- Мы переубедили Фонд, что перевозить офис на электростанцию – не очень правильное решение. Это все-таки стратегический объект и закрытая территория. Я считаю, что нам нужно заново арендовать в Киеве офис.

Нам нужно где-то около 2000 квадратных метров. Мы обсуждаем этот вопрос с Фондом госимущества, поскольку они сдают в аренду множество объектов. Чтобы платить за аренду государству, а не третьим сторонам.

Сейчас подыскиваем подходящее помещение. А этот загородный комплекс можно продать и так немного улучшить финансовое состояние компании. Отсюда на памяти сотрудников офис Центрэнерго переезжал раза три. Можем переехать и мы.

- Центрэнерго готовится стать вертикально-интегрированной компанией. К 1 апреля специальная комиссия из представителей Минэнерго, Центрэнерго и ФГИ должны были выбрать перспективные госшахты, которые объединят с Центрэнерго в рамках подготовки к приватизации. На какой стадии находится этот процесс?

- Эта комиссия уже завершает работу, отбор шахт фактически выполнен. Постановление Кабмина предусматривало, чтобы комиссия отобрала эффективные шахты для объединения с Центрэнерго. Но по итогу было установлено, что в Украине просто нет эффективных государственных шахт. Поэтому комиссия приняла решение отобрать потенциально привлекательные шахты, которые могут выйти на необходимую себестоимость для эффективной работы вместе с Центрэнерго после модернизации.

Были согласованы соответствующие критерии отбора:  промышленные запасы, проектная мощность, трудовой персонал, а также год введения в эксплуатацию. После этого всем угольным предприятиям было предложено разработать бизнес-план с учетом объема инвестиций и выхода предприятия на безубыточную работу. Бизнес-план предусматривает работу предприятий в 15-летнем периоде. Шахты предоставили свои инвестиционные проекты.

Но они оказались сырыми, и их сначала поставили под сомнение. В том числе Добропольеуголь. После доработки бизнес-планов мы увидели реальные перспективы. Те шахты, которые показали эффективность вложения инвестиций, будут рекомендованы комиссией для построения вертикально-интегрированной компании. Но необходимо определить источник финансирования для выхода на эффективную работу.

Кому компания Центрэнерго может быть интересна как актив, если у нее более 2 млрд грн долга и потенциальному инвестору необходимо будет вложиться в ее развитие?

- Ненужно недооценивать ТЭС. Балансирующая мощность востребована, с развитием возобновляемой энергетики этот спрос будет только повышаться. Чем больше в Украине строится "зеленых" электростанций, тем больше будут востребованы ТЭС, чтобы сбалансировать перепады потребления и производства. В будущем это будут "золотые киловатты".

Если вы будете балансировать энергосистему газом, можете умножать на два действующие цены на электроэнергию.

- А что делать с национальным планом по сокращению выбросов в атмосферу? По подсчетам Минэнерго, чтобы выполнить план в украинские ТЭС, необходимо вложить к 2024 году около 4,3 млрд евро.

- Без пересмотра сроков реализации программы и определения надежных источников финансирования выполнить программу будет проблематично. Необходимо утвердить концепцию экологизации блоков и строительства новых, предусмотреть работающие механизмы финансирования.

- Сколько Центрэнерго может стоить?

- Думаю, около $200-300 млн. Но окончательная цена определится по итогам приватизационного аукциона. Кстати, госкомпанией уже интересовались несколько инвесторов из Европы и Азии.

%MCEPASTEBIN%

Богдан Заика
Богдан Заика
корреспондент
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Вакансии
Больше вакансий
Керівник служби охорони
Киев Група Компаній ЛІГА
Разместить вакансию

Комментарии

Последние новости