04.06.2018, 12:04

Сервисные IT-компании VS стартапы: что дороже для нашей экономики

Сервисные IT-компании VS стартапы: что дороже для нашей экономики
Андрей Яворский
вице-президент по инжинирингу GlobalLogic

Андрей Яворский, вице-президент по инжинирингу GlobalLogic решил разъяснить в своей колонке, как отличается оценка сервисных IT-компаний от стартапов

Реклама

В Украине часто сравнивают и даже противопоставляют сервисные IТ-компании с продуктовыми и стартапами. Сравнивают с точки зрения прибыльности, их вклада в экономику, ценности и стоимости. Хотя, по сути, у каждой из них свои задачи и функции. Давайте выясним подробнее, какие отличия между этими компаниями, кто и почему их покупает и какие последствия это имеет для отечественного рынка и экономики страны в целом.

Кто есть кто?

Как известно, в основе бизнес-модели сервисных компаний лежит предоставление услуг по разработке ПО для заказчиков. При этом, они могут выполнять работу над продуктом или его частью, целиком разрабатывать продукт по ТЗ заказчика или же создавать абсолютно с нуля. В данном случае все зависит от уровня компании, особенностей клиента и самого проекта. Как правило, права на весь код, созданный сервисными компаниями, принадлежит именно конечному заказчику. Но это не означает, что у сервисных компаний нет никаких прав на интеллектуальную собственность. Это и практики менеджмента проектов, и экспертиза создания решений под определенные технологии или бизнес-домены, и собственные программные решения, платформы, которые используются в продуктах клиентов. Стоит отметить, что даже продвинутые сервисные компании, которые могут полностью отвечать за продукт от идеи и до реализации, как правило, не занимаются маркетингом и продажами продуктов. Они зарабатывают на услугах, которые предоставляют клиентам их инженеры. 

В свою очередь, продуктовые компании занимаются разработкой собственных продуктов/сервисов, их маркетингом и продажами. В отличие от аутсорсинговых IТ-компаний, услуги по разработке ПО для них - одна из составляющих расходов, наряду с оплатой рекламы, тех поддержки, затратами на серверную инфраструктуру, и т.д. Продуктовые компании зарабатывают именно на продаже своих продуктов/сервисов.

Что касательно стартапов, в отличие от состоявшихся продуктовых компаний, они могут не создавать собственный продукт, или создавать, но не продавать его. А если и продавать, то ничего не зарабатывать на его продаже. Очень часто стартапы на ранних стадиях основываются для разработки технологического решения, прототипа или наработки уникальной аудитории, с целью последующей перепродажи крупным игрокам. Часто стартапы живут исключительно на инвестиционные деньги, долгое время не имея собственного дохода.

Кого и зачем покупают?

Покупая действующий бизнес, инвестор оценивает, как вырастет его рыночная стоимость в перспективе 4-7 лет. За основу расчетов в таком случае берется показатель прибыльности — EBITDA, умноженный на некий рыночный мультипликатор, который зависит от таких факторов, как: динамика роста дохода, прибыльность компании, перспективы рынка и т.д. По большому счету именно совокупность этих показателей определяет текущую эффективность и перспективность бизнеса.

Если рассматривать ситуацию, когда продуктовую компанию или стартап покупает другой крупный бизнес (например, Amazon купила Ring или Google купила стартап Redux), то чаще всего они преследуют иные цели, к примеру:

  • приобретение технологии, защищенной патентами или которую самостоятельно разрабатывать долго и дорого;
  • выход на новые рынки, а также контакт с новой, ранее недостижимой аудиторией;
  • добавление новых возможностей в собственный продукт, услугу или же добавление новых продуктов и сервисов в собственную экосистему.
  • устранение конкурентов методом их покупки.

Но в любом случае, прежде всего, покупка продуктовой компании или же стартапа — это усиление и развитие существующего бизнеса, и получение конкурентных преимуществ за счет поглощения.

При этом стоимость таких сделок всегда экономически оправдана для покупателя (соизмерима с его бизнесом), но может не иметь прямого отношения к размерам и эффективности бизнеса покупаемого актива. Вряд ли классический инвестор купил бы Instagram за $1 млрд, как это сделал Facebook в 2012 году. В то время сервис был глубоко убыточен — $2,7 млн. за год. Подорожание бренда произошло позднее и уже в связке с Facebook.

Что же в итоге?

Если сравнивать продуктовый и сервисный бизнес с точки зрения рыночной стоимости, то, как правило, цена продуктового бизнеса будет выше. Но стоит понимать: несмотря на то что данный вид бизнеса более высокомаржинальный, он является и более рискованным. Это связано с тем, что успех продуктового бизнеса зависит от многих условий: наличия благоприятной регуляторной политики, защиты интеллектуальной собственности, платежеспособного спроса на товары и услуги и т.д. Именно поэтому продуктовые бизнесы и стартапы в большинстве случаев регистрируются за пределами Украины. В рамках нашей страны они создают небольшие сервисные компании, в которые фактически отдают на аутсорсинг разработку и поддержку своего ПО. Да, эти компании могут приносить большой доход или дорого продаваться, но большая часть этих денег никогда не попадет в Украину.

В случае же сервисных компаний, доход будет напрямую зависеть от количества инженеров, с которыми они сотрудничают. По мере своего роста и заключения сделок с новыми инвесторами, аутсорсинговые компании развивают свой бизнес именно в Украине. Для нашей страны — это создание новых рабочих мест, а также мотивация людей попробовать себя в IТ и не уезжать из страны. Большая часть валютной выручки ($3,6 млрд в 2017 г.), которую приносит ИТ-сфера в экономику Украины — заслуга именно сервисных компаний. Они также привносят экспертизу в разработке передовых продуктов и решений, создают платежеспособный рынок, который является основой для возникновения стартапов и продуктовых компаний.

В будущем, когда в Украине изменятся условия для ведения бизнеса, вырастет внутренний рынок потребления IТ-продуктов и услуг, количество продуктовых компаний и стартапов возрастет (как это сейчас происходит в Индии или в свое время произошло в Израиле). Но пока что львиная доля успеха украинского IТ-рынка связана с ростом и развитием именно аутсорсинговых компаний. Поэтому любые инвестиции в сервисный бизнес будут реально стимулировать рост и развитие нашей экономики.

Андрей Яворский, вице-президент по инжинирингу GlobalLogic 

Если вы не согласны с опубликованной выше авторской колонкой, напишите свою и пришлите ее на адрес opinions@liga.net.

Материалы, публикуемые в разделе "Мнения", отражают исключительно точку зрения их авторов и могут не совпадать с позицией редакции портала ЛІГА.net и Информационного агентства "ЛІГАБізнесІнформ".
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.