Экстремальное обучение

29.11.2011, 17:33
Экстремальное обучение - Фото
ac4d675a092d3b217a667380b8f3327c.jpg

Повышая эффективности сотрудников, работодатели порой окунают их в экстрим. Но по словам специалистов, экстрим должен быть лишь упаковкой тренинга

Придя сегодня в новую компанию, сотрудник должен быть готов к тому, что завтра ему, вместе с остальным офисным планктоном придется, к примеру, штурмовать горную вершину, лазать по канализации или искать среди ночи пуанты и водолазный шлем.

 Свое видение подобных экстремальных методик обучения и воспитания персонала корреспонденту ЛІГАБізнесІнформ высказали эксперты в области психологии и бизнес-образования.

 

Не умеешь – научим, не хочешь - заставим

Психолог Вадим Колесников поясняет, что тренинг – это обучение, а из педагогики мы знаем, что взрослого человека крайне сложно чему-то научить.

 

"Но его можно заставить захотеть научиться. Хороший тренинг – это не просто какой-то массив обучения, это действие, в результате которого человек продолжает сам себе задавать вопросы, настраивается на самообучение, дополнительно изучает литературу, обобщает опыт. Кроме того, во время тренинга важно, чтобы участники не только сами обучались, но и смотрели, как работают их коллеги по тренингу, какие типовые ошибки они делают, как их исправляют. Это то, что называется Ланкастеровская система взаимного обучения. Во время обучения взрослых это важно – это толчок к саморазвитию, к дальнейшему росту личности", - отмечает психолог.

 

А экстремальная компонента в тренинге, по его словам, нужна для связки участников, чтобы снять у них барьеры и сопротивление к тренингу. Потому, что одна из составляющих личности среднего менеджера, приходящего на тренинг в рабочее время, будет сопротивляться тренингу.

 

"Он как бы говорит: "Ну, давай, тренер, научи меня, удиви". Эта же часть его личности сопротивляется боссу, когда он ставит перед менеджером какие-то рабочие цели. Так или иначе, сопротивление есть. И важно понимать, что в большинстве случаев экстремальная компонента не является собственно обучающим элементом, она лишь вспомогательный инструмент", - подчеркнул эксперт.

 

И на примере рассказал, как он в ходе тренинга антистресса для менеджеров банка выводил людей из состояния сопротивления тренингу и демонстрировал им, что такое настоящий стресс. "У меня люди играли в покойников - чтобы почувствовать на себе, что такое реальный стресс. Представьте себе, когда респектабельный менеджер, вытянувший "роковой" конверт, лежит на столе босиком, а сотрудники обсуждают его в прошедшем времени. После этого, ему становится очевидна разница между стрессом и плохим настроением. Человек получает от тренера свою порцию удивления, перестает сопротивляться и вливается в процесс", - отметил Вадим Колесников.

 

Связанные одной целью

Часто используется экстремальная компонента в тимбилдинге. "Такие моменты делают происходящее ярче, заставляют человека раскрыться во время тренинга", - отмечает Вадим Колесников. На пример коллективная езда на автомобилях по незнакомому городу когда никто не может оторваться от группы, чтобы не потеряться. Или популярный в недавнем прошлом веревочный курс – сотрудники лазали по натянутым между деревьями и растянутым по земле веревкам, как бы преодолевая полосу препятствий.

 

Но есть, по словам эксперта, совершенно отдельные тренинги, которые полностью состоят из необычных заданий.

 

"Я не могу сказать, что они все совершенно идиотские. Просто целью их является подготовка людей к той задаче, которую им в последствии поставит компания, но они этого никогда еще не делали. Это, как правило, касается вопросов карьерного роста – новые цели, новые задачи. Причем эти задания вовсе не обязательно связаны с риском для жизни и здоровья. Они могут быть зачастую просто дурацкие, провокационные", - смеется психолог.

 

К примеру, для одной из импортерских компаний, готовившей экспансию в регионы, он делал тренинг для продавцов, которые должны были занять позицию администратора продаж в регионах. Людей надо было подготовить действовать в условиях к которым они не готовы. С этой целью были проведены достаточно экстремальные, совершенно дурацкие, по словам самого их автора, квесты в городах, где сотрудники никогда не бывали. Задания – например, поиск агента, спрятавшегося где-то на одесском пляже.

 

"Для другой компании я организовал велопробег по Киеву. С моими коллегами в России мы делали перетягивание баржи по Неве. В Киеве у меня была идея с форсированием Днепра, кстати, не реализованная до сих пор. А в интересах одной из строительных компаний мы делали тренинг с диггерами – лазали по канализационным люкам", – делится опытом Вадим Колесников.

 

Кроме того, подобные тренинги используются для того, чтобы человек больше слушался своего шефа. Как правило, это практикуется в бизнесе у застройщиков. "Когда близится сдача первой, второй, третьей очереди и нужно напомнить, что стройка – это война и командир на ней один. И тренинг должен простимулировать момент личной лояльности", - отмечает эксперт.

 

Жить захочешь – не так раскорячишься

Тренинги, подразумевающие поиск ночью чего-то очень редкого или необычного, по словам психолога, будто бы должны развивать менеджерскую находчивость. Более того, некоторые тренера практикуют их как часть тренинга креативности. Или для того, чтобы менеджер не видел препятствий.

 

"Потому, что считается, что если он в неудобной ситуации нашел выход из положения на тренинге, то он и в жизни его найдет и… увеличит продажи, к примеру. Но связь, как мне кажется, тут достаточно опосредованная", - подчеркнул Вадим Колесников.

 

По словам психолога, такие необычные фишки - это, по большому счету, "замануха". Их, как правило, продают заказчику для того, чтобы показать, что в компании будет сделано что-то такое, что не делалось в других компаниях. А значит, персонал будет более конкурентоспособен, нежели у конкурентов.

 

"На самом деле в тренинге важно не что мы делали в течение тренинга, а что мы преодолели, чему мы научились. Педагоги любят говорить, что мы умеем не то, чему нас учили, а то, чему мы научились. Поэтому на ¾ все эти необычные тренинги – это лишь экзотическая обертка непосредственного обучения. Если речь не идет о людях, которым в их дальнейшей деятельности на самом деле придется решать именно такие необычные задачи", - отметил психолог и рассказал, как он делал квесты по областным городам для одной из компаний.

 

"По утрам я забирал у участников телефоны, документы, деньги и они должны были двигаться наперегонки по незнакомому городу, и к концу дня сделать в разных торговых центрах промо-акции в интересах компании. Ведь если они собираются быть региональными представителями, то они должны уметь подобное сделать. Потому, как с деньгами любой дурак продаст", - констатировал психолог.

 

Еще один интересный момент – по словам Вадима Колесникова, экстремальные тренинги, зачастую, воспринимаются не как мотивация, а как некая фасилитация.

 

"Так один мой знакомый генеральный директор орал своим подчиненным, что если не будет нужного роста продаж, то он их всех выкинет "нафиг с парашютом" в южном регионе и они все пойдут по general trade – по киоскам – продвигать продукт. И он же орал, что спустит их в шахту, чтобы они увидели "как шахтеры рубят уголь" и тогда, может быть, его продукция будет продаваться лучше", - рассказывает психолог.

 

Не всем тренинги одинаково полезны

Вадим Колесников подчеркнул, что при проведении подобных тренингов ориентироваться следует на здравый смысл заказчика. 

 

"В последнее время я достаточно встречаюсь с этим здравым смыслом. Уже мало не пуганных заказчиков, которые считают, что если они сделают что-то совершенно необычное, для аудитории, то продажи или эффективность персонала возрастут. Так или иначе, заказчик уже умеет спрашивать – что это даст для компании, где тут мои деньги? Продажи где?", - отмечает психолог.

 

Директор отделов развития и страхования личных продуктов компании BritMark Юрий Никаненок рассказал, что на этапе когда компания росла и бурно развивалась, в ней практиковались достаточно жесткие  курсы "на выживание", или "подводные лодки".

 

"Суть этих программ заключалась в том, что сотрудники получали задачи с амбициозными целями, достичь которых было необходимо в кратчайшие сроки, например, назначить за неделю три встречи с потенциальными клиентами.  Мы давно отказались от таких методов, чтобы не провоцировать у сотрудников возникновения стресса. Хотя время от времени усилия той или иной рабочей группы сосредотачиваются на регулярном выполнении плана минимум по конкретной задаче", - отметил он.

 

По его словам сейчас  в компании применяются более спокойные, но не менее эффективные и интересные методики.

 

"Например - так называемая "синемология" - совместный просмотр фильмов с последующим их анализом. Этот метод часто используется в современной психологии, например,  гештальт-терапевтами.  Мы также с успехом используем этот инструмент. При этом просматривая совершенно разные фильмы, примеры которых позволяют проанализировать некий важный для развития сотрудников кейс", - рассказал Юрий Никаненок.


Кроме того, в компании периодически организуются игры в "Мафию", во время которых, по словам Никаненка, участники часто показывают своим коллегам неожиданные стороны своего характера и особенности психологической конституции. Впоследствии, это помогает лучше использовать потенциал сотрудников при выполнении задач.

 

По мнению Вадима Колесникова, экстремальные тренинги не показаны людям, у которых работа достаточно монотонная, тонкая, связанная с процессингом, раз и навсегда устоявшимся. К примеру - бухгалтерам.

 

Чем тренинги могут быть опасны? Естественно, при безграмотной организации участники  могут получить травмы – как физические, так и психологические.

 

"Кроме того, на любом корпоративе люди могут проявить свои не лучшие качества, в том числе и недостаточную лояльность к компании. И к этому надо быть готовым", - подчеркнул эксперт.

 

Тренинг должен воспитывать, а не отсеивать

Тренер по управлению временем, владелец Студии управления временем "BogushTime" Людмила Богуш отмечает, что экстрим пришел в бизнес-обучение из тренингов личностного роста, которые были популярны в Америке после войны во Вьетнаме, а на территории СНГ появились после развала СССР.

 

"В чем разница между американцами и славянами? Американцы удивительные внедренцы. Они берут то, что кто-то придумывает - и внедряют это, заставляя это работать и давать результат. Наш менталитет другой - мы свое чаще всего обесцениваем, а чужое применяем про принципу "мартышка и очки", т.е. пытаемся куда-нибудь приложить и к чему-нибудь пристроить. Особенно, если это красиво, ярко, не ординарно, "круто"...", - говорит она.

 

По словам Людмилы Богуш, она общалась с самыми первыми тренерами, которые приезжали к нам из США для профессионального проведения этих программ еще в те времена, когда тренинги обзывали сектами. И профессиональная подготовка тренера в США была очень серьезной, а деятельность - лицензированной государством.

 

"Где вы видели лицензирование тренерства у нас? К чему это приводит? К неквалифицированному использованию тренинговых технологий! Потому что для применения экстремальных упражнений необходимо провести правильную подготовку людей к ним, а также затем правильно обработать результаты. Если это не делать грамотно, то это будет похоже на обучение плаванию с помощью выбрасывания с лодки на середине реки без спасательного жилета - кто-то выплывет, а кто-то утонет", - подчеркивает эксперт и акцентирует внимание, что подобные упражнения проверяют стрессо-устойчивость человека, но не создают ее.

 

"Да, наверное, всем компаниям нужны сильные сотрудники, только вопрос - а кто будет компенсировать разрушение самооценки или нервный срыв тому, кто испытания не выдержал? Я думаю, что если бы в нашей стране действительно были защищены права человека, и хотя бы один человек действительно подал в суд на компанию за то, что ему пришлось выслушать, среди ночи обзванивая людей в поисках Корана или балетных пуантов, то желающих применять экстремальные игры в тренингах для персонала стало бы значительно меньше". – отмечает Людмила Богуш.

 

Экстремальные упражнения, по ее словам, требуют предварительной подготовки людей к ним, а так же грамотного супервизирования при их выполнении.

 

"Я видела людей, удивительно победивших самих себя на таких упражнениях, и видела покалеченных и морально, и физически. Когда человек пришел на тренинг личностного роста - он заплатил за это деньги, он выбрал этот экзамен на прочность, а когда его компания "загнала в угол" - это подавление. У человека должно быть согласие с подобным тестированием, он должен сам хотеть, и в этом заключается предварительная подготовка", - подчеркивает тренер.

 

По ее словам, он сама применяет в тренингах экстремальные задания, но никогда не использует их для того, чтобы показать человеку его слабость.

 

"Я его сначала готовлю, а потом даю ему задание такое, чтобы он точно победил. Потому что моя задача, как тренера, не отсеять, а воспитать, вырастить победителя. И для меня важен каждый участник тренинга, понимаете – каждый", - подчеркивает Людмила Богуш. 

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Вакансии
Больше вакансий
New business manager / New business director
Киев Ketchup Loyalty Eastern Europe
Керівник складу IT
Киев ЛІГА, Група компаній
Разместить вакансию

Комментарии

Последние новости

LIGA радниківНевидимая власть. Зачем руководству страны 500 советников и помощников