Как Украина отбирала дизельную трубу у Медведчука
Виктор Медведчук (Фото: SERGEY DOLZHENKO/EPA)

Хозяйственный суд Житомирской области 26 июня удовлетворил иск Фонда госимущества (ФГИУ) о признании за ним права собственности на украинскую часть магистрального нефтепродуктопровода "Самара-Западное направление". Об этом ФГИУ сообщил 11 июля.

Читайте нас в Telegram: главные новости коротко

Как государство пыталось национализировать нефтепродуктопровод? И что это значит? Разбиралась LIGA.net.

О трубе

Нефтепродуктопровод был построен в 1957-1968 годах. После провозглашения независимости он должен был перейти в государственную собственность. Но вместо этого трубой пользовалась российская компания "Транснефтепродукт".

История актива связана с экспортом российского дизельного топлива в страны Евросоюза через Белорусь и Украину. Она начинается в 90-е годы. В 1993 году Украина и Россия заключили соглашение о взаимодействии по эксплуатации магистральных нефтепроводов.

Его копию невозможно найти в открытых источниках. Но есть копия подобного документа между Россией и Беларусью. В нем написано, что эксплуатацией беларуских участков нефтепроводов будет заниматься компания "Транснефтепродукт", являющаяся дочкой российской "Транснефти".

За транзит нефти согласно беларускому документу предусматривается плата "0,89 доллара за 1 тонну нефтепродуктов, перемещенных на 100 км". При этом нефтепровод остается в собственности России, что подтверждается протоколом между двумя странами. Фактически собственность государства Беларусь находится в собственности другого государства. В Беларуси это не отрицали. В Украине попытки опротестовать подобные соглашения идут с 2000-х годов.

Для управления трубой в Украине было создано Дочернее предприятие "Прикарпатзападтранс", фактически принадлежавшее российской компании "Транснефть".

Судебные иски, Порошенко и беларусы

В 2011 году хозяйственный суд Ровенской области признал, что нефтепровод "Самара-Западное направление" является собственностью государства Украина. В 2014 и 2015 годах решение подтвердил Высший хозяйственный суд.

Однако в 2015 году российская "Транснефть" вновь подала иск в хозяйственный суд Ровенской области, сославшись на новые обстоятельства. Суд принял решение о принадлежности нефтепровода ДП "Прикарпатзападтранс". Решение принял судья Ярослав Гудзенко. НАБУ возбудило против него уголовное производство. Но это не помешало тогдашнему президенту Петру Порошенко назначить его на пожизненную судейскую работу.

В 2017 году Транснефтепродукт передала права на трубопровод швейцарской компании International Trading Partners, принадлежащей Анатолию Шеферу. А в начале 2019 года владельцем трубопровода стал беларуский олигарх Николай Воробей, имеющий тесные связи с Виктором Лукашенко – старшим сыном президента Беларуси.

Откуда взялся Медведчук

После того как "швейцарцы" купили украинскую часть трубы, старое дизтопливо перекупило Министерство обороны Украины. А новое российское дизтопливо начали поставлять через компанию Proton Energy, принадлежащую Нисану Моисееву.

Моисеев также был владельцем сети АЗС Glusco, созданной на базе комплексов TNK, входивших в Роснефть пока на нее не были наложены санкции после начала российской агрессии в 2014 году.

В ноябре 2016 года журналисты Радио Свобода сняли Моисеева в компании с Медведчуком. Вместе они летали из Киева в Москву. Сам Медведчук, уже после ареста в 2022 году, говорил, что вопросом трубы занимался по просьбе Порошенко.

Читайте также

Кроме того, Медведчук говорил, что по их соглашению фактически нефтепровод принадлежал Порошенко. Порошенко, якобы, заработал на импорте дизтоплива по продуктопроводу более $42 млн.

В 2017-2019 годах через трубу ежемесячно из РФ в Украину транспортировали до 200 тыс. тонн дизтоплива, что составляло около 40% его общего импорта. Источником ресурса была российская Роснефть. Поставщиком – компания Proton Energy Нисана Моисеева. Эксклюзивным покупателем в Украине – группа компаний Wexler бизнесмена Петра Белза, управлявшая сетью АЗС Glusco.

С одной стороны, поставкой, транспортировкой и реализацией дизтоплива занимались разные компании. С другой – все они были связаны с РФ и Медведчуком.

Почему труба важна

В феврале 2021 года Высший антикоррупционный суд принял решение об аресте и передаче в управление Агентству по розыску активов (АРМА) всего имущества и инфраструктуры стратегического нефтепродуктопровода.

Впоследствии ее передали в управление Укртранснафте – оператору трубопроводов, входящему в государственную Группу Нафтогаз.

В 2023 году АРМА сообщила, что Укртранснафта перечислила 10 млн грн от управления нефтепродуктопроводом.

Читайте также

"Труба" работала в реверсном направлении – прокачивала дизтопливо из Европы в Украину. В 2022 году Укртранснафта импортировала из Венгрии 114 тыс. тонн дизельного топлива.

Что будет дальше

Украинская часть трубы является стратегическим объектом транспортной инфраструктуры. По мнению эксперта издания "Нафторинок" Александра Сиренко, труба должна оставаться в собственности государства, чтобы над ней не было политических манипуляций.

После национализации нефтепродуктопровод может и дальше использоваться для импорта дизтоплива из европейских стран. Его установленная мощность равна 3,5 млн тонн в год, что составляет более половины потребления дизтоплива в Украине.

Остается открытым вопрос об операционном управлении активом. С февраля 2021 года арестованное имущество трубопровода находилось в управлении государственной Укртранснафты, которая управляет и другими нефтепроводами. У нее имеет для этого необходимый опыт, сотрудников и компетенции. 

Теперь у ФГИУ есть три опции: либо продать имущество на аукционе, либо оставить трубу в управлении Укртранснафты, либо самому заниматься операционным управлением. Какая опция будет реализована, в Фонде пока не комментируют.