Новый мир: глобальная и украинская экономика в обозримом будущем

28.09.2016, 07:10
Новый мир: глобальная и украинская экономика в обозримом будущем - Фото
b0bc207b5ee65426f04ba6e2a958193d.jpg

Как меняется экономика, политика и общество под влиянием технологий

Одна из сессий ежегодной встречи Ялтинской Европейской Стратегии (YES) была посвящена обсуждению современных тенденций в экономике. О мировых и локальных изменениях говорили глава правления LetterOne Group Михаил Фридман и сооснователь и содиректор The Carlyle Group Дэвид Рубенштейн. Беседу модерировал журналист CNN Фарид Закария. 

ЛІГА.net собрала самые интересные тезисы из сказанного.

Новые парадигмы

Михаил Фридман: Парадигма меняется. Раньше огромное значение имели природные ресурсы: земля, нефть или порты. Человеческие ресурсы были важны только в смысле дешевой рабочей силы. Теперь же на первое место выходят интеллектуальные способности. Лидирующие позиции занимают новые типы компаний. Они - в топ-5 крупнейших компаний мира.

Дэвид Рубенштейн: Экономисты сейчас не видят стран, где темпы экономического роста были бы высоки. Однако такие темпы еще могут вернуться. Стоит отметить, что экономика начала делиться на два типа - новую и старую.

Новая - молодая и предпринимательская. И в Китае, и в США такие компании растут большими темпами. Apple, Facebook, Microsoft - это все компании такого типа. Они меняют мир и провоцируют прогресс. Молодые компании по всему миру растут и расширяются высокими темпами, в то время как старые замедляются. Неизбежно будут появляться разочарованные люди, ожидания которых касательно больших зарплат так и останутся ожиданиями.

Настоящих бизнесменов нельзя назвать звездами, но люди их любят, потому что они действительно создают новый мир.

Новая геополитика

Фарид Закария: В Индии я спросил у хозяина химического завода, почему он не увеличивает штат, и он ответил, что людей теперь нужно заменять машинами, потому что человек никогда не сравнится с машиной в плане точности и исполнительности. Это меня поразило.

Михаил Фридман: Что касается Индии - на нее я смотрю с куда большим оптимизмом, нежели на Китай. Индийский политический класс сумел построить в какой-то мере более свободное и сбалансированное общество, чем любой другой развивающийся рынок.

Дэвид Рубенштейн: Я родился 1949 году, и тогда в мире жили 2,5 млрд человек. Сейчас их 7,5 млрд. В США традиционно рабочую силу составляли 66% граждан. Сейчас это 62%. Люди стареют. Более 30% граждан уже старше 60-65 лет, ежедневно 10 000 американцев переваливают за 65-летний рубеж. В Японии все еще хуже. Стареющие граждане никак не способствуют увеличению ВВП.

Михаил Фридман: Я не верю в устойчивый рост Китая, потому что власть там слишком централизована. Отсутствуют компоненты современного общества, например независимая пресса, сбалансированные ветви власти, независимая устойчивая правовая система. Еще в прошлом Китай выбрал построение физической инфраструктуры. И они с этим справились, они построили дороги, заводы, порты, новые города, они справились с миграцией трудоспособного населения из сельскохозяйственного сектора в города и промышленность. У них даже получилось построить средний класс. Но на следующей стадии нужно будет получить от сотен миллионов людей их таланты, способности - причем так, чтобы государство этому не мешало. Перестроить сознание людей будет намного сложнее, чем построить физическую инфраструктуру.

Fridman.jpg
Михаил Фридман

Дэвид Рубенштейн:  А вот по моему мнению, Китай дает прекрасные возможности. Потому что Китай - это 1,3-1,4 млрд людей. И он становится все более капиталистическим. Второе по перспективности в мире место - Индия. Тут тоже много людей и возможностей. Затем идет Южная Африка. На четвертом месте - Западная Европа.

Украина на мировой карте развития бизнеса

Дэвид Рубенштейн: У Украины есть невероятный потенциал. Тут проблема в имидже - большинство граждан США не особенно осведомлены об Украине. Они знают, что Украина, возможно, охвачена войной. Американцы слышат о Крыме, о Донбассе, а о перспективах Украины они не знают. У вас высокообразованные граждане, богатые природные ресурсы, все это недооценено. Но вы об этом не узнаете, на самом деле, еще 5-10 ближайших лет - пока к вам не придут инвесторы. Я не люблю говорить потенциальным конкурентам о собственных инвестиционных планах, но хочу отметить, что перспективы Украины в этом плане велики.

Американцы слышат о Крыме, о Донбассе, а о перспективах Украины они не знают. У вас высокообразованные граждане, богатые природные ресурсы, все это недооценено. Но вы об этом не узнаете еще 5-10 ближайших лет - пока к вам не придут инвесторы.

Михаил Фридман: Когда мы начинали бизнес в 1980-х, железный занавес чуть приоткрылся, сюда зашли иностранные инвесторы, совсем немного. И они были уверены, что СССР будет в конце концов благополучным, по ряду причин: во-первых, высокообразованные граждане, во-вторых, значительные достижения в науке, ракеты, АЭС, богатая культура. А я был менее оптимистичен на этот счет. И я оказался прав.

Ни Россия, ни Украина до сих пор не вошли в список развитых наций. Мы знаем об украинских ресурсах: у Украины, наверное, самые плодородные земли в мире. Граждане, возможно, менее образованны, чем были 25 лет назад, но ключевыми факторами успеха все равно будут не эти очевидные вещи, а уровень свободы общества, уровень свободы осуществления менеджмента в обществе. Так происходит в любой стране. Это все справедливо не только для Украины, но и для России - нужно установить систему, которая позволит таланту свободно цвести и развиваться. Без этого я не верю в успех ни одной страны.

Дэвид Рубенштейн: Когда мы слышим о развивающихся рынках, обычно мы представляем благоприятную для роста среду, в которой инвесторов принимают с распростертыми объятиями. Но правда в том, что за последние 5-20 лет возврат на инвестиции в развивающиеся рынки не обошел возврат в развитые. Так зачем кому-то из США, Западной Европы или Японии инвестировать в них? Разве что для диверсификации инвестиционного портфеля. В целом же люди сейчас ищут безопасность и знакомые вещи, поэтому они, скорее, будут вкладываться в развитые рынки.


Будущее сырьевой экономики

Фарид Закария: Что можно сказать о нефти? В связи с ситуацией на нефтяных рынках какие-то страны переживают коллапс, какие-то - бум. Можно ли утверждать, что феномен дорогой нефти ушел в прошлое?

Михаил Фридман: Я думаю, что в будущем прогресс покроет любую недостачу и любую потребность в природных ресурсах. Это случилось и с нефтью. Все думали, что если цена нефти упадет до $50 за баррель, добыча сланцевой нефти тоже сократится. Но этого не произошло; экспорт нефти из США вырос. Сланцевые компании быстро приспособились к падению котировок на рынке. Да, сейчас нет сверхприбылей, как при $120 за баррель, но отдача все еще достаточно высока, чтобы продолжать производство. И такая схема будет наблюдаться во многих других отраслях. Страх, что природные ресурсы исчерпаются, скоро исчезнет.

Дэвид Рубенштейн: Я считаю, что движения ценового графика нефти очень трудно предсказать. Но известно, что крупнейшие нефтяные компании прекратили разведку на глубоководных участках, потому что это очень дорого. То есть эта нефть добываться не будет, что приведет к подорожанию нефти в конечном итоге. Через несколько лет она будет дороже, чем сейчас. Возможно, цена не поднимется до $100, но вырастет - это точно.

Что будет с Россией

Михаил Фридман: Я не хочу участвовать в дискуссии о политической ситуации в России, потому что я практичный бизнесмен, у меня бизнес в Украине и России, и обсуждение политики может причинить мне серьезный вред. А так, в целом, я считаю, что России нужно сделать то же, что и Украине. Без верховенства права, устойчивой системы со всеми компонентами этого достичь нельзя. В последние десять лет на Россию изливался золотой денежный дождь. А сейчас она столкнулась с необходимостью изменения образа мышления.

Дэвид Рубенштейн: Если бы я что-то мог решить, я бы вернул в Россию русских евреев из Израиля. Когда нефть была дорогой, России не надо было ничего менять. Но когда она стала дешевой, я ожидал, что Россия изменится. А она не изменилась. Я надеюсь, что российские власти и общество поймут, что трансформация под реалии XXI века необходима.

Rubenshtein.jpg
Дэвид Рубенштейн

Фарид Закария: Реформы начинаются, когда страна испытывает давление, когда ее буквально выжимают. Никому не нравится принимать сложные решения. А в таких условиях ничего больше не остается, кроме как принять их.

Утечка мозгов из Украины

Дэвид Рубенштейн: Нужно сделать так, чтобы образованные украинцы возвращались сюда из той страны, где они учились за границей. Граждане Китая учатся в американских вузах, но потом возвращаются в Китай. То же наблюдается в Индии. И это все молодые люди. Если вы не можете вернуть себе свою образованную молодежь - это проблема. А чтоб вернуть, нужны предпринимательские возможности в стране.

Демократия будущего

Фарид Закария: Каково будущее демократии в обществе, где высокообразованной является только его меньшая часть?

Дэвид Рубенштейн: Черчилль как-то сказал, что демократия - худшая форма правления, не считая всех остальных. В США и других демократических странах не все идеально, но у них есть явные преимущества. И они должны уметь работать с людьми, не имеющими хорошего образования, а значит, не принадлежащими к "новой экономике". Другой момент - раньше все были убеждены, что глобализация - это хорошо. Последние лет 50. А сейчас далеко не все разделяют эту точку зрения. Это может изменить западные демократии коренным образом.

Инвестиционная стратегия

Андерс Аслунд: Какова будет ваша инвестиционная стратегия на ближайшее время?

Михаил Фридман: Мы будем продолжать заниматься бизнесом и в Украине, и в России, но будем расширять портфель, в частности, на Германию. У нас есть инвестиции в Uber.

Я должен сказать, что мир сейчас по большому счету представляет собой хаос. И люди больше не верят в то, во что верили раньше, прописные истины утратили этот статус. Мне кажется, причина тому - чрезвычайно быстрое, революционное развитие технологий. Оно потребует тектонических изменений в обществе. До Uber разве можно было представить, что миллионам водителей придется изменить свой образ действий? А это неизбежно случится за 5-10 лет. И для людей естественно в такие эпохи резких перемен стремиться к сильному харизматичному лидеру. Поэтому и Дональд Трамп так популярен. США - общество, которое было построено на миграции, а сейчас машины могут заменить миллионы людей.
Я убежден, что человечество найдет ответ на все эти вопросы. Но для этого нужно время. И за это время будут происходить дальнейшие изменения.

Дэвид Рубенштейн:  Если в США выиграет Трамп, это будет большой удар по глобализации. Хотя у нас уже был тревожный звонок - Brexit. 

Подписывайтесь на аккаунт Самообразование на ЛІГА.net в Facebook: все самые интересные события и материалы о саморазвитии в одной ленте.

Александра Колесниченко

Татьяна Буденко

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии

Последние новости

Ремонт страныДороги Зеленского: хотел как лучше, а критикуют как всегда. 5 проблем "Большой стройки"