31.01.2015, 09:23

Взгляд юриста: какие полномочия забыли дать министерству Стеця


Медиаюрист Юрий Крайняк разобрался чего не будет хватать Министерству информационной политики для нормальной работы

Министерство Информационной политики самое молодое и одно из наиболее скандальных ведомств Украины.  Создание министерства "протолкнули в пакете" 2 декабря когда голосовали за состав нового Кабмина. Чем будет заниматься Министерство правды общественность узнала только 21 января, когда было опубликовано постановление Кабмина о создании Министерства информационной политики Украины.

Один из немногочисленных отечественных медиаюристов Юрий Крайняк, проанализировал юридические полномочия  нового министерства.

Активное развитие социальных сетей уже сейчас привело к появлению многократно облайканых "лидеров мнений", чьи фейсбучные посты тиражируются как ленинские брошюры в Советском  союзе. Часто народным писателям  не хватает даже базовой квалификации в комментируемых вопросах. Примеров тому масса, и мифология, которая появилась вокруг недавно созданного Министерства информационной политики, является ярким образцом перепощенной некомпетентности, перетекающей  из социальных сетей в радикально настроенные головы.

Вопреки ожиданиям, в проекте Положения сложно найти какую-либо крамолу в части попрания свободы слова, о чем часто приходилось слышать в последнее время. 

О том, чем в принципе может заниматься информационное министерство, попробуем разобраться, анализируя действующую правовую базу в совокупности с опубликованным проектом.

Первое, на что следует обратить внимание, читая положение о любом министерстве, это общее определение его функциональных задач. В проекте Положения определено, что Министерство информационной политики является "главным органом в системе центральных органов исполнительной власти в сфере обеспечения информационного суверенитета Украины, в частности в вопросах распространения общественно важной информации в Украине и за ее пределами, а так же обеспечения функционирования государственных информационных ресурсов".

Определение громоздкое. Но это, конечно, далеко не главная проблема созданного Министерства. Реальная проблема в том, что в действующих законах нет ни одного упоминания о полномочиях органа "в сфере обеспечения информационного суверенитета…". А без этого Министерство никуда не поплывет, как бы того не хотелось его отцам-основателям.

Реальная проблема в том, что в действующих законах нет ни одного упоминания о полномочиях органа "в сфере обеспечения информационного суверенитета…". А без этого Министерство никуда не поплывет, как бы того не хотелось его отцам-основателям 

Напомним, согласно Конституции полномочия любого государственного органа устанавливаются только законами. Это значит, для того, чтобы Мининформполитики получило право делать хоть что-нибудь, это "что-нибудь" должно четко прописываться именно в законе, а не в подзаконных нормативных актах. Подзаконные акты (к коим и относится обсуждаемое Положение о министерстве) законом конечно же не являются. Потому все написанное в проекте Положения может трактоваться разве что как "цели и планы", но уж никак не полномочия госоргана. Об этом действительно следует помнить каждому, а тем более народным депутатам, публикующим душераздирающие посты с тегом "#мінстець".

Для наглядности приведем пример. Проект Положения предусматривает, что Министерство "осуществляет нормативно-правовое регулирование в сфере обеспечения информационного суверенитета". Для того чтоб эта функция реально заработала нужно, чтоб в любом действующем законе указывалось что-то типа "нормативно-правовое регулирование в сфере обеспечения информационного суверенитета осуществляется центральным органом исполнительной власти в сфере обеспечения информационного суверенитета…". Но в действующих законах такого пункта нет, а значит до принятия соответствующего закона Мининформполитики ничего этого делать не может.

Так что если очень коротко: до принятия специального закона, которым будет урегулирован правовой статус Министерства информационной политики, такое Министерство не сможет заниматься ничем кроме обычной канцелярской работы. И принятие Положения о Министерстве эту ситуацию никак не изменит.

Кстати, в Положении не указано, что Министерство должно прекратить свое существования после российской агрессии, как об этом говорит сам министр.

Завышенные ожидания

После того как мы разобрались с "неудобными формальностями", можно ради интереса попробовать понять, что же ожидают от такого Министерства его создатели.

Откровенно говоря, даже по прочтении всех 28 пунктов планируемых задач Министерства я не смог понять, для чего оно нужно. Потому как в большинстве своем они либо дублируют не ключевые функции действующих сегодня госорганов - Нацсовета, Госкомтелерадио, СНБО и парламентского Комитета по свободе слова, либо формулируются через общие фразы типа "участие в формировании государственной информационной политики". При том, что не ясны даже пути, которыми эта информационная политика будет реализовываться, ведь Украина взяла курс на разгосударствление СМИ, и в дальнейшем все будут либо общественными, либо частными.

Кстати, в Положении не указано, что Министерство должно прекратить свое существования после российской агрессии, как об этом говорит сам министр.  

Но в целом, вопреки ожиданиям, в проекте Положения сложно найти какую-либо крамолу в части попрания свободы слова, о чем часто приходилось слышать в последнее время. Да, присутствуют "пункты со странностями", при чем в широком ассортименте, но при уважительном отношению к украинским законам эти пункты не тянут на большее, чем растерянно пожать плечами.

В пункте 26 идет речь о том, что Министерство управляет объектами государственной собственности, которые принадлежат к сфере его управления. Они вписали возможность реализации таких полномочий. Если Кабмин решит передать что-то в управление МИП, то они будут управлять. Как раз в этой части претензий нет. Вот только непонятно зачем, но это другая история. Само по себе наличие такого пункта ничего не значит.

Может ли государственный орган финансироваться за небюджетные средства иностранного государства? Оно даже звучит странно. Юридически это требует более детального изучения. Думаю, что ввиду того, что положение писали юристы, то они сразу эту голубую мечту финансирования украинского правительства за счет грантов отправили в топку. Такой нормы в Положении нет. Да и гранты выдаются на какие-то конкретные проекты, а не просто на поддержку штанов.

Очевидно, основная проблема связанная с Мининформполитики лежит преимущественно в околоправовой плоскости. В Украине исторически сложилось, что государство всегда снисходительно относилось к юридическим формальностям в отношении себя, и, увы, эта традиция сохранилась и по сей день. Потому главные опасения как раз в том, что новое Министерство с букетом широких и неконкретизированных функций станет заниматься государственным "корректированием" информационного поля привычными для Украины методами - темники, давление на СМИ, собеседования с собственниками крупных каналов и т.д.

Но как на самом деле будет действовать Министерство пока говорить рано. 

Yuriy Krainiak.jpgYuriy Krainiak.jpg


Автор - медиаюрист, управляющий партнер юридической фирмы Jurimex Юрий Крайняк

Материалы, публикуемые в разделе "Мнения", отражают исключительно точку зрения их авторов и могут не совпадать с позицией редакции портала ЛІГА.net и Информационного агентства "ЛІГАБізнесІнформ".
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
Загрузка...