Детройтский синдром. Чему учат банкротства индустриальных городов

24.07.2013, 12:45
Детройтский синдром. Чему учат банкротства индустриальных городов - Фото
Детройт готовится к судебным слушаниям о банкротстве. Долги города оцениваются в 18 миллиардов долларов

Эксперт Deutsche Bank - о том, почему судьба Детройта должна стать предупреждением для всех стран эпохи урбанизации

Когда на прошлой неделе администрация Детройта подала заявление о банкротстве, это стало крупнейшей подобной заявкой в истории США. Население Детройта сократилось с 1,8 млн человек в 1950 году, когда он был пятым по величине городом Америки, менее чем до 700 тыс человек сегодня. Индустриальная  база города разрушена.

Тем не менее,  мы живем в мире, в котором городам никогда прежде не было так хорошо. Более половины мирового населения проживает в городах, что является рекордом за всю историю,  городские центры производят около 80% мирового ВВП. Этот процент станет еще выше по мере стремительной урбанизации стран с формирующейся рыночной экономикой. Итак, чему может научиться мир на печальном опыте Детройта?

Совсем недавно, в 1990-х, многие эксперты предполагали, что из-за развития технологий города утратят свое значение. Считалось, что благодаря интернету и мобильной связи, в то время являвшимся слаборазвитыми технологиями, людям станет не нужно жить в перенаселенных и дорогих городских центрах. Прогноз не сбылся: в таких городах, как Нью-Йорк и Лондон с 1990 года наблюдается резкий рост численности населения, начавшийся спустя десятилетия упадка.

Как показывает Детройт, города, которые зависят от одной отрасли или от временно выгодного расположения, может ждать весьма печальная участь

Одна из причин, которая помогла городам, - это характер жизни в двадцать первом веке. Ранее жизнь в развитых странах основывалась на определенном распорядке дня: люди приходили на работу в офисы и на заводы, возвращались домой, где ужинали со своими семьями, смотрели свои любимые телевизионные программы, ложились спать и повторяли этот цикл, проснувшись на следующее утро.

Такие регулярные циклы уже не применимы к жизни большинства людей. В течение рабочего дня люди смешивают и согласовывают между собой многие виды деятельности: они могут работать за рабочим столом, но они также могут встретиться с другом во время обеда, пойти в спортзал, заняться домашним хозяйством, совершить деловую поездку, сделать покупки через интернет и т.п.

Аналогичным образом, время, проводимое дома, более не разграничено столь четко: многие люди работают в интернете или участвуют в конференц-звонках, одновременно занимаясь домашними делами. Мы обнаружили, что жить такой многозадачной жизнью лучше всего в городах, поскольку в них сконцентрировано множество коммунальных (аэропорты, магазины, школы, парки, спортивные сооружения) и развлекательных объектов (клубы, бары, рестораны).

Еще одна причина заключается в том, что города стали более важны как центры новаторства и творчества. До девятнадцатого века новаторство было, в основном, делом специалистов широкого профиля и гениальных изобретателей, вследствие чего накопление новых знаний происходило медленно, но они быстро распространялись между различными областями. В двадцатом веке создание знаний стало работой специалистов, из-за чего скорость их создания резко возросла, но их междисциплинарное применение замедлилось.

Но последние исследования показали, что такой источник новаторства стремительно иссякает (в наше время производительность американского научного сотрудника может быть менее 15% производительности такого же научного сотрудника 1950 года). Вместо этого новаторство все в большей степени основывается на смешивании и согласовании знаний из разных специализаций. Некоторые города идеально для этого подходят,  в них сконцентрирован человеческий капитал различных видов, что приводит к случайному взаимодействию между людьми с разными знаниями и навыками.


Экономический бум в успешных городах приведет к вытягиванию человеческого капитала из менее привлекательных промышленных центров, которые  попадут в порочный круг упадка

Проблема данной постиндустриальной городской модели заключается в том, что она дает большое преимущество "городам широкого профиля", в которых имеются различные виды коммунальных и развлекательных объектов и человеческого капитала. Более того, в некоторых успешных городах динамика роста может быть настолько высокой, что они могут опустошить города-конкуренты меньшего размера (например, конкуренция Лондона с городами северной Англии).

Некоторые специализированные города также могут преуспеть в этом мире. Но, как показывает Детройт, долгое время зависевший от автомобильной промышленности, города, которые зависят от какой-нибудь одной отрасли или от временно выгодного расположения, может ждать весьма печальная участь.

Все это имеет большое значение для стран с развивающейся экономикой. По мере того, как Китай превращался во "всемирную фабрику", доля его городского населения выросла с 26,4% в 1990 году примерно до 53% на сегодняшний день. Большие, космополитические города Пекин и Шанхай разрослись чрезвычайно сильно, но значительная часть городской миграции происходила в типовые мелкие и средние промышленные города, выросшие, как грибы, по всей стране в течение последнего десятилетия. Объединяя промышленную инфраструктуру и применив хукоу (систему разрешений на проживание в конкретных городах) власти смогли на удивление хорошо управлять данным процессом.

Однако такой процесс роста городов вскоре прекратится. По мере изменения Китаем своей экономической модели в сторону сокращения огромных инвестиций в инфраструктуру и массовое производство, многие из этих мелких промышленных городов потеряют свою основную отрасль. Это произойдет в условиях, когда из-за демографического перекоса в стране сокращаются трудовые ресурсы и замедляется поток миграции из сельской местности в города (сельское население сейчас состоит из непропорционально большого числа пожилых людей).

Между тем, постиндустриальные преимущества таких городов, как Шанхай и Пекин, будут привлекать талантливых и образованных детей сегодняшних промышленных рабочих. В отличие от сельских мигрантов, стремившихся получить работу в промышленности, управлять образованными и творческими профессионалами с помощью системы хукоу будет гораздо труднее. Таким образом, экономический бум в успешных городах приведет к вытягиванию человеческого капитала из менее привлекательных промышленных центров, которые затем попадут в порочный круг упадка и снижения производительности.

Истории, подобные детройтской, случались в развитых странах уже несколько раз за последние полвека. И, как показывает судьба северных городов Мексики, страны с развивающейся экономикой не застрахованы от данного процесса.

 Вместо строительства все большего числа типовых промышленных городов Китаю необходимо переоборудовать и модернизировать имеющиеся города. Когда численность его населения начнет сокращаться, возможно, Китаю стоит даже закрыть нежизнеспособные города и объединить их население. Судьба Детройта должна стать предупреждением не только для Китая, но и для следующего поколения урбанизирующихся стран. Например, для Индии.

Сандж

Детройтский синдром. Чему учат банкротства индустриальных городов
ив Саньял,
глобальный стратег
DeutscheBank

Project Syndicate, 2013

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Вакансии
Больше вакансий
Администратор системы
Киев Региональная газовая компания
Операційний менеджер
Киев Медіа холдинг Ligamedia
Full stack developer
Киев Медіа холдинг Ligamedia
Разместить вакансию

Комментарии

Последние новости

Подставить плечо: Как бизнес спасает государство в период кризиса