20.08.2018, 09:00

CEO Preply: Украине стоит сделать английский вторым госязыком

Кирилл Бигай

Интервью с Кириллом Бигаем, сооснователем и CEO Preply. Как украинская компания стала одним из крупнейших в мире сервисов для поиска репетиторов

Preply - один из самых успешных украинских стартапов. Шесть лет назад он начинал свою историю с нуля, как сугубо киевский сервис по поиску репетиторов. Первых учителей приходилось обзванивать и приглашать на платформу вручную.

Сейчас назвать Preply стартапом язык не поворачивается. Им воспользовалось около 100 тысяч клиентов из 150 стран, а количество привлеченных репетиторов составляет десятки тысяч. Компания быстро растет и намерена через несколько лет стать украинским "единорогом" - достичь капитализации в $1 млрд. Месяц назад она привлекла в очередном раунде $4 млн инвестиций от европейских фондов и открывает новый офис в Берлине.

Реклама

Корреспондент LIGA.net встретился с сооснователем и CEO Preply Кириллом Бигаем. Тот рассказал об успехах и планах компании, секретах сервиса, проблемах украинского бизнеса. И самое интересное: предприниматель поделился мнением о том, что нужно изменить в нашем государстве, чтобы мы смогли конкурировать за таланты на глобальном уровне.

О том, станет ли стартап первым украинским единорогом

- Preply уже 6 лет. Чего вам удалось добиться за это время?

- За время существования нашего сервиса им воспользовалось порядка 100 тысяч клиентов. Всего было зарегистрировано примерно 100 тысяч репетиторов. Одно из наибольших достижений — команда, которую мы смогли построить. Я считаю, это уникальная команда в украинских реалиях. Она уже состоит на 25% (может, даже больше) из иностранцев. И это только начало.

Мы стали одним из лидеров на рынке онлайн-репетиторства в мире. Думаю, мы входим, как минимум, в ТОП-5, если говорим о маркетплейсах для языкового онлайн-тьюторинга (обучения - Ред.). Наши конкуренты находятся в Сан Франциско, Шанхае, других городах мира. Нам удалось построить определенную историю успеха, когда украинская компания стала успешной на международном рынке. Доля наших доходов на рынке СНГ — меньше 20%. Основной рынок — это США, Западная Европа, пробуем Азию и Южную Америку. Нам платят клиенты из более чем 100 стран мира.

- Почему активных репетиторов в три раза меньше, чем зарегистрированных?

- Раньше мы всех допускали, сейчас значительно подняли качество репетиторов. И допускаем к преподаванию менее 30%.

- То есть вы ужесточили процесс допуска? Как это сейчас происходит? 

- У репетитора должно быть высокое качество профайла. Потом идет верификация документов, которые выданы государством. Это может быть либо паспорт, либо водительское удостоверение. Идет верификация документов о рабочем опыте, образовании. Смотрим, есть ли у человека образование преподавателя либо сертификат преподавания. 

Реклама

- Сколько у вас клиентов, которые платят вам деньги?

- Если смотреть кумулятивно, гораздо больше 100 000, но вообще где-то десятки тысяч в месяц. 

Основатели Preply: Кирилл Бигай - в центре, Дмитрий Волошин - справа, Сергей Лукьянов - слева

- Какой у вас с годовой оборот? Год или два назад Дмитрий Волошин, один из основателей, говорил в одном из своих выступлений, что эта цифра - миллионы долларов. Сейчас больше?

- Мы не распространяем эту информацию. Это решение принято управленческим составом компании и инвесторами.

- Раньше вы говорили, что используете разные бизнес-модели для Америки, Украины и других стран. Как сейчас?

- Сейчас бизнес-модель одна, но мы будем продолжать экспериментировать. 

- Раскройте ее суть.

- Если коротко, то у нас 20% комиссии в среднем по занятиям.

- То есть, если человек хочет учиться английскому, он платит деньги вам, вы забираете 20% и отдаете остальное репетитору?

- Если очень грубо — да. Если более детально, то мы отдаем деньги репетитору после каждого урока, когда сервис предоставлен. Мы — маркетплейс с минимумом посредничества, у нас есть прямая связь между студентом и репетитором. А деньги, как и во всех маркетплейсах, проходят через платформу как в Airbnb или Booking.

- Последняя новость вашей компании — это то, что вы привлекли $4 млн инвестиций. На что планируете их потратить?

- Сейчас у нас активно развиваются рынки США и Европы. Это два рынка, на которых мы хотим продолжать усиливать свои позиции. И будем пробовать выходы в Азию. 

Если говорить в целом, думаю, большая часть уйдет на усиление продуктовой и маркетинг команды как в Киеве, так и в Берлине. 

- На какие рынки собираетесь выходить?

- В Азии есть несколько интересных для нас рынков. Сейчас мы говорим, что это Корея и Япония. Китай достаточно сложный рынок, но мы его не исключаем.

- Зачем вам берлинский офис? Чем он будет заниматься?

- Мы открываем офис для расширения и усиления команды в первую очередь. На текущий момент он будет искать таланты. 

- А сколько людей работает в вашем киевском офисе?

- До 100 человек. В новом офисе будет столько же.

- Многие мечтают о появлении первых украинских единорогов. Вы уже близки к оценке в $1 млрд, как считаете?

- Это путь в 5-6 лет.

- Вы еще в 2016 году говорили о таком сроке. Путь получается дольше?

- Нет, но еще 4-5 лет нужно работать над этим. 

- Какие у вас сейчас амбиции?

- Стать №1 в мире.

- Когда вы это планируете? В недавнем сообщении было написано в следующем году. Думаете, получится?

- Посмотрим. Думаю, это возможно.

- Какие новые направления вы открываете? Сейчас помимо языков у вас есть математика, разные школьные предметы, пение и так далее.

- Мы сейчас закрываем эти направления и хотим сфокусироваться на языках. 

- Остальное не приносит прибыли?

- Приносит. Мы просто делаем фокус на языки, наша цель — стать №1 по языкам. Дальше будем масштабироваться в других предметах. Пока что они идут, как идут, без дополнительных движений с нашей стороны. Фокус очень важен. Amazon тоже с книжек начинал.

- Максимум приносит английский?

- Да. Самый популярный язык в мире для изучения. 

- На скольких рынках вы находитесь сейчас?

- За последний год у нас были оплаты из 150 стран. Если мы говорим про языки, то сейчас у нас представлено 16 языковых версий интерфейса сайта.

- Во сколько вы можете оценить рынок репетиторства в Украине и мире?

- В Украине его тяжело оценить, и мы на нем не фокусируемся.

В мире это 100-миллиардный рынок. Но это именно все, о чем можно подумать в рамках слова “репетиторство”: и занятия офлайн один на один, и онлайн один на один, и занятия при разных школах.

Например, в Корее есть школы, которые делают репетиторство один на один. Там огромное количество репетиторов, и все школьники и студенты после основного обучения идут в эти школы и занимаются там. 

О том, почему Украина - все еще Мекка для аутсорсеров, а не новых продуктов

- Почему доля украинского рынка так мала? Все же украинцы все больше чем-то интересуются, ездят в Европу, изучают языки. Есть ли динамика?

- Рынок СНГ в принципе растет, просто другие рынки растут быстрее. Их стало гораздо больше. Начинали мы вообще только с одного украинского рынка. Потом Польша, Бразилия, сейчас - весь мир. 

- Вы когда-то комментировали вопрос перекоса бизнеса в Украине в сторону аутсорсинговых компаний. Сейчас он как-то  выравнивается?

- Становится хуже. Аутсорс-компании растут быстрее, чем продуктовые. Но, думаю, мы дойдем до момента, когда перекос начнет уменьшаться. 

Нужно стараться, строить новые продуктовые команды, инвестировать в продуктовые компании, сотрудникам присоединяться к новым продуктовым компаниям. И гнаться не за зарплатой, а за уникальным опытом построения международных продуктов. У нас должно быть больше предпринимателей, мы должны уметь приглашать сюда предпринимателей из других стран. 

Экономически в Украине сейчас прекрасное время, чтобы заниматься технологическим предпринимательством. Достаточно низкие цены, высокие зарплаты — выше, чем в России (я о технологическом секторе). Есть прекрасная экономическая возможность создавать здесь технологические компании, но для этого нужно над этим работать. 

Мы сейчас варимся в собственном котле, когда вся интеллектуальная собственность находится за рубежом. Все аутсорсинговые компании предоставляют ресурс в виде наших умов, но вся интеллектуальная собственность принадлежит зарубежным компаниям. И монетизируют все это они.

- В этом плане вы стали исключением из правил — компания, которая осталась в Украине.

- Осталась или нет — дело такое. Бизнес будет развиваться там, где ему комфортно. Если завтра поменяется что-то в Украине, станет экономически невыгодно находиться здесь, не будет смысла держать и офис. Я, конечно, утрирую — мы в долгосрочной перспективе видим себя здесь. И мне кажется, у нас огромное количество молодых ребят, которые заслужили строить международный продукт. 

А мы можем строить офигенные международные продукты, реально высокого качества — Grammarly, Depositphotos , Petcube, Concepter, PromoRepublic. Много классных продуктовых компаний — тот же Readdle, MacPaw, ZEO Alliance, Genesis и другие. Нужно в эти компании инвестировать, помогать им развиваться, приглашать сюда международных сотрудников. 

Для экспата получить визу и открыть бизнес тут все еще сложно. 

В Украине у нас такой сумасшедший отток интеллектуального капитала, когда очень много людей выезжает из страны. А кто к нам приезжает? Ответ — никто. Потому что мы не создали условия для этого. А весь мир к этому движется. Люди из Великобритании переезжают в США, люди из Польши и Прибалтики переезжают в Германию и Великобританию. Украинцы переезжают в Прибалтику и Польшу. А кто приезжает в Украину?

Что нужно сделать Украине, чтобы рвануть вперед

- Какие три пункта помогли бы Украине поправить эту ситуацию?

- То, что я сейчас скажу, вряд ли будет сделано. Но один из самых быстрых, резких и поднимающих нас на следующий уровень шагов — сделать английский вторым официальным языком. 

- Это обсуждалось, неплохая инициатива, как по мне.

- Это могло бы поменять очень многое. Когда государство может говорить на английском, когда людей не берут на госслужбу без английского, когда все компании, которые у нас есть, говорят на английском, когда у нас вся инфраструктура и сервис говорит на английском, — тогда мы можем приглашать сюда иностранцев, и они будут чувствовать себя здесь комфортно.

Второй шаг — ввести политику на уровне государства на предмет того, как упростить и усилить приглашение талантов из других стран. Например, Индия — одна из наиболее активно развивающихся технологических экономик мира. У них есть Бангалор, они называют этот город индийской Кремниевой Долиной. Там огромное количество успешных компаний, огромное количество классных инженеров, дизайнеров, продакт-менеджеров, маркетологов. И все они хотят переехать в Европу. У нас сейчас работает три сотрудника из Индии. 

Приглашайте людей оттуда! Постройте программы, по которым любая компания в Украине может легко пригласить зарубежного специалиста. Помочь этому — это очень большой и важный шаг, с моей точки зрения.

И есть вещи, которые очевидны, но по ним ничего не делается. Не может страна развиваться, если качество обучения в этой стране постоянно падает.

- Вы ощущаете падение уровня образования в Украине?

- Конечно. Я зашел в свою школу, где у меня был класс космонавтики и математики. Из 30 человек в классе у нас был костяк - 13 человек, которые постоянно соревновались по математике на разного рода олимпиадах, в том числе выигрывали республиканские. И там был прекрасный учитель. Сейчас этот учитель ушел, но кто пришел вместо него? Никто не пришел, потому что неинтересно молодому поколению работать за копейки в школе. Тут фанатом нужно быть.

Поэтому повышение уровня зарплат в школах и университетах — это must have. Более того, нужно приглашать иностранных специалистов на эти должности.

Почему такой взрыв экономики был у Южной Кореи? Потому что после войны у них была четкая политика, что нужно приглашать в университеты и школы лучших учителей со всего мира. И они этим занимаются постоянно.

Германия — одна из немногих стран в Европе, в которой все образование в университетах бесплатное, для иностранцев в том числе. Конечно, конкурс за каждое место интенсивный, ещё и немецкий надо выучить. Но в итоге в Германию приезжает самая талантливая молодёжь Европы. Сразу после университета они присоединяются к технологическим компаниям. Именно поэтому в Берлине без проблем можно найти специалиста по любому профилю из любой страны. Очень интернациональный город. У нас можно сделать то же самое, и сюда начнет приезжать огромное количество людей как из Европы, так и из развивающихся стран.

Конечно, уровень образования нужно постоянно повышать. Постоянное инвестирование в школы и университеты на уровне улучшения их инфраструктуры и привлечения самых сильных специалистов — это один из путей.

Интеграция онлайн-образования в этих же школах и университетах — это второй путь, которым можно пойти. Я считаю, что важно экспериментировать и понять какой  микс может работать лучше.

- Внедрять онлайн-образование? Есть хорошие украинские курсы Prometheus.

- Prometheus — это украинское решение. Мы завязываем себя на украинских преподавателей. Это не плохо. Но лично я борюсь за разнообразие. Должны быть разные точки зрения, и нужно бороться за самых сильных учителей, а не только за тех, которые есть в наличии.

О том, почему успешные иностранцы не едут работать в Украину

- 25% иностранцев в вашей компании — внушительное количество. С какими сложностями вы столкнулись, приглашая их? Им же нужно лучшую зарплату обеспечить. 

- Как правило, для многих позиций разрыва в зарплатах нет. Только в редких случаях. До сих пор в Украину невозможно пригласить лидеров. Людей, которые стали вице-президентами по продажам, маркетингу в успешных европейских или американских компаниях, невозможно затащить в Украину.

- Почему?

- Много факторов. Экосистема слабая.

- Больницы, транспортная инфраструктура?

- Нет, в технологическом плане. Зачем им уезжать из Сан-Франциско, где их окружают десятки профессионалов выше и ниже их уровня, в Украину, где он будет единственным таким профессионалом?

- Чем вы заманивали своих иностранцев?

- У нас очень интересная история, потому что у нас классный международный продукт. Людям хочется работать в компании, которая строит и меняет образование в мире. Тем людям, которых мы нанимаем, это нравится. У нас люди 18-ти национальностей в компании.

- Чем они занимаются?

- Работают на разных должностях. Некоторые являются координаторами рынков. Некоторые делают глубокие интервью с нашими клиентами, чтобы понимать, что мы должны изменить в продукте или маркетинге. Некоторые занимаются поддержкой пользователей. Наша лидершип-команда на 50% процентов состоит из иностранцев. Напрямую я управляю командой из 8-ми человек, и четверо из них — иностранцы.

О том, как дешевле учить английский с носителем языка

- Какие лайфхаки существуют в вашем сервисе? Например, как заниматься с нейтив спикерами дешевле?

- Можно заниматься с американцем, который живет не в США. У нас огромное количество американцев и британцев, которые живут в Азии, в небольших городках, где есть хороший интернет. Они наслаждаются жизнью, и у них совершенно адекватная стоимость часов.

Второе — мы убираем барьеры. Неважно, из Киева ты или небольшого городка. У тебя есть доступ к любому преподавателю в мире, который у нас зарегистрирован. Еще одно преимущество — это ценообразование. Заниматься face to face — это большие затраты на то, что нужно приехать, уехать. Так выходит дороже и для репетитора, и для студента.

Поэтому онлайн-репетиторы ставят цену намного ниже, чем офлайн-репетиторы. Если мы говорим о рынке США, то дешевле приблизительно в 3 раза. Онлайн-репетитор зарабатывает в среднем $25, офлайн-репетитор попросит за свои услуги $80-100.

- То есть $25 за час для американца — хорошая цена? Украинец может через платформу за эти деньги пообщаться с американцем?

- Да, может и дешевле — и за $20, и за $10. У нас есть американские преподаватели, которые за эти деньги учат. Заходите на поиск, выбираете цену и смотрите. 

- Их, наверное, быстро расхватывают.

- Да, они, как правило, популярны. 

- Какие недостатки онлайн-образования? 

- Онлайн решает те задачи, которые нужно решить. Вы хотите получить результат или эмоциональный опыт?

Да, эмоциональный опыт вживую лучше и интереснее, но это гораздо затратнее с точки зрения организации. При живом общении вы же не сможете сразу сесть и начать заниматься: все равно сначала попьете чаю, о чем-то поговорите. Если мы говорим об эффективности, онлайн ничем не уступает, особенно, если речь о языках.

- Вы сами так учитесь?

- Да, регулярно. Английский учу, буду начинать учить испанский. 

- Компания как-то гарантирует результат или это ответственность клиента?

- Это ответственность клиента и репетитора. Если последний плохо преподает, он получит плохой отзыв. Как во всех маркетплейсах. У нас репетитор — это индивидуальный предприниматель: они сами работают, сами свои сервисы предлагают, сами прописывают профили. Мы — компания, которая создает платформу под этот рынок и делает определенную регуляцию этого рынка, чтобы ученикам и репетиторам было удобно вместе заниматься и они достигали результата. 

Антон Кобылянский
корреспондент ЛІГА.Tech
Антон Кобылянский
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.