Интернет уходит "в сумерки"

25.11.2010, 07:46
Интернет уходит
5ec4fe2e0054b2243a0e37229f067736.jpg

С конца 2008 года некие некрупные провайдеры из "белой" зоны стали перетекать в "черную", но не полностью переходить, а именно "дрейфовать"... Они не могут себе позволить закрыть одну компанию и открыть новую, полностью "черную", без риска потери абонентс

Интернет уходит "в сумерки"

Заканчивается 2010-й год, который для украинской телеком-отрасли был достаточно насыщен событиями. О том, что поменялось в кабельном ТВ и Интернет-доступе, об "оттенках" легальности украинского телекома и о деятельности регуляторов рынка корреспонденту ЛІГАБізнесІнформ рассказал президент компании "Воля" Cергей Бойко.

- Если подводить некоторые предварительные итоги по 2010 году, что бы Вы могли сказать о рынке кабельного ТВ и Интернет-доступа?

- Действительно, приближается к концу 2010 год, и, наверное, можно подводить некоторые итоги: месяц, который остался до конца года, на общую картину всего года, как мне кажется, существенно не повлияет.

Итак, оценивая тренды в таких сегментах телекоммуникационного рынка, как платное телевидение и Интернет, можно отметить следующее: по услуге платного ТВ, как мы и предполагали, прирост рынка сам по себе сохранился, но его темп существенно замедлился.

- Можете озвучить то же самое, но в цифрах?

- По итогам года мы ожидаем, что по сегменту платного телевидения это будет не более чем 5%-ный прирост базы, возможно даже 4-4,2%. В прошлом было выше – до 7%

- Чем можно объяснить подобное замедление?

- С одной стороны – нет прироста новых пользователей. Подрастающие молодые люди предпочитают не пользоваться "привычным" телевидением, смотрят, в том числе, телевизионные передачи через Интернет, и не являются постоянной аудиторией платного ТВ. Кроме того, упала покупательная способность. Сейчас повышаются цены на другие жизненно необходимые вещи, продукты: если верить госстатистике, темп прироста годовой инфляции на некоторые продукты питания составил 15%, если же верить собственным глазам, думаю, это где-то даже 25-30%, соответственно, на платное ТВ и другие развлечения денег остается меньше.

- И в принципе можно говорить о снижении ARPU за этот год?

- Да, хотя этот тренд, прежде всего, заметен в сегменте высокоскоростного Интернета. Здесь ARPU (доход в пересчете на абонента, - ред.) снизилось более чем на 10%. Еще во II квартале по данным "iKS Consulting" в среднем по рынку этот показатель составлял порядка 60 грн. в месяц, а уже сейчас это 52-53 грн. Доход с абонента снизился на 7 грн., а это более чем 10%-ное падение за немногим более чем квартал.

- То есть, растет количество пользователей и трафик, а счет при этом уменьшается?

- Да. Вообще в Интернет-доступе сейчас две основные тенденции.

С одной стороны, это растущий рынок, действительно подрастает поколение, которое пользуется Интернетом, воспринимает его как необходимый продукт, формирует постоянную базу абонентов – отсюда прирост новых пользователей услуги Интернет, конечно, больше, чем упомянутые 5% по услуге платного ТВ.

С другой стороны, на рынке появилось и появляется все больше конкурентов. И эта конкуренция зачастую имеет своим проявлением демпинговые стратегии. Их применяют компании, которые впервые выходят на рынок домашнего Интернета, либо наоборот – с него уходят. Ну, или, например, если я знаю, что моя "пестрая" компания с кем-то "звездным" объединяется в будущем (улыбается), я могу, не сильно заботясь о бренде или о позиционировании моего продукта, обрушить рынок, но зато набрать абонбазу, которую в последствии передать правопреемнику.

Демпинг запускает цепную реакцию: остальные конкуренты смотрят на самое выгодное с точки зрения клиента по цене предложение и стараются сделать все возможное, изыскать все ресурсы, чтобы ему соответствовать. И понижается средний уровень рыночного предложения.

В августе – сентябре мы наблюдали самую опасную тенденцию: в III квартале ценовое предложение по услуге доступа в Интернет приближалось уже к минусовой рентабельности. Это почувствовал даже менеджмент упомянутых выше компаний.

- Это кажется не совсем логичным: какой компании может быть интересна минусовая рентабельность?

- Если у меня стоит цель за короткий промежуток времени захватить большой кусок рынка (с точки зрения количества пользователей услуги), то это оправдано. Но если я разумный, то я четко отвожу себе на это жесткий временной коридор и точно понимаю, что это не может длиться год. Срок должен быть намного короче, поскольку, даже при наличии у меня финансовых ресурсов, позволяющих субсидировать целый год услугу, к следующему году потребитель привыкнет к такому "обычному" уровню цены, и потом увеличить цены даже всего на 1 или 2 грн. будет крайне тяжело.

Как правило, при преследовании такой цели компании стараются упростить восприятие клиентов: "Господа, вы ни о чем не думайте, смотрите только на цену", и клиент на самом деле выбирает дешевые пакеты, не глядя на срок существования этого дешевого предложения.

Но разница заключается в том, что если все-таки имеются в виду акционные условия на два, три, даже шесть месяцев, то одни, как наша компания, честно говорят потребителю: это временно, я временно субсидирую услугу, а другие скрывают и не говорят о "временности".

Честный подход, например недоступен многим "домашним" сетям, которые показывают и рекламируют только абсолютные цифры. А единственный для них выход, после двух-трех месяцев, чтобы не повышать цены – обманывать государство.

Это одна из тенденций на рынке Интернета – усиление конкуренции не только за счет легально действующих игроков, но и за счет увеличения так называемого "серого" и "черного" сегментов.

- Как разделяете "серое" и "черное"? Насколько я понимаю, речь идет о разрешительной документации?

- Это, знаете, почти по Стругацким: "...В мире, где царит серость, к власти всегда приходят черные...". Раньше рынок существовал по очень простой схеме: были провайдеры, которые полностью соответствовали требованиям законодательства, у них имелась вся разрешительная документация, в частности, лицензии, документы на техническое обслуживание и строительство телеком-сетей, сертификаты соответствия госнормам используемого ими оборудования, акты проверки государственной инспекции электросвязи, и т.д.

И был "черный" рынок, который не заботился о легализации, и работал от случая к случаю: открывалась компания, какое-то время жила, пока ее не находили и не закрывали правоохранители. Все было просто – белое и черное. Черного было мало – 2-5%.

С проявлением кризисных тенденций в экономике – с конца 2008 года, на протяжении 2009 года и в 2010 отслеживается следующая тенденция: некие некрупные провайдеры из "белой" зоны стали перетекать в "черную", но не полностью переходить, а именно "дрейфовать". Причина такого дрейфа – в том, что у них уже есть более-менее стабильная абонбаза, названия юридических лиц, к которым пользователи привыкли. Они не могут себе позволить закрыть одну компанию и открыть новую, полностью черную, на которую перевести все финансовые потоки от абонентов, без риска потери всей абонентской базы. Так образуется серая зона, зона "сумерек". То есть вроде бы компания имеет кое-какие атрибуты легальной компании, она кажется очень милой и очень маленькой – 500 либо 1000 абонентов от которых поступает абонентская плата, но самом деле это просто надводная часть айсберга. И большая часть средств аккумулируется на счетах частных предпринимателей, которые собирают наличные средства у абонентов, и "не спешат" их перечислять на провайдера. Как, в аллегории с айсбергом, такой "дрейфующий" вид еще опаснее: такие компании выглядят почти как легальные, таковыми не являясь, а отличить их от легальных крайне сложно.

И при этом они – слово хорошее на форуме попалось – "тыбрят" у государства. А если "тыбрить" 25% налога на прибыль и 20% НДС – это уже 45%. Запас в 45% по сравнению с легальными (белыми) конкурентами уже дает возможность "разгуляться" в возможностях установления цен. Вы представьте себе, какой "дисконт" можно себе позволить.

Кстати, у нас в стране много компаний, которые перешли "в зону сумерек", по оценкам различных экспертных ассоциаций – уже более 20 % от всех провайдеров.

- А что нужно, чтобы этой зоне "выйти из сумрака"?

- Нужно принять соответствующие меры со стороны государственных органов, которым для этого нужно быть немножечко профессиональнее, выше того уровня, который сейчас есть. То есть, упростить требования для легальной деятельности с одной стороны, но ужесточить контроль за соблюдением этих упрощенных требований – с другой.

- Как, кстати, оцениваете деятельность регуляторов отрасли? Нацсовета по ТВ, НКРС?

- Наша отрасль – одна из самых зарегулированных. Нас регулируют и Нацсовет по телевидению и радиовещанию, и Нацкомиссия по вопросам регулирования связи. Я могу сюда же добавить и Госкомитет по строительству, который выдает лицензии на строительство телекоммуникационных сетей, Налоговые администрации и инспекции, таможенные органы (если речь идет о закупках телекоммуникационных материалов импортного производства), Госпотребстандарт, защита прав потребителей, местные органы власти и так далее. Согласитесь, что нагрузка в виде такого количества регуляторов, а, соответственно, и требований – не всем по силам.

К сожалению, законодательство как таковое и "Закон о телевидении и радиовещании" искусственно создали такой лицензируемый вид деятельности, как программная услуга, что, в общем-то, воплотило в себе мечту любого чиновника контролировать контент. Ведь единственная цель появления самого определения "программная услуга" - это не что иное, как желание со стороны государственных чиновников контролировать то, что смотрят наши люди. Другого логического объяснения нет.

Все страны и все госорганы стремятся знать то, что находится или у них в эфире, или в кабельных сетях. Но просто в некоторых странах демократическая традиция такова, что рынок действует без специальных разрешений или лицензий, и в конечном итоге достаточно запросов-ответов между регулятором и участниками рынка. В нашем случае, к сожалению, все приобретает парадоксальные формы.

Например, в Законе о лицензионных видах деятельности черным по белому написано, что лицензированию подвергаются виды деятельности, которые сопряжены с опасностью для жизни или здоровья людей, или с использованием государственного ограниченного ресурса. "Программная услуга" с этим не связана, на нее не нужно по логике никаких дополнительных разрешений. Однако две-три новые нормы в "Закон о телевидении и радиовещании" – и вот с 2006 года уже нужна лицензия. А получение лицензии неминуемо натолкнет вас на взаимодействие с аппаратом регулятора – теми чиновниками, которые готовят решения. Которые понимают, что оправдать свое существование могут только в случае, если есть большое количество запутанных бюрократических процедур, таких, как подача заявки или получение бланков лицензии, если есть огромное количество бумаг, которые они должны требовать и перебирать. Аппарат живет по своим законам, у него совсем другие цели. Его цель не регулировать рынок, а оправдать свое существование или получать свои личные выгоды. Это фактически то, что в законах описывается как создание коррупционных условий.

Что касается двух отраслевых регуляторов – НКРС и Нацсовета по ТВ , то они, не смотря на то, что участники рынка, провайдеры и операторы телеком-услуг положительно отреагировали на новые персональные составы (это, по ожиданиям, могло разблокировать развитие отрасли и рынка), так и не стали "провайдерами реформ" и тем более – лидерами перехода от "керування" к регулированию.

- И в последнее время совсем ничего не изменилось к лучшему? В НКРС, например, объявили курс на либерализацию телекома и даже издали ряд документов, с этим связанных…

- НКРС, в отличие, от Нацсовета, хотя бы все-таки задекларировала своим решением стремление к дерегулированию, к отказу от лицензирования видов деятельности, двойного лицензирования. Со стороны Нацсовета по ТВ даже деклараций в сторону дерегуляции рынка нет. И мне кажется что проблема вот в чем: чтобы найти в себе силы отказаться от излишней бюрократизации, лишних полномочий, госорган должен опереться на некую государственную или национальную идею. Не могу сказать, что я увидел что-то подобное в действиях всех без исключения членов Нацсовета по ТВ.

Но, как я уже говорил, не следует забывать об аппарате. . В случае с НКРС, несмотря на декларацию со стороны председателя комиссии об упрощении и дерегуляции предпринимательской деятельности в области телекоммуникаций, аппарат подготовил изменения в нормативную базу таким образом, что даже регистрация в реестре провайдеров и операторов телекоммуникаций выглядит сложнее и запутаннее, чем лицензирование.

- Имеете в виду Проект изменений к Закону "О телекоммуникациях"?

- И это тоже, хотя куда показательнее технические условия для выдачи свидетельства о регистрации провайдерам услуги Интернет.

- Говоря о национальной идее и национальных ресурсах, Вы утверждали, что кабельная канализация электросвязи (ККЭ), которой сейчас распоряжается "Укртелеком" – в общем-то, достояние скорее государства и перед приватизацией предприятия этот вопрос нужно как-то решить. Насколько это реально, когда до приватизации осталось чуть больше месяца?

- Знаете, есть любимая украинская игра – "порулил, дай другим порулить", вспомните историю с "Криворожсталью". Поэтому, то, что через несколько месяцев после приватизации кто-то вдруг не вспомнит, что в Законе о связи 1993 года черным по белому было написано, что ККЭ передается только во временное оперативное управление, а не в собственность "Укртелекому", не так уж и нереально. Закона, конечно, уже нет, поскольку в 2003 принят Закон "О телекоммуникациях", но это ведь не значит, что право собственности появилось.

- Если будет принят законопроект N5333, устанавливающий НКРС как госрегулятора для ККЭ, что-то реально поменяется?

- Все зависит от эффективности и квалификационного уровня регулятора, я об этом говорил. Если о профессиональном уровне Нацсовета по ТВ не высказывался только ленивый, то в новом составе НКРС все-таки большинство людей, которые не первый день в отрасли, посему надеюсь, что изменится в лучшую сторону .

- Развивая тему национальной идеи: как бы вы оценили решение Нацсовета о смене курса цифровизации эфирного ТВ в Украине?

- Тяжело комментировать то, что не совсем относится к нашей сфере. Если я правильно понимаю, концепция по развитию цифрового эфирного ТВ вообще и "услуг" цифрового телевидения в частности заложена следующим образом.

Потребитель за эту услугу не платит. За нее должен платить ни кто иной, как телеканал, как за операторскую услугу "единому провайдеру". Концепция, конечно, "здоровская", вот только не прижилась ни на одном из рынков. А мы, как обычно, пытаемся строить коммунизм в отдельно взятой стране. Пытаемся "гробить" на это значительные бюджетные средства, будь то 4 млрд.грн. или 1 млрд.грн. Пытаемся найти спонсора, – и это самое интересное – который может по-филантропски подарить большие деньги для переоснащения устаревших мощностей для передачи эфирных сигналов государственному концерну.

Я не верю в подобный альтруизм со стороны коммерческих организаций. И пытаюсь анализировать, какие здесь могут быть варианты выгод. Либо происходит продажа государственного ограниченного частотного ресурса конкретной компании, а исходя из условий, опубликованных Нацсоветом, могу предположить, что победитель известен (улыбается). Либо все-таки необходимо подумать о том, может ли в принципе существовать так называемое "бесплатное цифровое ТВ".

- То есть, Вы считаете, эта идея нежизнеспособна?

- По опыту западных стран могу сказать: существует две основные концепции. Первая – которую воплотили, например, наши соседи в Прибалтике. Государство выдает лицензии использования частотным ресурсом на единого провайдера, который предоставляет услуги платного эфирного ТВ и взамен - бесплатно эфирное ТВ этим же потребителям. То есть он зарабатывает на предоставлении платных услуг, по аналогии с пакетами, которые дает провайдер программной услуги, но взамен он должен бесплатно обеспечивать показ еще трех, четырех, или шести государственных или общественных каналов.

Такой вариант для нас пока в принципе не подходит: пока что мы не определились, что же должно входить в так называемые бесплатные пакеты. Если это – все эфирные каналы, как это определено сейчас, то в таком случае будет происходить субсидирование за счет этого частного провайдера таких же, как он, коммерческих организаций, телекомпаний, которые принадлежат частным лицам.

Если же мы определим, что бесплатны только 2-3 государственных канала, которые финансируются за счет бюджета (а таких у нас немного), необходимо принять соответствующее политическое решение и внести изменения в закон. Только после этого этот вариант может быть интересен для инвестора и приемлемым.

Вторая концепция – путь, по которому пошла, например, Германия и некоторые другие страны. Просто вводится налог со всех абонентов, каждый платит за год какую-то сумму, а за счет этих средств уже происходит финансирование концерна или провайдера, который распространяет эфирные каналы бесплатно. Для Украины, особенно на фоне экономического кризиса, когда все страны вокруг сокращают количество налогов и их ставки, вводить дополнительный налог на каждого из пользователей – сами понимаете… Это называется "удачно выбрать место и время".

- Чтоб завершить тему ТВ, раскройте карты. Какие каналы планируете запускать в ближайшее время?

- Конкретных программ не назову, поскольку тестируем мы порядка 5 или 6 программ, например, КХЛ (канал Континентальной Хоккейной Лиги) – вполне достойный спортивный канал. Посмотрим, что скажут абоненты.

Новые каналы, безусловно, будут. Мы также однозначно будем запускать HDTV: Например, совместно с нашими партнерами в декабре мы сможем порадовать абонентов возможностью посмотреть и протестировать передачи одного из ведущих отечественных каналов в HD-формате.

При этом, когда я говорю о запуске HDTV, я имею в виду не один канал, как сейчас в тестом режиме, а полноценный пакет, который будет состоять как минимум из трех–четырех тематических каналов. Думаю, что это будет не позднее первого квартала следующего года.

- Сергей Юлиевич, Вы говорили о том, что сейчас покупательская способность падает. Достаточно ли ТВ-техники на рынке для расширения предложения HDTV?

- Поначалу это предложение не будет массово затребовано, мы на это и не рассчитываем. Но мы знаем, что уже сегодня порядка 10-12% абонентов имеют телевизионные приемники, позволяющие как минимум принимать сигнал высокой четкости – full HD или HD Ready. Ведь уже с 2008, с 2009 года, все телевизионные приемники, которые продавались производителями "Sony", "Samsung", LG, "Philips", приспособлены для того, чтобы поддерживать HDTV.

Мы в свою очередь со всеми упомянутыми компаниями-производителями телевизоров в 2008-2009 годах провели тестирование на предмет возможности их моделей телевизоров со встроенными сет-топ-боксами (цифровыми тюнерами) принимать и показывать наш цифровой сигнал в том числе и в формате HDTV.

Так что можно сказать, что если у вас телевизор, купленный в прошлом или этом году имеет встроенный цифровой тюнер стандарта DVB-C с поддержкой MPEG-4 и формата HD, то вы сможете подписаться и смотреть наш HDTV-пакет.

- А насколько близок в Украине запуск каналов 3D или видео 3D? Год, несколько лет?

- В ближайшие несколько лет 3D-каналы точно появятся. Но, знаете ли, в Украине что угодно может появиться за ближайшие несколько лет (улыбается). 3D-ТВ будет, если под "несколько лет" понимаем все же более года, и если имеется в виду просто запуск (не обязательно успешный). Вот попытка запуска – точно реальна в течение 2-3 лет.

- "Воле" такое интересно?

- Нам интересно все, что будет интересно абонентам.

- А об этом вы узнаете…

- … Когда в декабре проведем годовое маркетинговое исследование, которое выявит пожелания абонентов на будущее. Если какой-то материальный процент потребителей выскажется "за", то почему бы и нет.

- Переходя от ТВ к Интернету. Вы говорили о попытках контроля – что бы вы могли сказать о недавнем законопроекте, которым предлагается отмена лицензирования онлайн-ТВ, а также запрет цензуры для Интернет-контента?

- В последнее время не могу сказать, что видел грамотные законопроекты, касающиеся регулирования предоставления услуги доступа в Интернет и Интернет-контента. Более того – не понимаю, чем Интернет должен отличаться от другого медиапространства.

- А сфера контента вообще, по-вашему, требует регуляции?

- В Интернете?

- Да.

- Думаю, в конечном итоге регулировать можно все, если четко понимать, какую цель преследует государство. Повторюсь, иной цели, кроме как получить контроль над контентом, пока не видно.

- А что же тогда делать с нелегальным контентом?

- Пока не появится четкая, понятная цель со стороны госорганов в виде: "Господа, мы боремся с пиратским, нелегальным контентом в сети Интернет", все остальные инициативы не будут иметь значения.

- Кто в Украине отвечает за контент? Собственник ресурса, провайдер доступа, пользователь…

- Не думаю, что здесь вообще может быть две точки зрения. Конечно же, собственник ресурса, как и во всем мире. На сегодня принят закон, в котором есть попытка переложить ответственность на конечного пользователя, где предусмотрены санкции за хранение тех или иных ссылок, ведущих к нелегальной информации. Крайнее выражение этого подхода можем наблюдать в других странах, в Китае, на Кубе… (улыбается). "Хороший", наверное, путь, но не думаю, что он наш, европейский.

- А европейский подход тогда в чем состоит?

- Вся ответственность – на стороне того, кто публикует такую информацию. Со стороны государства - активное взаимодействие с провайдерами, чтобы всегда иметь исчерпывающий перечень компаний или лиц, которые отвечают за ресурсы или которым они принадлежат. Для этого выдаются доменные имена, для этого существуют регистраторы. Есть масса вариантов, которые и не являются разрешительными, но при этом позволяют регистрировать и персонифицировать ответственность.

- Во Франции уже пробовали наказывать пользователей за пиратский контент отключением Интернета…

- Да. И они это все отменили.

- А у нас такой вариант возможен?

- У нас возможно все.

- В "Законе 404", в первоначальной редакции, были попытки ограничения доступа пользователя к Интернету…

- Да. Пока все-таки цель: любыми способами контролировать и управлять доступом к контенту. Если бы можно было это делать уже сегодня технически и завести кнопку где-то на Банковой или на Грушевского, это было бы сделано в течение 5 минут. Это желание любого государственного органа, и не только в нашей стране. У нас оно просто гипертрофировано.

- Если конкретизировать: Интернет-провайдеры как сегодня взаимодействуют с файлоообменными сетями по поводу спорного контента?

- Мы на сегодня четко задекларировали и соблюдаем принцип нашего негативного отношения к любому размещению в сети пиратского контента. Второй принцип, который мы четко соблюдаем – это принцип нашего невмешательства в контент, но соответственно – отсутствия нашей ответственности за него, поскольку мы считаем, что любое вмешательство в контент есть не что иное, как цензура, а мы не берем на себя смелость претендовать на полномочия цензурного органа или суда. То есть, с одной стороны, мы не вмешиваемся в контент, с другой стороны – не несем за него ответственности.

- Как это реализуется на практике?

- Если у нас есть факты обращения со стороны правообладателя к отдельным ресурсам, мы о таких претензиях владельцев ресурсов информируем. Мы как Интернет-провайдер и дата-центр не берем на себя смелость контролировать, что и кем размещено на ресурсах, арендующих сервера в нашем дата-центре.

На сегодня существуют определенные требования Закона о защите авторских и смежных прав. И мы оставляем за собой право при законном обращении со стороны правоохранительных органов (по решению суда, запросам в рамках оперативно-розыскной деятельности) предоставлять информацию о собственнике ресурса. Эти запросы должны быть оформлены надлежащим образом, подписаны главой того или иного органа, который имеет право проводить оперативно-розыскную деятельность, тогда мы предоставляем информацию.

- Если перейти от контента к трафику, можно ли говорить, что за этот год трафик вырос?

- Можно. Удвоился.

- А структура поменялась?

- Естественно, все больше и больше трафика генерируется не чем иным, как мультимедийным контентом. То есть видео, аудиоконтентом и т.д. Сейчас меняется сама культура потребления, Интернет становится не только источником информации, как это было несколько лет назад. Сейчас это, в первую очередь, развлечения – социальные сети, обмен контентом. А на развлечения люди готовы потратить больше времени и денег.

- По каналам доставки: некоторые кабельные провайдеры говорят о том, что мобильному Интернету никогда не сравняться с кабельным, что первый всегда будет вспомогательным. С другой стороны – исследования "Cisco", NSN и других компаний отмечают рост именно мобильной онлайн-аудитории…

- Исходя из того опыта, который есть, например в Штатах, а это наиболее продвинутый с точки зрения культуры пользования рынок, могу сказать следующее: те или иные тренды с точки зрения моды на технологии 4G или FTTB, FTTH все таки генерируются не столько потреблением, сколько производителями оборудования.

Эти производители всегда становятся пионерами отрасли и всех убеждают в том, что люди будут потреблять больше и больше мультимедийки, что именно сейчас нужно быстро строить именно такую сеть, которая выдержит эту огромную нагрузку.

Понятно, что когда ты действительно расширяешь пропускную способность своих каналов связи и даешь потребителю без дополнительной оплаты возможность пользоваться чем-то еще, нелогично предполагать, что кто-то от этого откажется. Любая "бесплатная" вещь будет утилизирована – особенно в нашей стране и с нашей ментальностью. Стопроцентно – чем больше даешь ресурса без доплаты, тем больше его будут использовать. И будет создаваться впечатление, что потребление трафика растет в 3-4 раза "само по себе".

Это происходит и в мире, где провайдеры уже осознали, что попали в ловушку, что курица и яйцо поменялись местами. Где производители оборудования говорят: вот у вас будет рост 300% в год, и все пугаются, расширяют сети, дают возможность потреблять больше без дополнительных денег (без изменения цен). И действительно, трафик растет на 300-400%, а ARPU падает.

Мы стараемся отталкиваться от того, как действительно растет потребность абонентов. Это важно, поскольку стереотип потребителя (его профиль потребления) сейчас меняется очень быстро: если раньше – постепенно на протяжении 3 лет, сейчас – радикально за 1-1,5 года.

- И как поменялся пользователь за последний год?

- За последние 8-12 месяцев существенно поменялся профиль потребителя, который пользуется Интернетом, я уже об этом упоминал, когда отвечал о цели использования Интернета.

Для потребителя сейчас Интернет – это способ развлечения и информации. Более того, появилась достаточно устойчивая группа, более 15% аудитории, для которых Интернет – это не только способ развлечения, это стиль жизни. Люди проводят там около 8 часов в день. И это – в сравнении с 2007-2008 годом, когда таких фанатов было 2-3% – демонстрирует и динамику, и масштаб изменений.

Ольга КАРПЕНКО

Компания "Воля": справка и подборка новостей>>>


Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии

Последние новости

Ремонт страныДороги Зеленского: хотел как лучше, а критикуют как всегда. 5 проблем "Большой стройки"