24.07.2018, 08:30

Из таксистов в девелоперы. Как швед построил IT-школу в Украине

Андреас Флодстром

Интервью с Андреасом Флодстромом, основателем Beetroot. Его бизнес - IT-компания и специализированная IT-школа, где можно попасть в профессию с нуля

Реклама

Андреас Флодстром - молодой парень из Швеции, который еще пока думает над тем, связывать ли свою судьбу с Украиной, но уже сумел создать у нас IT-бизнес на 250 сотрудников и учебный курс, на котором даже таксистов и журналистов можно за очень короткое время превратить в джуниор-девелоперов.  

В нашей стране сейчас время возможностей, считает Андреас. Общественный подъем начался после Майдана. В родной Швеции его проект за пять лет не выстрелил бы так, как это получилось у нас. Более того, Украина послужила для предпринимателя плацдармом для экспансии в другие страны. И совсем скоро IT-школа с украинскими наработками откроется в Гётеборге, его родном городе, социализировать своих эмигрантов.

В Киеве Андреас снимает под офис четырехэтажный коттедж на Лукьяновском переулке. Бизнесмен с партнерами быстро масштабирует свою компанию Beetroot и IT-академию по всей стране и радуется, что не остался жить в Петербурге, а все-таки доехал на своих Жигулях до нашей страны.  

Журналист LIGA.net встретился с Андреасом в его офисе. Он рассказал, как начал заниматься бизнесом и социальным предпринимательством, поведал о зарплатах на IT-рынке и сравнил условия жизни в Украине и Швеции.

- Как вы начинали Beetroot? Расскажите в двух словах.

- Нас было двое основателей шведов. Я и Густав (Хенман - Ред.). Мы сюда переехали в 2012 году. И мы оба учили русский. По разным причинам. Мы оба инженеры. Густав - с техническим уклоном. Я изучал техническое предпринимательство. А Beetroot - это вообще была моя дипломная работа из университета. По направлению социального предпринимательства. Изначально все было на экспериментальном уровне. Мы решили, что хотим создать компанию там, где пригодится знание русского языка. Рассматривали Россию, Беларусь, Украину, Молдову. Выбрали Украину. Как по объективным причинам, так и эмоционально. Чувствовали, что тут что-то происходит интересное. В общем, почувствовали, что тут нас принимают и можно жить. И переехали. Я на тот момент жил в Петербурге, у меня была Жигули “пятерка”. На ней и добрались. Первые полгода жили в небольшом офисе - спали там же, на полу, на матрасах.

ПЕРВЫЕ ПРОЕКТЫ В УКРАИНЕ, МАЙДАН И СЕРЬЕЗНЫЙ СТАРТ

- Были ли изначально какие-то инвестиции?

- Нет. Но через полгода уже начало становиться понятным, чем мы занимаемся. Появились первые бизнес-модели. Изначально мы нашли хорошую украинскую команду и клиентов в Швеции. Жили тогда в в Одессе. Иногда мы были посредниками, иногда  - проджект-менеджерами. По-разному. Экспериментировали.

- А какие у вас в основном были заказчики и заказы на первых порах?  

- Были проекты со шведскими стартапами. Разрабатывали, например, мобильные приложения или занимались веб-разработкой и так далее. В итоге все вылилось в понятную бизнес-модель - dedicated team. Команда, которая интегрируется в компанию-заказчика и отвечает за разработку и сопровождение конкретного продукта. Наши клиенты сейчас - это, как правило, продуктовые компании, индустриальные компании, automotive. Больше половины - из Швеции. Но вообще есть клиенты из 20-ти разных стран.

- Как вы двигались дальше?

- Когда начался Майдан и потом война, у нас на тот момент была небольшая команда - 15-20 человек. Мы наблюдали за событиями и поняли, что для нас это уже будет не просто эксперимент. Все серьезно. Мы поняли, что мы хотим тут остаться. Решили придумать, как мы можем по-максимуму влиять на общество как международная IT-компания. Так родилась идея создать Beetroot Academy. В IT-сфере совсем другой уровень жизни, зарплата выше в 5-7 раз, чем в среднем по стране. Мы захотели культивировать эту профессию в регионах. И хотели, чтобы в IT было больше женщин. Тогда и получили небольшой грант у посольства Швеции на эти цели. Первый город, который мы выбрали, была Полтава. Как для шведов - это вполне логичный выбор (смеется). На самом деле подходили к решению объективно. В городе было на тот момент IT-сообщество. Но было очевидно, что если его чуть подтолкнуть, то оно станет значительно более сильным.

IT-АКАДЕМИЯ И САМЫЕ ПОПУЛЯРНЫЕ IT-ПРОФЕССИИ В УКРАИНЕ

- То есть тут вы решили заняться классическим социальным предпринимательством?

- Да.

- Но а как тогда поступили с вашим основным IТ-бизнесом? Вы же от него не отказались, верно?

- У нас социальные цели были заложены и в IТ-компании, и в академии. Beetroot - коммерческая структура с социальными целями, а академия - некоммерческая организация, но работающая на рыночные задачи. То есть двигалось все в одном направлении. Мы обучали людей как для себя, так и для других компаний. Из тысячи выпускников за четыре года работы академии 40 человек стали работать в Beetroot. 70% процентов выпускников после окончания стали работать в IТ.

- Сколько у вас сейчас учеников?

- На данный момент учится 400 человек одновременно. Курс обычно рассчитан на 4 месяца. Мы уже сильно выросли - курсы уже есть в 10-ти городах.  

- Сколько в Beetroot сейчас работает человек?

- В трех офисах - Киев, Одесса, Полтава - около 250. В среднем каждый месяц команда растет на 10 человек. Скоро еще откроем офисы в Ивано-Франковске и Харькове. И в академии еще работает 22 человека на полный рабочий день. И еще мы привлекаем 50 учителей на part-time.

- Какие проекты выполняете в Beetroot?

- Разные. Это может быть как веб-разработка для e-commerce, так и сложные промышленные вещи, связанные, например, с софтом для железа на атомных станциях.

- Какая обычно направленность у курсов в Beetroot Academy?

- На данный момент самые популярные - это front end и web design. За 4 месяца мы даем достаточно знаний для трудоустройства в этих сферах. Есть еще back end, есть Wordpress + WooCommerce, есть Python (для начинающих), Javascript Advanced… В половине случаев можно начинать с нуля. Не надо техническое образование.  

Благодаря новой программе со шведским посольством мы сейчас запустим еще 6-7 новых курсов. Один из них будет по IТ-предпринимательству. Человек сможет создать свою IТ-компанию и оставаться работать в своем городе, но на международном рынке. У нас в Краматорске, например, чуть более 50% выпускников, которые находят работу. Есть всего несколько локальных фирм-партнеров. Поэтому предпринимательскую составляющую в нем явно надо усилить.  

- Не уезжают ли выпускники из регионов после окончания курсов?

- БОльшая часть остается у себя в городах, в местных компаниях. Во всех городах, где мы уже работаем или рассматриваем потенциально, нам представители IТ-бизнеса жалуются, что у них не хватает людей. И расти быстро из-за этого не выходит. В Полтаве, которая была нашим первым городом, за два года количество людей, работающих в IT-сфере, выросло в два раза. Сейчас там около тысячи программистов и около двух тысяч так или иначе занятых в сфере людей. Есть даже наши выпускники, которые сами свои компании открывают.

- Какие планы на будущее по академии?

- Мы рассматриваем сейчас еще 15 новых городов. Смотрим туда, где это принесет наибольший социальный эффект. Например, нас часто спрашивают: “Будете ли выходить во Львов?” Но мы отвечаем, что там и так хорошо развита IТ-культура. Поэтому пока он у нас не в приоритете. А вот Кропивницкий открывать будем.

- У вас часть людей платит за обучение?

- Да. из 1000 человек 750 платили полную стоимость - себестоимость. Это то, что покрывает операционные расходы - то есть учителей, здание, частично команду, которая поддерживает это все. Мы используем гранты для развития городов, продукта, но операционная часть должна покрываться студентами.

- Сколько стоит в среднем курс?

- Средняя стоимость 4-месячного курса - в районе $500. Курс довольно интенсивный - 20 часов в неделю. Есть система “перевернутый класс”. Это когда дома ты получаешь теорию, а приходишь на урок и там занимаешься практикой. Ментор помогает тебе с практическими навыками. В конце курса у тебя уже есть портфолио. Ты приходишь в компанию и показываешь: я умею делать вот это.

250 человек из 1000 учились или бесплатно, или частично по стипендии. Это конкретные группы людей. Большая часть - внутренние переселенцы. Была программа при поддержке ООН, Японии, эстонцы тоже поддержали 100 человек - переселенцев и женщин в Мариуполе.

- Сколько из 1000 выпускников у вас женщин?

- В районе 40%.

- Явно больше, чем в среднем по рынку?

- В IТ-сфере 15-20% - женщины. Мы поддерживаем их развитие. Но есть определенные установки, что технические направления - это больше для мужчин. Это то, что мы учим с детства, что женщины - это более творческие занятия. Но по факту получается интересный момент: у нас 40% студентов - женщины. Но из всех людей, которые трудоустраиваются, их в районе 50%. Получается, что в среднем женщины учатся немного лучше, чем мужчины. Они просто шли более сознательно - это моя теория.

- Вы недавно получили довольно большой грант от посольства Швеции - 1,5 млн евро. Но в данном случае на что именно пойдут такие существенные деньги?

- Почти две трети денег идет на развитие продукта - это курсовые материалы, learning management system... И частично деньги идут на открытие 10-ти новых городов.

- Откуда к вам приходят люди? И какого возраста?

- У нас были студенты от 17 до 60 лет. Средний возраст, скорее, 25-35. Многие из них - свитчеры, которые учились в каком-то направлении, работали и поняли, что нужно развиваться дальше по-другому. Есть стартеры, которые учатся или учились где-то в университете и чувствуют, что им не хватает практических навыков. Вузы дают глубокую теоретическую базу. Мы это за 4 месяца не делаем. Мы даем конкретные навыки.

- Свитчеры - из каких сфер?

- У нас были работники Макдональдса, таксисты, очень разные профессии. Большая часть - люди с высшим образованием, 50% - из технической сферы, 50% - совсем другие. Есть психологи, журналисты.

- Таксист устроился на работу? А то я за него переживаю уже.

- Устроился. Если я правильно помню, он очень сильно вкладывался в это, реально больше всех по времени. Ему удалось, он устроился и развивается. Пока, наверное, как джуниор-программист.

Интересный вопрос, который нам часто задают: “надо ли в таком случае учиться 5 лет в университете?” Мое мнение такое: я сам учился в университете и считаю, что это важно. Университеты должны дать глубокие теоретические знания. Если так происходит, то это полезно. Но мы видим, что по статистике нет большой разницы по уровню трудоустройства. Но в течение 2-3 лет те, у кого была какая-то база, развиваются быстрее.

- Ваш проект довольно большой. 2000 студентов - это уже много. Вы аналогичные курсы видите в Украине? Насколько большой рынок?

- Есть много частных компаний, которые занимаются IТ-образованием. Разного качества. Есть разные НКО, которые это делают за гранты. По-моему, в Украине 80 IТ-школ. Из них, наверное, 60 - в Киеве.

- То есть всего 20 - в регионах?

- Где-то так. Цифра неточная. В Киеве живет 5 млн человек, а в стране - 40+ млн. Но в сфере IТ-образования больше половины курсов - в столице. С таким покрытием, как у нас по Украине, мы - вторая школа по количеству отделений в регионах.

- А первая?

- ШАГ. И это до сих пор спорный вопрос, нужно ли нас с ними сравнивать. У них другой принцип работы, бизнес-модель, более долгосрочные курсы - 1-3 года.

О ЖИЗНИ В УКРАИНЕ

- Сколько вы уже прожили в Украине?

- В сентябре будет 6 лет.

- Будете оставаться у нас жить?

- Да, планирую. Для меня Украина - это страна возможностей. Мы ехали как в приключение, думали, год попробуем. Пошло. Потом началось социальное движение. И мы полюбили страну.

- Тут веселее, чем в Швеции?

- Веселее точно. Интереснее. Что такое предпринимательство? Видеть возможности и их реализовывать. Когда ты находишься в стране, где происходит много разных движений, в том числе сложных и непонятных, естественно тут и больше возможностей появляется. Я не представляю, как в Швеции создать за 5,5 года компанию в 300 человек.

- Там сложно?

- Там более развитый и сформированный рынок и возможностей меньше. Меня постоянно это спрашивают - мол, все уезжают. А вы? А я считаю, что Украина - страна возможностей, в том числе и для программистов. Украинские программисты - практически самые богатые в мире, если сравнивать местную стоимость жизни. Поэтому экономически нет причины уезжать. Хотя понятно, что люди могут переехать за другим качеством больниц, дорог.

- Вы как человек с другим бэкграундом, который приехал сюда, скажите ваше мнение. У нас много принято спекулировать на тему, меняется ли страна после революции или нет. Какое у вас ощущение? Что происходит здесь сейчас?

- Естественно разные вещи происходят.  Мои ощущения, как иностранца: с 2012 года я чувствовал, что есть какие-то движения и желания людей, которые не получают развития. Потом важные события произошли, люди активизировались. С 2014 года движение в обществе сильно активизировалось, потом немножко спало. В политике какое-то изменение произошло, но в целом еще есть намного больше ожиданий.

- Вас не пугает, что на следующих  выборах возможен шаг назад?

- Я на самом деле не политический аналитик. Конечно, переживаю. Но в нашей сфере, независимо от происходящего в политике, мы в любом случае, как я считаю, позитивно влияем.

- Вы собираетесь получать украинское гражданство?

- Если изменят закон, чтобы можно было иметь 2 гражданства, я бы рассматривал такую возможность. Но пока я же не буду отказываться от шведского.

- Личный вопрос: семья здесь есть?

- Есть девушка, детей нет.

- Вы думаете остаться и строить семью здесь или больше рассматриваете Швецию?

- Я не могу сказать точно. Ближайшие 3-4 года буду здесь. Если Украина будет той страной, где ты можешь доверять больнице, полиции, судам и т.д, я бы не против здесь жить с семьей. Пока это вопрос 50/50. Поэтому я тоже понимаю вопрос о переездах. Одно дело - экономические причины. Но есть и другая логика - нестабильность, непонятность.

Я из Швеции, живу в Украине, а себя считаю больше гражданином мира. Вопрос “где я буду жить через 5 лет?”, мне кажется, всегда будет открытым. Ближайшее время я точно здесь. А может и навсегда.

О ЗАРПЛАТАХ НА РЫНКЕ, IT-ЭКСПОРТЕ, ЭМИГРАНТАХ В ШВЕЦИИ И О РОССИИ

- Вы раскрываете финансовые результаты? Доход в год?

- Beetroot зарегистрирована в Швеции. В Швеции это публичная информация.

Мы платим средние зарплаты по рынку, какие-то расходы у нас идут на офис. И есть небольшая прибыль. Мы ее реинвестируем в академию и в развитие компании.

- Средняя зарплата - это сколько?

- Ориентироваться можно на DOU (профильный ресурс - Ред.). В декабре была средняя зарплата $1600. В принципе у нас такая же средняя. Как и на рынке, она отличается в каждой сфере и в зависимости от города. У нас и вообще в IТ-рынке зарплата идет от $300 до $5000, может даже немножко больше.

И вот тут интересно: если брать статистику, в Украине эта зарплата растет в геометрической прогрессии. В Швеции рост постепенный (рисует на графике две кривые).

- Кривые уже пересеклись ( сравнялся ли уже уровень доходов программиста в Швеции и в Украине)?

- Скажу, что самый сильный и опытный программист в Украине после отчисления налогов заработает даже больше, чем аналогичный в Стокгольме. А если ты джуниор-специалист -  начинаешь в этой сфере с небольшой зарплаты, но уже через 1,5-2 года компании начинают тебя хантить. И идет резкое развитие и рост зарплаты. Для Швеции это ненормально.

- Вы говорите, что в Швеции зарплата тоже может быть $5000, но налогов больше. То есть программисту выгоднее работать здесь?

- У нас как раз есть программист, который перебирается сюда из Швеции. Можно говорить так: если хочешь в Швеции получить на руки 1000 евро, для компании это будет стоить больше 2000 евро.

У нас [в Швеции] достаточно высокое доверие к налогам. Они высокие, но я плачу их без сожаления. А тут доверие на другом уровне. Люди не хотят платить налоги, потому что нет доверия, нет денег в казне. И это тоже очень важный момент. Поэтому когда мы работаем в академии, стараемся делать все чисто и правильно и мотивируем остальных тоже так делать. Без этого не будет развития.

- Вы в Украине ездите куда-то отдыхать?

- В Карпатах каждый год. Даже в восточную Украину езжу, где-то в палатках спим.

- Сколько в год отдыхаете?

- Спорный вопрос. Есть такие дни, когда в календаре написано, что я в отпуске. В этом году я дважды был в отпуске не в Украине - в Эфиопии и во Вьетнаме. В обоих случаях я больше исследовал рынок для Beetroot Academy. Обе страны - бывшие коммунистические. И в обеих у нас есть хорошие контакты - шведы с корнями оттуда, которые занимаются IТ. Вообще мы исследовали где-то 12 разных стран для экспансии. В этом году откроем Швецию. То есть мы приехали в Украину, запустили бизнес, а теперь делаем такой себе украинский экспорт в Швецию. В городе Гётеборг откроем подразделение академии. Это мой родной город. Там будет курс для переселенцев, которых у нас много.

- Насколько много у вас переселенцев? Вроде бы, вы немного ограничиваете их поток.

- Их к нам попадает больше всего. Недавно у нас  был наибольший процент эмиграции во всем ЕС. Потом приняли решение ограничивать въезд. У нас, по-моему, сейчас где-то 25 000 эмигрантов в год. Немало. Но было и больше - порядка 150 000 в год. И у нас начались сложности с пониманием, как работать с этим. Тут как раз и можно использовать Beetroot Academy как инструмент для интеграции людей в общество. Получается, что мы экспортируем программу по социальному предпринимательству.

- Какие страны пойдут потом?

- Активно рассматриваем Вьетнам и Эфиопию. Узбекистан - там хорошо, что можно на русском работать, и там сейчас очень много реформ. Они становятся более открытыми для таких вещей. К нам также обратились из Грузии. В Казахстане были. Пока фокус - Украина. И это будет наша база. То, что мы создаем здесь, может иметь тот же эффект в других странах. Так что будут и Азия, и Африка, и другие страны бывшего СССР. Может, и Европа.

- Россия?

- Пока нет.

- Где вы, кстати, русский учили?

- В Санкт-Петербурге. Три месяца учил, лето в коммуналке жил, у меня была девушка из Петербурга. Там же купил и Жигули. В свое время где-то полгода прожил в России. Но все-таки я очень рад, что мы выбрали Украину. Сейчас было бы тяжело. У меня есть друзья - шведские предприниматели, с которыми мы тоже когда-то учили русский вместе, и знакомые, которые начали свой бизнес в России. Но сейчас быстро оттуда убегают.

Беседовал Стас Юрасов

Стас Юрасов
Редактор разделов Телеком, Технологии, Свой бизнес
Стас Юрасов
Евгений Шишацкий
корреспондент рубрик Технологии, Телеком, Свой бизнес
Евгений Шишацкий
Маша Ксендзик
Корреспондент раздела Телеком, Технологии, Свой бизнес
Маша Ксендзик
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.