Конверсия частот под 3G: прогресс есть

12.10.2010, 10:45
Конверсия частот под 3G: прогресс есть - Фото
5de338e95e0cc7f3013c846aed09941b.jpg

Владимир Смоляр, НКРС: "Мы изменили свой подход, и со стороны Минобороны подход тоже стал другим, более конструктивным. Так что прогресс в этой ситуации есть. И повторения прошлогоднего сценария ждать, скорее всего, не приходится"

Конверсия частот под 3G: прогресс есть
Несостоявшееся проведение тендера на 3G-частоты в конце прошлого года стало без преувеличения "темой года" в телекоммуникационной отрасли. Одним из основных препятствий тогда служило различное видение Национальной комиссией по вопросам регулирования связи (НКРС) и Министерством обороны Украины сроков и условий конверсии необходимых частот, которые должны были предлагаться украинским операторам связи. Насколько ситуация отличается в этом году, корреспонденту ЛІГАБізнесІнформ рассказал член НКРС, глава межведомственной рабочей группы по работе над проектом Плана конверсии радиочастотного ресурса в диапазоне 2000 МГц Владимир Смоляр.

– Владимир Григорьевич, в июле этого года была создана рабочая группа по конверсии частот в диапазоне 2000 МГц, которую Вы возглавляете, с участием как представителей комиссии, так и представителей Минобороны и других министерств и ведомств. Как бы в целом Вы охарактеризовали рабочий процесс? Решаются ли противоречия прошлого года?

Если сравнивать то, что было полтора года назад, и то, что имеем сейчас, конечно, прогресс определенный есть. Как в отношении к рабочему процессу со стороны Минобороны, так и в результатах этой работы.

В чем принципиальное отличие того проекта, который подавало Минобороны ранее (еще в 2008 году) и того, который был подан сейчас (рассматривался на заседании рабочей группы 11 августа текущего года – прим. ред.). Общая сумма, которая нужна Министерству обороны для проведения конверсии, осталась прежней – 2,5 млрд.грн. Но изменилось распределение этих денег.

– А можно подробнее?

В первом случае Минобороны предлагало все мероприятия, планируемые в рамках конверсии частот, провести за счет операторов телекоммуникаций. То есть, все 2,5 млрд.грн. возложить на плечи операторов. А сейчас предлагается, чтобы операторы из этой суммы выплатили 847 млн.грн. А оставшуюся часть (фактически, это две трети стоимости конверсии) возместить за счет госбюджета.

Такая позиция была оговорена еще на рабочем совещании у Первого вице-премьер-министра А. Клюева, которое прошло 8 июня 2010 года. Там речь шла о том, чтобы Минобороны минимизировало свои потребности, сосредоточилось на первоочередных задачах. В результате стоимость конверсии, по оценке Минобороны, должна составить 847 млн.

В НКРС не один раз говорили, что стоимость конверсии и ее длительность – это основной камень преткновения при подготовке тендера, и что неправильно со стороны Минобороны все 2,5 млрд. требовать от операторов…

– Конечно, ведь это – огромная, просто неподъемная сумма. Подумайте, это нелогично: при таком уровне первоначальных затрат для операторов теряется сам смысл конверсии и процесс подготовки и введения новой технологии. Кроме того, эта сумма не была обоснована.

Ранее мы с Минобороны по-разному рассматривали и понимали процесс конверсии: они – как возможность развития и модернизации своих телекоммуникационных и радиолокационных систем, мы же – как минимально необходимые действия для того, чтобы освободить полосы частот под внедрение новых технологий. Вот эти два принципиально разных подхода и выразились в противостоянии в прошлом году.

Но, как я уже говорил, был подан новый план конверсии, который рассматривался на рабочей группе в присутствии всех заинтересованных сторон: Комиссии, Укрчастотнадзора, Минобороны, Госспецсвязи, Минфина, Минэкономики, МВД…

Но представители операторов на этой стадии пока не принимают участия в работе группы?

- Нет. Операторов мы пока к этому не привлекали. Что же касается позиции членов рабочей группы, то все присутствующие, кроме спецпользователей, поддержали позицию НКРС, которая заключалась в том, что в таком виде план принимать за основу нельзя.

Почему?

Здесь есть несколько аспектов. Главная претензия в том, что Минобороны в данный документ вторым и третьим пунктом включило мероприятия, которые должны финансироваться не за счет средств операторов (внебюджетные средства), а за средства бюджета. Это регулируется распоряжением КМУ от 1 августа 2007 года №993 "Об утверждении Порядка привлечения дополнительных внебюджетных средств для проведения конверсии радиочастотного ресурса Украины в полосах частот общего пользования". Мы предложили эти пункты из документа исключить. Это раз.

Затем – относительно суммы в 847 млн. грн. Мы попросили Минобороны раскрыть спецификацию того оборудования, которое они собираются модернизировать или приобретать в рамках проведения конверсии. Чтобы иметь более объективное представление о заявленной сумме. Это два.

Хотелось бы иметь более полную и объективную информацию о стоимости конверсии. Соответствующее письмо с этим предложением НКРС направила в Кабмин и, собственно, в Минобороны. В каком виде придут разъяснения, пока не известно. В прошлый раз это были письма от предприятий-изготовителей данного оборудования. Когда мы получим эту информацию, тогда можно будет говорить о степени ее достоверности и готовить соответствующие заключения.

Если рабочая группа придет к выводу о том, что эта цифра действительно обоснована, мы будем рекомендовать НКРС подписать план.

Если план конверсии таки будет принят, какие дальнейшие шаги будут предприниматься в рамках подготовки и проведения тендера на частоты под 3G? Аналогичные прошлому году?

– Абсолютно аналогичные. Процедура подготовки и проведения не изменится, она регламентирована и утверждена решением комиссии от 6 сентября 2007 года №911 "Об утверждении Порядка проведения конкурсов или тендеров на получение лицензий на пользование радиочастотным ресурсом Украины".

А если говорить об условиях будущего тендера. Ранее в комиссии уже говорили о том, что еще думают, как именно проводить конкурс, какими "порциями" продавать частоты…

– Об этом можно будет говорить только после согласования плана проведения конверсии, в зависимости оттого, что мы получим в итоге. Я не упомянул ранее третьей претензии с нашей стороны к этому документу: там не указано, каким именно фактом можно будет определить определяться окончание конверсии.

То есть, если по стоимости конверсии более-менее договорились, то по срокам определенности пока нет?

– Да, сроки пока неясны.

А разве это не входит в обязательства "силовиков" в данном случае? Гарантировать конечный срок проведения конверсии?

– Безусловно, об этом прямо говорится в Порядке привлечения дополнительных внебюджетных средств для проведения конверсии РЧР. Там, в частности, сказано, что лицензии на частоты НКРС выдает только после предоставления оператором акта выполненных работ по договору конверсии. Это означает, что стороны не имеют друг к другу никаких претензий, полосы свободны и могут использоваться компаниями.

Как бы Вы определили, сколько реально нужно времени Минобороны, чтобы освободить частоты, которые НКРС хочет предложить операторам?

– Мы со своей стороны считали, что провести конверсию можно путем минимальных затрат: и временных, и финансовых – путем перестройки имеющихся средств связи Минобороны на новые частоты. Позиция же Генштаба основывалась на том, что оставшихся частот не достаточно и осуществить переход на другие частоты ни технически ни технологически невозможно.

Это, кстати, был один из предметов спора в дискуссии по первому варианту плана. Позже Комиссия переосмыслила свой подход и решила, что провести конверсию за счет минимальных затрат и правда было бы неправильно. Кроме того, на совещании у Первого вице-премьер-министра было рекомендовано учесть обоснованные требования Министерства обороны.

И все же, если возможно, хотелось бы услышать какую-то конкретику по срокам…

– Видите ли, процесс уже в стадии согласования и стоимости, и сроков, и других обстоятельств. Если будет добрая воля всех сторон, думаю, что конверсия сможет начаться через несколько месяцев.

То есть, в принципе, можно утверждать, что тендер может быть проведен в этом году? Или рано об этом говорить?

– Сама процедура тендера займет определенное время, Но я думаю, что в этом году он начнется.

То есть, приблизительно, как и в прошлом году – в конце ноября, возможно?

– Где-то так. Мы же тоже зависимы от этой ситуации. Не хочется выставлять частоты на конкурс, начинать эту всю процедуру, а потом не получить желаемого результата. Из-за недостаточной подготовки, из-за того, что рынок не воспримет его по срокам, по стоимости или по каким-то другим условиям.

Но, как Вы уже говорили, ситуация этого года от прошлого принципиально отличается.

– Да. В прошлом году НКРС более резко выражала свою позицию, хотела провести тендер, была тому и поддержка Кабмина, Но, как Вы знаете, результат достигнут не был.

Но сейчас мы изменили свой подход, и со стороны Минобороны подход тоже стал другим, более конструктивным. Так что прогресс в этой ситуации есть. И повторения прошлогоднего сценария ждать, скорее всего, не приходится.

Мы, со своей стороны, заинтересованы в том, чтобы тендер был проведен как можно быстрее, с тем, чтобы разрешить проблему внедрения в Украине новой технологии мобильной связи, которую так давно ждут операторы и потребители.

И которая, собственно, не такая уж и новая.

– Да, к сожалению, мы пока отстаем - 3G уже давно развивается в других странах.

Владимир Григорьевич, хотелось чуть прояснить ситуацию с частотным ресурсом. Если раньше большинство частот находилось в ведении Минобороны, а остальные – в общем пользовании, то с новой редакцией таблицы распределения частот от 2005 года 75% РЧР – находится в общем пользования, а 25% – в ведении Минобороны. Но, как когда-то заметил В.Олийнык, при этом получается, что де-факто это ведомство еще контролирует все 75%...

– Меру контроля ведомства над ситуацией ярко демонстрирует пример с конверсией диапазона под 3G, которую мы не можем начать и закончить. По определению мы должны выставить на тендер только те полосы частот, которые являются "чистыми", предоставить такой продукт, за который оператор, заплатив деньги (большие, чем номинальная стоимость лицензии), в дальнейшем не сталкивался с какими-то затруднениями по их использованию.

Быстрого решения эти проблемы не имеют, особенно в условиях ограниченного финансирования.

А если говорить в общем о РЧР, как обстоят дела с контролем всего ресурса?

– На самом деле, решение проблемы определяется не только датой принятия новой Национальной таблицы распределения полос частот. Это довольно длительный процесс трансформации, даже на уровне мышления и отношения к вопросу, прежде всего у Минобороны.

Если раньше согласование со стороны Минобороны действительно выглядело как разрешение или отказ, даже без обоснования, то сейчас процесс пошел совсем по другому пути.

На вооружении Минобороны до сих пор продолжает оставаться оборудование, работающее еще со времен СССР, а для его замены и перевооружения требуются очень большие средства. Нельзя же "выгнать" их связь из полос общего пользования насильственно. Они тогда и правда не смогут выполнять свои функции и это, естественно, отразится на обороноспособности Вооруженных Сил и Украины. Как правило, конверсия для Минобороны возможна только путем использования новых средств радиосвязи, то есть путем перевооружения. Быстрого решения эти проблемы не имеют, особенно в условиях ограниченного финансирования.

Поэтому сейчас достигнут компромисс: Таблица полос частот поделена в пропорции: 75% – полосы общего пользования и 25% – полосы специального пользования, в которых могут работать только спецпользователи и никто другой. На регулирование использования этих частот НКРС никак не влияет. Все остальные частоты военные могут использовать на тех же условиях, что и общие пользователи, разве что они не платят за частотный ресурс и за радиочастотный мониторинг. При этом Генеральный штаб Вооруженных Сил Украины должен предоставить НКРС все характеристики используемых в этих полосах средств радиосвязи, а все новые средства внедрять преимущественно в полосах специального пользования, и только в исключительных случаях – в полосах общего пользования.

Сейчас мы выступаем с Минобороны хотя бы на равных. Планируется, что с течением времени – через 15-20 лет, считая от 2005 года, техника спецпользователей, действующая в полосах общего пользования, все равно будет устаревать, и выводиться из эксплуатации, и мы плавно перейдем к узаконенному распределению: полосы спецпользования для специальных пользователей и полосы общего пользования – для общих пользователей.

Тем более, что вооружение, о котором идет речь, как правило, разработки семидесятых годов и уже более 30 лет фактически не обновлялось. Для его модернизации нужны значительные средства.

Например, 2,5 млрд.?

– Да, это очень дорогой процесс. Но у телеком-операторов логически возникает некоторое недоумение: почему это должно происходить за их счет. Они уже провели все возможные исследования и понимают состояние рынка не хуже нас. Операторы прекрасно знают, какие затраты должны понести инвесторы, рассчитывают периоды окупаемости. Поэтому и не соглашаются с такими условиями.

Кстати о суммах, Вы упомянули номинальную стоимость лицензий. Во сколько операторам могут обойтись лицензии на 3G?

Номинальная стоимость полосы радиочастот шириной 1 МГц, выдаваемой на всю территорию Украины, превышает 4 млн.грн. Это для лицензии со сроком действия 5 лет. Каждый последующий год прибавляет к стоимости лицензии еще 10%.

– Плюс арендная плата за использование РЧР повышена…

– Да. Согласно постановлению Кабмина № 321 от 23 апреля 2010 года для радиотехнологий мобильной связи плата за использование частот увеличена в 5 раз – до 7900 грн. за 1 МГц в месяц.

– Телеком-операторы неоднократно говорили о том, что при действии принципа технологической нейтральности и при отсрочке тендера еще хотя бы на полгода им выгоднее будет развивать LTE на частотах 1800 МГц, которые сейчас заняты под GSM800, чем разрабатывать другие полосы, например, 2,6 ГГц. Как бы Вы оценили такую возможность?

– Конечно, если принятие решения по 3G затянется, то операторы просто вынуждены будут склоняться к варианту внедрения мобильной связи 4-го поколения.

Многие операторы уже сейчас заявляют, что они практически готовы к внедрению 4G. Это не секрет. Но ситуация, на мой взгляд, такова, что кроме готовности каждого еще должна состояться и готовность всех вместе участников рынка. Прежде всего это касается вопросов все той же конверсии, а также обеспечения электромагнитной совместимости.

Сейчас этими же вопросами, но только для 3G, занимается УГЦР, проводя научно-исследовательскую работу.

Поэтому необходим определенный подготовительный период, чтобы изучить вопрос, разработать нормы электромагнитной совместимости, ввести соответствующие изменения в нормативную базу.

Кроме электромагнитной совместимости еще какие-нибудь потенциальные сложности здесь есть?

Как всегда, в случае внедрения новой радиотехнологии, возможны дискуссии по поводу распределения полос частот и порядка их использования.

– Один из действующих сотовых операторов высказывал идею того, что при действии принципа технологической нейтральности, собственно, новых частот под LTE может и не понадобится.

– Вы знаете, сейчас всё чаще говорят о технологической нейтральности. Этот термин активно муссируют, а иногда используется даже в несколько спекулятивном смысле. К терминологии надо относиться осторожнее.

У нас технологическая нейтральность уже определена статьей 40 Закона "О радиочастотном ресурсе Украины", в которой оператор, использующий определенную полосу частот под одну технологию, имеет преимущество в получении лицензии в этой же полосе частот на другую технологию. Таким образом, Закон гарантирует возможность использования имеющихся у оператора частот под внедрение новой технологии, но при условии получения новой лицензии на частоты.

Имеются в виду только лицензии на РЧР? Ведь сейчас пока еще нужны две лицензии на вид деятельности и на частоты?

– Законопроект №2034 народного депутата Шиянова Б.А., который сейчас находится на рассмотрении в Парламенте, и который мы поддержали, устраняет это несоответствие. Дело в том, что до этого момента операторы были вынуждены, получая лицензию на новую радиотехнологию, одновременно получать новую лицензию и на вид деятельности. Так, переход с 2G на 3G для операторов, например, для "Укртелекома", сопровождался необходимостью получения новой лицензии на вид деятельности. Именно в отказе от необходимости повторного получения лицензии на вид деятельности при смене радиотехнологий и состоит суть понятия технологической нейтральности, которую предлагается реализовать изменениями в Законе "О радиочастотном ресурсе Украины".

А если сравнивать с Европой, на которую часто ссылаются, говоря о зарегулированности телекома?

– Надо сказать, многие лукавят, когда говорят, что в Европе "полная свобода", а у нас все зарегулировано, операторам не дают "дышать" и т.д. Лукавят в том плане, что ссылаются, как правило, на рамочные документы, вроде Директив ЕС, забывая сказать, что в европейских странах существует одновременно множество инструкций, существенно ограничивающих и регламентирующих деятельность таких компаний. И система реагирования на нарушения в Европе намного строже и жестче чем у нас.

Разговор там, как правило, очень короткий. Обнаружено какое-либо нарушение – предъявляются очень серьезные штрафные санкции. Операторам просто не выгодно нарушать закон. У нас такой системы нет. Операторы хотят прав, но не хотят обязательств.

Со стороны Комиссии, мы готовы идти на либерализацию доступа на рынок телекоммуникаций, но при этом считаем необходимым повышать требования к деятельности операторов на этом рынке.

Что касается либерализации, в ВР уже подан закон о регистрационном принципе деятельности телеком-компаний?

– Да, в законопроекте №7031 (авторы – народные депутаты Корж В.Т. и Мороко Ю.Н.), в подготовке которого Комиссия принимала активное участие, есть такая норма.

Мы и раньше высказывались как по поводу отмены двойного лицензирования, так и по поводу сокращения видов деятельности, подлежащих лицензированию. А сейчас это совпало и с позицией Президента и Правительства относительно общих процессов дерегуляции экономической деятельности в стане. В телекоммуникациях процессы дерегуляции и либерализации будут проходить, как мне кажется, легче и проще.

А конкретнее?

– Мы поддержали отмену лицензирования большей части видов деятельности, сохранив лицензирование только тех, которые предполагают использование ограниченных ресурсов – радиочастотного и номерного.

Примечание: на момент публикации интервью было проведено еще одно заседание рабочей группы по Плану конверсии. Так, 29 сентября 2010 года в НКРС состоялось очередное ее заседание.

По результатам заседания рабочая группа рекомендовала Министерству обороны оформить соответствующим образом бюджетный запрос по финансированию мероприятий по переводу Вооруженных Сил Украины на цифровые системы управления и направить его в Министерство финансов. А НКРС повторно обратиться в Минобороны по поводу предоставления обоснованных предложений по затратам на мероприятия по проведению конверсии в указанном диапазоне.

*В проекте предлагается план конверсии частот в полосах 1920-1935, 1950-1980, 2110-2125, 2140-2170 МГц для внедрения радиотехнологии "Цифровой сотовой связи ІМТ-2000 (UMTS)"

Ольга КАРПЕНКО

Связь, IT: подборка новостей>>>


Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Вакансии
Больше вакансий
New business manager / New business director
Киев Ketchup Loyalty Eastern Europe
Керівник складу IT
Киев ЛІГА, Група компаній
Системний адміністратор (DevOps)
Киев ЛІГА, Група компаній
Разместить вакансию

Комментарии

Последние новости

Партнерский проектКак выжить организаторам квестов, когда ивент-индустрия в коме