Черный список сайтов, который появился в России, очень импонирует украинским чиновникам, говорит директор УАИР Андрей Заблоцкий

В России, Украине и Беларуси идет определенный откат к цензуре. Но интернет в этом плане является достаточно сложной и плохо управляемой структурой. Естественно, власти пытаются обнаружить в ней слабое звено, на которое можно надавить. Сайты контролировать трудно - они могут просто переехать в другую страну. Но вот если надавить на провайдеров, то они уже никуда не денутся, и новое законодательство России позволяет их убеждать и принуждать.

С 1 ноября в России действует закон "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию", во исполнение которого был создан реестр запрещенных сайтов или так называемый черный список. По данным Роскомнадзора, сегодня в черный список попали 585 сайтов. В частности, российские чиновники заблокировали отдельные страницы проектов Либрусек, Лукоморье, Rutracker.org. К числу запрещенных отнесли и один из IP-адресов Google, но позже запись удалили из реестра. Та же участь постигла отдельные страницы на YouTube.

Читайте также: Дубинка 2.0. Что ищут российские чиновники в YouTube

Ситуация с попаданием Google в "черный список" говорит о том, что Россия еще технически не готова к масштабному регулированию Рунета. Блокирование IP-адреса поисковика - это просто технические перегибы на местах, которые показывают, что механика процесса отлажена плохо. Чего только стоит история о том, что Роскомнадзор несколько раз блокировал свой собственный сайт. Ну а грамотные специалисты легко могут получить доступ к запрещенному контенту, используя обходные пути.

Как в России, так и в Украине закон используется не для того, чтобы защищать общество, а для того, чтобы помогать власти получать больше бонусов 
Единственная страна, где это невозможно - Китай. Здесь с момента создания интернета разрабатывался проект "Золотой щит" или "Великий китайский Firewall". Система ограничила попадание в страну, в частности, критики китайских лидеров, а также сепаратистских настроений жителей Тибета. По некоторым данным, на создание системы фильтрации содержимого интернета, базирующейся на сетке из 640 тыс. серверов, страна потратила $800 млн. Система позволяет деактивировать сайты в серьезных масштабах. Например, только с августа этого года в Китае в рамках государственной кампании по борьбе с кибер-преступностью закрыли более 7,6 тыс. интернет-ресурсов. По данным CASS, в конце 2010 года в Китае работало 1,91 млн. сайтов, что на 41% меньше, чем годом ранее.

Россия заявляет, что новый закон защищает граждан от негативного информационного воздействия. На самом деле, как в России, так и в Украине закон используется не для того, чтобы защищать общество, а для того, чтобы помогать власти получать больше бонусов. В Украине вопрос управления интернетом пытались решить с помощью закона о клевете, но протянуть его не смогли из-за массовых протестов. В России почему-то таких протестов не произошло. Кроме того, интернет в понимании украинских политиков злом не является, каждый политический штаб использует Сеть как инструмент влияния. И закон о клевете пытались принять именно для того, чтобы воздействовать на политических противников, а не для того, чтобы отключать опасные сайты.

Понятно, что российский пример очень импонирует украинским политикам, и они будут пытаться его повторить. Но я не думаю, что это произойдет раньше, чем через два-три года (хотя, конечно, в нашей стране возможно все). Гораздо большее влияние на Уанет будет иметь европейское законодательство, ограничивающее распространение пиратского контента.

Андрей Заблоцкий,
директор Украинской ассоциации интернет-рекламы (УАИР)

Материалы, публикуемые в разделе "Мнения", отражают исключительно точку зрения их авторов и могут не совпадать с позицией редакции портала ЛІГА.net и Информационного агентства "ЛІГАБізнесІнформ".
Теги:
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
Загрузка...