Кризисный менеджер, который знает, что делать

05.04.2011, 10:59
Кризисный менеджер, который знает, что делать - Фото
9e7fb8dfbba000f48cfad8193fe5b314.jpg

Когда антикризисные менеджеры приходят в компанию, это не нравится ни коллективу, ни акционерам. Ведь есть вещи, которые приходится ломать... Если люди чувствуют заботу, то они агрессию направляют на достижение результата, а не на саботаж. Об этом менедже

Кризисный менеджер, который знает, что делать

Начинать зарабатывать можно и "на семечках", если в качестве стартового капитала использовать свои знания, интуицию и чувство рынка. Главное - не останавливаться и не бояться идти на риск. Так бизнесмен, закончивший в детстве художественную школу и мечтавший стать летчиком, в итоге стал одним из самых успешных и состоятельных бизнесменов Украины.

Нынешний глава одной из крупнейших девелоперских компаний Украины "XXI Век" Олег Владимирович Салмин в беседе с журналистом ЛІГАБізнесІнформ рассказал о том, как учился бизнесу на бирже в 90-х, как угрозы в его адрес стали поводом для знакомства с Леонидом Кучмой, о том, как строил коммунизм в "Укрнафте", а также о навыках антикризисного менеджера, к которым ему то и дело приходилось прибегать.

О ПЕРСОНЕ

Олег Салмин родился 19 апреля 1967 года в Запорожье. Служил в армии, получил звание лейтенанта запаса летного состава авиации СССР. Прошел школу высшего пилотажа (150 часов самостоятельных полетов и 10 прыжков с парашютом).

Был народным депутатом в Верховной Раде IV созыва. Сегодня возглавляет совет директоров собственной компании "Steltex Investments". Через "Ovaro Holding Limited", в которой ему опосредованно принадлежит 75% акций (остальные 25% - "Ренессанс Капиталу") владеет 60,1% акций одной из крупнейших девелоперских компаний Украины - "XXI Век".

Имеет четыре высших образования. Знает несколько иностранных языков.

Стать бизнесменом не было юношеской мечтой Салмина, он хотел стать летчиком, и стал бы им, если бы не Перестройка. Вместе с тем, в ходе беседы бизнесмен не устает повторять, что благодарен судьбе и не жалеет ни об одном дне своей жизни.

ПЕРВЫЕ ДЕНЬГИ

- Почему вы не стали пилотом, как мечтали?

- В армии я попал в систему ДОСААФ. Там прошел двухгодичную систему подготовки летного персонала. Летал на реактивных самолетах Л29 и Л39. Все будущие пилоты проходят обучения на этих самолетах, а потом пилотов пересаживают на более серьезные самолеты. Вот на более серьезные я не пересел, хотя и хотел связать свою судьбу с гражданской авиацией. Тогда в Киеве открыли экспериментальный факультет по подготовке летчиков гражданской авиации, а до этого их готовили в Кировограде. Но из-за распада СССР, недостатка финансирования факультет закрыли.

Всего у Салмина четыре высших образования: экономическое он получил в Киевском национальном авиационном университете, затем учился в Киевском институте банкиров, после этого закончил РГУ нефти и газа им. И.Губкина, юридическое образование получил в Киевском национальном университете.

Кризисный менеджер, который знает, что делать
По его словам, он шел в очередной вуз тогда, когда чувствовал, что есть пробел в важной на данный момент для бизнеса сфере знаний.

- Я хотел быть летчиком, пилотом гражданской авиации СССР, чтобы увидеть весь мир. Но началась Перестройка, распался Советский Союз, и начали развиваться кооперативы, кто-то из друзей начал свой бизнес. И я понимал, что в этом во всем нужно находить свое место. Произошло преломление в сознании. Я понял, что нужно идти в бизнес и зарабатывать.

- Когда вы заработали свои первые крупные деньги?

- В каждом возрасте понятие "крупные деньги" относительное (улыбается). Я свои первые деньги заработал в 15 лет. Это было 1,5 тыс. рублей в месяц. Тогда это были большие деньги.

- Чем Вы занимались?

- Я родом из Запорожья. У нас была бригада ребят, мы подрядились на уборку свеклы, а взамен мы получали не деньги, а семечки. Колхоз выдавал зарплату семечками, это была бартерная система расчета с молодыми бригадами, потому что денег у колхоза не было. Работали с весны до начала лета, потом на элеваторе выдавали семечки, мы их грузили в фуры и отправляли в Ленинград. Там сдавали в кооппотребсоюзы и получали достаточно серьезный доход. Потом за эти деньги у моряков мы покупали вещи, которые они привозили из-за границы, продавали и зарабатывали тройную прибыль. И несмотря на то, что я был самый младший в бригаде, я хорошо зарабатывал.

Кризисный менеджер, который знает, что делать

- На что потратили первый заработок?

- Помню, что одежду себе купил, маме, что-то в дом и оставил средства себе для существования до следующего сезона, работа ведь была сезонной. Часть денег откладывалась.

Мы с друзьями занимались бизнесом, который давал доходы и создавал уверенность в завтрашнем дне. Объемы были небольшие, но я достаточно комфортно в материальном плане себя чувствовал.

БИРЖА И ИНВЕСТИЦИИ

Свой первый собственный бизнес Салмин открыл в 1993 году (в 26 лет), уже получив опыт работы биржевым брокером.

- Тогда, в начале 90-х активно развивались торговые биржи. Мы торговали всем: сельскохозяйственной продукцией, нефтепродуктами, одеждой, машинами. В свои небольшие годы я был продвинутым брокером. Мы зарабатывали деньги и жили неплохо: покупали квартиры, машины.

За навыки предпринимательства бизнесмен благодарен опыту работы на товарной бирже. Именно здесь, по его ловам, он стал понимать, из чего состоят товарные процессы и как можно на них заработать.

Кризисный менеджер, который знает, что делать
- В те годы у меня был партнер, с которым мы больше двух лет проработали на бирже и прошли хорошую школу. А потом интуитивно на ваучерной приватизации тоже заработали. Тогда не было аналитиков и анализа рынка, нужно было чувствовать рынок и работать на интуиции. Тогда мы начали понимать, что такое диверсификация: выбирали разные отрасли и вкладывали в них средства. Это была и пищевая промышленность, и нефтяная отрасль, медицина, и овощные базы, и металлургические предприятия. Именно поэтому мы выиграли.

Кроме того, тогда нужно было нести ответственность перед людьми. Мы не только покупали ваучеры, но и брали в доверительное управление. На тот момент очень многие трасты были недобросовестными по отношению к население. Но мы смогли выдержать наши обязательства. Кроме того, до сих пор эта компания существует и выплачивает дивиденды (уже скоро 20 лет).

Речь идет о компании "Капитал Траст", которая была создана в 1993 году, когда Салмин и его партнеры решили участвовать в ваучерной приватизации. Руководил этой компанией Салмин до 1996 года.

- Мы собирали ваучеры по Украине и вкладывали их в промышленные предприятия. Вот это был активный бизнес. Мы входили в тройку лидеров. В частности, приобрели около 10% акции "Укрнафты" и в этот момент судьба меня связала с этой компанией. И это позволило мне войти в наблюдательный совет ОАО "Укрнефть".

Бизнесмен подчеркивает, что практически не имел начального капитала, кроме собственного труда и амбиций, а также видения того, на чем можно заработать.

- Во время приватизации мы стали посредниками между людьми и теми организациями, которым нужны были ваучеры. Но платили нам не деньгами, а акциями компаний. Затем эти акции выросли в цене, мы их продали и получили хороший доход.

Дальнейший опыт Салмин получил в Москве, где с 1996 по 1998 год занимал должность вице-президента в крупнейшей инвесткомпании "Ренесанс-Капитал". Позже, когда компания открыла офис в Украине, Салмин стал в его главе. Опыт в "Ренессансе" бизнесмен считает основополагающим.

- В одном из интервью Вы говорили о слоне, которого нужно есть частями...

- Да, это японская система обучения, заложенная в основу тайм-менеджмента, которая позволяет структурировать свою жизнь и свое время (речь идет о постановке глобальной цели и разделении ее реализации на небольшие по времени и объему задачи, - ред.). Мне эта система очень помогла. Я ее проходил еще в средине 90-х годов и до сих пор использую.

Вообще есть две вещи, которые дали мне большой толчок в моей жизни. Это и понимание философии тайм-менеджмента, и работа в "Ренессанс Капитале". Что касается последнего, то для меня это было открытие другого мира. Инвестиционные банкиры, они совсем по-другому мыслят, по-другому видят экономику и ее развитие. У них очень широкое мировоззрение и универсальная подготовка. Инвестиционными банкирами обычно бывают люди, которые имеют несколько образований, опыт работы в разных сферах, и которые достигают успехов благодаря тому, что принимают взвешенные и неординарные решения. Они никогда не заходят на стабильном рынке, они всегда заходят в бизнес на дне рынка - в те сегменты, в которых можно зарабатывать во время роста рынка.

ТЯЖЕСТЬ НЕФТИ И ГАЗА

По ходу работы в "Ренессансе" в карьере Салмина начался новый - нефтегазовый - период. Бизнесмен непосредственно участвовал в создании структуры "Нефтегаза Украины".

- В "Нефтегаз" я пришел по приглашению Игоря Бакая, который тогда организовывал "Нефтегаз Украины". Тогда же существовал "Укргазпром", "Укртранснефть", "Укрнафта", "Черноморнефтегаз", и все структуры были отдельны. Меня пригласили создавать эту компанию, и мы создавали "Нефтегаз Украины" - структуру вырабатывали, документооборот и т.д. Это была большая работа, на которую мы потратили более полугода. И я рад, что мое предложение подключить к газу еще и нефтяное направление реализовалось.

По словам бизнесмена, долгое время судьба связывала его с "Укрнафтой". Сначала он с партнерами купил акции компании на бирже, затем попал в наблюдательный совет компании. "Ренессанс Капитал" также купил акции "Укрнафты", а "Нефтегаз Украины", в набсовете которого Салмин также побывал, владел пакетом в 51%.

Будучи "наблюдателем" в нефтегазовых компаниях бизнесмен пытался применить опыт россиян, применяя антикризисные технологии.

- Я видел, как нефтяные компании реструктуризировали в России и применил этот опыт в Украине. Было важно знать, что нужно делать, когда приходишь в сложный момент в крупную компанию. Я тогда уже достиг уровня антикризисного менеджера. Был опыт, знание, образование.

В 2000 году Салмин был назначен председателем правления "Укрнафты". В то время она нуждалась в жестких антикризисных мерах, ведь речь шла о возможном банкротстве и разделение компании.

- Когда антикризисные менеджеры приходят в компанию, это, в основном, не нравится ни коллективу, ни отдельным акционерам. Ведь есть вещи, которые приходится кардинально менять. Компания жила своей жизнью, она настроена на определенный ритм, и сложно людей поменять в одночасье.

- Пришлось ломать сознание людей?

Кризисный менеджер, который знает, что делать

- Не ломать, а перестраивать. Нужно было заставить их поверить в то, что есть новое, и это - лучше старого. У меня был огромный коллектив - 26 тыс. человек на удаление по всей Украине. Но когда люди поняли, что я уважаю труд нефтяника, который выходит на скважину, труд человека, который зарабатывает черное золото для страны, вот тогда люди поменяли отношение и ко мне, и к компании. И тогда у нас производительность труда увеличилась в разы.

Вы понимаете, я когда пришел в компанию, за нефть различные компании не платили больше года, люди 8 месяцев зарплату не получали. Со стороны государства это можно было назвать "государственный рэкет". Госрезерв забрал всю нефть (годовой объем )под эгидой развития аграрного сектора и не заплатил за это. Но при этом налоговая не вникала в отношения компании и Госрезерва, а требовала уплаты налогов в бюджет.

Тогда стоял вопрос о банкротстве "Укрнафты", о ее разделении, была очень нестабильная ситуация вокруг компании. Мне тогда было очень тяжело. Я пришел при одном Премьер-министре (Валерий Пустовойтенко), а потом назначили Виктора Ющенко. Я попал на перемену власти, Игоря Бакая уволили, и я остался один на один со всеми проблемами. Три месяца было жуткого прессинга со стороны КМУ, потому что я был для них чужим человеком, на мне фактически поставили крест.

На одном из совещаний мне не давали слова, потому что меня фактически уже уволили. Но я добился и высказался.

- Откуда взялась решительность бороться?

- Это был момент, когда терять было нечего. И когда я выступил, там были и руководители налоговой и КМУ. Опять звучало предложение забрать нефть для аграрного сектора, но на самом деле вся эта нефть попала бы опять на заправочные станции, а никак не аграриям. Я тогда встал и сказал, что если молодому менеджеру не дают слова, то каковы же перспективы страны? Мне разрешили говорить. Я объяснил, что государство режет дойную корову, которая дает черное золото и может платить в бюджет стабильно. И четко сказал, что если не поменять отношение к компании "Укрнафта", то можно потерять одну из самых больших составляющих бюджета Украины.

На меня многие обиделись, но я оказался прав. Иногда нужно не боятся и идти ва-банк. Уже на следующий день меня пригласил Ющенко, и я ему сделал доклад с графиками и т.д., затем пообщался с Азаровым. Я попросил дать мне год, чтобы сделать нефтяные аукционы, поменять отношение к компании и пообещал 1,5 млрд.грн в бюджет. Ко мне отнеслись скептически, но дали время до конца года.

- Рискованный шаг...

- Да, но мы все это выполнили, мы за тот год заплатили налогов почти 15% доходной части бюджета страны за 2001 год, погасили все долги. Схема была простая: нужно было просто платить за нефть. При этом я держал жесткую позицию, что отпускать нефть буду только по предоплате и рыночной цене (не смотря на лоббирование и указания).

- Не испугались давления?

Кризисный менеджер, который знает, что делать
- Это, знаете, молодость. Мне тогда было 32 года, и я тогда с шашкой наголо пытался все изменить к лучшему. Потом у меня начались проблемы, когда угрожали сына украсть, и была информация, что готовилось покушение на мою жизнь. В результате лично Леонид Кучма выделил мне государственную охрану. Я до этого не был с ним знаком, но когда ему доложили из СБУ, что вокруг меня нездоровая обстановка, то он вызвал меня к себе и мы познакомились. За что я очень ему благодарен.

- Вы понимали, что поставили под угрозу свою жизнь, жизнь своих близких?

- Я не до конца осознавал это. Но именно в "Укрнафте" я получил опыт работы со службами. СБУ тогда была очень серьезным органом, который все уважали. И тогда они регулировали систему. Был тогда баланс в стране, и неплохо было бы восстановить его сегодня, потому что сейчас у нас органы надзорные и карательные, а тогда были, прежде всего, регуляторные. Они работали на упреждение возможных проблем.

- Статус народного депутата помог?

- Народным депутатом я стал позже.

Салмин пришел в парламент в 2002 году от "Единой Украины", работал в составе Комитета по вопросам топливно-энергетического комплекса, ядерной политики и ядерной безопасности. Проработал в Верховной Раде до 2006 года.

- Вы пошли в нардепы, чтобы обезопасить себя и бизнес, или это был осознанный шаг в политику?

- К 2002 году было два важных фактора. Вокруг компании появились крупные игроки, группа "Приват" скупила почти 40% "Укрнафты", и были еще люди, которым не нравилось мое управление и влияние. Я тогда уже хорошо и лично общался с Леонидом Даниловичем и Людмилой Николаевной Кучмой. Они поддерживали меня персонально, но многих это не устраивало. Мне настоятельно порекомендовали принять участие в выборах. Дали очень сложный регион - Полтавский, где в течение многих лет побеждала Компартия. Но я набрал там более 70%, стал народным депутатом и почетным президентом "Укрнафты".

- Все-таки это была защита бизнеса?

- Было два фактора. Хотелось получить знания политика, мне не хватало понимания того, как наверху выстраиваются все эти процессы. И мне было интересно. И второе, я конечно, в текущей работе компании. И в этом плане я еще больше стал раздражителем людей, которым был неугоден: депутат, почетный президент "Укрнафты", под личной защитой Президента... И в какой-то момент мне пришлось уступить. Три года работы в компании были довольно тяжелыми, но и интересными.

Но, думаю, это было хорошим этапом в моей жизни, когда я смог самореализоваться и получил результаты от своей работы. Знаете, это приятно, когда до сих пор мне звонят из "Укрнафты", поздравляют с праздниками и т.д. Сейчас в "Укрнафте" шутят по поводу того, что при Салмине был коммунизм.

Кризисный менеджер, который знает, что делать

- Это как?

- Я 10% заработанных денег направлял на коллектив. Это был очень важный стимул для людей. Ведь 10% от прибыли - это небольшие деньги для огромной компании. Но если люди чувствуют заботу, то они энергию направляют на достижение результата, а не на саботаж. Об этом менеджер, особенно антикризисный, не может забывать. Люди должны быть базисом экономической составляющей. Остальное - это технологии, которые людей в компании не касаются.

Одной из таких технологий являются нефтяные аукционы, о которых я сумел договориться с Юлией Тимошенко. Мы провели тогда большую работу, за что я ей благодарен, ведь до сих пор их никто не может отменить. Мы так сложно прописали процедуру, что нужно пройти такой круг документооборота, который даже наши серьезные люди не могут пройти. И поэтому мы вынуждены продавать нефть через аукционы. А когда ты идешь на аукцион, ты не можешь занизить цену. Цель у меня была одна: получить реальную цену за нефть. И это был успешный проект.

СТРОИТЕЛЬНЫЙ ЭТАП

Строительный этап карьеры Салмина начался с окончанием парламентского. К тому времени бизнесмен уже инвестировал в недвижимость, но в 2006 году, после работы в Раде, он решает заняться строительством как основным бизнесом, став управляющим партнером по региональному развитию компании "XXI век".

- Как вы занялись строительством?

Кризисный менеджер, который знает, что делать
- Здесь я благодарен Льву Парцхаладзе, который был моим давним другом и оказался партнером, когда в начале 2000-х годов я стал какие-то свои деньги инвестировать в недвижимость. И это потом выросло в то, что, когда я закончил свое депутатство, Лев пригласил меня возглавить направление регионального развития "XXI века". И я отработал более чем полтора года. На каком-то этапе я понял, что комфортней самому в этом бизнесе развиваться.

В начале 2008 года Салмин создал собственную девелоперскую компанию "Steltex Investments", в которой возглавил совет директоров, выкупив у "XXI век" доли в нескольких проектах. По данным СМИ, речь шла о доле в нескольких проектах в Запорожье, Киеве, Донецке и Ялте. Однако через два года судьба вновь свела его с бывшим партнером.

- Почему Вы вернулись в "XXI век"?

- Я верю в судьбу. Это одно из судьбоносных совпадений. Совпали: "Ренессанс Капитал", Лев Парцхаладзе, и возможности. "Ренессанс Капитал" реструктурировал большую задолженность компании "XXI век" и искал партнера. И в этом у нас совпали интересы. Меня пригласили в "Ренессанс" для этой работы, и я смог быть полезен и банку, и компании "XXI век" в роли антикризисного менеджера. Но тут кризис не столько в компании, сколько во всей строительной отрасли. Нужно правильно позиционировать компанию, найти подходы к инвесторам, и важно иметь правильный формат. В целом компания неплохая, база людей хорошая.

В январе 2011 года, после года переговоров, Салмин совместно с "Ренессанс Капиталом" стал собственником контрольного пакета "XXI Века", который ранее принадлежал Льву Парцхаладзе. Салмин также был назначен генеральным директором компании.

- Вы пришли в строительный бизнес во время кризиса на рынке...

- Объективно, я пришел, когда тут "дно" строительного кризиса. И мы возвращаемся к инвестиционному менеджменту и к тому, почему "Ренессанс" здесь. Ту реструктуризацию, которая произошла, когда $220 млн. долга реструктурировали за 30% акций компании, - это большая работа. Такая сделка - это беспрецедентный случай в Украине, и даже для Лондонской биржи показательный момент (акции "XXI век" были размещены на Лондонской фондовой бирже, - ред.). Ведь за такой огромный долг взяли всего 30%, а не контрольный пакет акций компании. И "Ренессанс", я думаю, имеет свою "чуйку", в том, что они на "дне" взяли, и дольше будут развивать компанию, и заработают на ее росте.

- Строительный бизнес пойдет в рост?

- Некоторые сегменты этого рынка будут приносить прибыль. Расти - это громко сказано, но они будут востребованы. И я чувствую, что многие инвесторы будут в нас заинтересованы. Зарубежные партнеры сейчас переживают из-за нецелевого использования средств, а мы ( "XXI век", - ред.) - публичная компания, которая может сопровождать сделки и контролировать целевое вложение средств.

- Почему после успешной карьеры в инвестициях и энергетической сфере Вы ушли именно в строительство?

- Это судьба. Я в этом бизнесе разобрался и чувствую тут себя комфортно. Я знаю, что тут делать сегодня - завтра - послезавтра.

- Вы задумывались над тем, что когда-то уйдете из строительства и займетесь чем-то другим, незнакомым?

- Не исключаю. Кроме того, сегодня я - акционер компании, и если компания будет стабильной и перспективной, то для меня не играет роли, будет у меня контрольный пакет или нет. Главное, чтобы акции компании приносили доход и были продаваемы. А менеджмент - это другой вопрос. Сегодня я не вижу менеджера, который мог бы возглавить "ХХІ век". Наверное, через 2-3 года найдется такой человек, и тогда я с удовольствием передам все дела.

СЕМЬЯ + БИЗНЕС

- У вас четыре высших образования, они все пригодились?

- Да, у меня много образований в разных сферах и они мне пригодились в разных областях моей жизни. Вообще, я благодарен своей судьбе, что так все получилось. Я не жалею ни об одном дне своей жизни.

В моем понимании люди делятся на специалистов широкого и узкого профилей. Узкопрофильные специалисты очень нужны, но узкий профессионализм имеет свои ограничения, потому что человек не может объективно, с разных позиций взглянуть на ситуацию и сделать выводы. Специалисты широкого профиля могут и объективно, с разных сторон взглянуть на ситуацию, и поставить задачи. Думаю, это можно отнести к моей позиции. Но есть и другая сторона медали. Когда человек - широкого спектра, он должен понимать, что ему нужны профессионалы по специализированным направлениям, и выбирать себе соответствующее окружение. И тогда достигается синергия, которая должна быть в любой компании.

- Говорят, Вы очень жесткий менеджер...

Кризисный менеджер, который знает, что делать

- Нет, это не жесткость, это практицизм. Жесткость граничит с самодурством, а практицизм - с целесообразностью.

- Вы успеваете с личной жизнью с таким графиком работы? Бизнес и личная жизнь совместимы?

- А как же! Это очень важно: дети, жена.

- Одно время Вы пропадали на работе с утра до поздней ночи..

- Да, было такое. Но мне тогда возраст позволял. Сейчас для меня такой темпо-ритм был бы очень некомфортным. Нынешняя ситуация заставит в ближайшие полгода поработать в активном режиме. Но я спрашивал свою супругу, она говорит, что на фоне моей работы в "Укрнафте" - это (работа в "ХХІ веке", - ред.) нормальный режим.

- Семья понимает, поддерживает?

- Да, абсолютно. У меня сын за границей учится, ему 15 лет. Дочке - 5, она дома с мамой. Мы с дочкой успеваем гулять на выходных.

- Сын получает экономическое образование?

- Ему пока 15 и он получает общее образование.

- Вы не выбрали для него вуз?

- Он сам пусть выбирает. Я думаю, что он сам должен получить знания, необходимые для жизни. Он учится в Англии по интернатовской системе, и там становится более самостоятельным и ответственным. Для мальчика это очень важно. Пусть он пройдет там "казарменное положение". И я вижу в этом свое обязательство как родителя. Я не собираюсь устраивать за него всю его жизнь. Моя задача дать ему базу и путевку в завтрашний день.

- Собираетесь привести его в свой бизнес?

-Я пока не думал над этим. Пусть решает сам.

- Ваша жена сейчас работает?

- Жена долгое время работала, она сама спортсменка, мастер спорта по художественной гимнастике. Она долгое время работала со сборной Украины по футболу и ФК "Динамо-Киев", тренировала их (общая физическая подготовка). Ее пригласил Валерий Лобановский. И она отработала в его команде до его смерти. Сейчас она не работает, увлекается психологией и занимается ребенком.

- Олег Владимирович, у Вас есть друзья? В бизнесе вообще возможна дружба?

- На работе дружба может быть. Но она не должна быть первостепенной. Сложно удержать рубеж, но на работе должна быть прежде всего ответственность. Дружба должна быть основана на взаимодействии и взаимопонимании. Счастливы те люди, у которых партнеры - их друзья.

- У вас есть такие?

- У меня был друг, с которым мы 20 лет вместе проработали, а потом оказалось, что он хочет самостоятельно вести свой бизнес. В какой-то момент он посчитал, что может сам себя проявить, и я не препятствовал, мы нормально разошлись. У меня есть друзья, которых я знаю с 7 лет. Они из Запорожья. Я им помог переехать в Киев, обустроиться, и это счастье, потому что нам есть о чем поговорить. Это моя отдушина, мое достояние. Мы часто вместе проводим время и в спорте, и на отдыхе. У меня была возможность помочь им, и я этому очень рад.

- Вы на них рассчитываете?

- Рассчитываю я сам на себя. А с ними мы друзья, с которыми делимся воспоминаниями, шутками и т.д. Это моя ценность.

беседовала Яна ДОВГАНЬ

Строительство, недвижимость, рынок земли: подборка новостей>>>
Рынок газа, нефти и нефтепродуктов: подборка новостей>>>

Лев Парцхаладзе: биография и подборка новостей>>>

"ХХІ век": справка и подборка новостей>>>
"Нефтегаз Украины": справка и подборка новостей>>>
"Укрнафта": справка и подборка новостей>>>


Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии

Последние новости

Партнерский проект"Новая нормальность" и как в ней дальше жить