13.09.2018, 14:11

Землю - арабам. Как Мрие нашли нового инвестора

Фото - iStock/Global Images Ukraine

Самый проблемный агрохолдинг Украины оказался в руках инвестфонда из Саудовской Аравии

Реклама

История злоключений одной из самых известных украинских агроккомпаний подходит к концу. Саудовская инвестиционная компания SALIC приобрела агрохолдинг Мрия. Петр Порошенко после встречи с другим потенциальным инвестором в украинскую экономику - шведской IKEA - пребывал в хорошем настроении. На подписании соглашения о продаже он пообещал покупателям защиту и помощь. "Смею отметить, это не продажа земли и активов, это инвестиции в украинский агросектор и технологии", - заявил президент.

Среди конечных собственников SALIC - Фонд государственных инвестиций Королевства Саудовская Аравия, правительство и члены королевской семьи. В Украине она уже управляет компанией Continental Farmers Group (CFG), которая обрабатывает 45 000 га во Львовской области.

Получится ли у новых собственников вернуть на украинский аграрный Олимп компанию, которая стала для инвесторов одним из синонимов мошенничества?

Превращение в банкрота

Заключив слделку SALIC получила одного из крупнейших украинских агрохолдингов. Мрия выращивает пшеницу, рапс, ячмень, подсолнечник, сою, кукурузу, сахарную свеклу и картофель. В ее управлении 150 000 га земли в шести областях Западной Украины, четыре современных элеваторных комплекса общей мощностью 380 000 тонн, хранилище картофеля на 52 000 тонн, семенной и крахмальный заводы. По итогам 2017/18 маркетингового года она получила $105 млн выручки и $22 млн EBITDA.

Но нынешние результаты - лишь тень прошлых побед. 

В середине нулевых Мрия оперировала зембанком 320 000 га, имела безупречную репутацию и входила в пятерку лидеров по производству зерна и сахара. В финансовых отчетах холдинг показывал прибыль вплоть до дефолтного 2014 года. У инвесторов и кредиторов не было сомнений в ее устойчивости. В 2013 году, последнем удачном для компании, Мрия показала рост выручки на 43,3% — до $498,7 млн, и $88,5 млн чистой прибыли.

Тревожный звонок зазвучал после отчета Мрии за первый квартал 2014 года: компания показала $233,1 млн убытка. Такую динамику объяснили девальвацией гривни и переоценкой активов. Тогдашний гендиректор Мрии Николай Гута обещал, что, несмотря на убытки, компания сможет выполнить все обязательства за счет продажи урожая. Случилось иначе. В августе 2014-го Мрия не смогла вовремя выплатить купоны по облигациям - около $9 млн процентного дохода и $120 млн в счет погашения долга по обязательствам - и объявила технический дефолт.

Инвесторы и кредиторы вмиг оказались у разбитого корыта. Совокупная задолженность Мрии с учетом гарантий связанным с семьей Гута компаниям, достигала около $1,3 млрд. "В течение многих лет наше сотрудничество с этим холдингом было довольно успешным, - рассказывал журналу Landlord зампредправления UniCredit Bank Роберто Поляк. - Как это иногда бывает, люди однажды просто предпочли исчезнуть вместе с чемоданами денег".

"Уверенность в работодателе была до конца 2012 года – все процессы были стабильными, зарплаты регулярной, затем постепенно шел спад тенденции по выплате денег, финансирования стало хаотичным", - вспоминает 2013-й руководитель производственного кластера компании Григорий Ясинский. Владельцы - семья Гута - толком ничего не объясняли, говорили, что все в порядке. "При этом ходили слухи, что агрохолдинг становится банкротом и вот-вот должна произойти смена руководства", - рассказывает Ясинский.

Есть еще одна интересная деталь: за полгода до начала кризиса руководство распорядилось переоформлять договоры аренды земли на другие юридические организации, тогда большинство сотрудников поняли, что их обманывают.

"Компанию просто отжали в политических интересах, такое себе политическое рейдерство", - убеждал корреспондента LIGA.net один из экс-владельцев. Никто из опрошенных LIGA.net экспертов и участников рынка не подтверждает эту версию. "Больше миллиарда долга, все схемы налицо, вывод средств в офшоры. Какая здесь политика?" - возмущается инвестбанкир, попросивший не называет его имени. 

Операция "реанимация"

Когда прошел первый шок, вокруг Мрии забурлила жизнь, засуетились все - от министра до инвестбанкиров. Мрия привлекла британских финансовых консультантов Blackstone Group International Partners, Dragon Capital и юристов из Bryan Cave LLP.

Для спасения холдинга нужно было изменить бизнес-модель и договориться о реструктуризации $1,1 млрд долгов. Заняться рестрактом пригласили Александра Чернявского, у которого за плечами была многомиллионная реструктуризация Интерпайпа. Его первоочередной задачей было структурирование бизнеса и оценка физических активов, а не тех, что записаны в отчетах. Поработав в компании всего три месяца, Чернявский ушел. "Решение проблемы невозможно привнести со стороны — никто за компанию, за кредиторов эти вопросы не решит, - говорил он в беседе с LIGA.net незадолго до того. - Тут как в танце - необходимо взаимопонимание между партнерами".

В январе 2015-го компания перешла в управление кредиторов. После судов и обращений в правоохранительные органы им удалось сменить менеджмент агрохолдинга. Одного из ключевых акционеров Мрии - Николая Гуту объявили сначала в украинский, а затем и в международный розыск.

Генеральным директором назначили экс-менеджера агрокомпании Рината Ахметова HarvEast Саймона Чернявского. Финансовым - Тони Хулса, который до прихода в Мрию заведовал финансами трейдера Allseeds.

Если верить отчету за 2014 год, у Мрии было 260 000 га земли, 8 элеваторов и 6 зернохранилищ, картофелехранилища на 146 000 т, два крахмальных и семь сахарных заводов, портовый терминал. "Когда пузырь лопнул, оказалось, что реальные данные совсем другие", - говорит глава комитета кредиторов Мрии Джованни Сальветти. На момент прихода кредиторов в холдинг входило более 200 юрлиц в Украине и 21 за рубежом. После судов с владельцами объединившимся кредиторам удалось получить контроль над 141 украинской и 18 зарубежными компанями. Доставшиеся активы сильно отличались от заявленных. Земельный банк "похудел" до 150 000 га.

"Я не до конца понимал сложность ситуации, когда соглашался", - вспоминает Чернявский свое первое впечатление. Чтобы донести до кредиторов важность сохранения компании, он возил их в поля, вместе с ними исследовал посевы и долго уговаривал согласиться с условиями спасения. Предложение было не самым выгодным: кредиторы должны были "простить" Мрие две трети долга. 

В успех затеи верили немногие. "Если удастся реструктуризировать долг, это будет совершенно беспрецедентный случай в истории бизнеса", - рассказывл Роман Никитов, советник Мрии из инвесткомпании ICU. На рынке агрохолдинг считали живым трупом и мысленно делили его земли. 

Реструктуризация заняла более трех лет. В результате кредиторам и менеджменту удалось объединить более 20 разрозненных кредитов. Универсальной дорожной карты не было. Каждый шаг требовал тщательной проверки на соответствие украинскому законодательству.

Кредиторов удалось убедить – долг компании сократился до $330 млн. "Это уникальная процедура, единственный успешный пример и в Украине, и в Восточной Европе", - уверен Чернявский.

Продать нельзя оставить

Следующий шаг - продажа. "Кредиторы не выступают операторами сельскохозяйственного бизнеса. Все понимали, что для дальнейшего развития компании нужны стратегические инвесторы, с опытом в этой сфере и достаточными ресурсами", - рассказывает экс-министр агрополитики Алексей Павленко. Сейчас он - один из независимых директоров управляющей компании Мрии, который отвечает за ее стратегическое развитие.

По информации LIGA.net, к Мрии присматривались восемь потенциальный покупателей. Основным поначалу считался Кернел Андрея Веревского. Об интересе к компании сам Веревский сообщил в ходе конференц-звонка по итогам 2016 года.

Среди других претендентов собеседники LIGA.net называют владельцев Эпицентра Александра и Галину Герег, собственника Астарты Виктора Иванчика и несколько иностранных компаний.

"Если была бы возможность без катастрофических долговых нагрузок приобрести такой актив, как Мрия, мы бы пошли на это. Но мы не хотим брать на себя обязательства, которые есть у агрохолдинга", - сообщил гендиректор Эпицентра Александр Михайлишин.

Когда SALIC обратила внимание на Мрию, интересы обеих сторон полностью сошлись. "Вступление глобального стратегического инвестора, ориентированного на сельское хозяйство - это идеальное решение для Мрии", - говорит Чернявский.

Сумму сделки стороны не разглашают. Аналитики инвесткомпаний дают разные оценки. По словам руководителя аналитического департамента икомпании Concorde Capital Александра Паращия, если оценивать только землю, Мрия может стоить около $20 млн. Откуда цифра? У компании в обработке – 150 000 га. Если оценить их по $1250 за га, получается около $190 млн. При этом долг компании после реструктуризации – около $310 млн. Часть ($210 млн) – это облигации, если их удастся выкупить по рыночной стоимости (33,5% от номинала), или за $70 млн, то общий долг снизится до $170 млн. Останется около $20 млн, поясняет Паращий.

Начальник аналитического отдела Арт Капитал Игорь Путилин называет другие цифры, опираясь на средний показатель EBITDA с гектара на уровне $300-400. "Стоимость агрохолдинга с учетом долга может достигать $250-300 млн, или пять EBITDA", - полагает он.

Новая Мрия

После продажи земельный банк компании вырастет до 210 000 га – к ее активам добавятся 45 000 га принадлежащих Continental Farmers. Она сохранит свое название, топ-менеджером останется Чернявский, сообщили в компании.

Никаких значительных изменений в стратегии, производстве и рынках сбыта не планируется, говорит Чернявский.

В течение следующих двух лет новые владельцы планируют вложиться в новое оборудование, инфраструктуру, агротехнологии и консолидацию земельного банка, говорит Марк Леард, генеральный директор Continental Farmers. Сумму он не называет, в окружении Мрии говорят о шестизначных цифрах. 

Salic планирует досрочно выкупить еврооблигации Mriya Farming Plc более чем на $208 млн, эмитированные в рамках реструктуризации обязательств агрохолдинга. Новый инвестор также признает $102 млн долга компании. 

Как сделка повлияет на инвестиционную привлекательность Украины?

Мнения разделились. Положительные прогнозы делать пока рано – в стране слишком много спонтанных факторов, говорит Паращий. "Агросектор сам по себе очень интересен для инвесторов, но бизнес-климат, коррупция, неработающие суды, рейдерские захваты их пугают", - добавляет Инна Звягинцева, аналитик ИК Adamant Capital.

Тем не менее, с продажей Мрии Украина закрыла один старый гештальт. "Инвестрынок получит отличный пинок", - уверен Ставницер. 

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.