Замминистра АПК: Россия нам помогла, запретив украинские сыры

08.10.2014, 08:35
Замминистра АПК: Россия нам помогла, запретив украинские сыры - Фото
Заместитель министра агрополитики и продовольствия Андрей Дикун

Андрей Дикун о реформировании МинАПК, новых рынках для украинских молокопроизводителей и о том, почему аграрии должны платить зарплату чиновникам

Аграрный сектор - едва ли не последняя надежда правительства Украины на стабильные валютные поступления. По прогнозам Министерства агрополитики и продовольствия, в этом году отечественные сельхозпроизводители соберут примерно такой же урожай, как и в прошлом - около 64,5 млн тонн зерновых, из которых около половины отправится на экспорт. Цифры впечатляющие, но украинский аграрный сектор - это не только подсолнечник, соя и зерновые, это еще и мясомолочное направление, а также перерабатывающая промышленность. И тут ситуация совсем другая: сильная зависимость части производителей от российского рынка привела к тому, что запрет импорта украинского мяса и молокопродукции в РФ повлек за собой затоваривание складов и остановку заводов.

Заместитель министра агрополитики Андрей Дикун в интервью ЛІГАБізнесІнформ рассказал о том, как отечественные предприятия могут компенсировать потери от закрытия рынка РФ, и о реформировании МинАПК.


- Раньше вы были знакомы с работой министерства снаружи - как бизнесмен и консультант. Уже более полугода работаете в госструктуре. Изменилось ли ваше восприятие работы ведомства?

- До того как пришел в министерство, у меня были определенные иллюзии. Я считал, что нужно лишь прийти грамотным людям с хорошими намерениями, составленными планами - и министерство заработает, реализует эти инициативы. Эти "розовые очки" у меня спали буквально на второй день, когда я ознакомился с министерством изнутри. Двадцать три года у нас не меняется система управления. В том числе и в аграрном министерстве.

Классическая проблема не только нашего ведомства, но и других госструктур - крайне низкий уровень оплаты труда. Средняя заработная плата сотрудников - 2000-2500 гривень, и на такие деньги прожить в Киеве очень тяжело. Поэтому министерство не может конкурировать с бизнесом за кадры: специалисты предпочитают идти в частные компании, где получают те же две тысячи, но долларов. У нас остались единицы специалистов, продолжающих работать по идейным соображениям.

Познакомившись с кадрами, я понял, почему даже самые хорошие идеи не работают: их банально некому реализовывать. Выживали в министерстве только взяточники, а реальных специалистов, способных готовить качественные и нужные для аграриев законы, почти не осталось.

- Что сделали, чтобы изменить ситуацию, наладить работу?

- Надеяться, что за полгода нам удастся сломать систему, выстраивавшуюся десятилетиями, по меньшей мере наивно. Правительство и мы в нашем министерстве уже провели большую работу, но основные усилия были направлены на недопущение бюджетного краха. Казна страны была пуста, и вполне объяснимо, что добиться ее наполнения стало первоочередной задачей, остальные отошли на второй план.

По моему мнению, после выборов одним из ключевых заданий должна стать системная реформа госслужбы. За те копейки, что сейчас платят чиновникам, профессионалы работать не будут.

Выживали в министерстве только взяточники, а реальных специалистов, способных готовить качественные и нужные для аграриев законы, почти не осталось

- Вы говорите о системных проблемах. А в вашем министерстве что изменилось за эти полгода?

- Раньше МинАПК воспринималось как неприступная крепость, закрытая для бизнеса. Поэтому первым делом мы открыли двери для бизнесменов, наладили диалог. Обратились к аграриям, объяснили, что судьба сектора и бизнеса зависит не столько от министерства, сколько от них самих. Что если они хотят что-то поменять - нужно участвовать, работать, а не ждать непонятно чего.

И нас услышали. Были созданы больше десятка рабочих групп чиновников и представителей компаний по всем направлениям агробизнеса. Они регулярно собираются, обсуждают, предлагают те или иные решения наболевших проблем. Результаты их работы уже видны: Рада приняла два ключевых закона, необходимых для гармонизации нашего законодательства и требований ЕС.

- Как видите дальнейшее реформирование отрасли?

- В мире есть две схемы работы аграрного сектора: плановая, когда государство устанавливает, кто, что и сколько будет сеять и по какой цене продавать, и либеральная, когда основную роль в регулировании отрасли играют профильные объединения и ассоциации. По моему мнению, именно такую систему нужно внедрять в Украине - при минимальном вмешательстве государства в работу аграриев.

Но есть проблема - за все эти годы в Украине так и не было создано действенных профильных ассоциаций. Разнообразных аграрных объединений более сотни, но реально работают из них не больше десятка.

Мы готовы передать профессиональным ассоциациям ряд полномочий по сертификации (например, сортов семян или пород скота) и регулированию отрасли. Но они должны быть готовы эти функции принять и эффективно выполнять. Пока что этого нет.

Разнообразных аграрных объединений более сотни, но реально работают из них не больше десятка

- Недавно Кабмин ликвидировал одно из наиболее коррумпированных ведомств в агросекторе - Госсельхозинспекцию. Это один из этапов реформирования, который вы лоббировали?

- Я считаю, что ликвидация инспекции вот так вот резко, без предварительного обсуждения и переходного периода, - ошибка. Да, это был коррупционный монстр, но ликвидировать его, не прописав порядок передачи полномочий, было нельзя. Нужно было продумать процедуру реорганизации, чтобы она прошла безболезненно.

Сейчас даже аграрии, ранее ратовавшие за ликвидацию ведомства, пребывают в растерянности. Простой пример - непонятно, кто сейчас должен выдавать сертификаты на экспорт зерна. В итоге трейдеры не могут заключать контракты и теряют деньги. Функции находятся "в процессе передачи", причем часть органов, которым должны были передать полномочия Госсельхозинспекции, еще даже не созданы. Тупиковая ситуация, к которой привело необдуманное популистское решение правительства.

Я за реформы, но за правильные реформы, которые не повредят бизнесу.

Кто заплатит за качественное министерство

- Как планируете помогать аграриям наращивать экспорт?

- В наших планах создание своеобразного совещательного органа - аналитического центра. Специалисты, привлеченные к его работе, будут изучать потенциал отрасли, анализировать потребности внутреннего рынка, возможности поставки продукции в другие страны, разрабатывать рекомендации по выходу на внешние рынки. Это должны быть профессионалы - как от бизнеса, так и от государства.

- Но ведь ранее вы говорили, что нет финансовых ресурсов для привлечения профессионалов, откуда возьмутся деньги для оплаты специалистов?

- Мы изучаем возможность создания специального фонда, куда будут вносить деньги аграрные предприятия. Постепенно сельхозпроизводители понимают, что в их интересах участвовать в работе министерства и разработке нормативно-правовых актов, программ развития различных секторов. Не исключаем, что подключатся и международные организации, также заинтересованные в наращивании экспорта продовольствия из Украины: население мира растет, потребность в еде постоянно увеличивается.

Как раз ЕС не относится к ключевым экспортным рынкам для Украины: в Европе свой мощный аграрный сектор с существенной господдержкой

- Агрохолдинги, вносящие деньги в этот фонд, будут в первую очередь заинтересованы в лоббировании собственных интересов, а мелкие предприятия не смогут защищаться…

- Для этого и нужно МинАПК. Мы будем участвовать в работе групп и искать баланс интересов между холдингами, фермерами и государством. Уверен, что сможем защитить малый агробизнес и найти устраивающее всех решение.

- Какие экспортные направления наиболее перспективны?

- Я сторонник того, чтобы наращивать экспорт не сырья, а продукции с большей добавленной стоимостью. Продавать за границу зерновые - прекрасно, но продавая переработанную продукцию, можно заработать гораздо больше. Это выгоднее и аграриям, и государству.

Так что изучаем ситуацию и работаем над увеличением экспорта мяса, продуктов переработки молока, другого товара с высокой добавленной стоимостью. Определенные успехи есть, но хочется большего.

- Куда планируете продавать, учитывая фактическую потерю российского рынка и открытие границ с Евросоюзом?

- Прежде всего хочу отметить, что как раз ЕС не относится к ключевым экспортным рынкам для Украины: в Европе свой мощный аграрный сектор с существенной господдержкой. Потенциальные рынки сбыта для наших товаров - арабские страны, страны Юго-Восточной Азии, Китай с его практически безразмерным рынком. В этом направлении и работаем.

Уже проведены успешные переговоры с Грузией - пусть это и незначительный рынок, однако он может стать плацдармом для выхода в Иран, Азербайджан и другие страны Закавказья.

Украинские сыроделы работали, производя и поставляя в Россию сыр, который больше нигде не купят

О молоке и хлебе насущном

- Из всех секторов украинского сельского хозяйства закрытие российского рынка сильнее всего ударило по сыроделам. Как планируете компенсировать эти потери?

- С моей точки зрения, запрет импорта украинских сыров в Россию - однозначный позитив. Украинские сыроделы привыкли, что население России потребит любой сыр, пусть даже не самого высокого качества. А раз так - то зачем вкладываться в модернизацию производства, внедрение новых технологий?

Вот и работали, производя и поставляя в Россию сыр, который больше нигде не купят. Сейчас сыроделы просто вынуждены осваивать выпуск новой продукции, например сухого молока, повышать качество, искать новые рынки сбыта.

- Парадокс: российский рынок закрыт, склады затоварены, но сыр в Украине не дешевеет. Почему?

- В то же время он и не дорожает: цены сохранились на уровне конца прошлого - начала этого года. И это при двузначной инфляции, подорожавших энергоносителях, увеличившихся эксплуатационных расходах. Подорожали почти все продукты, кроме сыра. Сейчас он продается по цене, близкой к себестоимости, работать себе в убыток никто не будет.

Успешно работать на внешних рынках смогут примерно десять украинских молокоперерабатывающих предприятий

- Сколько украинских заводов смогут выйти на внешние рынки, ведь у подавляющего большинства из них морально и физически устаревшее оборудование?

- Сейчас в Украине уже работает комиссия ЕС, которая должна выдать сертификаты, предоставляющие право экспорта украинской "молочки" в Европу. И не только в Европу: многие страны, заинтересованные в закупке сыров и других товаров из Украины, также ждут подтверждения качества нашей продукции. Получив сертификат ЕС, наши сыроделы смогут заключать контракты и с ними.

Разумеется, далеко не все заводы смогут пройти сертификацию. О чем говорить, если за все годы независимости в стране был построен только один молокозавод "с нуля"? Остальные в лучшем случае модернизировались. По моим оценкам, успешно работать на внешних рынках смогут примерно десять украинских молокоперерабатывающих предприятий.

- Когда в Европе будет продаваться украинская молокопродукция?

- Как я уже говорил, далеко не факт, что продукция украинских молочников вообще нужна европейцам. С другой стороны, у нас есть ряд конкурентных преимуществ, в первую очередь достаточно низкая себестоимость продукции. Тут на руку экспортерам сыграла и девальвация, так что при надлежащем качестве мы сможем предложить европейцам более дешевые сыры.

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии

Последние новости

Партнер проекта - Нова ПоштаГерои карантинного времени