06.02.2015, 15:15

Закон Княжицкого: Что депутаты запретили украинцам смотреть по ТВ

vgorode.ua

Закон Княжицкого-Денисенко принесет телегруппам огромные потери. Но Олег Ляшко попытался довести его до абсурда, который не подпишет президент

Вчера вечером, 5 февраля, Верховная Рада приняла законопроект № 1317 авторства народных депутатов от Народного фронта и БПП Николая Княжицкого и Вадима Денисенко о запрете фильмов и сериалов, популяризирующих силовые органы страны-агрессора. За законопроект во втором чтении проголосовали 259 депутатов. В ходе рассмотрения законопроекта депутаты с голоса внесли ряд правок, и в итоге лишь очень небольшое количество народных избранников поняли, за что отдают голоса.

ЛІГАБізнесІнформ разобралась, что запретили депутаты и как это повлияет на отечественные телегруппы.

Неразбериха возникла из-за внесенной поправки № 28 Виктории Сюмар и поправки "с голоса" Олега Ляшко. Поправка Сюмар (№ 28) запрещала всю телепродукцию России, которая произведена после 1 января 2014-го (сериалы и фильмы о силовиках с авгутса 1991-го). Ляшко пошел еще дальше и предложил полностью запретить всю российскую телепродукцию, не указывая дедлайн для даты производства. Голосование по поправке Сюмар депутаты провалили. Спикер парламента Владимир Гройсман, скорее всего по ошибке, предложил депутатам проголосовать еще раз за поправку № 28, назвав ее поправкой Ляшко. Таким образом, 238 депутатов проголосовали за поправку № 28, а не за поправку Ляшко. Возникла правовая коллизия: депутаты и юристы по-разному трактуют, что же в итоге запретили.

Сама Сюмар считает, что проголосовали за поправку Ляшко и будет запрещена вся российская телепродукция, произведенная с 1 августа 1991 года. Медиаюрист, попросивший не называть его имя, полагает, что в финальную версию закона внесут все же поправку Сюмар.

Говорить что-то со 100-процентной гарантией можно будет после того, как мы увидим подписанный спикером текст. Качество этого законопроекта характеризует фраза его автора пана Княжицкого во время обсуждения: "Давайте примем этот законопроект, а потом будем домысливать"

К этому же склоняется медиаюрист Татьяна Котюжинская. "Голосовали за поправку Ляшко, а проголосовали за поправку Сюмар: это явное нарушение регламента. Если хоть один депутат подаст заявление о том, что произошла подмена при голосовании, то тогда должно быть переголосование законопроекта, - объясняет Котюжинская. - Но говорить что-то со 100-процентной гарантией можно будет после того, как мы увидим подписанный спикером текст. Качество этого законопроекта характеризует фраза его автора пана Княжицкого во время обсуждения: "Давайте примем этот законопроект, а потом будем домысливать".

Опрошенные ЛІГАБізнесІнформ эксперты пока неохотно комментируют принятый закон: мол, нет финальной версии. Никто из опрошенных телеменеджеров не верит в подписание закона с учетом поправки Ляшко. "Ляшко подбросил идею полного запрета, прекрасно понимая, что она доводит закон до абсурда. Закон с полным запретом российской продукции президент не подпишет. На это рассчитывал и Ляшко, и те, кто, скажем так, ставит на Ляшко, - говорит директор одного из телеканалов. - Для украинского телевидения это катастрофа".

Он не преувеличивает: российские сериалы на семи крупнейших каналах занимают почти 25% эфирного времени и заменить такой объем контента за два месяца практически нереально и очень дорого.

"Такие поправки могут ставить на голосование люди, которые очень далеки от телевидения. Запрет российских фильмов и сериалов о силовиках - это еще куда ни шло. Но выполнить норму по запрету всей продукции, которая вышла после 1 января 2014-го, почти нереально. А то, что предложил Ляшко (после 1991-го. - Ред.), - это вообще караул", - говорит топ-менеджер крупного телеканала.

Даже без поправок телевизионщики считают закон Княжицкого лоббистским. Руководитель другого телеканала уверен, что Княжицкий, готовя этот закон, руководствовался своими интересами как владелец нишевого информационного телеканала Эспрессо ТВ. "Канал Княжицкого не страдает от этого закона, у него нет дорогих российских сериалов, библиотеки прав. У его канала не просядут рейтинги и не уменьшатся рекламные доходы после вступления закона в силу", - сетует телевизионщик.

Связаться с Николаем Княжицким не удалось. 

Норма о запрете на трансляцию фильмов и сериалов о силовиках страны-агрессора больнее всего ударит по четырем телеканалам: ICTV (StarLightMedia Виктора Пинчука), НТН (Inter Media Group Дмитрия Фирташа и Сергея Левочкина), Украина (Медиа Группа Украина Рината Ахметова) и 2+2 (1+1 медиа Игоря Коломойского).



shevchenko.jpgshevchenko.jpg


Тарас Шевченко, Институт медиа права

Чтобы что-то комментировать по закону, нужно понимать, что приняли народные депутаты. Следует рассматривать закон после публикации на сайте. Лишь тогда его можно будет анализировать. Я не смотрел эфир, а потому мне трудно что-либо прокомментировать. Полный запрет российской телепродукции с начала 2014-го - звучит очень громко. Мне пока трудно судить, подпишет ли данный закон президент. У него есть право вето. Спикер парламента закон подпишет, у него практически нет юридической возможности его не подписать.

dovzhenko.jpgdovzhenko.jpg



Отар Довженко, эксперт Телекритики

Боюсь, что любой законопроект, предусматривающий полный запрет, но не устанавливает наказания за нарушения и механизмов выполнения, будет проигнорирован. Русский контент нужно запрещать поступенно, уменьшая количество сериалов и фильмов и согласовывать с вещателями. То есть, условно говоря, в течение 2015-го ежемесячно на 5-10% уменьшать количество российского контента. Слабое звено этого закона - это орган, который определяет соответствие критериям и размер штрафа - то есть Госкино. Огромная угроза коррупции. Это то же, что ГАИ: можно придраться к формальности (милиционер в кадре прошел) и требовать деньги за то, чтобы закрыть на это глаза; можно брать деньги за то, чтобы "не увидеть" явных нарушений. Именно так всегда в Украине действовали надзорно-контрольные органы, в частности, тот же Нацсовет. А тут еще решение зависит от оценки контента... Но, думаю, что телеканалы выкрутятся.

ilenko.jpgilenko.jpg



Михаил Илиенко, кинорежиссер

Бойкот российского контента при наличии интернета и других способов распространения информации не защитит наше информационное пространство, но существуют две другие причины бойкота, кроме прекращения финансирования российской агрессии: первая - декларирование официальной позиции нашего государства; вторая - создание предпосылок для производства собственного национального телевизионного и кинопродукта.

osnach.JPGosnach.JPG



Сергей Оснач, активист общественного движения Отпор, что выступает против полного запрета российских фильмов и сериалов

Из видео заседания вполне понятно, что голосовали за поправку Ляшко, хотя перепутали и назвали ее 28-й. На этом и надо стоять. После первого чтения мы предлагали расширить действие закона на российскую музыку на радиостанциях, если мы не хотим и дальше отовсюду слышать русскую попсу или шансон. Но эта норма так и не появились во втором чтении. Зато есть очевидная дыра - за его нарушение предусмотрен только штраф. Это означает, что тот же Интер сможет показать что угодно - хоть черта, хоть Кобзона лысого - и отделаться всего лишь штрафом.

slmjpg.jpgslmjpg.jpg


Пресс-служба StarLightMedia

Нужно не запрещать, а созидать! Культурные запреты - это самая простая форма государственного поведения, не требующая никаких интеллектуальных усилий, не приводящая к созданию новых смыслов, общих национальных ценностей и целей.

Всегда нужно помнить, что культурные запреты в сегодняшнем демократическом государстве - это крайняя мера. Ей должен предшествовать общественный бойкот, протест большого числа людей. Прежде чем прибегнуть к культурным запретам, государство должно дать ответ на два вопроса. Какие цели оно преследует, ограничивая свободу информации? Может ли оно достичь тех же целей другим, менее репрессивным способом? Если да, то государство должно прибегнуть сначала к ним. И чтобы принимать культурные регуляции, руководствуясь благом народа, нужно знать (иметь социологически подтвержденные знания), чего хочет общество, что ему нужно - тогда запрет легитимен, если мы говорим о демократическом обществе, опять-таки.

Но даже в таком случаезапрещать следует не "ковровым" методом, а рассматривая каждое произведение индивидуально. Недавно во Франции запретили скетч комика Дюдоне о Холокосте. Запретили этот конкретный скетч, проанализировав его содержание и воздействие на слушателей, а не само упоминание слова "холокост". Если же мы посмотрим на законопроект Княжицкого-Денисенко, мы увидим, насколько общие, формальные критерии оценки художественного произведения там указаны.

То, что действительно необходимо, - это протекционизм государства для украинского культурного продукта: фильмов, сериалов, артистов, спектаклей. Форма такого протекционизма - прямое государственное финансирование, упрощение и уменьшение налогообложения персонала (в первую очередь актеров), задействованного в съемках. Объем необходимых вложений в эту сферу несопоставим с социальным, нравственным, ценностным эффектом, который в свою очередь прямо влияет на уровень жизни в стране. Нам нужна система консолидирующих и мотивирующих ценностей.

Что же касается ICTV, то позиционирование телеканала - это больше, чем наличие в нем того или иного вида контента.

1378974944_1plus1-tv.jpg1378974944_1plus1-tv.jpg
Пресс-служба 1+1 медиа

Наша группа выступала инициатором решения о запрете сериалов, которые пропагандируют силу и мощь российских правоохранительных органов, регулярной армии и войск спецназначения. Поэтому мы давно готовились к возможным изменениям, хотя это и потребует дополнительных инвестиций в создание и закупку нового контента. В то же время в последний момент в проект закона были внесены поправки, поэтому комментировать закон до его публикации мы не готовы.

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
Загрузка...