UA

Гендиректор МТС: Лицензия на 3G - налог, чтобы остаться на рынке

22.10.2014, 07:56
Гендиректор МТС: Лицензия на 3G -  налог, чтобы остаться на рынке - Фото
54394f7940942d662f2d9065fdc5cd2c.jpg

Гендиректор МТС Украина Иван Золочевский рассказывает о закулисье частотного аукциона, угрозе санкций и влиянии предвыборной гонки на телеком-рынок

В затянувшейся истории с выдачей лицензий на связь третьего поколения оператор МТС оказался в наиболее уязвимом положении. Госорганы озвучивали сценарий недопуска 100%-ной "дочки" российского МТС к аукциону частот. Звучали и более радикальные призывы, например, о национализации. Генеральный директор МТС Украина Иван Золочевский в интервью ЛІГАБізнесІнформ рассказал о планах продажи МТС Украина, национальности капитала и о том, когда операторы смогут вернуть инвестиции в 3G.

- Уже после указа Президента о сроках внедрения 3G и дате проведения конкурса (до конца октября) условия частотного аукциона менялись несколько раз. На ваш взгляд, в чем истинная причина этих проволочек?

- Я не склонен верить в теории заговора. Нормальный диалог между нами и регулятором налажен. С одной стороны, видны намерения Кабмина и Администрации президента работать сообща. С другой стороны, обе эти структуры сейчас испытывают определенное давление в связи с выборами.

Надеюсь, что риторика, связанная с попытками приделать капиталу национальный признак, исключительно популистская и объясняется выборами. Это жареная тема, на которую надо как-то реагировать тем, кто претендует остаться во власти после выборов. Поэтому ситуацию с переменой условий конкурса я в целом расцениваю как адекватную предвыборной шумихе и тому состоянию, в котором находится экономика и страна в целом.

- Немало копий сломано вокруг условий частотного аукциона. Какая конфигурация, по-вашему, была бы наиболее выгодной для абонентов и телеком-рынка и почему?

- В этом вопросе позиция операторов очень консолидированная: лицензий должно быть три. Ровно столько, сколько сейчас операторов. И это не плод кулуарных договоренностей. Логика очень проста: у любого оператора, оставшегося без лицензии, будет в распоряжении единственный способ сохранения абонбазы - демпинг. Те, кому лицензию получить удалось, будут вынуждены на этот демпинг ответить. Если все операторы будут демпинговать, их желание инвестировать в 3G будет нулевым или даже отрицательным. Демпинг - это плохая история, которая останавливает инвестиционный поток. Никто не желает инвестировать в падающий рынок. Нет таких дураков на рынке, какие бы популисты чего бы там ни говорили.

У оператора, оставшегося без лицензии, будет в распоряжении единственный способ сохранения абонбазы - демпинг. Те, кому лицензию получить удалось, будут вынуждены на этот демпинг ответить. Если все операторы будут демпинговать, их желание инвестировать в 3G будет нулевым или даже отрицательным

Появление связи третьего поколения в стране - это не просто очередная телеком-услуга, это серьезный драйвер экономики. На всех рынках, где появляется 3G, ВВП прирастает на один процент как минимум. В условиях такого задавленного спроса на 3G, который наблюдается у нас, рост ВВП может даже быть и больше. И это выражается не в том, что операторы заработают больше, а в том, что сами по себе технологии двигают другие отрасли бизнеса: быстрее принимаются решения, появляются новые приложения, новое пространство для малого и среднего бизнеса, который перестает зависеть от бюджета. Это особенно актуально для Украины, поскольку у нас 43% ВВП - это бюджетная сфера. Эту долю нужно сокращать путем увеличения ВВП, а не урезания расходов.

Единственный способ добиться нормальных инвестиций - не продать лицензии подороже, а именно создать предпосылки для роста ВВП - это выдать три лицензии. Тогда между операторами будет не демпинг, а соревнование - единственное, что стимулирует быстрое развитие сети. Здесь можно привести красочный пример: Укртелеком с 2007 года владеет монопольной лицензией, но не развивает сеть. Почему? Потому что нет конкуренции, а владельцы никак не оставят идею продать монопольный ресурс подороже. Поэтому если лицензии не всем - то лучше никому.

- Помимо стоимости лицензии в 2 млрд гривень государство переложит на операторов стоимость конверсии частот. Как вы оцениваете такой шаг?

- Заявленную стоимость лицензии мы рассматриваем как разовый налог на возможность остаться на рынке. Это очень странно, так никто не делает в нормальных экономиках (даже при цене в 2,44 млрд грн лицензия 3G в Украине будет одной из самых дешевых в мире. - Ред.). Можно сделать поправку на ситуацию в экономике и военное время, но это не должно стать практикой.

Стоимость лицензии, которую придется заплатить операторам, - это неполная картина. Не стоит забывать про частотный сбор, который в начале 2014 года был поднят вдвое. При этом частотный спектр остается занятым. Парадокс: с одной стороны все жалуются, с другой - платить никто не отказывается. Потому что платят по-разному, а некоторые и не платят вовсе. Разве Минобороны с 2014 года начало платить за частоты? Естественно, военные будут удерживать их всеми силами, потому что для них это бесплатный ресурс.

- Как быть в такой ситуации?

- Либо прозрачные правила и платят все, но расчищается спектр и начинается конкуренция за частоты, либо возвращаемся к советскому распределительному способу "кто ближе к кормушке - того и ресурсы". Но в таком случае о какой конкуренции идет речь? Надо определиться: мы как страна действительно рыночным путем идем или пользуемся командными принципами Таможенного союза, где цена лицензии определяется мнением какого-то чиновника?

- В последнее время правительством активно продвигается тема всевозможных ограничений применительно к операторам с российским капиталом. Это касается и вашей компании - что думаете?

- Конечно, на этой истории можно и попиариться. Но, как мне видится, это попытка побороться нерыночными способами. Кто бы что ни говорил, у частных капиталов не бывает национального признака. Ни один из операторов не создавался на государственные деньги. Сегодня у материнской компании МТС Украина множество западных инвесторов-миноритариев. Совокупный экономический интерес иностранцев в МТС - 59%. И если МТС Украина окажется как-то ущемленной, то пострадает вовсе не российское государство, а как раз европейские и американские партнеры. Как только люди во власти начинают говорить, что эти частные капиталы им нравятся, а эти - нет, это обрубает возможности для переговоров с новыми инвесторами. Ведь те поинтересуются: а что же такого случилось с предыдущими инвесторами, почему у них бизнес не пошел? Оказывается, кто-то кому-то не понравился!

У частных капиталов не бывает национального признака. Ни один из операторов не создавался на государственные деньги… Если МТС Украина окажется как-то ущемленной, то пострадает вовсе не российское государство, а как раз европейские и американские партнеры

В конце концов мы можем перестать быть российской "дочкой". Если рассматривать капитал по географическому происхождению, то больше всего в Украину инвестирует Кипр с большим отрывом от остальных стран. И это что-то поменяет?

Поэтому разговоры о "вредном российском капитале" очень популистские, экономически нерасчетливые и недальновидные. Я надеюсь, что вскоре эмоции остынут и украинский истеблишмент перестанет продвигать эту тему.

- На протяжении последних лет операторы в один голос говорят о низкой покупательской способности абонентов. А за 2014 год ситуация еще ухудшилась. Какая модель при таком рынке позволит вернуть инвестиции в 3G?

- Пока никакая.

- Зачем же тогда инвестировать?

- Вопрос остается открытым. Повторюсь: мы рассматриваем лицензию на 3G как плату за возможность остаться на рынке. Здесь нет никакой экономической модели. Инвестиции в 3G сейчас для операторов не окупаются. Суммарный объем необходимых вложений в 3G - около $750 млн. Сюда входит стоимость лицензии, конверсии и капиталовложения в оборудование. Эта сумма равна всему экономическому росту, который можно было бы получить в стабильной экономике за семь лет. Но при средней стоимости капитала в 22-24% годовых любой инвестпроект длиной более трех лет убыточен просто потому, что выгоднее положить деньги в банк.

Мы рассматриваем лицензию на 3G как плату за возможность остаться на рынке. Здесь нет никакой экономической модели. Инвестиции в 3G сейчас для операторов не окупаются

- Выходит, в Украине не исключено повторение европейской истории начала
2000-х, когда многие операторы разорились после приобретения лицензии на 3G?

- Не исключено. Как не исключена вероятность того, что можно разориться, вообще не покупая никаких лицензий. Просто посмотрите, в каком состоянии экономика, какие законы принимаются, чтобы ограничить движение денег. О каком возврате инвестиций может идти речь в таких условиях? Я очень надеюсь, что это временная ситуация и политикам хватит ума такой режим не продлевать, иначе в дальнейшем говорить об инвестициях в Украину будет просто бессмысленно.

Возвращаясь к европейскому опыту внедрения 3G - те западные операторы, которые не обанкротились, в конечном итоге переложили затраты на абонентов. И когда нам госорганы рассказывают про опыт стран Западной Европы, где лицензии стоили миллиарды, я в ответ могу только привести средний счет за связь в этих странах, достигающий 40 евро в месяц. Те, кто считают, что 3G - это способ просто поднять скорость, не меняя при этом цену, заблуждаются. В Украине экономического сценария за внедрением 3G пока не просматривается. Единственный способ инвестиций в 3G у нас подразумевает фокусировку на кошельках абонентов. Другого источника доходов не будет.

- В ваших словах есть определенный парадокс: с одной стороны вы говорите о невозможности гарантированного возврата инвестиций, но с другой МТС Украина активно борется за право поучаствовать в аукционе частот на 3G. Как объяснить такую позицию? Всепобеждающий оптимизм?

- В целом мы действительно испытываем оптимизм - здоровый оптимизм инвестора. Объяснение в том, что текущая ситуация на рынке не может длиться долго, она так или иначе придет в предсказуемый и стабильный вид: так функционируют все рынки. Я уверен, что Украина никогда не превратится в мирового экономического изгоя.

Вместе с тем, трезво оценивая перспективы развития 3G в сложившейся экономической ситуации, материнская группа ищет зарубежных инвесторов для совместного развития этого бизнеса в Украине. Это не значит, что компания продается, но определенное долевое участие может рассматриваться.

- Повлиял ли на решение о привлечении соинвестора арест господина Евтушенкова?

- Это не связанные между собой события. Вопрос о привлечении соинвестора объясняется необходимостью вложения огромных средств в развитие 3G, что просто невозможно сделать без внешних заимствований.

- МТС Украина уже не включает в отчетность Крым. Ранее компания подтвердила, что 30% объектов связи МТС в Донбассе неработоспособны. И даже с учетом этих факторов вы испытываете оптимизм? Крым и Восток не влияют на общую бизнес-модель компании?

- Влияют, конечно. В прогнозе на 2015 год заложено снижение дохода - вполне органическое, потому что мы не получаем выручки ни из Крыма, ни из "занятных республик". В целом мы прогнозируем заметное снижение рентабельности в следующем году.

Кстати, предполагаемая стоимость 3G-лицензии рассчитана по старой методике, с привязкой к территории. Это значит, что лицензию на частоты на территории Крыма и зоны АТО дадут и за эти частоты придется заплатить, но понятно, что никто ничего внедрять там не будет.

- Расскажите, что случилось с сетью МТС в Крыму? Какие отношения установлены между МТС Украина и К-Телеком?

- Вы помните, как в Крыму развивались события? У нас, как и у других украинских операторов, в Крыму возникло много проблем, в том числе связанных с невозможностью осуществлять расчеты. В какой-то момент ситуация стала критической - мы не могли обеспечить бесперебойное энергоснабжение наших БС. Начались отключения. Потом на наших частотах в Крыму заработал местный оператор К-Телеком, лицензию которому выдала РФ. Какое-то время мы боролись за рынок, временно пытались обслуживать абонентов в других сетях. Но физически поддерживать обслуживание абонентов на должном уровне, обеспечивать бесперебойность работы мы не могли, поэтому все закончилось так, как, видимо, и должно было закончиться. Мы ушли из Крыма и решили распродать все свое имущество там. Сейчас у нас в Крыму очень мало абонентов, а с К-Телекомом нет никаких отношений, да и быть не могло.

- Рентабельность снижается, но в то же время вы сказали, что появление 3G послужит драйвером экономики. Какова между ними взаимосвязь?

- Связь 3G - это способ поправить ситуацию. Вы даете своим клиентам дополнительный продукт и предлагаете за него дополнительно заплатить. Естественно, этим пользуются сначала не все, а только те, кто готов технически и делает это осознанно. И только на росте этой выручки происходит дополнительный заработок на 3G. В нормальной стабильной экономике это занимает около семи лет. В нашем же случае мы не рассчитываем на окупаемость - это попытка придать украинскому телеком-рынку, который сейчас находится в архаичном состоянии, хоть какие-то признаки современности.

- На рынке существует мнение, что украинские абоненты так долго были лишены связи третьего поколения, что уже научились обходиться без нее. Уверены ли вы, что после появления 3G консервативный абонент сможет переломить свои привычки?

- Производители телефонов значительно упростили процесс пользования услугой, и сегодня она несравнимо проще, чем, к примеру, еще пять лет назад. Задача оператора - увлечь первые 13-15% пользователей, заинтересовать их качеством и простотой и при этом не отпугнуть ценой. Если оператору удастся это сделать на протяжении полутора лет - все остальные абоненты в любом случае втянутся.

- Можно ли утверждать, что от появления 3G из треугольника "государство - оператор - абонент" выиграет только последний?

- А что значит "выиграет"? Смотря в какую игру абонент играет. Если он играет в игру "дайте мне все то же самое, но быстрее и за те же деньги", - не выиграет. Если игра называется "дайте мне выбор, и я сам решу, стоит ли доплачивать", - точно выиграет. Такая возможность будет, при этом голосовые тарифы не изменятся.

Есть большая разница между "заплатите за лицензию" и "проинвестируйте в экономику". Задачу сбора
7-9 млрд гривень, которые государство ожидает получить от телеком-операторов, можно было бы решить по-другому, а не через лицензию 3G

Выиграет ли государство - зависит от того, какой стратегии оно придерживается. Если государство хочет сейчас получить от операторов максимум за лицензии, а дальше хоть трава не расти, есть большой шанс проиграть. Лучшим примером долгосрочной стратегии была бы раздача лицензий бесплатно, но под четкие лицензионные условия - например, под обязательство через год запустить национальное покрытие 3G в городах с населением от 5 000 чел. Есть большая разница между "заплатите за лицензию" и "проинвестируйте в экономику". Задачу сбора 7-9 млрд гривень, которые государство ожидает получить от телеком-операторов, можно было бы решить по-другому, а не через лицензию 3G. Например, через тот же частотный сбор, через реструктуризацию долгов, через соглашение об инвестициях.

Но государство, судя по всему, хочет все и сейчас. Я надеюсь, эта история останется разовой и не войдет в практику. Иначе мы никогда не дождемся 4G. Если за лицензию на 4G попросят опять по 3 млрд гривень, я вам скажу: 4G у нас не будет никогда. Просто будем иметь совершенно других операторов, а история с качеством связи в Украине повторит историю с качеством дорог.


Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Вакансии
Больше вакансий
Business Analyst
Киев Semantrum
Юрисконсульт
Киев Група Компаній ЛІГА
Менеджер з продажів реклами
Киев Медіа холдинг Ligamedia
Разместить вакансию

Комментарии

Последние новости