Крымская метка: судам из крымских портов не рады в Украине

20.06.2014, 00:08
Крымская метка: судам из крымских портов не рады в Украине     - Фото
cc00737601ffe67098e3f7795ddbe55b.jpg

Что реально может сделать Украина с кораблями, которые заходят в порты оккупированного Крыма. Мнения юристов

В начале недели многие жители Украины с интересом наблюдали за скитаниями танкера Huseyn Javid. Это судно публично нарушило правила въезда в оккупированный Крым и выезда из него и получило все шансы стать первым, кто пострадает из-за этого нарушения.

Хронология событий: 16 июня профильное издание Вlackseanews сообщило, что в Одессу идет турецкий танкер Huseyn Javid, который 2-4 июня заходил в порт Феодосии (Крым) для погрузки. Одесская организация Совет общественной безопасности обратилась в Ильичевскую транспортную прокуратуру, потребовав возбудить уголовное дело. Своим заходом в Феодосию судовладелец и экипаж нарушили Закон "Об обеспечении прав и свобод граждан и правовом режиме на временно оккупированной территории Украины".

Из-за поднятой шумихи танкер не стал заходить ни в Одесский, ни в Ильичевский порт. Постояв меньше суток на рейде возле последнего, танкер покинул рейд в связи с "изменением порта погрузки". При этом экипаж отключил передатчик АИС (автоматизированной идентификационной системы, указывающей местонахождение и курс судна). 

В диспетчерской службе Ильичевского порта корреспонденту ЛІГАБізнесІнформ сообщили, что танкер шел на погрузку 3000 тонн украинского растительного масла. Агентом судна выступила морская компания Новикъ. Кем было зафрахтовано судно - в компании не сообщают. Известно, что это был украинский трейдер. 

Владелец и оператор судна - известная компания Palmali, основанная в Турции в 1998 году выходцем из Азербайджана, бывшим офицером Советской армии Мубаризом Курбан оглы Мансимовым. Palmali управляет флотом из нескольких десятков судов, большинство из которых транспортируют нефть из Туркменистана, Казахстана, России и Азербайджана.

ЛІГАБізнесІнформ обратилась к юристам за разъяснениями, какие законы нарушил турецкий танкер и есть ли реальная угроза понести наказание за обслуживание в крымских портах.



.jpg
Денис Рабомизо, партнер ЮФ RABOMIZO

В ситуации с судном Huseyn Javid нарушение законодательства Украины при заходе в Феодосийскую нефтебазу является бесспорным, поскольку сейчас Автономная Республика Крым рассматривается как оккупированная территория. 

Правовой режим в первую очередь регулируется Законом Украины "Об обеспечении прав и свобод граждан и правовом режиме на временно оккупированной территории Украины". По этому закону въезд иностранцев и лиц без гражданства на временно оккупированную территорию и выезд с нее допускаются только по специальному разрешению через контрольные пункты въезда-выезда. Вряд ли судно получило такое разрешение в сложившейся в Украине и АРК ситуации.

Кроме того, статья 5 Закона Украины "О пограничном контроле" предусматривает, что пограничный контроль и пропуск через государственную границу осуществляются в пунктах пропуска через государственную границу. Такие пункты пропуска есть и в Феодосии, однако все пункты пропуска через государственную границу и пункты контроля в АРК были временно закрыты (распоряжение Кабинета министров Украины "О временном закрытии пунктов пропуска через государственную границу и пунктов контроля" № 424-р от 30.04.2014 года). 

Как аргумент в защиту захода судна в Феодосию кто-то может назвать "свободную практику", однако сейчас "свободная практика" предоставляется судну на основании решения соответствующих контролирующих госорганов в пунктах пропуска через госграницу. А поскольку пункты пропуска и контроля временно закрыты, то и решение о предоставлении судну "свободной практики" принято быть не может.

Нарушение законодательства Украины автоматически влечет за собой ответственность. Здесь скорее нужно говорить о санкциях не к судовладельцу/грузовладельцу, а непосредственно к нарушителям, и к капитану этого судна в первую очередь.

Применение конкретных санкций зависит от характера правонарушения: если цель - причинение вреда интересам Украины, тогда речь может идти о привлечении к уголовной ответственности; в случае же просто нарушения режима пограничного контроля предусмотрена административная ответственность.

Так или иначе, это будет связано с задержанием судна и проведением следственных действий. В случае уголовного преследования могут конфисковать транспортное средство. Убытки для судовладельца могут заключаться в штрафе и расходах по простою судна. Первое несущественно из-за небольшого размера штрафа, а вот второе может выражаться в десятках тысяч долларов США. Оценить такой ущерб сложно. Он зависит от размеров судна, срока простоя и других составляющих.

.jpg
Ксения Проконова, адвокат практики правовой безопасности бизнеса АО Юскутум:

Судно нарушило закон об оккупированных территориях Украины и статью 332-1 Уголовного кодекса Украины, которые предусматривают наказание за нарушение правил въезда-выезда, касающихся территории Украины, которая находится под оккупацией. Законодательством предусмотрено ограничение свободы на срок до трех лет или лишение свободы на тот же срок с конфискацией транспортных средств.

Ответственность распространяется как на владельца судна, так и на членов экипажа. Если нарушение порядка въезда на временно оккупированную территорию Украины проходило с целью нанесения вреда интересам государства, это необходимо доказать. В данном случае, когда речь идет о погрузке-выгрузке товара, у следственных органов появляется широкое поле для фантазий, поскольку нарушителям можно приписать финансирование и пособничество терроризму, незаконную поставку продукции, перевозку людей и т. д. 

Умысел, на мой взгляд, доказан уже тем, что судно, покидая Ильичевский рейд, выключило передатчик АИС. Это шаг, который свидетельствует, что деяние совершенно с умыслом и экипаж знал, что нарушает правовое поле. 

У компании Palmali есть представительства в Керчи и Севастополе. Со вступлением в действие закона об оккупированных территориях фактически устанавливается запрет на работу этих компаний, что может повлечь срыв обязательств (потому что любой въезд-выезд уже нарушение законодательства). Если бы танкер изначально заходил не в Феодосию, а в Керчь или Севастополь (где у них есть представительства), это могло бы быть для них смягчающим обстоятельством, но этого не произошло.

Компании-судовладельцу грозит арест этого или других судов в украинских или иностранных портах, а также ограничение свободы. Сам по себе факт нарушения является для прокуратуры основанием для открытия уголовного производства. Кроме того, если было заявление о преступлении (17 июня одесская организация Совет общественной безопасности обратилась с заявлением в Ильичевскую транспортную прокуратуру, потребовав возбудить уголовное дело по указанному факту и привлечь к ответственности виновных), прокуратура должна отреагировать.

Это чревато тем, что при выходе из крымских представительств судов компании Palmali и их входе в порты любого другого государства суда могут быть арестованы и конфискованы в доход государства. 

.jpg
Николай Мельников, партнер международной юридической фирмы Interlegal (Одесса):

Судно пришло в Ильичевск, постояло на рейде и ушло. Скорее всего, танкер не зашел в порт из-за резонанса общественности, вызванного его появлением на рейде, и опасений по поводу возможного применения к нему санкций. 

Если бы Huseyn Javid зашел в любой украинский порт и прокурор посчитал нужным применить статью 332-1 Уголовного кодекса Украины к капитану и экипажу судна, он мог бы возбудить уголовное дело. Но для этого он должен был попасть под юрисдикцию украинских правоохранительных органов, зайдя в порт. Поскольку он этого не сделал, никаких юридически значимых действий с судном не произошло. Пока судно не находится в юрисдикции Украины, для него последствий быть не может. 

Нужно отметить, что Закон Украины "Об обеспечении прав и свобод граждан и правовом режиме на временно оккупированной территории Украины" был принят со второй попытки. Первая редакция этого закона была очень четкая, конкретная и жесткая: напоминала режим взаимоотношений между Северным и Южным Кипром. По этой редакции сам факт захода судна в порт уже считался правонарушением. Редакция закона, которая была принята и вступила в силу 27 апреля, более мягкая, обтекаемая и менее конкретная. 

Поэтому данный случай подпадает под вариант "как пойдет практика". Безусловно, что сейчас любое лицо, которое въезжает в Крым или выезжает из него через пункты пропуска, нарушает порядок въезда и выезда в/из АРК. Но причиняет ли это вред интересам государства - вопрос. Например, турецкое судно зашло в Феодосию, погрузило казахские нефтепродукты и увезло куда-то. Причинило это вред интересам государства или нет?

Международных санкций по портам Крыма не предусмотрено. Украина распоряжением Кабмина закрыла пункты пропуска во всех портах Крыма, а также направила сообщение в IMO (Международная морская организация) о том, что не проводит осуществление безопасности судоходства в водах вокруг Крыма. Если говорить о международных санкциях, то, безусловно, компании, уличенные в торговле с лицами или компаниями, находящимися под санкциями, будут соответственно преследоваться. 

Мы настроены патриотично, но считаем, что к торговым войнам нужно относиться осторожно, дабы не ухудшить международное положение Украины.

Конкретно в этом случае я бы сто раз подумал, а стоит ли использовать эту норму об уголовной ответственности и привлекать к ответственности причастных лиц, поскольку фактически будут страдать третьи страны (судно турецкое, украинский груз не вывезен, будут нарушения контрактов).
Денис Кацило
Денис Кацило
обозреватель портала LIGA.net
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии

Последние новости

Партнер проекта - Нова ПоштаГерои карантинного времени