UA

Разбор | $10 млн за победу над Газпромом. Кейс Коболева не удивил бизнес: как устроен мир премий

$10 млн за победу над Газпромом. Кейс Коболева не удивил бизнес: как устроен мир премий - Фото
Андрей Коболев (Фото: пресс-служба Нафтогаза)
23.01.2023, 17:38

НАБУ вручило подозрение экс-главе НАК за $10 млн премии, полученные им за победу над Газпромом в Стокгольме. Что бизнес думает о миллионных премиях

Специализированная антикоррупционная прокуратура хочет наказания для экс-главы НАК "Нефтогаз Украины" Андрея Коболева за премию почти в $10 млн (261 млн грн). Экс-глава НАКа получил ее за победу компании в Стокгольмском арбитраже в 2018 году над российским ОАО "Газпром", который принес Украине $4,9 млрд (с учетом процентов). Мнение правоохранителей – якобы размер премии почти в семь раз превысил законодательно разрешенный.

Новость об уголовном производстве против Коболева спровоцировала громкую дискуссию о размере вознаграждения и основаниях для ее выплаты. Премия экс-главы НАК за победу в Стокгольме – действительно нестандартный кейс, соглашаются несколько собеседников LIGA.net. Впрочем, такой размер премий – не новость для украинской экономики.

Как работает система поощрений в украинском бизнесе и госструктурах, считаются ли миллионные вознаграждения нормой и почему? Об этом – в разборе LIGA.net.

Присоединяйтесь к нам на Facebook и участвуйте в дискуссиях

За что получают большие премии

После Революции достоинства на фоне реформ в госкомпаниях появилось рыночное вознаграждение для специалистов, комментирует LIGA.net Роман Бондарь, старший партнер и руководитель офиса Korn Ferry в Украине, которая занимается консалтингом в менеджменте. Цель – мотивировать менеджеров достигать финансовых показателей: наращивать чистую прибыль, стоимость активов и т.п.

Система вознаграждений и премий, в частности в Нафтогазе, строилась на основе бенчмарков – компаний, с которыми сравнивают бизнес, объясняет Бондарь. "Если мы хотим, чтобы Нафтогаз по эффективности стал лучшей компанией восточной Европы, то надо привлекать лучших руководителей, нужно платить рыночные деньги", – говорит руководитель Korn Ferry в Украине.

На государственной службе премии могут составлять 200-400% от зарплаты, рассказывает LIGA.net экс-глава таможни и идеолог системы Prozorro Максим Нефьодов. Часто это работает как компенсация низкой зарплаты в государственном секторе, повысить которую очень тяжело юридически, объясняет он. Условно ставка может составить 18 000 грн, а премия – 200% от этого, говорит Нефьодов.

В государственных компаниях это работает по-другому, там все прописывается в контракте с менеджером и в его KPI, говорит он. "Премия – абсолютно логичная история. Менеджер же работает на результат, а не на зарплату", – объясняет Нефьодов.

В чем подозревают Коболева

НАБУ подозревает Коболева в хищении 229 млн грн. Там считают, что экс-глава НАК незаконно издал указ о премировании работников компании за победу в Стокгольме. В 2018 году Нафтогаз выиграл у Газпрома дело о транзите газа. Суд подтвердил нарушение российским монополистом по объемам транзита и присудил компенсацию в размере $4,6 млрд. С учетом взаиморасчетов сумма долга уменьшилась до $2,56 млрд. При этом в начале процесса именно Газпром требовал деньги от НАК: речь шла о $56 млрд.

За победу в суде премии получил 41 работник НАК, в частности – экс-руководители Юрий Витренко и Андрей Коболев. Премию в 261 млн грн получил Коболев. По мнению НАБУ, это на 229 млн грн больше, чем было разрешено законом. При этом премии были предусмотрены контрактом, рассказывал в интервью LIGA.net Коболев. Размер премий был в пределах максимально разрешенного лимита, прописанного в контрактах, говорил он.

Дело НАБУ раскритиковали независимые экс-члены наблюдательного совета Нафтогаза времен Коболева. По их словам, решение о выплате премий набсовет поддержал единогласно. "Мы считали, что такой беспрецедентный успех должен иметь беспрецедентный бонус в Украине", – пишут независимые экс-члены набсовета. Сам Коболев заявил, что не собирается прятаться и будет доказывать свою правоту.

Читайте также: Андрей Коболев: "Я не могу покинуть Нафтогаз. Это не та история, о которой можно забыть"

$10 млн – слишком большая премия?

У компаний такого масштаба, как НАК, такой размер премий возможен, говорит LIGA.net партнер HR-компании Odgers Berndtson Ukraine Алексей Комличенко. Схожие размеры премий в миллионы долларов можно встретить у крупных игроков энергетики, металлургии и агросектора. То есть речь идет о бизнесе уровня Метинвест, ДТЭК, МХП или Кернел, добавляет он.

Как правило, бонус для топ-менеджмента определяется в процентах к их годовой зарплате, объясняет Комличенко. Условно это – 50-150% от выплаты. Также размер премии можно привязать к росту EBITDA компании, когда менеджер получает процент от прибыли, добавляет он.

Впрочем, если у компании много судебных дел, которые могут принести ей деньги, в KPI руководства могут прописывать выигрыш в судах, уточняет Комличенко.

В случае с НАК премия мотивирует выиграть дело. Любой владелец бизнеса согласится выплатить миллионы своим "топам", если они в тяжелом судебном деле заработают миллиарды, говорит он.

Читайте также: Рубились с Газпромом за каждый пункт. Интервью с Юрием Витренко после переговоров с РФ

Премии менеджерам госкомпаний за выигранный суд – необычная ситуация для Украины, согласны Комличенко и экс-глава таможни Максим Нефьодов. С одной стороны потому, что обычно госкомпании только проигрывают эти суды, добавляет последний.

Эти проигрыши могут свидетельствовать о подкупе менеджмента со стороны контрагентов в суде, объясняет Комличенко. "Проигрывая суды, менеджеры могут получать от контрагентов неправомерное вознаграждение. Это реальность, которая до сих пор существует в государственном бизнесе".

Соответственно, такие премии, как у НАК, – это и мотивация, и страховка от коррупции, добавляет Комличенко. Также в таких масштабных делах следует учитывать, какие персональные риски несут менеджеры компании, в том числе – безопасность, добавляет он.

"Судебное дело с Газпромом – это исключение из правил. Это крупный проект, который инициировал менеджмент и который поддержал набсовет. Его реализовывали несколько лет", – объясняет Комличенко из Odgers Berndtson Ukraine.

Платить премии за воплощение больших проектов или особые достижения – это право работодателя, говорит Нефьодов. "Какими должны быть эти премии и за что – зависит от конкретного случая. Также это работает в госсекторе", – добавляет он.

"Для меня удивительна эта социалистическая ненависть к премиям должностным лицам якобы за то, что они исполняют должностные обязанности. По такой логике Месси за победу на Чемпионате мира не надо платить призовые, ведь он исполнял свои должностные обязанности. Все это – не в контексте логики, а в контексте эмоций", – считает экс-глава таможни и сооснователь Prozorro Максим Нефьодов.

Есть ли "потолок" у премий?

Как правило, в бизнесе ограничивают размер премий, объясняет Комличенко из Odgers Berndtson Ukraine. Обычно премии привязывают либо к размерам зарплаты, либо устанавливают определенный кэп (не больше, чем…).

В госсекторе размер премии и возможный кэп на нее – обычно не юридический, а политический вопрос, говорит Нефьодов. Гипотетически этот размер мог бы ограничиваться только имеющимся у госкомпании фондом оплаты труда, говорит он.

Подписывайтесь на наш Instagram: полезные объяснения актуальных тем

Как работает премирование?

Бонусы во многих компаниях мира делятся на три типа, объясняет Роман Бондарь.

– Ежегодный бонус. Платят за выполнение ежегодных результатов, заложенных в годовом бюджете. Такой бонус в основном достигает 50-100% годовой зарплаты.

– Long-Term Incentives (долгосрочная программа вознаграждения). Платят за достижение стратегических целей, заложенных на три-пять лет. Выплачивается в конце этого срока. Может составлять миллионы долларов: так компания подталкивает добиваться выдающихся результатов.

– Вознаграждения за уникальные выдающиеся достижения. Это экстрабонус, который платят за решение проблемы или завершение, не прогнозируемые в годовом плане. Например, если компания привлекла большой кредит или вышла на биржу, или менеджер уберег ее от больших затрат.

Экс-глава НАК получил последний из этих типов премий, говорит Бондарь. "Тут дело не в судебном процессе, а в том, что они вернули кучу денег, которых бюджет даже не ожидал", – добавляет руководитель офиса Korn Ferry в Украине Роман Бондарь.

В случае Коболева бонус выплатили не за сам выигранный суд, а за вырученные от этого деньги, добавляет он.

"Какой должен быть размер премии и за что – неважно. Это решил сделать набсовет, где были представители государства. Если после этого наблюдательный совет не уволили, то вопросов не было относительно эффективности их работы", – считает Нефьодов.

Старая история

Уголовное преследование менеджеров госкомпаний за премию – классический метод давления, считает Нефьодов. Законодательство о выплате и начислении премий очень запутано и всегда можно зацепиться, будто что-то неправильно оформлено, объясняет Нефьодов:

"Когда тебя хотят подсадить на крючок или подставить, то самое простое – придраться к получению премии. Я лично несколько раз проходил через это. Некоторых людей годами таскали на допросы из-за премии в десятки тысяч гривен, которую подписал министр финансов. Это очень легко, потому что не надо ничего доказывать."

Читайте нас в Telegram: только важные и проверенные новости

Уляна Букатюк
Уляна Букатюк
корреспондентка LIGA.net, раздел Бизнес
Александр Мясищев
Александр Мясищев
корреспондент
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии

Последние новости