Ткаченко: Российские СМИ создают не новости, а другую реальность

28.04.2014, 08:45
Ткаченко: Российские СМИ создают не новости, а другую реальность - Фото
def2b032b6d03d3147cdb94c30bfc0fc.jpg

Интервью гендиректора группы каналов 1+1 Александра Ткаченко о пропаганде, новостях, рекламе и о том куда советует бежать Игорь Коломойский

Последние полгода доказали украинцам - у СМИ действительно очень важная роль,  а информация может быть оружием массового поражения (посмотрите российские новости). Генералы в информационной войне - руководители крупнейших отечественных телегрупп.  ЛІГАБізнесІнформ решила познакомить  читателей с этими людьми. Мы начинаем серию интервью с топ-менеджерами крупнейших украинских телеканалов.

Первое - с гендиректором группы каналов 1+1 Media (1+1, TET, 2+2, Плюсплюс, Бигуди), принадлежащей одному из самых богатых людей Украины, а ныне еще и губернатору Днепропетровска Игорю Коломойскому, Александром Ткаченко. 

Евро, но не Майдан. О позиции канала и Коломойского

- В течении всего Евромайдана  группа 1+1 была одним из немногих каналов, освещавших события промайдановски. Это принципиальная позиция канала?

- Со стороны могло показаться, что мы промайдановские, но на самом деле мы старались просто освещать события объективно. А то, что мы компания с европейскими ценностями, мы определили еще два года назад, и отдельного решения по событиям Евромайдана не было. Для нас просто важно было сохранить эти ценности.

- А Игорь Коломойский, собственник группы, как-то охарактеризовал вам свою позицию?

- У нас с собственником нет коммуникаций типа: "бежим туда" или "стоим на месте". Есть определенные цели, к которым мы движемся. Ценности, которые исповедует наша компания, разделяет и собственник. А отдельных дискуссий по этому поводу или заседаний революционных штабов у нас не было.

 О российской пропаганде

- Как вы оцениваете информационную политику ваших российских коллег?

- То, что сейчас происходит на российском телевидении, я могу сравнить только с советской пропагандой. Последние события в Украине украинские каналы освещали по-разному. Правильно, неправильно, майдановские, антимайдановские, и так далее - но все равно это был спектр мнений, разные картинки. Все-таки какие-то основы свободы слова у нас есть - и это сказывалось на ситуации.

- А в России нет?

- Там на сегодняшний момент с этим очень сложно. Я общался с коллегами, которых знаю давно, и увидел эту ценностную трансформацию. Складывается впечатление, что людей раньше реально унижали в связи с развалом СССР, они в себе это скрывали и сейчас вот проявляется в полный рост это уязвленное самолюбие. Только этим я могу объяснить то, как организована сейчас тотальная зачистка свободных СМИ в России и переход от освещения событий к их не просто искажению, а созданию другой реальности. Удивительно, но все это появляется у наших продвинутых коллег из России, которых я знаю много лет с совершенно другой стороны.

- То есть антиукраинская пропаганда, которую транслируют ваши коллеги - это искренняя позиция менеджмента, а никакая не цензура?

- Во многом это действительно их внутренняя позиция. Это новая русская идеология - про царя и отечество, где мало есть места личностной свободе. Она вызвана комплексами, неверием в то, что люди, которые были здесь, на Майдане, исповедуют другие ценности, и страхом перед самими собой признать, что такое возможно, иначе вся эта система полуправды, откровенной неправды - просто разрушится.

Зомби против растений. Об информационной безопасности

- Можно ли как-то бороться с этой пропагандой, возможно, перекрывать ее украинскими каналами?

- Бороться с этим такими же методами бессмысленно и опасно. С нашей стороны можно только разговаривать со зрителем, нашим зрителем. Потому что вот эти российские страхи присутствуют и в Донецкой, и в Луганской области. И справляться с ними можно только с помощью разговора, а не с помощью промывания мозгов. Если мы исповедуем другие ценности, то мы не можем действовать теми же методами, что и коллеги, и просто развернуть контрпропаганду.
Сотрудники 1+1 убирают Майдан Незалежности


- Как этот разговор выглядит на практике?

- Например, на 1+1 мы сейчас делаем программы Украинские сенсации и Секретные материалы - специально на русском языке. Программы показывают в развернутом виде суть происходящих событий, отображают, что скрывается за новыми мифами. Появилась программа ЧистоNews от Студии Квартал-95 - она позволяет посмотреть на происходящее с улыбкой. Опять-таки, выходит на русском. Вообще история о том, что "одна страна - два языка" для меня очевидна. Потому что если люди хотят говорить на русском языке, то нельзя подвергать сомнению их право на это. Другой момент - если мы принимаем два языка, то все по-честному должны говорить на двух языках в равной степени. Все граждане - и в Донецке тоже.

- Вы считаете, что русский нужно сделать вторым государственным?

- Я не вижу в этом проблемы. В Канаде на французском говорит 15-20% населения, и то не каждый день, и этот язык государственный. В Швеции на финском говорит 10% - и это тоже государственный язык. Я бы не делал из этого фетиша. Мне больше нравится, когда в Одессе выходят на митинги русскоязычные патриоты с украинскими флагами, чем когда украиноязычные патриоты говорят, что никакого другого языка в стране быть не должно - и точка.

Новостей много не бывает. Об изменениях в программе ТВ

- Какие еще изменения произошли в сетке вещания группы в связи с последними событиями? Увеличилось ли количество информационных программ?

- С января мы немного сменили концепцию ТСН.Особливе - сделали его не гламурным, а информационным. Периодически мы уходили в линейку новостей днем, расширили почти до двух часов вечерние выпуски ТСН. В самые напряженные моменты, когда было очевидно, что людям необходима информация, мы проводили многочасовые телемарафоны. Всего их было около пяти. Формат телемарафона позволил в студии свести противоположных по взглядам спикеров и не допустить склоки. Например, так общались Геннадий Кернес (мэр Харькова - ред.) с Андреем Садовым (мэр Львова - ред.).

- Аудитория информационных программ выросла?

- Очевидно, что выросла - причем на всех каналах. Но оценить рост сложно, так как с начала нынешнего года сменилась панель измерения ТВ-аудитории. А сравнивать данные новой панели с прошлогодними данными старой - не совсем корректно. По данным новой панели люди смотрят телевизор на час-полтора больше, чем раньше. Но какая часть этого роста техническая, а какая органическая - оценить сложно. Впрочем, мы видим, что привычки зрителей по отношению к другим программам изменились.

- То есть?

- Мы видим меньше желания следить за перипетиями очередного талант-шоу или реалити - настоящие события занимают куда больше внимания.

- Планируете ли вы как-то менять сетку вещания из-за этой тенденции?

- Мы в процессе. Нам кажется, что мы нащупали направление движения. Но пока не сделаем - ничего не скажем.

- Аудитория сайта ТСН сильно выросла. Как вы планируете ее удерживать?

- Да, были дни, когда на сайт заходило до двух миллионов посетителей. Сейчас мы планируем сделать конвергентный ньюзрум для сайта ТСН и самих новостей. То есть две редакции будут работать вместе, а читатели сайта смогут увидеть материалы журналистов, которые работают на экране - статьи, дополнения, вещи, оставшиеся за кадром, видео, которое не вошло в эфир.

 О рекламодателях и рынке

- Как менялись настроения рекламодателей за первый квартал года?

- К концу января, когда стало ясно, что события приобретают драматический характер, начались проблемы. Первыми свою рекламу сняли бренды, у которых ролики были веселыми - это просто не соответствовало происходящему. Потом рекламироваться отказались российские компании, аргументируя это тем, что такова была просьба из Москвы. Заполняемость по рынку сейчас примерно на 50% меньше, чем в прошлом году. Впрочем, последние полторы недели все начали понемногу возвращаться, даже россияне. Украина для них - большой рынок сбыта, и потерять его они не хотят.

- Основная проблема для рекламодателей - в курсе валют?

- Конечно. Вот заложили они в бюджет, например, 100 долларов. А тут оказывается, что это не 100, а 80. Отечественные рекламодатели, меньше привязанные к доллару, ведут себя гораздо спокойнее.

- Вы продаете рекламу с привязкой к доллару?

- Нет, наши цены никак не привязаны к доллару.

- Спасет ли рынок от падения политическая предвыборная реклама?

- Это не показательная кампания. Она короткая, она другая. Интерес к кандидатам несравним с интересом к событиям, которые происходят. Раньше каждое действие кандидата само по себе было новостным поводом. А сейчас даже непонятно, что кандидат должен сделать, чтобы перебить новость о каком-нибудь трагическом инциденте в Славянске. В итоге все они предпочитают следовать за событиями, а не создавать их.

- Они уменьшают свое присутствие в рекламе?

- Нет, политическая реклама есть, но она носит другой характер. К примеру, традиционно кандидаты обычно ездят по регионам. Сейчас же они должны искать другие пути.

О российских сериалах и американских фильмах

- Вы по-прежнему показываете российские сериалы - например, Склифосовский, Дело врачей, Кухня. Зрители не требуют их убрать?

- Такой тренд есть. Я знаю, что люди стали меньше ходить в кино на российские фильмы. Многие наши конкуренты не знают, что делать с заранее купленным продуктом - какими-нибудь Морскими дьяволами или сериалами о храбрых русских ментах и спецназовцах. У нас такого продукта исторически было немного - в основном мелодрамы, детективы, комедии. Это вечные ценности, и мы видим, что интерес к мелодрамам, теплым отношениям, становится только больше.

- То есть убирать российские сериалы из программы вы не планируете?

- Мы будем работать с российским контентом более избирательно, а также больше опираться на собственный контент. Мы уже сделали первые шаги в производстве сериалов.

- А цены на российский контент не поднимаются?

- Думаю, российским компаниям сейчас нужно очень нежно к нам относиться, чтобы мы продолжали быть для них весомым рынком.

- А как иностранные правообладатели относятся к тому, что их фильмы и шоу транслируют на территории Крыма российские каналы, при том что лицензия на трансляцию на этой территории - у украинских каналов?

- Мы уже обратились с этим вопросом к самим правообладателям - они задумались. Ситуация беспрецедентная, поэтому готового решения ни у кого нет. Но решать можно по-разному - например, мы знаем, что крупнейшие правообладатели сейчас не отдают свои фильмы на прокат в кинотеатры на территории Крыма. Мы сейчас готовим ряд легальных процедур, чтобы использовать свои аргументы в судах.

О трансляции каналов в Донецке и Израиле

- Сепаратисты отключают вещание каналов группы на территории Донецкой и Луганской областей?

- Была одна попытка. Нашлись аргументы, чтобы возобновить вещание достаточно быстро. В кабельных сетях там сейчас вещают и украинские, и российские каналы.

- У вас есть международный канал - 1+1 International. Увеличился ли интерес из-за рубежа с началом последних событий?

- Было несколько предложений из Восточной Европы по расширению вещания. Интерес повысился, и мы внесли некоторые изменения - увеличили новостные блоки. Очень много обращений приходит с просьбой организовать вещание на русском языке - начиная от Израиля и заканчивая Америкой. Люди хотят получать информацию на русском языке, но не от Russia Today.

- Насколько сложно организовать такое вещание?

- Это достаточно большие расходы, и логистика непростая. Сложно, но возможно. Мы готовим такой проект.

До боев. О результатах работы группы за прошлый год

- Что с группой происходило в прошлом году?

- Сейчас жизнь можно разделить на "до" и "после" - до Евромайдана событий и после них. По факту прошлого года у группы было увеличение доли, увеличение прибыли, что соответственно потребовало больших затрат на контент. Но сейчас мы учимся жить в каком-то другом мире, и каким он будет - пока неясно. Планирование, бюджетирование, создание сеток вещания - совершенно другой процесс.

- Вышла ли группа на безубыточность?

- У нас есть ряд успешных примеров. Например, детский канал Плюсплюс.

- Кстати, о небольших каналах. В конце осени группа запустила женский канал Бигуди. Каковы его первые результаты?

- Выход Бигуди мы планировали давно. Дело в том, что у нас в библиотеке есть много контента, не востребованного на других каналах группы. А для успеха продаж нам нужно больше платформ, которые мы можем продавать. Поэтому мы решили создать еще один канал. Бигуди идут достаточно хорошо: для спутникового канала занять долю аудитории 0,3-0,5% за такое время - хороший результат. Параллельно мы начали редизайн канала УНИАН ТВ, сейчас мы интегрируем канал с информагентством УНИАН - транслируем на канале круглые столы, например.

- Изменилась ли аудитория каналов? 

- Мы сменили коммерческие аудитории для каналов группы. Теперь ТЕТ и Плюсплюс у нас продаются по аудитории "люди в возрасте 4-35 лет", канал 2+2 - по аудитории "мужчины в возрасте 20-50 лет", а 1+1 - среди людей 18-54 лет. И каждый канал следит за поведением собственной аудитории. Мы видим, например, что мужчины 20-50 лет сильно сместились в сторону более активного смотрения новостей. А вот молодежная аудитория канала ТЕТ по-прежнему смотрит легкие проекты - как нам кажется, для них это своеобразный способ отвлечься от происходящего. Сильно выросла и доля детского канала. Возможно, опять-таки, из-за того что это теплый, семейный контент, который позволяет отвлечься.

Туманное будущее. О цифровом вещании

- Платите ли вы сейчас за услуги Зеонбуда?

- Мы всегда были достаточно аккуратными плательщиками. Но сейчас идет расследование деятельности этой компании, поэтому мы пока взяли паузу.

- На какие результаты расследования рассчитывает рынок?

- Для нас важна прозрачность ценообразования и качество услуг. С Зеонбудом изначально мы ничего не могли контролировать или знать - нас каждый раз просто ставили перед фактом. И альтернатив ему не было. Но мы платим за услуги. И нам нужны гарантии качества.

- Государственный Концерн РРТ был бы лучше на месте Зеонбуда?

- На Западе существует несколько моделей того, кто должен предоставлять эти услуги. Если деньги вкладывает государство, то оно и предоставляет услуги. Возможна также схема государственно-частного партнерства. В нашем случае логика была нарушена изначально - запускать на рынке, который и так убыточен, 32 новых цифровых телеканала, это означает еще большую эрозию. Рынок такого количества игроков не выдержит - денег у рекламодателей не хватит. Максимум - 20-22.

- Что будет в 2015 году, когда, по соглашениям, Украина должна отключить аналоговое вещание?

- Это сейчас неизвестно. Властям сейчас явно не до вопроса цифрового телевидения. Скорее всего, этим вопросом заниматься будет уже следующий, более постоянный состав правительства.
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии

Последние новости

История NotPetyaКак российские хакеры запустили с киевского Подола кибератаку на $10 млрд