Расследование TIME: как Дмитрий Фирташ помогал Джулиани и Трампу в деле Байдена

Расследование TIME: как Дмитрий Фирташ помогал Джулиани и Трампу в деле Байдена - Фото
Дмитрий Фирташ (фото: пресс-служба Дмитрия Фирташа)
23.10.2019, 18:26

В защите Дмитрия Фирташа появились юристы из окружения Руди Джулиани. Совпадение?


Украинский олигарх, разыскиваемый в США по обвинению в коррупции, оказался вовлечен в главный политический скандал этого года. Американское издание TIME опубликовало расследование о возможной связи Руди Джулиани с командой юристов Фирташа. LIGA.net сделала его адптированный перевод.

В попытке дискредитировать предполагаемых врагов президента Дональда Трампа его близкие соратники получили ключевые документы и информацию от украинского олигарха, разыскиваемого в США по обвинениям в коррупции. Об этом сообщают пять источников, непосредственно вовлеченные в этот процесс, и еще двое, знакомых с ним.

Информация поступила от юридической команды Дмитрия Фирташа, состоятельного промышленника с активами по всей Европе. Последние пять лет он провел в Вене, борясь против экстрадиции в США по обвинению во взяточничестве. Министерство юстиции США заявило, что в 2017 году он был в числе "сподвижников высших эшелонов российской организованной преступности". Этот факт Фирташ решительно отрицает вместе со всеми выдвинутыми против него обвинениями.

В рамках юридической защиты адвокаты Фирташа собрали документы, в которых содержатся спорные обвинения против бывшего спецпрокурора Роберта Мюллера и бывшего вице-президента Джо Байдена. Адвокаты Фирташа передали эти документы и другую информацию сотрудникам личного адвоката Трампа Руди Джулиани.

Во время своих частых появлений в выпусках новостей Джулиани показывал часть документов в качестве доказательства о нарушениях Мюллера и Байдена. "Свидетелем, на которого я полагаюсь был Виктор Шокин",- сообщил он Fox News 6 октября. "Это те показания, которые я обнародовал", - добавил Джулиани. Но он не сказал, что показания [Шокина] были получены юридической командой Фирташа. В начале документа Шокин пишет, что он делает заявление "по просьбе адвокатов, выступающих за Дмитрия Фирташа".

Отвечая на вопрос о связях с юридической командой Фирташа, Джулиани написал в текстовом сообщении для редакции TIME: "Я не представляю г-на Фирташа, и я никогда не встречался с ним". На просьбы о дальнейших комментариях он не ответил.

Рудольф Джулиани и Дональд Трамп (фото - EPA)

За последние два месяца TIME исследовал некоторые обвинения Джулиани в адрес Байдена и Мюллера, и обнаружил, что стратегия собственной защиты Фирташа помогает американскому президенту атаковать его самых ярых критиков.

Можно заметить совпадение целей, времени и действующих лиц в защите Фирташа и параллельных усилиях Трампа и Джулиани по оказанию давления на Украину в расследовании относительно семьи Байдена.

Жалоба от информатора о давлении в Украине стала поводом для начала процедуры импичмента в Конгрессе из-за возможного злоупотребления Трампом своим служебным положением.

Ни в одном из открытых судебных разбирательств до сих пор не упоминалось о помощи, которую адвокаты Фирташа оказали Джулиани. Хотя они заявили, что некоторые документы по делу Фирташа будут полезны для защиты Трампа от его критиков. Этим летом адвокаты заявили редакции TIME, что цель документов - доказать невиновность их клиента. Юридическая команда Фирташа с сентября не ответила на многочисленные запросы о комментариях относительно отношений с Джулиани.

Фирташ установил тесные связи с бывшим мэром Нью-Йорка, в частности, наняв нескольких сотрудников Джулиани. В июле олигарх взял на работу двух юристов, которые помогали Джулиани в его кампании по дискредитации критиков Трампа.

Виктория Тенсинг и Джозеф ДиГенова – супружеская пара, которую в 2018 году Трамп рассматривал как часть своей частной юридической команды. Они использовали некоторые материалы дела олигарха, чтобы защитить президента на ТВ и в прессе.

Виктория Тенсинг и Джозеф ДиГенова Фото: скриншот передачи Fox BusinessВиктория Тенсинг и Джозеф ДиГенова Фото: скриншот передачи Fox Business

Согласно заявлению, которое адвокаты отправили в TIME 11 октября, Тенсинг и ДиГенова наняли другого сотрудника Джулиани, Льва Парнаса, в качестве переводчика в переговорах с Фирташем в Вене. По дороге в Вену 9 октября в аэропорту Далласа в Вашингтоне Парнаса арестовали по обвинению в нарушении законов о финансировании избирательной кампании. В обвинительном заключении говорится, что Парнас и его деловые партнеры тайно направляли деньги от неизвестного российского донора на различные политические цели. Парнас не подал в суд. Его коллеги из юридической команды Фирташа отказались комментировать арест.

В интервью NBC News Джулиани сказал, что "не имеет ничего общего с Фирташем". Он также отрицал, что когда-либо говорил с Трампом о деле Фирташа. "Я даже не уверен, что президент знает о нем", - сказал Джулиани NBC. "Насколько я помню, мы никогда не обсуждали его. Думаю, если бы вы спросили президента: кто такой Дмитрий Фирташ? - он бы ответил: "я не знаю".

Цель Тенсинг и ДиГеновы — предотвратить экстрадицию их клиента в США. В телефонном интервью TIME 31 июля они заявили, что Фирташу не следует рисковать, лично встречаясь с американским присяжными. "Поверьте мне, это будет катастрофа", - сказала Тенсинг.

Но большую часть интервью адвокаты обсуждали одну из своих любимых тем: предполагаемые злоупотребления офиса спецпрокурора. Они утверждали, что один из главных заместителей Мюллера в следственном расследовании – Эндрю Вайсманн – предложил отказаться от дела о взяточничестве против Фирташа в 2017 году в обмен на показания, которые могут нанести ущерб президенту Трампу. Они утверждали, что это означает подкуп лжесвидетелей.

Тенсинг и ДиГенова отказались представить документы, подтверждающие эти заявления.

Сотрудник юридической школы Нью-Йоркского университета, Эндрю Вайсман не ответил на электронные письма с просьбой о комментариях. Во время выступления перед Конгрессом в июле Мюллер возмутился попытками республиканцев поставить под сомнение честность Вайсмана, заявив, что он "один из самых талантливых адвокатов, которых мы имеем на борту". 

Документы из дела Фирташа стали еще более полезными для Джулиани и Трампа для ответа на запрос об импичменте. До сих пор в центре контратаки Джулиани показания под присягой, подписанные бывшим генеральным прокурором Украины Шокиным. Там утверждается, что Байден спровоцировал увольнение Шокина, чтобы остановить расследование коррупции в украинской газовой компании Burisma. Сын Байдена, Хантер, был членом совета директоров этой компании около пяти лет и, по сообщениям, зарабатывал $50 000 в месяц.

"Я был вынужден покинуть свой пост из-за прямого интенсивного давлением со стороны Джо Байдена и администрации США", –  утверждает Шокин в письменном заявлении, заверенном в Киеве 4 сентября.

Эти заявления не выдержали проверки. Официальные лица в США и Украине, а также независимые эксперты и журналисты-расследователи утверждали, что Шокина уволили из-за его недостаточных усилий в борьбе с коррупцией. Преемник Шокина на посту генерального прокурора Юрий Луценко также заявил, что нет никаких доказательств нарушений Байдена на территории Украины.

Хотя их интересы в последние месяцы совпадают, Фирташ и Джулиани происходят из совершенно разных слоев общества. Бывший мэр построил свою репутацию в 1990-х годах, сражаясь против итальянской мафии в Нью-Йорке. Примерно в то же время украинский магнат пробирался через деловую среду в Восточной Европе, страдающую от организованной преступности.

К тому времени, когда Министерство юстиции публично назвало Фирташа в 2017 году старшим представителем российской группировки, он находился под следствием в США более десяти лет.

Его предполагаемые связи с русской мафией восходят к началу 2000-х: работа в сфере торговли газом привела его к сотрудничеству с Семеном Могилевичем, одним из самых известных лидеров российской организованной преступности в мире. Как позже сказал Фирташ послу США в Украине, он "получил нужное ему разрешение от Могилевича когда создавал различные бизнесы", говорится в телеграмме посольства США, опубликованной в 2010 году Wikileaks.

В 2017 году во время интервью TIME Фирташ подтвердил, что знает Могилевича, но отрицал, что когда-либо вел с ним бизнес. "Он никогда не был моим партнером", - сказал олигарх. "Он украинец… Половина страны знает его. И что? Знать его не значит отвечать за него".

К середине 2000-х  Фирташ зарекомендовал себя как партнер Кремля в европейской торговле газом. С одобрения президента России Владимира Путина его компания получила эксклюзивные права покупки природного газа у России и его перепродажи в Украине. Фирташ владел примерно половиной компании, а Газпром, российская государственная газовая монополия – другой половиной. Эта сделка сделала Фирташа миллиардером.

Получив дополнительные кредиты от российских государственных банков, Фирташ скупил заводы по всей Украине, особенно предприятия химической промышленности и производства удобрений, что помогло ему стать влиятельным лицом. На президентских выборах 2010 года он поддержал предпочтительного для Кремля Виктора Януковича и призвал своих фабричных боссов по всей стране помочь в проведении выборов. "Люди не голосовали за него. Они голосовали за нас. Они знали, что политики приходят и уходят. Но мы с нашими предприятиями остаемся", - вспоминал Фирташ об этих выборах в своем интервью TIME.

Вместе с Фирташем в этой кампании работал американский политический деятель Пол Манафорт, который помог Януковичу победить. По мере приближения выборов Фирташ и Манафорт также заключили несколько коммерческих сделок на стороне. В 2008 году они обсудили план покупки отеля Drake на Манхэттене в партнерстве с Брэдом Заксоном, брокером по недвижимости отца президента США, Фреда Трампа. Но, по словам Фирташа, сделка не состоялась, потому что было много отвлекающих факторов. "Я думал, Америка далеко, - говорит он. - Там все не наше. Нам и здесь есть чем заняться".

Во время президентства Януковича Фирташ расширил свою бизнес-империю, получив контроль над прибыльными компаниями по распределению и хранению газа во многих частях Украины. Но его удаче пришел конец в феврале 2014 года, когда яростные уличные протесты вынудили президента Януковича бежать в Россию.

Месяц спустя Фирташ был арестован возле своего особняка в Вене по запросу ФБР. Его обвиняли в организации схемы подкупа чиновников в Индии за право добывать титан. Поскольку часть металла предназначалась чикагской компании [Boeing], окружной прокурор города заявил о своей юрисдикции в соответствии с законом, известным как Закон о коррупции за рубежом.

Фирташ настаивает на том, что обвинения политически мотивированы - это часть американской стратегии удержать его подальше от украинской политики. С тех пор как он был освобожден под залог в Вене в 2014 году — после выплаты залога в $174 млн — Фирташ нанял внушительную команду юристов, чтобы остановить его экстрадицию из Вены в Чикаго. Среди них Майкл Чертофф, бывший министр национальной безопасности США, а также бывший министр юстиции Австрии. Возможно, самым ярким членом юридической команды стал Лэнни Дэвис, бывший адвокат президента Билла Клинтона.

За последние пять лет этой команде удалось замедлить процесс экстрадиции, но они так и не смогли его остановить. Дело, похоже, достигло апогея в начале июня, когда главный адвокат Фирташа в Чикаго Дэн Уэбб подал ходатайство, предупреждая, что его клиент может быть экстрадирован в течение нескольких недель.

Адвокаты Фирташа, которые в то время отказались говорить о своей юридической стратегии, сообщили TIME в июне, что экстрадиция казалась неизбежной. Они готовились защищать Фирташа перед судом присяжных в Чикаго. Однако они также заявили, что были готовы представить доказательства, которые могли смутить чиновников из администрации Обамы. "Это будет очень грубо по отношению к предыдущей администрации. При нынешней же, я думаю, им это понравится", - сказал один из юристов Фирташа в конце июня.

Примерно в то же время Джулиани был занят глобальным поиском компромата на противников Трампа. Двумя его союзниками в этих усилиях были Тенсинг и ДиГенова, его бывшие коллеги из Министерства юстиции при администрации Рейгана.

С 2017 года Тенсинг и ДиГенова были одними из самых энергичных защитников Трампа в эфирах теленовостей в борьбе против расследования Мюллера и других.

В последние месяцы пара также тесно сотрудничала с Джулиани. В начале мая Тосинг должна была присоединиться к Джулиани в поездке в Киев, где два адвоката, согласно сообщению от 9 мая 2019 года в New York Times, намеревались оказать давление на новое правительство Украины, с целью продолжить расследование семьи Байденов. Но новость об их планах наделала шуму среди демократов Конгресса, и они решили отменить поездку.

24 июля юристы Фирташа в Вене сообщили TIME об изменениях в его юридической команде: Дэвис, бывший советник президента Клинтона, больше не будет работать на Фирташа. "Лэнни уходит", - написал один из адвокатов в текстовом сообщении к редакции TIME в ночь на 24 июля.

По словам двух близких к Фирташу людей, одной из причин его отъезда было то, что Дэвис представлял бывшего адвоката Трампа Майкла Коэна с июля 2018 года. Эти отношения сделали Дэвиса врагом Трампа. По совету Дэвиса, Коэн согласился сотрудничать со следствием Мюллера, дав показания против президента перед Конгрессом.

По сообщениям членов команды, после этих событий Дэвису было бы трудно ладить с новыми адвокатами Фирташа, Тенсингом и ДиГеновой, которые присоединились к команде в конце июля. На запросы о комментариях Дэвис не ответил.

Наряду с Тенсингом и ДиГеновой, еще один давний республиканец Марк Коралло начал представлять Фирташа в июле. Он бывший представитель частной команды защиты Трампа в ходе расследования Мюллера.

После этого защита Фирташа стала переадресовывать на него вопросы от журналистов. В конце июля Коралло дал телефонное интервью для TIME вместе с Тенсингом и ДиГеновой.

Дело Фирташа дало им много тем для разговоров. "Я почти закончила читать файлы", - сказала Тенсинг. По ее словам, среди самых интересных вещей, которые она нашла, был набор записок, написанных летом 2017 года Уэббом, адвокатом Фирташа в Чикаго.

Тенсинг рассказала, что в записках идет речь о серии встреч, которые Уэбб провел с Вайсманом, прокурором из офиса спецпрокурора. Во время этих встреч Вайсман якобы предлагал снять обвинения против Фирташа в обмен на доказательства, которые могли бы связать кампанию Трампа с Кремлем.

"Они были готовы использовать кого угодно, чтобы сделать что-нибудь", - добавил ДиГенова. Уэбб отказался это комментировать.

Юридическая команда Фирташа делала такие заявления задолго до того, как Тенсинг и ДиГенова присоединились к ней. Еще в декабре 2016 года его адвокаты намекнули журналистам в Вене, что ФБР пытается превратить Фирташа в свидетеля, сотрудничающего против Трампа. В следующем году Фирташ сказал TIME, что ему нечего сказать ФБР о предполагаемом сговоре президента с Россией.

"Моя проблема в том, что я не знаю Трампа, - сказал он в интервью в феврале 2017 года. - Я знаю Манафорта и рассказал вам все, что мне известно о нем. Что касается Путина, я не имею к нему никакого отношения. Так что я могу им сказать? Если бы я что-то знал, может быть, мне бы не терпелось рассказать об этом. Но я ничего не знаю". 

Алена Низовец, для LIGA.net


Последние новости