23.10.2018, 08:08

Совет миллионеров. Куда вкладывать деньги на пороге рецессии

Фото - КМЭФ

Виталий Антонов, Борис Ложкин, Игорь Лиски и Денис Тафинцев о приближении кризиса и инвестиционных правилах ближайших лет

По данным ООН, в 2018 году почти половину прямых иностранных инвестиций в мире затронула налоговая реформа США. Западные правительства начали процесс глобальной деофшоризации и борьбу с отмыванием денег. Эксперты бьют тревогу – торговые войны и другие политические риски подрывают стабильность рынков, а экономический национализм угрожает глобальной кооперации.

Что ждет украинский бизнес, куда стоит инвестировать и как избежать неудач? Эти темы на Киевском международном экономическом форуме в конце прошлой недели обсуждали президент концерна Галнафтогаз Виталий Антонов, экс-владелец UMH Holding Борис Ложкин, глава Совета директоров группы компаний Эффективные инвестиции Игорь Лиски и старший партнер и член инвестиционного комитета Horizon Capital Денис Тафинцев.

Реклама

LIGA.net записала самое интересное.

Когда наступит очередной кризис

Борис Ложкин, инвестор, вице-президент Всемирного еврейского конгресса

Борис Ложкин

Я думаю, что мы стоим на пороге очередной глобальной рецессии, которая произойдет, скорее всего, в ближайшие год-два. Вероятно, это будет нечто масштаба 2008 года. Накопленные дисбалансы в мировой экономике, накопленные долги, прежде всего частные, в какой-то момент прорвут [ситуацию]. Коме того, торговые войны, прежде всего между США и Китаем, могут повлиять на самый длинный подъем в мировой экономической истории, который мы наблюдаем сейчас. Статистически рецессия должна произойти. Повышение федеральной ставки отразилось на всех развивающихся рынках: в Аргентине, Турции, Бразилии, России. Украину это меньше затронуло, думаю, потому, что она сильно упала до того.

Если говорить об Украине, то я бы готовился к серьезной рецессии. Скорее всего, нужно прогнозировать, что деньги будут дороже, их будет сложнее привлечь, кредиторы будут более внимательно и выборочно подходить к объектам инвестирования. А инвесторы, несмотря на то, что у них огромное количество свободных денег, могут просто не прийти в Украину. С другой стороны, в качественные компании они будут идти несмотря на рецессию.

Разговоры о том, что глобальная рецессия не завтронет Украину, не совсем верны. По своему опыту помню, как мы (медиахолдинг UMH. - Ред.) летом 2008 года успешно разместились на Франкфуртской бирже. А нью-йоркские банкиры называли нас сумасшедшими. Мы думали, что кризис до Украины не дойдет. И действительно, первые несколько месяцев он был не ощутим. А в декабре 2008 года все стало ясно и очень больно.

Мы стоим на пороге очередной глобальной рецессии, которая произойдет, скорее всего, в ближайшие год-два. Вероятно, это будет нечто масштаба 2008 года

Виталий Антонов, президент концерна Галнафтогаз

Виталий Антонов

Реклама

Цена на нефть на сегодняшний день остается основным детерминирующим фактором, который влияет на экономику, на инфляцию, курс доллара. Чем нефть дороже, тем дешевле доллар, и наоборот. Сейчас мы видим устойчивый рост. Соответственно, доллар дешевеет, а инвестиции в мире растут. Когда доллар дешевый, хочется его куда-нибудь быстро вложить. При этом эпоха углеводородов потихоньку уходит в прошлое.

Инвестиции в турбулентный мир грозят турбулентностью кошелька. Поэтому мы делаем инвестиции в те направления, которые очень хорошо чувствуем и очень хорошо знаем, мы работаем над расширением уже существующих бизнесов, открываем новые ниши. Ведь нет предела совершенству. Понятно, сейчас у нас нет большого количества твердой валюты для инвестиций. Но украинский рынок сегодня достаточно беден и одновременно таит в себе массу возможностей. Эти возможности лежат у нас под ногами. Надо научиться их использовать.

Игорь Лиски, глава совета директоров группы компаний Эффективные инвестиции

Игорь Лиски

Мне не нравится слово рецессия, я использую термин корректировка. Ответа на вопрос о том, когда она начнется, у меня нет. Как говорит мой оксфордский профессор: "Я экономист, а не психоаналитик". Ведь начало корректировки связано с психологическим фактором, когда критическая масса инвесторов поверит в то, что она начнется именно сейчас.

Я называю это корректировкой, потому что когда мы говорим о кризисе, он должен откуда-то взяться. Что будет спусковым крючком? Очень часто это банковский сектор, взрастивший мыльный пузырь, либо нефтяная отрасль. Сейчас банковский сектор не переоценен, он еле болтается, все уже давно перешли в прямое инвестирование. У IT-компаний на счетах лежат сотни миллиардов, кредитов и долгов - ноль. От них зависит вся креативная индустрия, без которой сегодня мы жить уже не можем. В нефтяной отрасли действительно назревает дисбаланс. Но я верю в то, что он начнет проявляться не в ближайшие два года. Это случится года через четыре, но [он] повлияет не только на нефть, а на целую связанную индустрию – машиностроение, автомобилестроение. Вскоре двигатели внутреннего сгорания могут оказаться ненужными. А представляете, сколько предприятий работают сегодня в этой сфере?

Самые главные риски сегодня – это торговые войны и политическая турбулентность. Но ни у кого не вызывает сомнений тот факт, что Китай и США хотят не воевать, а договориться. И рано или поздно они договорятся. А от того, на каких условиях они сойдутся и когда это произойдет, будет зависеть, насколько сильной будет корректировка и когда она произойдет.

Начало корректировки связано с психологическим фактором, когда критическая масса инвесторов поверит в то, что она начнется именно сейчас. Я называю это корректировкой, потому что когда мы говорим о кризисе, он должен откуда-то взяться.

Денис Тафинцев, старший партнер и член инвестиционного комитета Horizon Capital

Денис Тафинцев

Мы много инвестируем в Украину. Сейчас для этого идеальное время. Мне очень нравится высказывание Билла Гейтса о том, что люди очень сильно переоценивают изменения, которые происходят в течение 1-2 лет и совсем недооценивают то, что произойдет через 10 лет.

Мы как инвестор, учитывая все риски и факторы влияния, стараемся оценивать долгосрочные перспективы проекта. Надо быть жадным, когда другие осторожны, и осторожным – когда другие жадные. Поэтому мы планируем проинвестировать в Украину до $200 млн в следующие 3-5 лет. И тот факт, что большие международные инвесторы, с учетом очевидных рисков для Украины в 2019 году, и дисбаланса в мировой экономике, вряд ли будут очень активно идти в нашу страну, для нас является отличной возможностью найти компании с качественным менеджментом и понятным конкурентным преимуществом в виде долгосрочного развития.

Украина сейчас – недооцененный рынок, макродисбалансы сейчас намного лучше, чем были в 2012 и 2013 годах. Ситуация с низкой стоимостью активов и относительно сбалансированной макроэкономикой, пусть и не без рисков, - это прекрасное время для долгосрочных инвестиций. Нужно выбирать акционерное финансирование и использовать возможности, пока конкуренты просчитывают риски.

Куда вкладывать деньги

Фото - facebook.com/antonov.v.b

Антонов: В Украине, к сожалению, нет фондового рынка в том понимании, в котором он работает в мире. Я думаю, в ближайшее время эта ситуация будет как-то исправляться. По крайней мере, имею на это огромные надежды. И тогда, наверное, мы увидим и украинские "голубые фишки", в которые безоговорочно можно будет инвестировать. Сейчас все-таки нужно руководствоваться спинным мозгом и глубоким пониманием вопроса.

Самое главное – это экспертиза и чувство процесса. Если вы знаете, что там, куда вы хотите вкладывать, есть деньги, что бизнес уже генерирует определенный денежный поток - стоит инвестировать. Если ты умеешь играть в длинную, – пожалуйста, рискуй, играй. Долгая перспектива сейчас очень-очень заманчива, потому что рынок сегодня немного углубляется, и надо поймать дно для инвестиций. Это самое главное для получения benefit на таких развивающихся рынках, как у нас.

Сейчас все-таки нужно руководствоваться спинным мозгом и глубоким пониманием вопроса. Самое главное – это экспертиза и чувствование процесса.

Ложкин: Я полностью согласен с тем, что нужно играть в длинную. Если у собственников есть видение, какой будет компания через 5-10 лет, и они реально об этом думают и просчитывают, улучшают свою экспертизу и корпоративное управление, я считаю, что в такую компанию инвестировать можно. Второе – это экспорт. Если мы говорим об Украине, то инвестировать стоит в экспортные секторы. Это, конечно, сельское хозяйство, здесь возможностей масса - от простого сельхозпроизводства на арендованной земле до высокотехнологичных разработок для повышения эффективности работы сельхозпроизводителей.

Второе – это газодобыча. Сектор специфический, если говорить об Украине, но в сегодняшних условиях весьма доходный.

Третье – это альтернативная энергетика. На сегодняшний день инвестиции в солнце, ветер абсолютно беспроигрышные, они не дают какого-то мегарезультата, но по европейским и американским меркам дают очень хорошую доходность – 18-21% годовых на альтернативной энергетике можно получать практически гарантированно. Кроме того, стоит инвестировать в IT и все, что с этим связано: начиная от офшорного программирования до разработки программных продуктов. Также имеет смысл вкладывать в производство контента, в креативную экономику.

В Украине образованное население, низки расходы, дешевая рабочая сила, хороший уровень преподавания математики и физики. В принципе, тут довольно много возможностей. На эти отрасли я бы смотрел в первую очередь. Но и внутренний рынок тоже достаточно интересен – 40 млн потребителей никуда не денутся даже в кризис.

Есть украинские банки, которые кредитуют, есть private equity, проектные офисы, семейные кредиторы, и украинские, и неукраинские бизнесмены, которые заходят в Украину. У нас другая проблема – нет качественных проектов. Не хватает корпоративного управления, долгосрочного видения, прозрачности. И так на каждом шагу. Сегодня в Украину вложить несколько миллиардов некуда, потому и оперируем миллионами.

Главная задача, реализовать которую можно через 5-8 лет – сделать Украину финансовым центром Европы. Когда появится фондовый рынок, будет больше ликвидности. Сегодня ликвидности приходить некуда.

Фото - www.facebook.com/boris.lozhkin.7

Лиски: Я советую делать украинским инвесторам длинные инвестиции, не спекулятивные проекты, и более внимательно относиться к долгам. Советую ориентироваться не на американскую, а на европейскую ставку. Ведь если в Европе начнут действовать как в США (повышать учетную ставку – Ред.), Италия, например, обслуживать свой долг уже не сможет.

Самое главное, чего не хватает украинскому бизнесу – это амбиций. Когда ко мне приходят украинские предприниматели, они настолько мелочатся, что хочется сказать: ребята, если вы в себя так не верите, как вы можете убедить кого-то вложить деньги в ваш проект. Нужно не казаться, а быть амбициозным, верить в себя, уметь делать большие проекты, которые будут видны на глобальном рынке. Я уверен, что в Украине могут быть амбициозные проекты, Украина может экспортировать, Украина может стать заметным игроком в мировой экономике. Пока что Украина – страна по производству commodities. Если мы на этом уровне остаемся, то наша планка – какая-то инфраструктура для вывоза этих сырьевых товаров, спецтехника. Это дорога в никуда.

При этом важно, чтобы украинские товары имели собственный бренд. Мне обидно, что, являясь крупнейшим производителем подсолнечного масла, Украина не имеет своего бренда на европейских полках супермаркетов. Нехватка веры в себя – главный барьер для развития любой компании, любого проекта.

Кроме сельского хозяйства, имеет смысл вкладывать в энергетику – это то, что будет править миром. Мировое производство электроэнергии надо увеличить в пять раз в ближайшие 20 лет. Тот, у кого будет самая мощная энергетика, будет иметь первую базу. Второе – это инфраструктура. Для Украины это must have.

Я верю в точки роста. Если мы говорим о сельском хозяйстве, тут должна быть добавочная стоимость, инновационная составляющая, то, что может делать конечный продукт дороже: софт, технологии, геопозиционирование, спутники, беспилотники. Так мы переходим на следующий уровень – на уровень инновационной экономики, которая начинает двигать остальные отрасли.  

Когда ты бежишь от медведя с товарищем, главное – бежать быстрее товарища. И неважно, с какой скоростью бежит медведь. Поэтому сейчас брать деньги и развивать амбициозные проекты – самое правильное время.

Тафинцев: Наш основной фокус – это IT, легкая промышленность, сельское хозяйство с большей степенью добавленной стоимости и переработки. На самом деле по-настоящему амбициозных проектов в мире намного меньше, чем денег. А в Украине этот перекос ощущается особенно.

Как известно, самый лучший способ предсказать будущее – создать его. А второй самый лучший способ предугадать будущее – помочь его профинансировать. Сейчас самое лучшее время для компаний. Да, денег не очень много, да, оценки компаний когда-то были выше, чем сейчас. Но когда ты бежишь от медведя с товарищем, главное – бежать быстрее товарища. И неважно, с какой скоростью бежит медведь. Поэтому сейчас брать деньги и развивать амбициозные проекты – самое правильное время.

Фото - www.facebook.com/boris.lozhkin.7

Камни преткновения на пути к успеху

Лиски: Предприниматель должен быть героем. В Америке это есть. У нас перекос в образовании, также есть ментальные особенности. Предпринимателя нужно поставить на первое место, ведь он создает рабочие места, платит налоги. Нужно сделать из предпринимателей украинских героев, украинских Илонов Масков.

Мы выпускаем работников, а не предпринимателей. Они не понимают, как свои знания, образование превратить в проект, как работать в команде. Я верю в украинскую молодежь – они не бояться проиграть, пробуют, у них больше веры в себя. Нужно учиться создавать, брать на себя ответственность.

Антонов: Я согласен с Игорем. Но в чем же первопричина наших проблем? Я считаю, что в начале 90-х, когда мы перешли от командно-административного к рыночному пути развития, нам постоянно мешали атавизмы пришлого, которые постоянно требовали дотаций из бюджета. Это огромные компании в сфере металлургии, энергетики, которые были приватизированы. На то время эти предприятия без госдотаций были неконкурентными. В процессе дотирования неконкурентной экономики мелкие предприятия задумались, как им быть. Всем нужен был костыль, на который можно было опереться и выстоять. Так изобрели коррупцию, уклонение от уплаты налогов. Поэтому отношение к бизнесу в Украине со стороны общества сформировалось резко негативное. Отношение к бизнесу, как к чему-то позорному и плохому. Потому что каждый из предпринимателей, кто руководит неконкурентным бизнесом, пытается компенсировать эту неконкурентность из бюджета. Неконкурентная экономика базируется на неконкурентных предприятиях, которые постоянно требуют абсорбции средств и определенных преференций и дотаций.

Что делать? Повышать конкурентоспособность и понижать корень проблемы. Чем больше мы будет поддерживать неконкурентные предприятия, тем больше будем стагнировать и никогда не построим бизнес-ориентированного общества, которое нам очень нужно.

Фото - www.facebook.com/boris.lozhkin.7

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.