Если бы не мы, Новая почта была бы дороже. Интервью СЕО Укрпочты

Если бы не мы, Новая почта была бы дороже. Интервью СЕО Укрпочты - Фото
Игорь Смелянский и Владимир Федорин (коллаж - LIGA.net)
01.04.2019, 09:09

Владимир Федорин пообщался с гендиректором Укрпочты Игорем Смелянским в рамках проекта KRYM. LIGA.net публикует сокращенную версию интервью


Сколько получает Игорь Смелянский

Когда гуглишь Игорь Смелянский, первое, что подсказывает поисковик, Игорь Смелянский зарплата. Вы заработали 4 млн гривень в 2017-м или 2018-м году?

- В 2017-ом.

Реклама

- Т.е. это меньше $15 000 в месяц? Вам, как человеку с большим бэкграундом в бизнесе, в консалтинге, не маленькая зарплата?

- Как говорил Эйнштейн: "Все в этой жизни относительно". Думаю, что большинство считает, что она большая.

Конечно, это не та зарплата, которая обещалась, когда я приходил на этот пост. В силу юридических причин не получалось ее выплачивать так, как обещали. А я был "виконуючий обов’язки" и мне нельзя платить бонусы и т.д. Поэтому, конечно, я считаю, что она низкая. Она была поднята в 2018 году. Ну, дальше посмотрим.

- В 2018 году получаете уже более серьезную зарплату? Какой у вас годовой оклад?

- Годовой не скажу, но месячный оклад – 748 000 гривень. Большинство наших сотрудников считает, что я должен получать 40.

- $40 000?

- 40 000 грн - это 10 зарплат почтальона. Считается, что раз я неплохо работаю, то мне можно платить 40.

Кто и сколько ворует в Укрпочте

- Объясните, какую ценность вы приносите компании?

Реклама

- Укрпочта получила наверно все призы, которые возможны в Украине, по прозрачности закупок. Для понимания: на двух с половиной миллиардах гривен закупочного бюджета мы сэкономили 500 млн. Уже даже больше сейчас - 600-800 млн.

- А как вы считаете экономию?

- По большей части от предыдущей закупки, от рынка. Вот, например, купили терминалы для приема карточек по $280. Если вы посмотрите, почем их покупают банки, вы поймете какая разница между нашей закупкой и банковской.

Всегда, когда нас кто-то обвиняет в коррупции я говорю: "Покажите, где дешевле можно купить, с удовольствием там куплю".

- Вы сэкономили 500 млн грн?

- Да. Спрашиваю у людей: "Вы же хотите такой сервис, как у наших конкурентов?".  Да. Для этого я переманиваю людей оттуда (из частного бизнеса. - Ред.). А почему они там получают $5000, а придут к нам на тысячу. Чтобы что? Они там медальку в конце получат?

Айтишники. Ну вот они стоят столько на рынке? Мы за эти два года внедрили Telegram-бот, Чат-бот, Facebook. У нас интеграция с 150 почтами мира по API и т.д. Т.е. это все должны делать люди, которые достаточно дорого стоят на рынке. Они меньше не стоят. Рынок такой, какой он есть.

Как ни странно, побороться с коррупцией было самое простое, что нам предстояло сделать. Наверно месяцев за шесть крупную коррупцию закрыли полностью

Но эта вещь не популярная. Она не будет никогда у нас популярной. Вы знаете, при всей моей декларации (у меня три высших образования США в лучших ВУЗах), я как раз за каждую копейку в своей декларации отчитаться могу. А меня критикуют за зарплату… Ну ладно, когда почтальон критикует, это понятно.

А когда меня критикуют депутаты, которые всю жизнь в политике, но у них дом в Конча-Заспе и Мерседес. Это мне не понятно, но я понимаю источник этого. Знаю, что большинство людей проще воспринимают депутата, который официально получает $300, живет в Конча-Заспе в трехэтажном доме и ездит на Мерседесе, чем нас.

- Потому что он не нарушает конвенции.

- Да. Более того, они знают, что он украл, но сколько точно, не знают. А моя зарплата известна. И второй момент. Это дает им право тоже немножко что-то украсть. А я, когда пришел, сказал: "Буду давать по рукам". И "воровать нельзя". А воровали все. Почтальоны за наличку разносили рекламу.

- И сколько вы уволили на этом?  

- Вы знаете, боятся меня. Более того, мне предъявляют претензии те, кто с ними договаривался, и говорят: "С Вами невозможно договориться". Я говорю: "Да".

- Хорошо, почтальоны воровали. Кто еще воровал?

- Водители сливали бензин. Сортировщики сортировали левую корреспонденцию. Мы перекрыли каналы.

Когда я пришел, в сортировочный центр то заезжало 60 миллионов корреспонденции, а выезжало 90. Тариф, по-моему, был 2,70 грн - стандартная марка. Можно было зайти в Yandex, написать "отправить Укрпочтой за гривну", и там миллион объявлений высвечивался.

HR продавали места, т.е. мертвые души существовали там, где люди не работали. Закупщики понятно закупали.  Ремонтники ремонтировали. Ну, т.е. система была сбалансирована сверху вниз.

Мы пришли и сказали: "Воровать нельзя…". Не все поняли, что совсем нельзя. Когда СБ показало первый срез, взятки уменьшились в 10 раз. Но остались. Поэтому нужно было сказать "воровать нельзя совсем".

Но, как ни странно, побороться с коррупцией было самое простое, что нам предстояло сделать. Наверно месяцев за шесть крупную коррупцию закрыли полностью.

- Что у меня отнимала коррупция на Укрпоште?

- Прежде всего - развитие. Потому что представляешь, что такое 500 миллионов? Вся инвестпрограмма Укрпошты за прошлый год была в разы увеличена по сравнению с предыдущими годами - на 400 млн грн. Я когда пришел, было всего 20% отделений с компьютерами. Мы поставили себе за цель компьютеризировать все села Украины (почтовые отделения, - ред.), где живет более 2000 человек (1650 сел).

Вся программа стоила около 150-180 млн грн. Т.е. вы представляете объем инвестиций, который мы не смогли бы сделать. Мы купили машин за последние два года больше чем за предыдущие десять суммарно.

Когда Укрпочта станет банком

- Вы наполнили Укрпошту предпринимательским духом. Получили банковскую лицензию…

- Нет еще. Получили лицензию на эквайринг.

Мы за это боремся. Закон 6601 есть в повестке дня Верховной рады. Стыдно стране, которая идет в Европу, находиться по уровню доступности финансовых услуг на уровне Танзании.

У нас 40% украинцев не имеют базовых банковских счетов, и никогда их не получат, если это не сделает Укрпочта. Потому что у нас 16 миллионов человек живут в сельской местности, где даже интернета зачастую нет.

- А точно 16 миллионов? У мобильных операторов есть свои оценки реальной численности населения в Украине. От 32 до 35 миллионов. Представить себе, что практически половина людей живет в сельской местности …

- Не, не половина. Почему? Треть.

- Ну 16 миллионов от 35 млн...

- От тех данных, которые можно уменьшить, я думаю будет 10-12 млн - треть страны. Все равно сохраняется пропорция. Но самое важное, где они живут.

Когда начал работать в 2016 году, у нас было 11 500 отделений. Вся банковская система, вместе взятая имела 10 500 отделений.  На сегодня уже 8 000. Думаю, что будет меньше. Т.е. доступ к банковским услугам сокращается. Это очевидно. Зачем же вам карточка, если рядом некуда ее, извините, вставить и сложно воспользоваться услугами.

У нас 40% украинцев не имеют базовых банковских счетов, и никогда их не получат, если это не сделает Укрпочта. Потому что у нас 16 миллионов человек живут в сельской местности, где даже интернета зачастую нет

Это мировая тенденция - 87 ведущих почтовых операторов мира являются банками. Почему? Почта – это последнее, что остается из цивилизации условно говоря в малонаселенных пунктах. И на нее естественно вешаются все эти вещи.

- Я живу в городе, в Киеве. Думаю, что, как и большинство киевлян, я с Укрпоштой практически никогда в жизни не пересекаюсь.

- Ошибаетесь. Доля рынка коммунальных платежей – 25%. При том, что в Киеве семь пластиковых карт на душу населения. 25% рынка коммунальных платежей в Укрпочте, в Киеве.

О монополии Укрпочты

- А вообще нужно в современном мире, в 21 веке, сохранять почтовую монополию? На рынке, который в принципе может обслуживаться частными операторами. Да, если у нас есть цель предоставить финансовые услуги в села. Если мы считаем, что это государственная задача, то государство наверно должно выделять деньги из бюджета. А не пытаться решить…

- А кому?

- Тендер. Пожалуйста.

- Нет. Почему в других странах выбрана почта? Ее не может не быть - письма же надо доставить. Украина – часть всемирного почтового союза. Если из Австралии в деревню Кукуево идет письмо, мы обязаны его доставить. Выгодно это, или не выгодно. Это часть общемировой системы.

Поэтому, если мы уже должны там быть, то самое дешевое, что можно представить, как государство может дотянуться до этих людей с финансовыми услугами, это именно через почту. Поэтому здесь придумывать ничего не надо.

С точки зрения монополии… А в чем монополия Укрпочты? А не в чем. У нас уникальная страна. Укрпочта не является монополией.

- Я прекрасно как горожанин удовлетворяю свои почтовые потребности с помощью ваших конкурентов.

- Понятно, что в городе конкуренция. А все, что за пределами города? Мы за это тоже боремся. Понятно, что был проигран полностью рынок посылок - Укрпочта ими не занималась.

Когда я пришел сюда, за весь 2016 год Укрпочта отправила 46 000 экспресс посылок. За вчерашний день было 110 000. За один день больше, чем за один год.

Когда я пришел сюда, за весь 2016 год Укрпочта отправила 46 000 экспресс посылок. За вчерашний день было 110 000. За один день больше, чем за один год

Нет страны, где есть один оператор. У нас был один оператор - частный. Магазины электронной коммерции очень довольны, что появляются конкуренты, и за счет этого можно оперировать ценами. А самое большее они довольны, что у них появляется возможность доставить электронную коммерцию до самых отдаленных частей нашего государства. Потому что бабушка раньше не могла купить утюг. Для этого ей нужно было  поехать в райцентр.

Мы дали ей возможность по каталогам заказать, она заказала, мы привезли. Т.е. мы приближаем цивилизацию людям живущим в селах.

- Что Укрпочте нужно от государства?

- Укрпочта предложила стратегию и сказала: "Нам от государства нужно две вещи: принять закон 6601 - тогда будем не только зарабатывать себе на жизнь дополнительными услугами и ничего у вас не просить, но еще и снизим затраты государства". Государство платит нам за услуги по доставке пенсий. Мы бы переведя ее в безнальную форму или частично в безнальную форму сэкономили бы государству страшные деньги. И научились зарабатывать.

И второй закон: дать нам право продавать недвижимость, которая нам не нужна. Мы бы продали то, что не нужно, и построили то, что нужно. Сделав компанию, еще раз подчеркиваю, полностью самостоятельной. И потом ее можно продать. При условии, что если мы оказываем какие-то социальные услуги - они будут оплачиваться.

- 6601 – это закон о...?

- О том, чтобы дать Укрпочте право открывать банковские счета. Причем даже не кредитовать. Речь о том, чтобы привнести новую аудиторию, которая бы постепенно тоже начинала пользоваться банковскими услугами.

Мы бы начали набирать кредитную историю этих людей и продавали бы их банкам, market place своеобразный, где у любого банка появится возможность достучаться до этих миллионов людей. Потому что сейчас все конкурируют за вот эти 60% или там 65%, которые живут в городах.

А в чем монополия Укрпочты? А не в чем. У нас уникальная страна. Укрпочта не является монополией

Еще раз, наша стратегия не предполагает субсидий. Она предполагает, как можно выйти на уровень безубыточности и прибыльности самостоятельно. А потом можно продать, если есть желание.

О приватизации Укрпочты

- Вы упомянули приватизацию. Это конечная точка, когда Укрпошта приведена в какое-то нормальное состояние. И нормальное состояние – это достаточное количество сервисов, которые позволяют покрывать те убытки по социальным обязательствам, которые на вас по факту возложены.

- Да, но плюс все корпоративные процедуры, которые были необходимы для нормальной компании: наблюдательный совет, аудиторский отчет, оценка. Мы все это прошли. Параллельно мы набираем бизнес и сокращаем убыточные услуги.

Раньше Укрпоштой руководили политики. Они, например, никогда с прессой не ссорились. Бог с ним, что у нас убыточный тариф, но давайте доставлять. Мы в эти игры больше не играем. Есть себестоимость, есть прибыль, вот пожалуйста по этим тарифам мы готовы работать.

- Сколько может стоить Укрпошта при приватизации?

- Вопрос скорее к инвесторам. Есть много факторов. Мы сейчас боремся, чтобы Укрпочта стала транзитным хабом. Увеличили только экспорт в США (не импорт, а экспорт в США), на 50% за год.

Т.е. в тоннах у нас уже МАУ не справляется, мы через Lufthansa возим. Просто научили наших МСБ продавать не на базаре, а на Amazon fulfillment, на Etsy, на eBay и т.д.

- Мы – это Укрпочта или…?    

- Укрпочта. Да у нас есть экспортные школы, где мы учим людей, как им продавать на международных торговых площадках. Транзитный потенциал Украины огромен.

Например, из Китая вы не наберете самолет каждый раз на Молдавию, и на Белоруссию не наберете. А самолет на Молдавию, Украину, Белоруссию и Грузию наберете.

Поэтому, если мы станем той точкой, которая будет распределять (как Польша сейчас), то это большой поток валюты, снижение внутренних цен и т.д.

- Когда нужно приватизировать Укрпочту

- Через 3-5 лет. Даже через 3, я бы сказал. Думаю, что имело бы смысл сделать порциями. Начать с 25%-го пакета.

Думаю, что это может быть интересно как финансовым инвесторам или каким-нибудь инвестиционным банкам, так и вполне возможно конкретным американским, европейским или китайским профильным компаниям.

О конкуренции с Новой почтой

- Я думаю, что Вячеслав Климов (совладелец Новой почты. - Ред.) обязательно будет смотреть эту передачу. Что из того, что мы сейчас обсудили, с точки зрения его бизнес модели, опасно для Новой почты и потенциально опасно для конкуренции?

- Если бы нас не было, то их цены были б выше.

- Т.е. вы не даете расти прибыльности частного бизнеса?

- У Новой почты доля рынка по их же утверждениям 70%. А теперь представьте нас нет. Говорят клиенты: "Слава богу, что вы появились, теперь у нас есть хоть какой-то выбор".

Плюс, если вы посмотрите на уровень их цен… Общемировой бенчмарк считается, что доставка не должна превышать 6-7% от стоимости товара. Но мы пока не Евросоюз, и товары у нас пока достаточно дешевые. Получается, что их уровень цен отсекает определенный уровень электронной коммерции - вы же не будете за майку в 50 грн платить 35 грн за доставку.

Мы позиционируем, что можем дешевле. Да, не на следующий день. Но это дает возможность огромному количеству товаров попасть в сегмент электронной коммерции, быть доставленными.

Считаю, что конкуренция - это хорошо. Я наверно доказал своими действиями, что за два с половиной года я не предпринимал ни одного административного решения (а мог бы), которые позволяли Укрпочте получать хоть какие-то преимущества. Скорее у частных операторов преимущества перед нами в налогах. Мы не используем ФОП, например.

Дронов не будет, потому что у нас покрытие мобильной связи не такое, чтобы он был самонаводящимся, а водитель стоит дороже чем водитель грузовика

- А почему бы не попробовать?

- Во-первых, мы не можем. Например, мы доставляем пенсии и несем ответственность за доставку вам корреспонденции в том числе из суда - мы ее тоже не можем никому делегировать.

Я считаю, что должны быть честные условия конкуренции. И я готов и должен конкурировать в таких условиях.

У нас монополия только на здравый смысл. И как я сказал, что в деревне мы конкурируем с церковью. Мы и церковь - больше никого там нет.

Понятно, что те посылки, которых раньше было 46 000 за год, а теперь 100 000 за день, они же откуда-то появились. Они понятно где могли бы быть. Если Климов говорит, что он нас не замечает, как конкурентов, я считаю, что это хорошо.

Куда идет Укрпочта

- Вот та идеальная модель Укрпошты, которую мы затронули в разговоре. Можете в 3-4 предложениях описать точку Б, куда Вы хотели бы ее привести?

- За вами есть карта, там 35 сортировочных центров. Они все ручные. Должны быть 5-7 полностью автоматизированных… Мне бы очень хотелось прийти к этому через 3-5 лет максимум.

Второе. Мне бы хотелось видеть не халабуду, которую все троллят у нас в селах, а передвижные отделения, в которых ездят люди с планшетами и обеспечивают людей финансовыми услугами вне зависимости от того, есть там интернет или нет. Так как правило там интернета нет.

- На вездеходах будут ездить?

- Нет. Вы знаете, на самом деле полноприводные машины вполне справляются. Где-то есть дороги, и где-то нет. Но наличие интернета гораздо сложнее преодолеть. И в этой части мы дизайним систему, которая будет работать онлайн-офлайн.

Все остальное это будет чисто рыночная конкуренция. В городах, понятно, хорошие и красивые офисы, интеграции со всеми почтами мира. Хотелось бы привезти Amazon. Надеюсь, получится.

Когда придет Amazon

- Привести Amazon, это что значит?

- Если вы покупаете на Amazone, не все готовы отправлять в Украину, а вы не можете все купить. Если мы с интегрируемся с Amazon получится связка: Amazon - USPS – Укрпочта. Тогда шиперу будет все равно, он не видит, куда отправляет, его задача, получить деньги.

Об убытках, прибылях и людях

- В 2019-м году вы получите прибыль.

- Очень надеюсь, что так и будет. 2018-й год будет убыточный на 570 млн грн.

- Что вам принесло такую дыру?

- Тариф по доставке пенсий, который не пересматривался с 2004 года. Если смотреть без него, мы были бы +400 (млн грн, - ред.). Почему я сказал, что я позитивней смотрю в 2019 год, потому что мы с государством договорились.

- Сколько сейчас людей работает в Укрпочте?

- Около 70 000.

- А было 73 000 – 75 000. А какая целевая численность?

- Даже когда было 75 000, в эквиваленте полной занятости было 52 000. 55% сотрудников работают на неполную занятость. У меня в некоторых селах три почтальона работают по 0,3 ставки. Мне это очень невыгодно. Если человек работает по 0,3, я ему плачу 900 гривен и налоговой 900 гривен.

Но люди отказываются переходить на полную занятость. А иногда это связано с производственным процессом, где, условно говоря приезжает машина, и в этот день нужно развезти почту на три села. Т.е. втроем взяли и разнесли, включая пенсию. Человек же хочет ее вовремя получить. То вот это и мешает.

Мне бы хотелось видеть не халабуду, которую все троллят у нас в селах, а передвижные отделения, в которых ездят люди с планшетами и обеспечивают людей финансовыми услугами вне зависимости от того, есть там интернет или нет

Почему я сказал, что Черниговскую область, которую мы перевели на полную занятость, дала возможность платить зарплату не 931 гривну (0,25 ставки) куче людей, а 6500 грн плюс премии, которого и найти проще, и для него или для нее это основная работа.

Поэтому целевая численность будет зависеть от модели. Главное, что она должна быть адаптивной. Снижается количество клиентов, снижается количество сотрудников.

- Вы говорите, что сотрудники не стремятся к тому, чтобы ушестерить свой официальный доход.

- Да.

- Какая доля примерно придерживается старых взглядов?

- Чернигов показал, что только 5% сотрудников согласились перейти на полную занятость и на гораздо большие деньги.

- Вы как гендиректор акционерного общества можете как-то влиять на то, чтобы в тех случаях, когда сами работники не готовы переходить к эффективной модели, просто явочным порядком нанимать тех, кто готов, увольнять тех, кто не готов?

- Сложность Укрпочты в том, что я должен выбирать из тех, кто есть в этом селе. Подчеркиваю, пока мы не перешли на передвижные отделения. Передвижные отделения дали бы возможность расширить нам поиск кандидатов и их качество.

Представьте, что в селе живет 200 или 300 человек. Я должен найти трезвого человека, которому не страшно дать в руки пенсию, который согласится и сможет работать почтальоном. Поэтому я, к сожалению, оперирую в тех рынках, где выбор идет между закрытым отделением и открытым с плохими сотрудниками. Или между честным и профессиональным. Поэтому здесь я влиять могу опосредовано.

Почему я так продвигаю этот проект передвижного отделения? При этом мы очень непопулярны. И шины нам там жгли, и что угодно. Вызвал страшный политический…

- А кто жег?

- Политические партии определенные. Система работала. Вы – голова сильрады. У Вас своя листоноша на 0,3 ставки. Вы ее контролируете, она вас любит. Теперь приезжает эта бездушная листоноша за 6500 грн, делает свое дело и уезжает. Она не участвует в местных разборках, выборах. Она занята тем, что она выполняет свою работу. Но это же distraption так называемый. Или люди там жаловались: "Шо она приехала. Я в это время дою корову".

- Дестабилизация.

- Да, дестабилизация уклада, который был. Ходила она, не ходила. Может она ходила действительно, когда корова доилась. А не ходила, когда должна быть. Поэтому совсем другая жизнь там.

- Бездушный капиталисты только так могут.

- Мы, например, не ожидали настолько не подготовленной инфраструктуры. Отсутствуют карты дорог. Мы по сути наняли 6 человек с телефонами, которые ездили, протоколировали, где заканчивается дорога, или уже дерево давно лежит, как объехать. Нет адресов.

Мы сейчас мелки купили почтальонам. Они на заборах пишут адреса. Т.е. инфраструктуру за пределами городов мы недооценили.

В самых больших селах интернет не везде нашли (в 80% нашли, в 20% не нашли). Даже 3G сигнал не везде ловит, достаточный для передачи платежа.

Сейчас четче понимаем состояние инфраструктуры и уверены, что кроме нас этого более никто не сделает. Да, с онлайн-офлайн вариантами. Но это действительно единственный вариант сделать дешево, доступно и для того, чтобы действительно соединить страну.

О приказах Порошенко, или Кто кому начальник

- А кто вообще может вами руководить? Кто может сказать там: "Игорь, сделайте так и не иначе"? Я просто помню, как президент Порошенко на камеру рассказывал: "Мы не допустим, не позволим сокращать сельских почтальонов".

- Акционер государство. Через набсовет он может принять какие-то определенные решения. Мое право, как гендиректора, с ними согласиться либо не согласиться, потом уйти или остаться. Считаю, что гендиректор не должен держаться за свое кресло.

Укрпочта впервые не участвует в политической кампании. Вы зайдите в любое отделение, вы не увидите ни одной политической рекламы. Я ее запретил

Я ведь и по своему контракту, и по почтальонам сказал: "Ребята, государство пожалуйста определяйте, как хотите, так и определяйте. Хотите не платите, но тогда и не будет почтальонов, хотите платите, и почтальоны будут. Имеете право содержать убыточное отделение (Во Франции ж содержат, в Словакии содержат, в других местах содержат)".

- Это понятно. Смотрите, этот эпизод с Порошенко. Когда он на камеру, ну понятно, что ведет кампанию, как бы отдает приказ Укрпоште. Вы тогда были в кабинете, да?

- Конечно, да. Ну там же не все входит в это видео.

- Я понимаю. Т.е. для вас это был приказ, или вы просто пришли и помогли человеку кампанию свою политическую вести?

- Нет. Это же не политический вопрос. Беседа была гораздо шире. И тот факт, что действительно после вмешательства Порошенко вот эта доплата за тариф по доставке пенсии была сделана. Ну как-то до этого годами не получалось, а тут была сделана.

Действительно Укрпочта впервые не участвует в политической кампании. Вы зайдите в любое отделение, вы не увидите ни одной политической рекламы. Я ее запретил.

Поэтому мы не участвуем в политической деятельности, но обсуждать с государством, как с акционером…Поэтому с президентом было обсуждено, я показал детали, показал цифры. И тот факт, что государство согласилось с тем, что надо доплачивать за то, чтобы эта сеть осталась… ну наверно оказался эффективным.

- Т.е. ты использовал президента, как своего лоббиста?

- В конце концов он же представитель акционеров, если можно так говорить. Жизнь она не черная, и не белая - это то, чему я научился на этой позиции. И реформы в белых перчатках тоже никто не сделает. Моя задача, сделать эффективно.

О разочарованиях

- Три главных разочарования, с которыми столкнулись за эти почти три года во главе Укрпочты.

- Много людей система ценностей, которых находится очень далеко от моей. Это касается продвижения реформ, в которых я абсолютно уверен, что они нужны стране.

Не так много людей во власти, которые готовы слышать и слушать, которым интересны долгосрочные политические кампании. Инфраструктурные кампании не могут строиться в рамках года.

Надо отдать должное министру, он поддержал те реформы, которые уже были. Без этого они были бы невозможны.

Ну и третье. Состояние инфраструктуры, как Укрпочты, так и страны…

- Вам нравится это кресло (директора Укрпочты, - ред.)?

- Оно драйвит, но оно не легкое. Я все жене обещаю, что буду спать больше чем 4 часа в день. И команде я изначально говорил: "Смотрите, каждый день может быть последний. Вот давайте каждый день попробуем сделать что-то…".

Такой уникальный опыт, уникальная компания. У многих из нас такого больше может и не быть. Когда уйдем из государственного сектора будем зарабатывать гораздо больше денег, иметь гораздо меньше геморроя с прокуратурой, с СБУ. Но что бы вы не делали, это влияет на миллионы людей, на десятки тысяч семей, даже которые ругают вас матами и обсуждают вашу зарплату, но по факту их жизнь становится лучше каждый день.

То, что удалось идти так долго, наверно потому, что не боялись уйти в любой момент. Мне сказали, что я один из самых долгосрочных руководителей Укрпочты за это время, по-моему, за 10 или 12 лет.

- Ну я так понимаю, что руководитель Укрпошты всегда был привязан к Премьер-министру.

- Да, и к политическим циклам. Поэтому вот это наверно самое приятное. Приятно, когда поддерживают. Когда тебя поливают грязью, ты учишься. Конечно я реагировал, когда пришел сюда, на каждый пост в Facebook или на каждую негативную статью. Сейчас уже выработалось какое-то спокойствие.

Реформы в белых перчатках тоже никто не сделает. Моя задача, сделать эффективно

Кстати, те, кто хотят идти в политику или в государственный сектор, должны базово понимать, что, к сожалению, и социология Украины и отношения людей, оно будет вот такое. Все хотят реформаторов-волонтеров, чтобы чуть-чуть получали, чтобы на еду хватало. И все, реформы не должны касаться меня. Вот вы тут вокруг реформируйте, а меня не трогайте. Ты портишь отношения с людьми.

- Сколько нужно времени, чтобы привести Укрпошту ближе к той целевой модели, о которой вы рассказали?

- Три года по нормальным правилам. За следующий политический цикл в принципе это возможно сделать. Буду это я или не я, не так важно.

- А что нужно сделать на уровне государства для того, чтобы наконец Украина перестала быть плохим примером, и потихоньку становиться хорошим примером? Что нужно, чтобы в Украине начался экономический бум?

- У меня есть свое виденье этого вопроса. Оно наверно не очень популярно. Я более проамериканский человек, чем проевропейский.

- Главное, что не пророссийский.

- Нет, точно нет. Я всегда задаю вопрос, когда выступаю перед молодежью: "Назовите мне топ 10 компаний из Евросоюза, мы ж в Евросоюз идем, которые выстрелили за последние 10 лет". Которые стали известны. Не старая Европа: там Siemens и т.д., а новая.

Обычно тишина в зале. Я говорю: "А американских назовите 10". Нет проблем. Это же ведь неслучайно.

Потому что по-другому строится социология, по-другому строится подход к экономике. В Европе сделано все, чтобы тебе как маленькому бизнесу помочь: бесплатные кредиты, бесплатная аренда, все, что угодно, чтоб только помочь.

Все хотят реформаторов-волонтеров, чтобы чуть-чуть получали, чтобы на еду хватало. И все, реформы не должны касаться меня. Вот вы тут вокруг реформируйте, а меня не трогайте

Я жил во Франции с женой, там безработным бесплатно присылают уборщицу два раза в неделю, чтобы было время поискать работу или бизнесом заняться.

В Америке в течение первых двух лет закрывается три из четырех бизнесов. Но вот для того одного, который остается, делается все, чтобы он стал звездой: профсоюзов нет, низкие кредиты, venture capital, нет трудового кодекса.

- Слушайте, трудовой кодекс 72-го года. Как Вы можете…

- Мы ж знаем социологию и демографию. Через 5-10 лет за любым дышащим сотрудником будут бегать 10 работодателей. Кого надо защищать?

И все хотят, чтобы Укрпочта улыбалась. А у меня шесть месяцев занимает, уволить сотрудника, который хамит. Т.е. СБ, юристы, бухгалтера, HR, все работают на этот…

Вместо того, чтобы взять все эти деньги, которые я им плачу, уволив их, и заплатить лучшим - чтобы лучшие девочки в Польшу не уехали. Получается, я это трачу на этот непонятный совковый backoffice… Ну как вот страна с самой пока мощной экономикой живет без трудового кодекса? Они ж не знали, что он нужен.


Видеоверсия интервью


О проекте

Канал KRYM - возвращение в журналистику редактора-основателя украинского Forbes Владимира Федорина.
Он беседует с незаурядными людьми из самых разных сфер жизни: политика, бизнес, искусство, наука, спорт. 
Они меняют мир. А что может быть интереснее, чем прямой разговор с действующими лицами?

LIGA.net публикует адаптированные версии интервью и самые интересные отрывки из беседы. 


Теги: Укрпочта игорь смелянский