UA

Дирижеры изменений | Фильмы, ценности и мечты, ради которых стоит жить. Интервью с Ахтемом Сеитаблаевым

Фильмы, ценности и мечты, ради которых стоит жить. Интервью с Ахтемом Сеитаблаевым - Фото
Ахтем Сеитаблаев. Фото: Deloitte Україна
29.12.2021, 19:15

Режиссер "Киборгов" и "Хайтармы" о своих фильмах, важности Оскара, мотивации и патриотизме

Проект "О чем говорят Дирижеры изменений" - своеобразный сиквел традиционного осеннего форума "Дирижеры изменений. Это серия видеоинтервью с владельцами и руководителями бизнеса, лидерами общественного мнения и драйверами трансформаций. Управляющий партнер Deloitte в Украине Сергей Кулик спрашивает их о секретах менеджмента, самосовершенствовании, источниках вдохновения и мотивации.

LIGA.net – партнер проекта. Мы публикуем адаптированную текстовую версию интервью.

Второй гость – Ахтем Сеитаблаев, украинский актер и режиссер.

В интервью

О "Киборгах" и "Хайтарме", важности Оскара для режиссера, ценностях, которые нужны в обществе, отношении к критике и признанию. Мы выбрали самое интересное из беседы.

Почему "Киборги" – не экшн  

Мы сразу понимали: не хотим снимать о войне с точки зрения фильма-экшена. Да, военная победа там должна быть, тем более я лично кое-кого знал [из киборгов]. Этот материал как раз о мировоззренческом выборе.  

Когда  [кино] уже вышло на зрителя, было достаточно волнующее ожидание, потому что тизер был обобщенный. Трейлер мы сделали больше о коллективном портрете людей, с определенными нюансами, с определенными взглядами на жизнь и события. И именно этого я опасался: если идешь на фильм о войне, то и ожидания зрителей, подавляющего большинства, все-таки – фильм-экшн.  

Есть ли цель, после реализации которой скажешь: "Это 99% того, что я хотел сделать"  

Десять лет я мечтал снять "Хайтарму". Были такие ощущения: "Сниму – и все". Но когда мы сняли фильм, были с ним в 50 странах, ты хочешь идти дальше. Я тоже мечтаю получить Оскар и Золотую пальмовую ветвь. Потому что признание на таких международных форумах – свидетельство того, что профессионалы со всего мира отдали тебе должное.  

Как в том фильме "Домой" Наримана Алиева... (фильм сорвал овации в конкурсной программе "Особый взгляд" Каннского кинофестиваля в 2019 году. Сеитаблаев сыграл в нем главную роль. – Ред.). Нельзя сказать, что я задумывался о Каннах – нет, я думал: "Это моя история, моих взаимоотношений с моим отцом. А это точно будет интересно кому-то?".  

И ты удивляешься, что полтора года назад сидел где-то в галошах, было холодно, читал эту роль – и эти очень личные, очень частные рефлексии и воспоминания оказываются интересны многим людям. И это – удивительная составляющая нашей профессии: ты никогда в жизни не можешь сказать: "Фух, я в принципе все сказал". Нет так называемого потолка, ты всегда сможешь получить пример того, что кто-то сделал где-то что-то лучшее.

"Домой" – очень личное кино  

Я точно знал, что хочу играть в этом фильме. Во-первых, я знаю Наримана довольно давно, и Маричку Никитюк, соавтора сценария. Kогда прочитал сценарий, было ощущение, что они узнали о моей жизни. Потому что это мои отношения с отцом.  

Мой отец 40 лет был участником национального движения за возвращение крымчан на родину, он сидел полгода в одиночной камере, не закурил, не сделал ни одного тату, даже материться не стал. Он наоборот продолжил заниматься спортом, вышел – и через два месяца стал мастером спорта по боксу. Он сублимировал иначе.

Любимые актеры  

Если говорить об украинских актерах, из поколения "могикан", это – Богдан Сильвестрович Ступка и Ада Николаевна Роговцева. Сейчас уже и Ирма Витовская. Конечно, это и Аль Пачино, и Роберт Де Ниро. Список немалый, потому что у нашей профессии нет границ.  

Еще скажу об Иннокентии Смоктуновском – это пример артиста, который был бы невозможен без Всевышнего. Все, чего он касался – и поэзии, и актерского мастерства, – стоит отдельно.  

Любимое кино  

В определенное время список может изменяться. Вот скажешь: "Топ-5 моих любимых фильмов", и четыре из них каждый раз могут быть другими.  

Но одна лента будет всегда – "Мужчина и женщина" Клода Лелюша.  

Чего не хватает украинцам 

Сейчас, по моему личному мнению, доверия. В самом широком и конкретном смысле. Я много задаю этот вопрос на встречах, в частности со студентами – в большинстве лент, которые я снимаю, целевой аудиторией являются как раз они. Как они понимают такую ценность, как "доверие"? Они говорят: "Надо доверять, но проверять". 

У нас нет доверия между государством и обществом.  

Мне кажется, как раз бизнес-среда могла бы стать таким мощным двигателем, от которого пошло бы эхо доверия, как от камня на воде. Возможно, это – утопия, но я же режиссер, должен быть романтиком.  

Дети – главный мотиватор  

Я очень благодарен судьбе, Всевышнему и друзьям за то, что в свои 49 лет у меня есть возможность снимать то, что хочу, и там, где хочу. Я и сейчас мастер четырех курсов – двух режиссерских и двух актерских. Буду брать четыре фильма – два продюсирую, к двум готовлюсь. Ставлю два спектакля и играю в четырех. Это кроме того, что я – директор Крымского дома и должен так же позаботиться о "туалетной бумаге".  

Я чувствую, что живу, хотя знаю: от этого точно страдают в первую очередь мои дети, потому что очень мало времени провожу с ними. И я им благодарен за то, что они намного мудрее и добрее меня.  

Они, не получая от меня того внимания, которое должны, любят меня и поддерживают. Поэтому они – мой главный мотиватор.  

Я понимаю, если сегодня посплю больше, чем нужно, то не успею сделать что-то такое, чему бы мой ребенок радовался и гордился тем, что я его отец.  

Время с детьми – самое ценное  

Когда они были поменьше, очень любил ходить с ними на мультфильмы. Но в основном это заканчивалось: "Баба (папа), ты можешь не так сильно храпеть в кинотеатре?" (Смеются.)  

То есть вместе [можно] проводить время как угодно... Я могу просто устроиться на диване или на песочке и наблюдать за ними. И честно, если они в поле твоего зрения, они здоровы и, спасибо Всевышнему, ничего плохого не происходит, – этого достаточно.  

Мечта, ради которой выживешь  

Начиная с семьи, продолжая школой, потом ВУЗом - это круто говорить на языке той страны, где ты живешь. Это не архаизм.  

Я, например, вижу, как мой сосед, когда наша команда классно сыграла – дворовая, не сборная, и раз – флаг Украины вешает. Соседи спрашивают:  

– Что случилось, какой праздник?  

– Пацанва моя выиграла.  

– И что?  

– Ну вот я в их честь вешаю флаг.  

И соседи друг на друга смотрят и говорят: "Он что, с ума сошел?". А пацанва эта видит, что дядя Миша вешает флаг и говорит: "Молодцы!", и пацанва специально проходит мимо дома, потому что там висит флаг, который дядя Миша повесил в их честь. И происходят такие вещи, когда через эмоции, через поддержку, через определенную символику ребенок чувствует свою причастность к тому, что "это мой флаг", потому что было так хорошо, когда я его видел.  

Я когда-то читал [воспоминания], честно говоря, не помню имя человека, который выжил в Освенциме. У него спросили: 

- А как вы выжили вообще?

- Надо иметь что-то там, за концлагерем.

- Дом?

- Нет. Что-то, какую-то мечту, ради которой ты выживешь.  

Оказываешься в ситуации сложной, думаешь: "А зачем все это?". А потом вспомнить дядю Мишу, что он и в твою честь тоже повесил флаг, потому что ты гол забил в ворота из двух консервных банок.  

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии

Последние новости