Кино, медали, пропаганда. Как Бородянский сделает большую реформу гуманитарной сферы

Кино, медали, пропаганда. Как Бородянский сделает большую реформу гуманитарной сферы - Фото
Владимир Бородянский, фото - архив StarLight Media
06.08.2019, 12:00

Как будет работать гуманитарный блок правительства, какие люди, ресурсы и смыслы для этого нужны и где их искать. Интервью с Владимиром Бородянским


Бывший гендирктор крупнейшего украинского медиахолдинга StarLight Media Владимир Бородянский - легенда украинского телерынка и абсолютный новичок в политике. Но у него очень амбициозные планы. В понедельник, 29 июля, Бородянский опубликовал на Facebook громкий пост: он теперь советник президента Владимира Зеленского по гуманитарным вопросам. Его задача - создать и реализовать стратегию гуманитарной сферы Украины.

В интервью LIGA.net Бородянский рассказал, что ему пообещал Владимир Зеленский, что скрывается за красивыми фразами о стратегии и смыслами, что делать с российским контентом и можно ли решить проблему олигархизации украинского телевидения.

ПОЛЕЗНЫЕ ДАННЫЕ. Владимир Бродянский 14 лет работал в медиахолдинге Виктора Пинчука StarLight Media (группа объединяет телеканалы: СТБICTV, Новый, M1, M2 и ОЦЕ). С 2012 по декабрь 2018 год возглавлял медиагруппу. С ноября прошлого года Бородянский внесен в санкционный список РФ. По образованию финансист. 

О СМЫСЛАХ, ЛЮДЯХ И ЦЕЛЯХ

- Владимир, как вы стали советником президента и очень близко подошли к украинской политике, от которой всегда держались в стороне? Пригласил Зеленский или это была ваша инициатива? 

- Приглашение пришло со стороны президента. Мы встречались дважды – сначала было предложение заняться гуманитарным блоком, потом я подготовил видение работы над гуманитарной стратегией. Вся дискуссия заняла около месяца. 

- В своем посте в Facebook, когда вы объявляли о своей новой работе, написали, что занимаетесь только тем, во что верите. Означает ли это, что вы, уходя из Starlight media, перестали верить в эту компанию? 

- Менеджер руководит компанией, исходя из своего понимания, как развивать и достигать целей, но это видение должно совпадать или быть согласовано с акционером. В Starlight была дискуссия, что и как нужно делать дальше, и на каком-то этапе мы разошлись в понимании, как группе следует развиваться дальше. А я уверен, что, если менеджер не поддерживает видение набсовета и/или акционера, то он будет мешать. А это нечестно. Я не был согласен с рядом идей, и в какой-то момент мы приняли решение, что я буду уходить. Более детально ситуацию с уходом из Starlight я не буду комментировать. 

- Вернемся к тому, во что вы верите сейчас... Почему согласились на госслужбу? 

- Еще несколько месяцев назад у меня были совершенно другие планы: уехать в Англию на учебу, развивать свой стартап, связанный, кстати, с образованием и культурой. Но, встретившись и поговорив с президентом, я ему поверил. Поверил, что он настроен решительно, что он готов биться за страну, в смысле, бороться за независимое сильное государство до конца. Поверил, что сейчас третий исторический шанс (после 2005-го и 2015-го), и, если я не решусь сейчас, то будет нечестно по отношению к стране и самому себе. Сидеть на кухне и давать советы каждый может, а сделать… Для меня это стало вызовом.

"Еще несколько месяцев назад у меня были совершенно другие планы: уехать в Англию на учебу, развивать свой стартап, связанный, кстати, с образованием и культурой. Но встретившись и поговорив с президентом, я ему поверил."

- Какие цели ставите перед собой, идя на "госслужбу"? 

- Первое – это нахождение смыслов. В Украине есть гуманитарная сфера, в которой участвует государство: спорт, культура, театр, кино и т.д. Мы все - общество - тратим на нее N миллиардов гривен. И важно, чтобы государство и общество могло ответить на вопрос: для чего это все существует, какая цель, какие задачи, чего мы хотим достичь.  

Читайте также: Девушка на миллиард: что Кира Рудик из Ring сделает с украинским парламентом

Меня уже критикуют за то, что я сказал о достижении KPIs (система достижения ключевых показателей - ред.) в культуре. Я не говорю о KPIs количественных. В гуманитарной сфере… Давайте приведу понятный пример -  когда вы отдаете ребенка учиться рисованию, вы же видите, как он меняется-развивается? Не в смысле мастерства рисования, а во взаимодействии с другими людьми, поведенческие изменения. И вы понимаете, что он учится у хорошего учителя, и вы на правильном пути. 

Государство тратит миллиарды гривен на поддержку культуры. А как ему оценить, довольно ли общество «учителем рисования»? И это – задача, которую надо решить. Я пришел сюда для того, чтобы гуманитарная сфера поняла и осознавала, зачем она существует, чтобы это приносило максимальную пользу обществу, а деньги этого же общества тратились максимально эффективно.

- Вы все время повторяете “искать смыслы”.  Что вы вкладываете в это понятие? 

- У страны должна быть гуманитарная стратегия. Украина – часть динамично меняющегося мира. И украинцы в этом новом мире должны быть  успешными, удовлетворенными, счастливыми,  им нужны навыки, умения, понимание происходящего. И мы должны понимать, как сделать так, чтобы обеспечить им эту возможность. Речь об образовании, качестве социальных связей, уровне доверия в обществе. Есть вещи, над которым надо работать, чтобы все граждане страны были подготовлены к завтра, как бы это пафосно не звучало.  И смыслы - это часть стратегии, нам надо понимать, зачем, что именно  мы делаем для кино, театра, библиотек, музеев и т.д.

Владимир Бородянский, фото - архив StarLight Media

-  Есть шутка, что в каждом приличном министерстве есть комната со стеллажами, на которых пылятся стопки стратегий, на написание которых потратили миллионы, но потом не открывали.   В общем, о стратегии, визии, миссии, любит говорить каждый новый министр. Чем ваша стратегия развития гуманитарной сферы отличается от того, что озвучивали другие? 

- Не знаю, я не проводил сравнительный анализ. Мы  не заказываем стратегию у сторонних консультантов, мы делаем ее сами. Сейчас мы формируем мозговой центр, в котором выделены около десяти гуманитарных направлений. У каждого будет координатор, который соберет группу ученых, экспертов, представителей профессиональных сообществ, народных депутатов, государственных чиновников, которые найдут ответ на вопрос, зачем каждое из направлений гуманитарной сферы существует, как оно должно работать и взаимодействовать с другими направлениями, что мы будем делать,  как мы померяем, куда мы идем и что из этого получилось. 

Сейчас я встречаюсь с представителями индустрий и ищу, приглашаю людей для участия в мозговом центре. 

Читайте также: Восемь угроз для Украины. Как их будет решать партия Зеленского 

- Сколько людей вам нужно? 

- Я вижу около 10 направлений, каждому из них нужен координатор. Уже есть координатор направления "Музеи и заповедники", это Маша Задорожная. С остальными веду переговоры, я буквально три дня этим занимаюсь. 

- Какой дедлайн этого отбора? 

- В течение следующей недели сформируем все группы. Плюс мы делаем финансовый, юридический и аналитический блоки. Важно понять, какими именно финансовыми ресурсами мы располагаем в  гуманитарной сфере: госфинансы, местные финансы, донорские средства, возможно, что-то еще. Сейчас в стране нет единого источника, где можно взять цифру – на театры с учетом госфинансирования, грантов, дотаций, меценатских денег тратится столько-то, на библиотеки столько-то.  Эффективность расходов и понимание общей суммы с учетом всех источников финансирования – это важно.  

Все должны понимать, что у нас война, перестройка экономики, у страны совсем немного ресурсов. И моя задача – не приходить и просить увеличения финансирования, а сначала дать результат с тем, что есть. Надо понять, где мы есть, как это работает, что и как исправить, как это измерять, а уже потом, если нужно, привлекать дополнительные деньги. И есть понимание откуда именно можно привлекать деньги в гуманитарную сферу. Например, есть планы легализировать игорный бизнес. И деньги оттуда, как и во многих мировых практиках должны идти на развитие спорта и культуры. 

"Все должны понимать, что у нас война, перестройка экономики, у страны совсем немного ресурсов. И моя задача – не приходить и просить увеличения финансирования, а сначала дать результат с тем, что есть."

О ПЕРЕФОРМАТИРОВАНИИ ГУМАНИТАРНОГО БЛОКА

- Из вашего поста можно сделать вывод о том, что есть идея объединение трех министерств – Минкульта, Минспорта и  Миниформполитики в одну структуру.

- Да, такая идея есть. 

- А в мире есть подобные мега министерства, которые эффективно работают? 

- Да, подобная структура есть в Сингапуре, большинство гуманитарных функций собрано в одном министерстве в Англии. Важно уточнить, что у нас нет цели сделать огромное министерство с ворохом функций, если какое-то направление будет лучше работать, например, в Министерстве образования, оно будет туда передано. 

Мы хотим объединить три министерства, чтобы система, государство начали выполнять свои задачи. Но я не исключаю, что в процессе поиска смыслов этих направлений конфигурация может поменяться. Понимаете, сложно планировать, как куда-то прийти, когда никто не знает, куда хочет прийти. Поэтому с появлением смыслов система начнет работать намного эффективнее. 

Читайте также: (Не) по плану. Как в новой Раде собираются исцелять экономику?

-  Попытки натянуть KPIs на гуманитарную сферу были и до Вас, например, в стратегии Порошенко 2020 эффективность украинского спорта измерялась количеством олимпийских медалей. Вас, судя по всему, такой подход не устраивает? 

- Я не считаю, что количество медалей – это единственное мерило эффективности работы Минспорта. Сегодня утром я встречался с Владимиром Шумилиным, в недавнем прошлом вице-президентом федерации плавания, и мне понравилась его мысль о том, чтобы у нас были не только медали и мы видели как наши спортсмены завоевывают эти медали в разных странах, а чтобы жители других стран смотрели как наши спортсмены завоёвывают международные медали в Украине, чтобы мы проводили международные спортивные соревнования у себя дома на высочайшем уровне. Мне кажется, одной из задач могут быть здоровые дети, это юноши и девушки, которые учатся взаимодействовать друг с другом, учатся соревноваться по-честному и вырастают в самодостаточных людей. Еще одной задачей может быть показатель массовости спорта, например, какое количество людей занимаются спортом и как часто. Я предлагаю подумать о том, чтобы чуть шире посмотреть на задачи министерства и индустрии. 

- "Важнейшим из искусств для нас является кино", говорили большевики. А Владимир Бородянский может назвать важнейшее для Украины искусство в 21 веке? 

- Нет. Повторю еще раз: мы должны сформулировать смыслы, а уже потом – способы их достижения. Кино, например, – это способ достижения смыслов. У него есть крутая характеристика - оно массовое. Но ожидать, что, посмотрев кино, человек изменит свои ценности и поведение на следующий день, нельзя. Но ожидать, что он поедет на экскурсию в Чернобыль и что-то вынесет оттуда, можно. 

К тому же я понимаю и признаю, что я не являюсь специалистом во всех сферах. И я не собираюсь единолично решать, что важнее для страны. Поэтому моя задача собрать в команде умнейших людей и дать им возможность работать. 

- Считаете ли вы, что государство должно поддерживать креативные индустрии? 

- Я люблю вопрос - зачем? Мы должны понимать, какое общественное благо приносит эта господдержка. У государства должно быть понимание, что оно может донести или создать. Все просто.  Господдержка нужна там, чтобы создать и развить то, что нам - стране действительно нужно. 

Читайте также: Абромавичус: У Зеленского нет обязательств перед олигархами

- Не скромничайте, вы проработали на телевидение – очень гуманитарная сфера – почти двадцать лет, последние полтора месяца поизучали ситуацию в других направлениях. Топ-проблемы гуманитарной сферы вам уже понятны? 

- Какая задача любого министерства? Искать смыслы, вырабатывать политики -  устанавливать правила,  формировать политику, обеспечивать максимальную финансовую прозрачность распределения госденег. С абсолютным большинством  остальных задачам намного лучше справится профессиональное сообщество. Отвечая на ваш вопрос, сейчас невозможно выделить главные проблемы в гуманитарной сфере – она очень широка. Мы должны синхронизировать свои действия с Минобразования, Минздравом, которые не входят в мою сферу ответственности, но являются важными элементами гуманитарной составляющей. 

"Я понимаю и признаю, что я не являюсь специалистом во всех сферах. И я не собираюсь единолично решать, что важнее для страны. Поэтому моя задача собрать в команде умнейших людей и дать им возможность работать."

О СМИ И МЕДИАБИЗНЕСЕ

- Давайте поговорим о проблемах в знакомой вам сфере. В стране тотальная олигархизация телевидения: 80% телесмотрения сосредоточены в руках четырех телегрупп, принадлежащих олигархам. Это, на ваш взгляд проблема? 

- А по какому критерию это проблема? 

- Лоббирование интересов олигархов, манипулятивная составляющая в формировании картины дня…

- Если вы спросите меня, проблема ли, что те, кого у нас называют олигархами, имеют возможность влиять и манипулировать общественным мнением, то я отвечу – проблема.

Как ее решать?  В моем понимании, СМИ должны быть экономически независимыми. Это очень важно: их экономика должна быть связана с их деятельностью, они должны стать бизнесом. 

Второй вопрос – контроль и оценка контента, который эти СМИ продуцируют. Если этот контент манипулятивный, это плохо. Задача – сделать так, чтобы он был не манипулятивным. А вот над способами решения этой задачи надо думать. У меня нет сейчас ответа, каким будет механизм сокращения манипуляций, но я вас уверяю – он будет.

Владимир Бородянский, фото - архив Starlight Media

- Есть у вас идеи, как СМИ сделать бизнесом? 

-  Нет волшебной палочки, которой можно взмахнуть, и будет так, как мы хотим. С одной стороны, надо лучше использовать возможности, которые есть сейчас: например,  в следующем году медиагруппы смогут собрать с провайдеров кабельного телевидения до 1 млрд грн. Процесс построения сотрудничества медиагрупп и кабельных операторов был долгий и непростой. И несмотря на взаимное недоверие, упреки и конфликты,  в результате совместных усилий, именно совместно, медиагруппы и кабельные операторы смогли в разы вырастить рынок платного ТВ в Украине, и на сегодняшний момент - это один из самых быстрорастущих рынков в стране. Это один из элементов экономической стабильности рынка. И эти деньги идут на создание качественного украинского контента. Это один из механизмов. 

С другой,  возможности монетизации СМИ напрямую зависят от экономического успеха государства. Задача медиа фундаментальная – быть медиатором  между властью и обществом, рассказывать первым, что происходит в обществе и наоборот.  Если же медиа создается с целью манипулировать – тогда  этот фундаментальный баланс нарушается. 

- Ранее вы говорили, что ТВ-рынок Украины переполнен, и на нем должно остаться 2-3 телегруппы...

- Да. Это процесс, и он идет. Я уверен, что экономическая целесообразность для этого бизнеса - основная цель. И уверен, что этот процесс в Украине придет к своему логическому завершению.

Читайте также: Опять цензура? Как Печерский суд может заблокировать любое медиа

- Как вы считаете, есть какова заслуга телевидения в успехе Зеленского на выборах? 

- На человека влияет много факторов. То, что он видит каждый день, и это не только телевидение - влияет на его выбор.  В какой мере – это уже другой вопрос. Безусловно, телевидение повлияло в том числе. Конечно, к этому добавилось и разочарование, и желание перемен, и многое другое.

О ПРОПАГАНДЕ, КОНТЕНТЕ И ЯЗЫКЕ РФ

- В последние пять лет в гуманитарном блоке появились, меры по ограничению русского языка, российского контента. Какое ваше видение в этом контексте, что с этим делать? 

- Смотрите, на Украину напали. У нас отняли часть территории, на другой части территории развязали войну. Поэтому да, я считаю, что российский продукт должен быть запрещен. Потому что те смыслы, которые будут зашиваться в этот продукт, несут угрозу национальной безопасности. 

Если вы хотите построить украинское сильное независимое государство, у нас должны быть ответ, как мы это строим и информационная политика – часть ответа. 

- Тогда стоит ли Украине заниматься контрпропагандой, создавать продукт, который вкладывает правильные смыслы, например, для российскоориетированной части населения? 

- Украина - не Россия. Я считаю, что мы другие. И способы достижения целей у нас должны быть тоже другие. Мы только что говорили о критическом мышлении. Я считаю, что нация будет сильной и Украина будет сильной, когда население будет разбираться в сути происходящего. Это очень высокая цель, но мы должны пропагандировать те модели поведения, которые считаем успешными для страны. Мы строим свою страну, и нужно популяризовать то, что делает нас конкурентоспособными в мире, то, что делает нас сильнее. Не нужно повторять то, что делает враг. Наши ответы должны быть ассиметричные.   

"Украина - не Россия. Я считаю, что мы другие. И способы достижения целей у нас должны быть тоже другие."

- Последний вопрос. Что для вас может стать красной линией в работе с Зеленским, чтобы вы ушли из команды? 

- Есть интересы общества, интересы страны. Если мы их определили и согласовали, то мы не должны останавливаться на пути к их достижению. Поэтому,  для меня красной линией будет, если в важных вопросах начнем быть конъюнктурными. Красная линия – это делать что-то, что разъединяет страну. И третья линия – делать что-то ради денег, а не по убеждениям, не по совести. 


Последние новости