Резонанс | Шмыгаль не только нам позволял работать. Главное из интервью владельцев Эпицентра

18.05.2020, 09:45
Шмыгаль не только нам позволял работать. Главное из интервью владельцев Эпицентра - Фото
Владельцы Эпицентра Галина и Александр Гереги. Фото - Lb.ua/Макс Требухов

Александр и Галина Гереги о работе Эпицентра в карантин, деньгах, рынке земли,премьере, президенте и футболе. Главное из большого интервью LB.ua

Владельцы сети торговых центров Эпицентр и агрохолдинга Эпицентр Агро Александр и Галина Гереги дали большое интервью изданию Lb.ua, в котором рассказали о бизнесе в карантин, деньгах, политике и участии в борьбе против коронавируса. 

LIGA.net выбрала самое интересное и беседы.

Читайте нас в Telegram: проверенные факты, только важное

О гуманитарном рейсе Мрии

Государственного груза на Мрие не было. Офис Президента также понимал, что им нужна Мрия. Получив информацию, что уже есть контракт, подписанный Эпицентром, обратился к нам. Но когда они проработали этот вопрос более основательно, оказалось, что из-за проблем со стороны Китая у них груз не готов ни на 16, ни на 17, ни на 23 апреля. Их груз прилетел 6 мая. Когда выяснилось, что их груз не готов, а наш готов, контракт подписан, оплачен, было принято решение - поскольку это для Украины груз в огромном количестве на гуманитарные цели, на благотворительность - встречать должен президент.

Груз был частично гуманитарный, частично коммерческий. Мы - нормальная коммерческая структура. Рейс стоил $1 300 000. Это только стоимость авиаперевозки, без стоимости груза.

Из 116 000 костюмов, которые были в Мрие, 75 000 мы распределили по рекомендациям Минздрава по всей Украине. 75 000 комбинезонов и 30 000 очков, пошли на гуманитарку. 2 млн масок из этой партии ушли также в медицинские учреждения, 500 000 масок мы оставили для нужд компании, так как работникам каждый день нужно маски менять. И только часть масок - для торговли.

Присоединяйтесь к Instagram Liga.net - здесь только то, о чем вы не можете не знать

О работе Эпицентра в карантин

Мы обратились с письмом к премьеру [о возможности работы в карантин] и в течение одного дня действительно получили ответ. Я, скажем, не очень одобряю то, что происходит сейчас в Украине. В Польше ни один строительный супермаркет, ни учреждение, которое продает хозтовары, не закрывались. Я считаю, что все строительные магазины должны работать. При жестком режиме санитарного контроля, конечно. А что касается Эпицентра, то это не строительный магазин. Доля нашего строительного направления лишь 6,9%.

Сожалею, что не настоял на этой позиции, что работать должны все магазины бытовых товаров. Поймите, это не вопрос конкуренции, мы ее не боимся, мы ее любим, она нас стимулирует. Этот вопрос экономики страны. Мы не работали на полную мощность - где-то на 30-40%. Январь-февраль был результативным, затем половину марта мы еще работали в обычном режиме. Но в апреле уже идет существенный спад по сравнению с прошлым годом. 

Шмыгаль же не позволял только нам работать. В этом постановлении речи не было об Эпицентре конкретно. Мы просто хотели разъяснения. Потому что когда закрыли все магазины, у нас начались проверки. Сколько их было за все время? Более четырехсот. Поэтому мы хотели разъяснение, мы правильно двигаемся или неправильно.

О письме к Виталию Кличко

Во-первых, сегодня у меня закончился больничный - я на больничном где уже третий месяц. Ольга Александровна, моя помощница, сделала ошибку [написав письмо к Кличко с предложением о покупке масок].

Мы ее десять раз спрашивали: Ольга Александровна, скажите, как же так. Она сказала, что не может этого объяснить. И смех, и грех. Да, она всем разослала письма. Хотела помочь компании, проявила излишнюю инициативу. Думала, что так будет весомее и привлечет внимание. Привлекло.

Об Эпицентре в РФ, Крыму и Донбассе

В России мы не работаем. К 2014 году у нас было открыто там три офиса. Мы провели встречи с 21 губернатором, были готовы заходить полномасштабно в Россию. Шли не захватывать, а завоевать рынок раз и навсегда. Но Бог нас остановил и не дал нам что-то приобрести там.

Абсолютно мы никакого отношения к этим объектам [в Крыму] не имеем. Так же как и на оккупированном Донбассе. Кому они подконтрольны, мы не знаем, мы только знаем, что один [магазин] в Луганске сожгли, один работает.

О рынке земли и аграрном бизнесе

Почему я не голосовал за рынок земли? Во-первых, я был на больничном. Во-вторых, аграрии против этого. Сначала необходимо сделать полностью весь аудит земельного банка Украины. Восстановить кадастр, чтобы мы четко понимали, где чья земля и сколько у нас есть земли в целом. Далее нужно принять правила игры. Вот пока это не работает, я не мог голосовать за этот закон. Мы не готовы к этому. Хотя, я считаю, что некоторую часть земли все же нужно продать, и продать дорого. Государственную землю 5 млн гектаров можно продать по 20 000 за гектар и заработать 100 млрд и вложить их в строительство автострад, чтобы Украина стала большой транзитным государством.

Я за продажу земли. Только цивилизованно и сначала надо навести порядок в этом. Мы сейчас на стадии переговоров с серьезными банковскими структурами, которые могут аккумулировать большие средства. Потому что если открыли шлюзы, то в принципе покупать землю нужно.

О президенте, премьере и работе в парламенте

Президенту сколько нужно времени чтобы разобраться? Чтобы ему разобраться во всем - хотя бы два года нужно. Я сейчас стою на том, что надо дать возможность ему поработать.

[О премьере] Я считаю, что каждому руководителю нужно дать время, чтобы он сначала изучил хозяйство, а дальше мог нормально работать. Я вам расскажу, что делал бы Александр Владимирович Герега на месте премьера. 22 года назад мы приехали с Галиной в Польшу. Разговариваем с нашими бизнес-партнерами.

Я им говорю: Слушайте, у вас дорог вообще нет.

Украина тогда еще не имела такого транспортного потока, и советские дороги были более или менее нормальные - не было ям, так как в Польше.

Я говорю:  Сколько вы их будете делать?  

Они: Двадцать лет.

Мы посмеялись над ним. Мы приезжаем сейчас в Польшу - вся страна в автобанах. Мы не можем внутри страны выделять средства - они должны прийти извне. А внутренние средства, более 100 млрд, должны пойти на дороги местного значения. На межрайонные дороги, которых вообще не существует.

[О работе в парламенте] Даже в доброй старой Англии быть в оппозиции трудно. А в Украине, России и других странах - это смерти подобно. Мы уважаем институт президентства. Большой бизнес не может быть в оппозиции.

О любви к футболу

Была идея купить ФК Карпаты. Мы встречались с одним из владельцев клуба, разговаривали, но Карпаты не продавались. Но даже если бы продавались, меня футбольный клуб не интересует. Я хочу приезжать на футбольный стадион и оттуда выйти с нормальным настроением, а не чтобы сердце выпрыгивало.

У нас с Галиной Федоровной есть продолжение нас - это [сын] Тарас Герега. Он, как вся наша семья, фанат футбола. Сейчас он занимается проектом социально-спортивной школы Фонда Реал Мадрид в Украине. Первая школа - в Тернополе, вторая - в Ирпене, третья - в Хмельницком, четвертая будет в Киеве. Это внеклассное воспитание детей, в большинстве из неблагополучных семей, социальный проект, который финансирует Эпицентр.

То есть футбол - это часть нашей жизни, поэтому вполне логично, что мы интересуемся тем, что происходит в футбольном мире Украины.

О богатстве

Для меня это не главное. Я не знаю, кто делает эти рейтинги, но всегда смеюсь из этих оценок (НВ оценило состояние Герег в $930 млн. - Ред.). К нам никто не обращался, не смотрел ни финансовые показатели, ни наши инвестиции в капиталовложения.

Оценивайте сами: система Эпицентр инвестирует в среднем $300 000 000 каждый год в экономику Украины. И только в Украине.

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии

Последние новости

Спецпроект"Китай" на Днепре: коронакризис дарит экономике Украины шанс. Что надо сделать