27.05.2019, 09:08

Сергей Касьянов, KSG Agro. О Зеленском, Тигипко, НБУ и свиньях

Сергей Касьянов, фото - zerno-ua.com

Интервью с собственником агрохолдинга KSG Agro Сергеем Касьяновым. Почему украинских свиней сейчас никто не купит

В последние пять лет аграрный бизнес Сергея Касьянова - свиноводческий холдинг KSG Agro - преследовали неудачи: потеря активов в оккупированном Крыму, многомиллионные долги и длительные переговоры с кредиторми, африканская чума свиней. Кроме того, Нацбанк вывел с рынка принадлежавший ему КСГ Банк. Часть проблем решается. Бизнесмен завершил реструктуризацию кредитов, приобрел нового стратегического партнера в лице Сергея Тигипко, занялся развитием бионергетики.

В интервью LIGA.net днепропетровский бизнесмен рассказывает о зависимости агробизнеса от политики, взаимоотношениях с НБУ, перспективах продажи бизнеса и ожиданиях от смены власти в стране.

- Вы заявляли, что поддерживаете Владимира Зеленского. Чего вы ожидаете от нового президента?

- При Петре Порошенко в агросекторе процветало рейдерство и при этом отсутствовала всяческая поддержка бизнеса со стороны Министерства юстиции, которое было активным участником процесса. Снижение платежеспособности населения, нарушение рынка сбыта нашей продукции, да и вообще тотальный бардак – вот основные "достижения". Он не аграрий, не разбирается, ничего не понимает в этом.

Читайте также: Не повод для шуток. Какая экономика досталась Зеленскому

- Зеленский тоже вряд ли понимает.

- А необязательно президенту знать, нужно человека опытного назначить.

- Так чего вы ожидаете от новоизбранного президента Зеленского?

- Чтобы навел порядок, дал возможность бизнесу спокойно работать. Слушайте, я политикой не занимаюсь. Буду заниматься – буду рассуждать о политике.

- Вы хорошо знаете, как устроена украинская политика (Касьянов был депутатом Рады 4 созыва и экс-губернатором Днепропетровской области. - Ред.). Есть желания вернуться, например, в парламент?

- Не то, чтобы я хотел. Вопрос в том, нужно ли это, поможет ли это развиваться нашей стране.

- Юрий Косюк (владелец холдинга МХП - Ред.) тоже думал, что поможет. Но, по его мнению, запрос на бизнесменов во власти иссяк. К его советам не прислушались, и он ушел. Вас Зеленский будет слушать, как думаете?

- Рано об этом говорить.

Читайте также: Тигипко, Косюк, Жеваго, Бахматюк. Что в голове у олигархов 

 - Вы в первую очередь бизнесмен или политик?

- Бизнесмен. Такие люди, как я, в политике – вещь неправильная. Но в какой-то момент все может измениться. Ведь Зеленский пришел на пять лет, а он тоже бизнесмен. Я жду порядка и содействия развитию бизнеса, а не ситуации, когда из предпринимателей высасывают все соки на взятки, откаты, поборы под разными предлогами. Я жду, что возродят рабочие места и перестанут "маски-шоу" устраивать. Посмотрим.

- Министра АПК нет уже больше года. Кого бы вы хотели видеть во главе главного аграрного ведомства?

- Мне все равно, у меня нет какой-то кандидатуры. Главное, чтобы это был менеджер, понимающий специфику развития агросектора. Не вор. Человек должен понимать, куда можно и нужно потратить ресурс.

- Вы говорите о дотациях? Они нужны?

- Конечно. Они должны быть.

Читайте также: Дотации богатым. 5 вопросов и ответов о господдержке аграриев

- Вы получаете дотации?

- Не получаем сейчас. В прошлом году, когда сумма дотаций коррелировалась с НДС, получали. Сейчас нет.

- Почему? Не оформляли?

- Мы пытались. Но это невозможно. Там куча проблем: не тогда ввели в эксплуатацию, лишняя точка, закавырка. Мы потратили кучу времени, но поняли что сражаться бесполезно. Мне ближе понятная система, когда заплатил НДС – получил дотацию. А эти бюрократические игры не стоят усилий. Честно.

- Международные кредиторы - U.S. EXIM Bank, Креди Агриколь Банк, немецкая компания Big Dutchman - списали компании 67% долгов. Расскажите, как вам удалось получить от инвесторов добро на 2/3 hair-cut? Ведь это как феномен Олега Бахматюка (владелец компании UkrLandFarming - Ред.), который сумел несколько раз подряд реструктуризировать задолженность по евробондам, изменив не только сроки выплат, но и суммы.

- Ну, во-первых, украинским банкам, у которых нет денег, мы все до копейки выплатили (улыбается). А тем европейцам, у которых деньги есть, сказали, что у нас форс-мажор, мы потеряли $25 млн. Мы объяснили, что у них есть два пути: либо разрушить наш бизнес, требуя полного погашения задолженности, либо согласиться на наши условия по реструктуризации. Там же умные люди – они выбрали вариант, при котором получили 33% своих денег, но за один раз, а не все - в течение нескольких лет.

Главный язык в такой коммуникации – это честность. Везде надо быть честным, люди это чувствуют. Этим же мы руководствуемся и в работе с инвесторами. 66% компании мои, остальное – в свободном обороте. И котировки с начала года на Варшавской бирже выросли на 22%.

-  Долговая нагрузка KSG Agro в 2014 году была $55,6 млн. Какова она после реструктуризации?

- По состоянию на конец 2018 года, осталось $23,9 млн.

- То есть ваши кредиторы потеряли миллионы, выбрав из двух зол меньшее?

- Они не теряли миллионы. Мы же когда брали экспортное финансирование, им за эти средства заплатили: брали $10 млн, $1 млн за него заплатили. Эти деньги у них накапливаются. Да и потом, не у всех же компаний проблемы. Эти риски у них заложены изначально. Они понимают, что Касьянов в карман себе денег не клал, что это реальная жизнь, так сложилось. И идут на уступки.

- У вас есть несколько компаний, занимающихся  коммерческой недвижимостью в Киеве и в Днепре, вот ресторан, в котором мы встречаемся, тоже ваш. Вы дотируете агробизнес с помощью этих направлений?

- Я не дотирую в прямом понимании. Но когда надо, помогаю, например, в сложное время мы выдали $10 млн кредит, который входит в $23,9 млн долгов KSG Agro.

Читайте также: Гонтарева: Коломойский следит за мной даже в Лондоне

- У вас был банковский бизнес - КСГ Банк, которым вы владели вместе со скандальным экс-депутатом Алексанром Шепелевым. И его, как и финучреждения Бахматюка, Анатолия Юркевича вывели с рынка. 

- Это абсолютный беспредел.

- А что сейчас с банком, вкладчикам выплатили их деньги?

 - Что с банком? Ничего. Людям все средства выплатили, у нас хватало там денег. Параллельно миллионов семь еще выплатили себе работники временной администрации банка. Наши все деньги потратили. Если бы они не пришли, у нас всего внутри хватало. Они все взяли, незаконно разрушили, высосали…

- Вы говорите практически фразами Бахматюка. 

- Это беспредел. Несколько миллионов долларов мы с ликвидацией банка потеряли. И бизнес потеряли работающий, он никому не мешал, был платежеспособный.

- Ваши коллеги по несчастью выдавали кредиты своим же компаниям. У вас были связанные кредиты?

- У нас был один кредит, который полностью покрывался депозитом KSG. У нас не было дефицита ликвидности, нас не поэтому закрыли. Нас обвинили в том, что мы отмываем деньги РФ, чуть ли не сепаратисты. Мы пришли в суд, суд посмотрел, что  нет никаких оснований, и отменил решение НБУ. Были кассации, апелляции, в общем, это незаконное решение. Они обязаны были восстановить деятельность банка.

- А вы для этого что-то делали?

- Зачем? Каково быть банком в стране с таким Нацбанком? Мы не хотим заниматься банковским бизнесом.

- У Сергея Тигипко, которого вы называете своим стратегическим партнером, с банками все получается.

 - Для него это основной бизнес. Да, его ТАСкомбанк рефинансировал все наши займы, увеличил кредитный лимит. Поэтому я называю его стратегическим партнером.

Читайте также: "Рынки сошли с ума". Тигипко объяснил, почему скупает активы

- Он сейчас очень активно скупает интересные активы. Вы ведете с Тигипко переговоры о продаже?

- Банка у нас нет. А аграрный бизнес… Нет, мы не продаемся Тигипко. Тигипко нас покупать не собирается. Он не хочет свиноводство, считает эту отрасль очень рискованным бизнесом. Он занимается растениеводством, и то не в Днепропетровской области. В Днепре он свои активы продал - пошел туда, где больше влаги. Правильно делает.

- Вы тоже часть своих активов недавно продали депутату Днепровского горсовета Василию Астиону, который в хороших отношениях Виталием Хомутынником. Это была рыночная сделка или агрессивное поглощение?

- Нет, все честно было. С Астионом у нас нормальные взаимоотношения, мы с ним до этого проводили сделки и по обмену, и по продаже земли.

 - Один из ваших главных конкурентов в свиноводстве – Борис Колесников. Недавно он провел реструктуризацию структуры собственности. Вы за ним наверняка следите, как у АПК-Инвеста дела? 

- По бизнесу неплохо, вроде. Ничего радикального я не слышал. По объемам, динамике у него все нормально.

- Почему у него нет проблем в отличие от вашего бизнеса? 

- Это у него лучше спрашивать.

- Вам поступали предложения о покупке KSG Agro?

- Нет. Кому оно надо сейчас, в стране с АЧС?

Читайте также: Очумелые свиньи. 10 фактов об африканской чуме свиней

- А инвестора ищите для свиноводческого бизнеса?

- Только в новые проекты. Мы хотим развивать собственный племенной репродуктор для выращивания свиней, стать вертикально интегрированной компанией вплоть до собственной переработки и розничной сети. Но это не вопрос ближайшей перспективы, это потом, позже будет. Пока я планирую в следующем году инвестировать в бизнес около $1 млн. Это расширение племенного поголовья, комбикормовый завод.

- Какие сферы бизнеса вы считаете наиболее перспективными для вложений помимо АПК?

- Конечно же порты, логистика. Но главное для развития – чтобы нам не мешали. Плюс нужно урегулировать вопрос уровня правительства – кредит МВФ брать или не брать, на каких условиях? А, может, выгоднее провести переговоры, чтоб нам, как Польше, долг срезали. Или растянуть срок погашения. Надо смотреть.

Читайте также: Совет миллионеров. Куда вкладывать деньги на пороге рецессии


журналист Liga.net
Мария Бровинская
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
Загрузка...