09.01.2019, 10:50

Глава 1+1: ТВ не представляет другого интереса, кроме политики

Александр Ткаченко. Фото - Андрей Гудзенко, Liga.net

Интервью с генеральным директором 1+1 Media Александром Ткаченко

Медиагруппа Игоря Коломойского в прошлом году не раз выступала в роли возмутителя спокойствия на украинском медиарынке. Не стал исключением и последний день 2018-го: на телеканале 1+1 вместо традиционного поздравления президента зрители увидели обращение лидера проекта "Квартал 95" Владимира Зеленского. Популярный шоумен развеял интригу последних месяцев, заявив, что будет баллотироваться в президенты.

Глава "плюсов" Александр Ткаченко не видит здесь ничего особенного: он уважает институт власти, но встречу Нового года "по отмашке" называет "совковым рудиментом". Главная задача менеджера сейчас — уйти от дотаций собственника и сделать 1+1 здоровым бизнесом. Способов выйти на окупаемость несколько: помимо рекламы "плюсы" надеются зарабатывать на продаже контента и кодировании спутникового сигнала, запуске новых HD телеканалов и копродакшене с иностранными партнерами.

Журналисты LIGA.net около часа беседовали с главой 1+1 о проблемах холдинга, грядущих выборах и Зеленском, отношениях с владельцем группы Игорем Коломойским и контрах с регулятором. Ткаченко практически не избегал острых вопросов. Но конкретных бизнес-цифр он по-прежнему не называет.

Александр Ткаченко, фото - Андрей Гудзенко, Liga.net

О ЗЕЛЕНСКОМ И ВЫБОРАХ

- История с новогодним поздравлением до сих пор не дает покоя пользователям соцсетей и политикам. Вы же на критику отреагировали достаточно резко, назвав негодующих пользователей ботами. Многие восприняли появление Владимира Зеленского вместо Петра Порошенко не как шутку, а как почву для очередного политического конфликта. Имело ли это какие-либо последствия для репутации канала и для вас лично? Вы до сих пор считаете, что критики Зеленского и плюсов – боты?

- Я понимаю, что всегда есть разные мнения. И все, что мы делаем, как раз и призвано показать возможность альтернативной точки зрения. Собственно, и история про Зеленского в новогоднюю ночь тоже про это. Мы, хоть и коммерческие медиа, но уважаем институт власти, поэтому оставили традицию выступления президента. И, кстати, с точки зрения смотрения, он получил больше охвата именно на Плюсах. Но встречать Новый год "по отмашке" старшего товарища считаю совковым рудиментом. Пора отвыкать. В странах Европы выступления лидеров стран показывают и не все каналы, и в то время, которое считают возможным. Как и мы в этот раз. Думаем над тем, чтобы в следующий раз показать около 19.00

Но та реакция, которая возникла, говорит о том, что нам пытаются навязать историю про отсутствие выбора. Про единственно возможный вариант. И вот тут я против. Потому что на самом деле дискуссия свелась к тому, как Зеленский все-таки посмел? Ответ простой - имеет право.

Встречать Новый год "по отмашке" старшего товарища считаю совковым рудиментом. Пора отвыкать

- В своем последнем интервью ваш акционер, Игорь Коломойский, назвал себя марионеткой Зеленского. Что вы думаете на этот счет и не считаете ли холдинг зависимым от проектов этого кандидата на пост президента? Ведь, по сути, Квартал, с которым у 1+1 контракт до 2021 года, теряет свое первое лицо.

- Ну, во-первых, Квартал – это большая машина, огромная компания. В отличие от Святослава Вакарчука, петь вместо которого никто не смог бы, пойди он в президенты, появиться вместо Зеленского на сцене есть кому. Это большой коллектив артистов, авторов, режиссеров, это разные команды, которые работают над разными проектами. Есть команда, которая отдельно работает с сериалами и так далее. Есть, конечно, вопрос, потому что Володя — драйвер этого процесса. И как будет дальше – сложно сказать. Но давайте переживать приятности и неприятности по мере их поступления.

Я лично считаю и всегда открыто говорил об этом и Володе, и Славе, что если кто-то из них пойдет в президенты, то для общества это будет хороший сигнал. Если все будет оставаться, как прежде, выбор без выбора, это застой и откат назад. Все-таки после Революции достоинства достаточно большое количество молодых людей появилось во власти. И если и были какие-то изменения, то только потому, что они были инициаторами, толкали эти изменения.

- Вы будете голосовать за Зеленского?

- Когда будет понятна вся панель, я прокомментирую. Это как игра в шахматы или в шашки – пока на столе нет всех фигур. Предвыборная игра еще не началась. Бессмысленно гадать. Поговорим после регистрации всех кандидатов. 

- А вдруг соцопросы рисуют правдивую картину и во второй тур пройдут Зеленский и Юлия Тимошенко, каким будет ваш выбор?

- Вот когда они останутся, я скажу (смеется). Слишком безответственно делать какой-то выбор на этом этапе. И мы все-таки медиа. Наше дело – показывать, как оно есть. Другое дело - моя личная позиция. Но именно потому что я — в медиа, промолчу пока что.

В данной ситуации политической меня смущает то, что уровень цинизма и манипуляций на ценностях достиг такого предела, который даже тренированные шоу-бизнесом люди и предположить некоторое время назад не могли. Я думаю, это сильно отдаляет нас от ценностей, из-за которых случился Майдан, от справедливой политики и честных взаимоотношений в ней. 

- Но вы же и поддерживаете как медиа распространение этих фейковых ценностей, показывая рекламу кандидатов. Например, когда голос из преисподней говорит: "Шановна Україно!" и начинаются фейковые обещания, на которые покупаются простые малообразованные люди.

- Смотрите, реклама политическая, как и реклама коммерческая, маркируется. Это реклама. Группа на этом зарабатывает. А если мы говорим о новостях и наших проектах, то мы как выступали, так и выступаем за то, чтоб они были максимально объективными.

- Ну вот смотрите, вам нельзя рекламировать алкоголь и сигареты, а вот политиков, чтобы люди сходили с ума, можно…

- Как только законодательно будет принято решение о запрете политической рекламы, мы будем его выполнять.

- В этом году вы уже заработали на Юлии Тимошенко, на соратнике и партнере Коломойского Александре Шевченко.

- Мы зарабатываем не только на озвученных вами кандидатах, на разных.

- Сколько все же заработали на избирательной кампании?

- Это какой-то куш. Наши расценки на политическую рекламу давно опубликованы. Любой желающий может просчитать вес политической рекламы в соответствии с ними. Что-то уже получилось, но это несущественная часть. Учитывая и президентские, и парламентские выборы, политическая реклама, по нашим прогнозам, может составить больше, чем в обычный год. 

- Как вы регламентируете частоту появления разных политсил в эфире своих телеканалов?

- Мы находимся в законодательном поле. И это не предполагает возможности не давать другим участникам места, если мы дали возможность рекламироваться какому-либо кандидату. Группа обязана предоставить эфирное время. Это проблема для нас с точки зрения коммерческой рекламы, ведь эфирное время не резиновое. Но надо вносить коррективы. Не хотелось бы делать длительные брейки, поэтому у нас идет постоянный диалог с коммерческим отделом, чтобы традиционный рекламодатель при этом не пострадал.

О МАРЧЕНКО И ТАНЦАХ

- Давайте еще чуть-чуть о политике. Как дорого вам обошлось участие в проекте Танцы со звездами супруги Виктора Медведчука Оксаны Марченко?

- Инициатива приглашения ее в проект обсуждалась вот за этим столом, за которым мы с вами сидим. Мы подходили к выбору героев, исходя из медийности персоны. В этом сезоне в проекте участвовало большое количество знаковых персонажей. Но, очевидно, и это был урок для меня, мы недооценили ожиданий наших зрителей по отношению к каналу, к его информационной политике.

Мы недооценили ожиданий наших зрителей по отношению к каналу, к его информационной политике

- Но первыми отреагировали сотрудники канала, и довольно резко.

- Да, был всплеск внутри коллектива, от коллег из новостей. Когда мы потом прочитали комментарии зрителей, я для себя вынес определенные уроки: то, что возможно делать кому-то, непозволительно делать нам. Мы все вынесли определенные уроки.

- На Танцах вы, помимо рекламы, зарабатываете?

- Танцы в этом году практически приблизились к положительной маржинальности. Но я крайне доволен, потому что такой недешевый проект способен прийти в состояние экономического оправдания. Это очень хороший продукт, и у нас есть все шансы в следующем году на нем заработать.

- Сколько стоит один выпуск?

- Не $10 000.

- Около $30 000, как серия сериала?

- Дороже. Недешевое это удовольствие. Наверное, и Танцы, и Голос для нас как для канала самые затратные проекты.

- Есть ли какие-то обязательства перед каналом у участников тех же Танцев?

- Нет. У нас есть контракты с ведущими, со звездами мы стараемся договариваться. Понятно, что на время участия они должны ходить на тренировки и участвовать в постановках. Конечно, не все понимают, насколько сложный путь им придется пройти, а потом втягиваются.

- А Марченко покинула шоу сама или этому поспособствовали?

- Ну что вы, как я могу повлиять на здоровье.

- У Коломойского не было вопросов по этому поводу?

- А он не знал о том, что ее пригласили. Но когда узнал, позвонил и спросил, в чем был тайный смысл. Я объяснил, как есть на самом деле. Он засмеялся и сказал: "Держись".

Александр Ткаченко, фото - Андрей Гудзенко, Liga.net

О МЕДИАРЫНКЕ

- Расскажите, как вы прожили 2018 год?

- Знаете, столько всего случилось, что не хочется, чтоб он заканчивался. Не хочется, чтобы какие-то проблемы перешли в новый, 2019-й год.

- Вы о чем сейчас?

- (вздыхает) Наверное, если спросить каждого человека в нашей компании, чего бы мы хотели, вам все ответят одинаково. Мы хотим стать здоровой бизнес-компанией.

- В прошлом году мы говорили об этом. Вы планировали, что точки безубыточности достигнете ранее, чем через 5 лет. Планы не изменились?

- Мы продвинулись в этом направлении. Все идет по плану. Мы работаем не только над расходами с точки зрения того, как их сократить, но и над диверсификацией доходов. Рынок растет определенными темпами, мы продолжаем расти не только в традиционной рекламе и спонсорстве, но и в других своих проявлениях – продаже собственных прав, работе в цифре, дистрибуции, диджитале.

- Вы говорите, что рекламный рынок растет. Как это выражается в цифрах?

- Рост за последние два года составил около 30%. В следующем году мы ожидаем рост не менее чем на 25%.

- Будет ли этому способствовать политическая составляющая?

- Мы никогда не учитываем политическую составляющую в наших прогнозах. Никогда неясно, какой она будет.

- То есть вы не намерены зарабатывать на агиткампаниях?

- Группа будет зарабатывать, но мы не учитываем эти цифры в своих прогнозах и оценках, если говорим про бизнес. Корреляция очень некорректная. Мы занимаемся бизнесом, а не политикой.

- Какова доля спонсорства и прямой рекламы в общем рекламном пироге?

- Я думаю, доля спонсорства растет и сегодня составляет около 15% от прямой рекламы. Это случилось, потому что мы хотим работать не только с рекламодателями напрямую, но и с рекламными агентствами. Мы задумались и уже убедили наших рекламодателей принимать участие в качестве спонсоров в таких наших проектах как Танцы со звездами, Голос страны, Школа. Также начата работа с сериалами.

- В соцсетях, да и в обществе, наверное, в целом, очень много критики о продакт плейсменте в сериале Школа, например.

- Давайте не путать продакт плейсмент в Школе и в фильмах. Вот в фильмах эти проявления очень навязчивые, а в Школе – все в рамках разумного.

- То есть показать в течение серии несколько десятков раз крупным планом чипсы или Fanta - это ненавязчиво?

- (смеется) Тридцать раз за тридцать серий – это нормально.

- Повлияли ли как-то на ваши доходы пертурбации в Starlight, когда команда сейлов, коммерческий департамент во главе с Андреем Партыкой по сути дистанцировался в отдельную структуру?

- Нет, перетока клиента не было. Мы же не участники того, о чем нельзя говорить (Рекламный Альянс. – Авт.). Просто его не существует, поэтому и говорить не о чем. Нам сложно что-то сказать о коммуникациях рекламодателей со StarLightMedia или с другими участниками рынка.

 - А существует ли правило эксклюзива для рекламодателей – условие, при котором размещаться можно только на Плюсах и нигде больше?

- Нет, такого правила у нас нет. Рекламный рынок – это такая тонкая материя. Когда о нем начинаешь говорить, очень важно его не разрушить. В этой шутке о "том, о чем нельзя говорить", есть, конечно, доля шутки. Но мы все за то, чтобы рынок рос, это самое важное. Начинать бросаться друг в друга камнями ни в чьих интересах.

- Реклама подорожает в новом году?

- Несколько повысятся цены, да.

- Какие причины подорожания?

- Рынок рекламы находится в стадии роста: потребность в продвижении товаров растет и, соответственно, спрос также увеличивается. Было бы странно, если бы мы не попытались удовлетворить потребность рекламодателей на взаимовыгодных условиях.

- А что в Старлайте Виктора Пинчука происходит? Недавно оттуда ушел генеральный директор Владимир Бородянский.

- Для рынка, я думаю, это в определенной степени потеря, потому что Бородянский был в хорошем смысле двигателем многих инициатив и в случае конфликтов умел модерировать разные ситуации между такими активными гражданами как я, например, и госорганами. Я не знаю, кто сейчас возьмет смелость быть таким драйвером. Мы с Володей вместе в последнее время достаточно активно инициировали многие вещи. И нам было проще сначала выработать общее мнение, чтоб потом было проще говорить с коллегами-оппонентами об общих индустриальных проблемах.

В какой-то момент после 2014-го, когда денег не стало, мы с ним решили, что соревноваться интеллектом менеджеров и талантов все-таки намного интереснее, чем быть яркими, но убыточными компаниями. И это стало стимулом для многих инициатив: изменений в киноиндустрии, платном ТВ, повышении квоты украинского языка.

Александр Ткаченко, фото - Андрей Гудзенко, Liga.net

- С Александром Богуцким будет сложнее?

- Я Сашу давно знаю и думаю, что сложнее не будет. Но Бородянский в части индустриальных инициатив был очень активен. Рассчитываю, что сможем выстроить конструктивный диалог и с Михаилом Царевым (исполнительный директор EastOne, и.о. директора SLM - Авт.).

- Не связан ли уход Бородянского с грядущими выборами?

- Я думаю, что это их внутренние процессы, и это лучше у Володи спросить.

- А чем он будет заниматься дальше, знаете?

- Примерно он мне рассказывал, но вам лучше спросить у него. Я не могу за него говорить.

- Могли ли Старлайт купить? Мог ли его Пинчук продать?

- Вряд ли. Я не думаю, что это (смена топ-менеджмента – Авт.) может быть связано с какими-то избирательными перипетиями. И сейчас на той точке, на которой находится телевидение, кроме как политического, никакого другого интереса оно не представляет. Поэтому, я думаю, Виктор Михайлович вряд ли согласился медиахолдинг продать. Ну сами посудите: выборы. Зачем?

О ВЗАИМООТНОШЕНИЯХ С НАЦСОВЕТОМ

- Как сегодня складываются отношения с регулятором?

- Взаимодействие продолжается. Но главное, что мне в этом взаимодействии не нравится, это то, что закон должен быть один для всех. А происходит иначе. Нацсовет, точнее большинство членов регулятора этого созыва, отличились тем, что казнят и милуют, кого хотят.

Во-первых, была эта история с отключением аналога. Было общее понимание - Нацсовет должен предупредить каналы, каналы должны подписать согласие. Но ничего такого не происходило. Во-вторых, цель, чтобы цифровое вещание было доступно хотя бы тому количеству граждан, кто имел возможность смотреть аналоговое, не была достигнута. Цифровое покрытие есть не везде. И никакая коммуникация с Зеонбудом, этой странной организацией, которой пишешь письма "на деревню дедушке", и не понимаешь, каким конкретно киприотам адресовано послание, не дает результатов.

- То есть о собственниках Зеондбуда так ничего и не известно точно?

- В принципе, руководитель Нацсовета (Юрий Артеменко – Авт.), когда пришел в эту должность, очень сильно хотел разобраться, кто там собственник, и даже подозревал. В последние два года его отношение к Зеонбуду изменилось удивительным образом. И мне кажется, что это связано с какими-то слухами о смене собственника монополиста. Но, поскольку это слухи, домыслы, гадать странно и выводы делать тоже. Удивительно только то, что частный монополист, который работает на рынке, находится фактически вне зоны контроля регулятора и Антимонопольного комитета.

Александр Ткаченко, фото - Андрей Гудзенко, Liga.net

- Но вы слухи слышали? Мы слышали, что президенту страны могли продать.

- Я уже ответил на этот вопрос. Я тоже слышал слухи. А дальше – комментировать не берусь. Но у меня много других вопросов к Нацсовету есть. Например, почему Госкино продолжает выдавать прокатные удостоверения на сериалы, которые произведены совместно со страной-агрессором, а Нацсовет никак на это не реагирует. А Сватов показывать нельзя. Вот эти двойные стандарты, которые присутствуют везде и, к сожалению, разбросаны бисером по полу, по которому сложно ходить. Честно говоря, достали.

И мне в этом случае очень грустно, что Верховная Рада не успела принять постановление про мораторий проверок телеканалов на время избирательной кампании, вынесенное комитетом Виктории Сюмар. Впервые на моей памяти за все время существования избирательных кампаний в этой стране СМИ оказались незащищенными. 

- Чего вы боитесь?

- Сейчас вспомню последние эпизоды. Вот последняя дискуссия, которая у нас была, касалась квот украинского языка. В законе прописано, что 25% контента может транслироваться на каком-то языке, кроме украинского. Мы понимаем, на каком, да? И тут я за 100% украинского языка в телеэфире, потому что эти стыдливые 25% как раз открывают дорогу для злоупотреблений в производстве сериалов. Пожалуйста, показывайте на английском, с субтитрами, но нет же - всегда и везде этот другой язык - русский. И вот, по последней версии Нацсовета, если сериал произведен по заказу украинского телеканала вместе со страной-агрессором, то его транслировать можно. А если сериал старый купили, допустим, у Film.ua, то его показывать нельзя, потому что он не производился по нашему заказу. 

Я за 100% украинского языка в телеэфире, потому что эти стыдливые 25% как раз открывают дорогу для злоупотреблений в производстве сериалов

- Вы за Сватов до сих пор обижены. По-прежнему судитесь?

 - Да. Мы каждый раз приходим в суд, а его откладывают.

- В чем причина?

- Потому что СБУ пытается скрыть причину, по которой сериал запретили. Мы просим дать бумагу, на основании которой было принято такое жесткое решение. Суть в том, что если нам станет известно, по какой причине принято решение о запрете, публике станет известно, как принимаются решения о запрете. Мы, в принципе, догадываемся, на основании чего было принято решение. Реальных оснований для его запрета нет. Как оказалось, можно просто так "сбрить" продукт, который дает 10% рейтинга для одного из ведущих телеканалов.

- Вам удалось эти рейтинги как-то компенсировать, заполнить эфир чем-то аналогичным? Той же Школой, контентом собственного производства.

- Если честно, мы старались, но нет. У нас хорошие показатели по Танцам со звездами, Школе, но ряд сериальных продуктов, особенно осенью, был неудачным.

- Вы говорили, что некоторые свои форматы продаете за границу, а по некоторым есть готовность и предварительные договоренности.

- Да, мы продаем формат шоу Свадьба вслепую. По Школе не могу сказать, на каком этапе переговоры, но к этому тоже готовимся.

- Если говорить о проектах, то ваша медиашкола, а также диджитал-направление приносят прибыль. А что касается каналов, есть ли прибыльные истории?

- Нишевые каналы все прибыльные, и почти - ТЕТ.

Александр Ткаченко, фото - Андрей Гудзенко, Liga.net

ОБ АНАЛОГЕ, ЦИФРЕ, СПУТНИКЕ

- Вернемся к аналогу. Его выключили в сентябре. Вы как-то почувствовали, что количество зрителей каналов сократилось?

- Мы проводили анализ влияния отключения аналога. На 1+1 это сказалось минимально, а вот для 2+2 это стало бонусом, потому что это один из немногих каналов с цифровой лицензией, который минимально присутствовал в аналоговой сетке вещания и получил такое же покрытие, как Плюсы.

- И как сильно вырос 2+2?

- Больше, чем 1+1 потерял. Это несущественный процент.

- Но вы подали в суд.

- Мы подавали не в связи с нашими потерями, а из-за нарушения процедуры. И даже суд в Ровенской области граждане выигрывали. То, как прошло отключение аналога, - это опасный, на самом деле, прецедент. Потому что сама процедура отключения аналога была проведена некорректно. Это означает, что то ли при смене власти, то ли при других обстоятельствах этот вопрос снова станет на повестке дня. Но для нас это больше повод, прецедент, чтобы у власти и регулятора не было желания принимать решения, которые не являются законными.

- Лицензию на аналоговое вещание вы не сдаете?

- Нет. Никто не сдал. Потому что если Нацсовет как орган, который призван контролировать пространство, ведет себя так, как он ведет, никогда не знаешь, что случится завтра. Поэтому так.

- Сколько денег вы зарабатываете на YouTube?

- Если я не ошибаюсь, то в диджитале - а это не только YouTube, но и VOD-платформа 1+1video, включая приложение, которое сейчас доступно в Android, а в скором времени будет и для iOS, еще есть новостные сайты - доходы за последние два года увеличились раза в три. Это больше, чем доход от политической рекламы. И главное, что тренд, который мы видим, для нас положительный. Поэтому группа достаточно инвестирует в это направление.

- По реформе спутника расскажете о планах?

- Мы готовы закодировать спутник и считаем, что это правильное индустриальное решение, чтобы мы контролировали территорию распространения нашего контента, который должен быть закодирован как для выполнения лицензионных обязательств, так и для способствования росту рынка платного ТВ в Украине. Это в интересах индустрии, потому что позволит увеличить доходы.

- То есть с мая вы отключаете спутники?

- Рабочий вариант – май 2019, но я думаю, что финальная дата кодировки может быть немного смещена по времени. Более детально смогу сказать позднее.

- То есть это произойдет не в мае?

- Скорее всего, чуть позже. На этот процесс влияют как внутренние, так и внешние факторы, которые не зависят от медиагрупп. Не так давно на сайте президента появилась петиция про запрет большим медиагруппам кодировать сигнал своих спутниковых телеканалов. Также есть фактор выборов. Ну и в SLM происходили внутренние изменения, а в этом процессе очень важны временные параметры. Из-за этих изменений немного отложились некоторые решения.

Александр Ткаченко, фото - Андрей Гудзенко, Liga.net

- Глава SLM должен принять решение?

- Да. Но вопрос не в главе SLM, а в процедурах. Есть компании, которые покупают сет-топ боксы, эти компании должны видеть сигнал от медиагрупп, свидетельствующий о том, что они готовы к этому шагу. Например, это могут быть промо-кампании на телеканалах. Мы планировали, что все произойдет в декабре, но не случилось так, как мы хотели.

- Но вроде уже был анонс.

- Они ждут, когда мы начнем промо-кампанию, ведь в декабре были частичные анонсы только на каналах 1+1 медиа. Ее (промо-кампанию - Авт.) не начали и, соответственно, после покупки и поставки первой партии тюнеров дальше дело не пошло. А там же есть еще и время между заказами и изготовлением.

- То есть они не все коробочки заказали? Часть же уже доставили.

- Не все. Первая партия доставлена. Первый шаг есть, но второго шага не было сделано.

- И вы ждете SLM, которые должен принять решение?

- Мы ждем консолидированной позиции рынка.

- А все остальные группы готовы?

- Из того, что я слышал, они заинтересованы.

- Сколько будет стоить минимальный пакет спутникового вещания на вашей платформе VIASAT?

- Есть разные пакеты в разном ценовом диапазоне. Есть за 69 грн, есть дороже, но в среднем стоимость пакета составляет 120 грн в месяц. И надо сказать, что украинские каналы представляют наибольший интерес для всех, кто спутниковые пакеты покупает. У платформы есть специальный пакет "Национальный" за 29 грн, который будет действовать до момента кодировки. Рассчитываем, что у VIASAT увеличится база подписчиков.

- Спрашиваю потому, что кабельные операторы подняли волну негодования о том, что каналы будут продавать свой контент напрямую по 29 грн, а им будут продавать по 69.

- Во-первых, никто им за 69 не отдает, цены существенно ниже. А во-вторых, если и будет качественное и недорогое предложение на рынке, то спутниковая платформа будет в первых рядах по стоимости. Но и по доступности, и качеству.

- Говорят, вы запустите три HD канала.

- Мы собираемся это сделать. Тестовое вещание 1+1 HD будет ближе к концу года, а полноценный запуск таких каналов планируется в 2020-м с основной целью - добавочная стоимость для рынка платного ТВ по отношению к бесплатному социальному телевидению. 

- Вы будете их отдельно продавать?

- Есть такая опция, но все будет зависеть от спроса как зрителей, так и операторов.

- А общий пакет из восьми HD-каналов с другими группами планируется?

- Нет. Мы никогда не рассматривали такую координацию.

 - Сколько абонентов вы собираетесь подключить к кодировке? Сейчас около 4-5 млн зрителей смотрят открытый спутник.

- Из этих 4-5 млн процентов 20 смотрят еще используя кардшеринг, что по факту является нелегальной услугой с трансляцией российских каналов. Для нас момент кодировки – это также способ бороться с нелегальной деятельностью граждан, которые занимаются кардшерингом.

Сейчас у VIASAT около 50 000 абонентов, мы думаем, что эта цифра должна в разы вырасти к концу 2019 года (300-400 тыс.), если кодировка произойдет.

- О каких-то цифрах все-таки идет речь?

- Если ориентироваться на то, что кодированию быть, и при этом сможем продвинуться в направлении борьбы с кардшерингом, то цифры могут быть оптимистичными. Потому что если присутствует кардшеринг, нарастить больше базу нереально. И это нужно гражданам пояснять, потому что они, по сути, платят те же деньги, только нелегально. А ведь существуют легальные поставщики услуг.

- На Т2 могут перейти, их платный пакет.

- Это будет невероятной глупостью с точки зрения рынка. И это - не их вообще-то призвание, согласно лицензии. Потому что это не дело Зеонбуда - заниматься платным телевидением. Это дело провайдеров – предоставлять такие услуги.

- Ну почему? Они же тоже коммерческий игрок по большому счету.

- Ну вот в этом и вопрос. А кто его регулирует, этого игрока?

- Нацсовет. Лицензия же у него есть.

- По сути, Зеонбуд в таком случае становится не оператором услуг, а провайдером. Потому что он переходит из оказания услуг по бесплатному телевидению в сектор платного телевидения. В этом вопрос. Ведь Зеонбуду давали возможность прежде всего заняться вопросом доставки как можно большему кругу населения бесплатного телевидения. А лезть на территорию платных провайдеров ни с того, ни с сего, просто потому, что они коммерческая организация собственника, которого никто не знает - такое... Опять - закон - врагам, себе – все можно.

- Это же будет ваш конкурент.

- Это будет не только наш конкурент, вопрос в платных провайдерах, в кабельных операторах, всех остальных, кто предоставляет ОТТ-услуги, вдруг ни с того, ни с сего появляется еще один платный провайдер, потому что рынок формируется очень нежно, по рыночному, а тут раз - опять Донбасс. Я думаю, что все телевизионщики, как и кабельные операторы, сильно против инициативы Зеонбуда, если она случится. У Зеонбуда не должно быть преференций перед кабельщиками, которые платят за 22 канала медиагрупп.

Я думаю, что все телевизионщики, как и кабельные операторы, сильно против инициативы Зеонбуда, если она случится. У Зеонбуда не должно быть преференций перед кабельщиками, которые платят за 22 канала медиагрупп

- Сколько денег вы собираетесь зарабатывать на спутниковых пакетах VIASAT?

- Мы вошли в этот бизнес из расчета, что кодировка сигнала будет отдельным сегментом бизнеса. Потому что, помимо VIASAT, мы еще занимаемся платной дистрибуцией каналов, которые промотируем и продвигаем. VIASAT стоит в этом ряду, у нас есть планы и определенные расчеты, и они для нас достаточно интересны. Но это одновременно и рискованное занятие, потому что надо вкладывать в развитие – в приставки, инфраструктуру, всех видов услуг, которые предоставляет VIASAT.

- Почему используется закрытый способ закупки приставок у поставщиков, а не рынок должен выбрать, как приставки закупить?

- Потому что мы беспокоимся о наших потребителях и понимаем, что когда случится кодировка, на рынке должно быть предложение. Мы не хотим оказаться в ситуации, когда люди не смогут получить доступ к нашему продукту.

- Сколько вы заработали от продажи пакетов кабельщикам и IPTV провайдерам своего контента?

- Вы знаете, тут важно сказать не сколько, а сам факт того, что мы начали на этом зарабатывать. И все, что заработали, все наше (смеется).

Главное - должен быть принят единый свод правил для всего рынка, и все игроки должны их выполнять, и ни у кого не должно быть каких-либо искусственных преференций

- Повышать тарифы на эти виды услуг будете?

- Мы договорились об условиях работы с кабельными провайдерами на следующий год. И они достаточно комфортные как для провайдеров, так и для потребителей. Мы в рынке и стараемся не выходить за границы, которые для всех являются приемлемыми.

- Сколько вы тратите на доставку контента через спутник? Это недешевое удовольствие.

- Вы знаете, недешевым удовольствием было для 1+1 аналоговое вещание. По сравнению с ним все остальное приемлемо.

- Сколько вы тратили на аналог?

- Мы тратили на аналог, если я правильно помню, около $5 млн в год.

- А спутник дешевле?

- У нас все спутники обходятся дешевле.

Александр Ткаченко, фото - Андрей Гудзенко, Liga.net

О ПЛАНАХ И ФОКУСЕ

- Сериалы вы в следующем году будете активно снимать?

- У нас будет продолжение второго сезона сериала Школа, 29 декабря сняли финальный эпизод. И в следующем году для нас сериалы – фокус особого внимания, потому что здесь есть специфическое регулирование Нацсовета. Странная ситуация: та же Школа – это сериал на украинском языке. И, соответственно, продать его можем мы только очень ограниченному количеству покупателей. Или если мы покупаем адаптированный формат сериала, реализовать его можно только здесь. В то же время другими каналами снимаются совершенно спокойно российские сериалы, которые выдаются за украинские. И так канал зарабатывает на двух рынках. Это несколько не комильфо, нечестная конкуренция.

- А вы не думали над тем, чтобы сделать как они?

- Я из бизнеса, связанного с Россией, вышел в 2014 году. У меня был продакшн, который производил сериалы. Но я никого не осуждаю, потому что это личное дело каждого. Для меня это, во-первых, неприемлемо, а уж тем более мы не занимаемся подделками, не выдаем их продукт за свой. Поэтому, когда ты вкладываешь в свои сериалы, в индустрию, в актеров, творческих людей, а дорогие коллеги выгоду получают, снимая с РФ, это непростая конкурентная ситуация.

- Такой недобросовестный конкурент у вас один?

- Один.

- Тогда почему вам не сгруппироваться с другими и не раскрыть эту схему?

- Вы знаете, если Антимонопольный комитет считает, что ДТЭК - не монополист, то это вопрос не к нам, а, скорее, к регуляторам. Пока государство позволяет играть не по правилам одному человеку, это вопрос государственный.

- Какова стоимость производства одной серии сегодня?

- $30-40 тыс.

- То есть за год цена не изменилась?

- Она, к сожалению, имеет определенную тенденцию к инфляции в силу того, что мы находимся на конкурентном рынке, и есть бюджеты, которые выше нашего. И сериалы в рамках этих бюджетов снимаются вместе с русскими, в складчину. Несмотря на то, что производство сериального контента в РФ вдвое дороже, в складчину получается примерно та же цена, но с более высоким качеством.

О ВЗАИМООТНОШЕНИЯХ С КОЛОМОЙСКИМ 

- Много ли конфликтов возникает с собственником?

- Вы знаете, со временем у нас отношения переросли в концептуальные корректные дискуссии. И если что-то такое и происходит, то это, скорее, подколки, стеб.

- Такой еврейский стеб?

- (смеется) Я не еврей. Но это жизнь, и у меня, и у него есть чувство юмора, значит, еще не все потеряно.

- Вы вот сейчас вернулись из командировки, правда? Где вы были?

- Я был сейчас в Тель-Авиве, а до этого был в Сингапуре на учебе.

- У вас была встреча с акционером в Израиле, верно?

- Да.

- И о чем вы говорили?

- О жизни, о бюджетах.

- Претензии были?

- Еще раз: мы не находимся в состоянии диалога в форме претензий. У нас диалог в формате вопросов и ответов.

- К чему?

- Например, к показателям осени. Они оказались хуже ожиданий из-за неудачной линейки сериалов на Плюсах.

- Чем это для вас чревато? Штрафы, антибонусы?

- Самый большой бонус и штраф для меня – это профессиональная репутация. Потому я и говорю, что в следующем году у нас акценты будут поставлены на производство сериалов.

- И все же, когда вы планируете не получать дотаций от собственника?

- У нас есть определенный план, связанный с вызовами 2021 года, я не могу его подробности раскрывать. И мы работаем над его реализацией.

- В одном из своих блогов вы написали, что украинское ТВ – увядающая натура. Но вы же, собственно, это ТВ и делаете. Каким вы видите будущее украинского телевидения и что для этого нужно предпринять?

- Во-первых, ТВ для нас остается основным бизнесом, и еще надолго. И здесь много вызовов. Но кроме того, я считаю, что в стране достаточно много талантов, с которыми можно и нужно выходить на международный рынок. Мы сейчас работаем, например, с нашими норвежскими коллегами над сериальным продуктом, который не предназначен для украинского рынка. Это первый такой опыт. И я считаю, что его всячески нужно развивать.

- На Netflix планируете?

- Мы говорим об одной из стриминговых платформ, и я рад также, что мы начали диалог еще с двумя странами о совместном производстве преимущественно для их территорий. Но говорить подробнее пока что не могу. 


журналист Liga.net
Мария Бровинская

редактор ЛІГА.Tech
Стас Юрасов
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

Загрузка...