NEQSOL Holding – международная группа компаний, которая владеет активами в 10 странах мира. Она представлена в энергетике, добыче полезных ископаемых, телекоммуникационном бизнесе, строительстве и сфере высоких технологий.

Читайте о бизнесе без политики на канале LIGA.Бізнес

В Украине в собственность компании входит телекоммуникационный оператор Vodafone Украина и ряд бизнесов, которые помогают Vodafone развивать конвергентные услуги. Цель оператора за несколько лет предоставлять услуги фиксированного интернета на базе технологии GPON миллиону абонентов.

До начала полномасштабного вторжения NEQSOL Украина планировала вкладывать инвестиции в бизнес по производству цемента и была  заинтересована в добыче нефти и газа в Черном море.

О том, как NEQSOL Украина живет во время войны и как планирует дальше инвестировать в Украину, LIGA.net поговорила с региональным директором NEQSOL Украина Владимиром Лавренчуком.

– Какие активы входят в состав NEQSOL в Украине по состоянию на ноябрь 2023 года?

Активами холдинга в Украине являются Vodafone Украина и группа компаний в области телекоммуникаций, которые вместе с Vodafone обеспечивают мобильную и фиксированную связь, разрабатывают IT- и IoT-решения. У холдинга есть несколько телекоммуникационных компаний в Азербайджане, поэтому этот бизнес нам очень знаком.

Роль Vodafone Украина у нас в государстве известна. Это один из лидеров критической отрасли, показавший во время войны свою важность для существования страны.

– Сейчас государство хочет конфисковать у Михаила Фридмана Киевстар. Как вы думаете, сможет ли государство потянуть управление таким большим активом? Киевстар было бы правильно продать или оставить в собственности государства?

Учитывая полномасштабную войну, будет возникать ряд особых решений, в том числе политических. Важно, чтобы политические решения принимались в правовом поле. Что касается того, может ли государство управлять сложным активом, то у меня есть убеждение, что Украина является взрослым государством, чтобы управлять компаниями в сложных индустриях. Так как я из банковского сектора, могу привести пример ПриватБанка, который оказался успешным.

Государство может справиться со многими вызовами. Сейчас нет отраслей экономики, которые не могло бы потянуть государство в плане управления активами. Тем более что теперь у Украины есть особый опыт массового управления бизнесом в сложных условиях. Я с большим респектом отношусь к управленческой практике государственных менеджеров.

– Что касается оккупированных территорий. У вас там должно быть имущество. Известно, что с ним, кто его использует? Может ли это быть АФК "Система", которая владеет российской МТС, а раньше владела Vodafone в Украине?

У нас нет информации, в каком состоянии находится наше имущество и как оно используется.

По тем случаям, что мы видели после освобождения нашей земли, его специально уничтожают, чтобы усложнить восстановление связи между украинцами.

К примеру, с начала полномасштабного вторжения у Vodafone Украина было 485 тысяч аварий, вызванных разрушением оборудования. Vodafone Украина с 24 февраля 2022 года восстановила 3 тысячи километров линий оптоволоконной связи.

– Есть ли планы по запуску 5G в Украине? Ведется ли какая-нибудь работа по этому поводу? Или нужно ждать окончания войны?

Работа по подготовке внедрения 5G началась еще до начала полномасштабной агрессии. Vodafone Украина имеет хорошие связи с глобальным Vodafone. Группа Vodafone – чемпион по внедрению 5G в Европе, 350 городов в 11 странах имеют 5G-сеть Vodafone.

К внедрению 5G в Украине готовится вся индустрия. А локомотив здесь – Министерство цифровой трансформации. Подготовка идет в плане вопросов экспертизы и требований к оборудованию. Внедрение 5G является стратегически важным направлением. Но сегодня в первую очередь стоит задача обеспечить связь во время войны. И мы увеличиваем инвестиции – за 9 месяцев 2023 года Vodafone увеличил на 86% инвестиции в сеть (по сравнению с аналогичным периодом прошлого года), инвестировав за 2022-2023 гг. 7,4 млрд грн.

Наше взаимодействие с глобальным Vodafone обеспечивает обмен опытом, предоставление и развитие современных телекоммуникационных сервисов.

– Как выглядело ваше сотрудничество с головным офисом компании Vodafone после начала полномасштабного вторжения?

С первого дня войны в странах Центральной и Восточной Европы были установлены льготные или бесплатные услуги для украинских беженцев. Скоординированное взаимодействие с европейскими операторами в начале полномасштабной войны обеспечило возможность предоставления бесплатных пакетов услуг в роуминге в 30 странах. Все контакты были установлены с первых дней и очень серьезно пошли навстречу, услуги в роуминге по украинским ценам доступны нашим абонентам и сегодня.

– Сейчас идет война и на ней, к сожалению, гибнут люди, участвующие в боевых действиях. Если владелец телефонного номера погиб во время боевых действий, со временем его номер передается другому человеку. А он потом появляется в разных мессенджерах. Родственники погибшего снова видят этот номер телефона. Это больше психологический вопрос. Но были ли какие-нибудь идеи изымать номера погибших на фронте людей? Существует ли какая-то возможность технологически настроить этот процесс?

Были консультации между разными мобильными операторами по этому вопросу. Vodafone Украина принял решение с июля 2023 года не использовать номера, которые стали неактивными в течение двух лет после деактивации номера телефона.

– NEQSOL испытывает нехватку работников?

Да, у нас есть дефицит специалистов в разных отраслях. Это то, что мы слышим от менеджмента наших компаний.

– В 2021 году вы хотели купить Ивано-Франковскцемент. Но соглашение не удалось закончить из-за начала полномасштабного вторжения. Скажите, остается ли заинтересованность у компании в будущем попытаться стать участником рынка по производству строительных материалов?

Однозначный ответ – да. На Южном Кавказе у NEQSOL есть завод с брендом Norm, крупнейшим производителем высококачественного цемента в регионе. Он имеет сертификат Американского института нефти (API) на использование цемента в нефтяных скважинах, что является показателем высокотехнического качества. Этот завод также сертифицирован по стандартам европейского рынка как по признаку качества, так и по условиям труда на нем. У нас очень сильная экспертиза в этой области. А так как Украина – это стратегическая для холдинга страна, то мы заинтересованы быть на этом рынке.

Владимир Лавренчук о Vodafone, NEQSOL и инвестиционных перспективах Украины
Фото: norm.az

Также нас интересует добыча нефти и газа. Еще перед полномасштабной агрессией одна из наших компаний подписала меморандум с Нафтогазом о взаимопонимании и потенциальном сотрудничестве в целях совместной добычи углеводородов в Черном море. Мы надеемся, что обязательно реализуем наши планы в будущем.

Вообще много компаний, которые интересуются недрами и добычей в Украине. Я заметил это во время конференции Европейской бизнес ассоциации (EBA) Mining day в сентябре этого года. В специальном опроснике 82% компаний, являющихся участниками рынка, сказали, что отрасль инвестиционно привлекательна. Сейчас все наблюдают за тем, чтобы появились условия для инвесторов.

– Фонд госимущества проводит приватизационные аукционы по продаже государственного имущества. NEQSOL – это компания, занимающаяся не только телекоммуникационным бизнесом, но и добычей полезных ископаемых. Есть ли интерес принимать участие в приватизационных конкурсах Фонда госимущества?

Нам интересны все гарантированные возможности и перспективные отрасли, в которые можно вкладывать деньги. Приватизация государственных предприятий – это только одно из направлений, которое мы можем рассматривать для инвестиций. Последняя конференция EBA по этому вопросу показала, что наиболее интересными для инвестиций являются: литий, нефть и газ, железная руда и другие минералы. Мы наблюдаем за всем рынком. Но как только возникнут условия, мы готовы вкладывать средства.

– В прошлом году вы говорили, что NEQSOL не собирается участвовать в аукционах по покупке конфискованных у россиян активов. Изменилась ли позиция компании за последний год?

Сейчас происходит мало инвестиционных процессов, потому что война переходит в долгосрочную перспективу. Мы рассматриваем все возможные варианты, имеющие юридически защищенный характер и экономическую перспективу. Мы готовы инвестировать при юридической защищенности, прозрачности и экономической целесообразности.

– А вообще правильно делает государство, когда пытается перезапустить Большую приватизацию во время активных боевых действий? Не лучше было бы подождать, пока большая война закончится?

Моя точка зрения положительна на этот процесс. Я считаю, что сегодня, когда ведутся переговоры с донорами и международными частными инвесторами по приходу в Украину, каждая инвестиция имеет значение. Любая инвестиция дает сигнал.

Эти сигналы о приходе частных инвесторов будут иметь критическое значение. Это очень своевременно и для других инвесторов, которые увидят конкуренцию на рынке. Инвестор не чувствует себя комфортно в одиночестве на рынке. Во время конкуренции он ощущает свою защищенность.

Это нельзя откладывать. Каждый квартал имеет значение для украинской экономики. Следует учитывать, что когда инвестор покупает государственное предприятие, то сумма, уплаченная за приватизацию, является только началом расходов. Сумма расходов в связи с войной существенно увеличивается, потому что предприятие нуждается в капитальных вложениях в модернизацию, новое оборудование, выплаты долгов и так далее.

Инвестор приносит не только деньги на покупку, а приносит деньги на два-три года, которые должны сделать предприятие конкурентным на рынке. Поэтому в оценку – сколько стоит компания – не закладывается сумма, сколько она стоит дополнительно, если решать проблемы приобретенной компании. У нас есть эффект snow-bowl (снежный ком. – Ред.), когда вместе с инвестором заходят дополнительные деньги.

– Раньше часто звучала идея, что правительство должно разработать и предоставить гарантии защиты активов потенциальным инвесторам в Украину. По вашему мнению, какие это должны быть гарантии в текущей ситуации?

Давайте начнем с такой фундаментальной гарантии как макроэкономическая стабильность. Ибо ее отсутствие не компенсируется никакими дополнительными инструментами. Макроэкономическая стабильность, достигнута правительством и Национальным банком вложением больших средств. Это базовая гарантия, чтобы инвесторы смотрели на украинский рынок. И хорошо, что мы с этим справились.

С международной конференции в Лугано началась подготовка инструментов защиты активов. Это в первую очередь – военный риск. Например, Международное агентство MIGA (Международное агентство по гарантированию инвестиций Всемирного банка. – Ред.) заключило уже первые соответствующие соглашения.

Владимир Лавренчук
Фото: Владимир Фомичев

Кроме международных страховых органов, известно, что украинское правительство разрабатывает перечень гарантий, чтобы украинские компании могли вкладываться в свое развитие и создание новых рабочих мест.

– В этом году в собственность государства перешел Сенс Банк и более 50% активов в банковском секторе находятся под контролем государства. Какие риски или возможности несет такое положение вещей?

Во время войны не избежать доминирующей роли государства в финансовом секторе. Это я вижу из-за большого количества контактов. Руководители государственных банков никуда не уехали из Украины. И если нужно было ехать в Харьков, они ехали в Харьков, если в Херсон, то в Херсон.

Они полностью смогли обеспечить работу своих учреждений и поставку денег в банкоматы, находясь в ситуации постоянного риска. Поэтому сомневаться, что руководство государственных банков было эффективным – несправедливо. Они сделали все возможное, чтобы мы не стояли в очереди к банкоматам.

Я 36 лет работал в банковской сфере и был свидетелем многих кризисов, когда люди себя к двери банков привязывали, потому что не было денег. У нас стабильный финансовый сектор. И это заслуга управляющих государственных банков. Я бы снял драматизм с того, что сейчас большое количество государственных банков. В такое время в этом есть смысл.

– Как вы считаете, какая сейчас главная проблема Украины, мешающая развитию экономики, если вычеркнуть войну? Это налоги, коррупция, суды или комплекс проблем?

Это всегда комплекс каких-либо факторов. Я не разделяю ажиотаж вокруг мнения, что коррупция в Украине чемпионская в мире. Потому что это искусственно подогретая история. Да, у нас есть много недостатков, но они не выглядят чемпионскими по сравнению с другими странами. К сожалению, это есть, но это не то, что представляет угрозу быть второсортной экономикой. Мы уже многое смогли преодолеть.

В перечне угроз я бы выделил ту, которая будет весить больше всего. Зная о большом проценте оттока рабочей силы из Украины, могу сказать, что демографическая и миграционная проблема будет существенной для нас. Это выглядит печально потому, что очень часто наша инвестиционная привлекательность базировалась на факторе низких заработных плат.

Это очень сильно резонирует мне с тем, что отсутствие модернизации и изменения существующего состояния дел будет существенной угрозой для нас. Но если модернизация ключевых сфер экономики и государства произойдет, это даст нам мощный шаг. И если мы безотлагательно приступим к модернизации, как, например, это делает Минцифра, то у нас появится новый аргумент для инвестиций.

Возврат миллионов людей в высокотехнологичную экономику и высокий уровень доходов возможны только при проведении модернизации. В этом будет многофакторный эффект, если мы не отложим ее и заложим механизм инвестиций.

Если отложим модернизацию по разным причинам, это сделает нашу перспективу печальной, а не такой, какой она может быть.

Я остаюсь оптимистом и верю в нашу страну.