UA

Резонанс | "Я отстою Дачу". Савва Либкин о претензиях прокуратуры и старом конфликте. Интервью

Савва Либкин, фото: официальный сайт сети Ресторанов Саввы Либкина
18.06.2021, 09:40

Одесский ресторатор рассказывает о конфликте вокруг ресторана "Дача", ее роли в становлении одесской кухни и скрытых мотивах прокуратуры

Савва Либкин – старожил ресторанного рынка и адепт одесской кухни. За 28 лет работы он создал 36 ресторанов в Украине и один – в Чехии. Сейчас его сеть "Рестораны Саввы Либкина" насчитывает четыре заведения.

Главная жемчужина – ресторан "Дача" на Французском бульваре, именно здесь, по его словам, впервые воссоздавались главные рецепты домашней одесской кухни.

В середине июня он сделал заявление: Дачу, которая уже 17 лет работает в центре Одессы, хотят вернуть в государственную собственность. С таким иском в Хозсуд Одесской области обратилась областная прокуратура. Она требует признать недействительным договор купли-продажи здания ресторана, которое находится на территории памятника культуры – санатория им. Чкалова.

"Это очередная попытка давления на бизнес", – заявил Либкин на своей странице в Facebook.

Есть и еще одна версия. История уходит корнями в прошлое и может быть результатом многолетнего конфликта с известным одесским бизнесменом Михаилом Коганом, допускает ресторатор.

В интервью LIGA.net Либкин рассказал, что происходит вокруг ресторана "Дача", какие обвинения предъявляет прокуратура и как он будет отстаивать свою позицию. На встрече присутствовал адвокат, представляющий интересы Либкина в суде, Виктор Сизоненко. Он отвечал на вопросы юридического характера.

LIGA.net готова предоставить возможность для ответа Михаилу Когану.

Незванные гости в "Даче". Суть конфликта 

В чем прокуратура видит нарушения в процессе приватизации здания, где работает "Дача"?

Виктор Сизоненко (юрист): Претензии прокуратуры адресованы компании Саввы Либкина – "Драйв-Ин", но по своей сути они касаются Фонда госимущества. Прокуратура считает, что Фонд неправомерно внес этот объект в перечень объектов малой приватизации. Якобы не было получено согласия на приватизацию от Минздрава (балансодержателя. – Ред.).

Кроме того, якобы не было разрешения департамента культуры Одесской областной администрации. Второй блок обвинений – здание входит в так называемый "комплекс дач в Одессе" – объекты культурного наследия, которые запрещены к приватизации.

Савва Либкин: Это их главный аргумент.

Какие у вас аргументы?

Виктор Сизоненко: Позиция прокуратуры безосновательна. Так как МОЗ был в курсе и предварительно ответил Фонду, что не возражает против рассмотрения возможности приватизации. Согласно закону о приватизации государственного коммунального имущества, на 15 день срабатывает правило молчаливого согласия. То есть, если в течение 15 дней МОЗ не дал более конкретного ответа, то ответ засчитывается как положительный.

Также было получено разрешение департамента культуры Одесской областной администрации. Мы располагаем этим документом.

Что касается объекта культурного наследия, которые запрещены к приватизации... Охранный номер Дачи не входит в список комплекса дач и никогда не фигурировал в его составе. Савва Либкин изначально заключил охранный договор с Управлением культуры, который накладывал на него обязательство по сохранению объекта культурного наследия, и о том, что этот объект входит в состав комплекса, речи не шло.

Ресторан

Давайте коротко систематизируем ваши контраргументы?

Виктор Сизоненко: Первое – это истечение срока давности дела. Дело в том, что одна из мер защиты инвесторов малой приватизации в Украине – это короткий срок исковой давности – три месяца. Договор по приватизации был заключен в декабре 2018-го, спустя три месяца никаких жалоб не поступало. Второе – у нас есть предварительная информированность МОЗ и его молчаливое согласие, есть согласие от департамента архитектуры. Третье – мы сможем доказать несостоятельность доводов прокуратуры, что этот объект запрещен к приватизации.

Какой у вас план действий?

Виктор Сизоненко: Мы уже заявили отвод судье, который рассматривал наше дело. Теперь нам предоставят нового. План действий очень простой – выиграть суд. Рассмотрение в первой инстанции должно закончиться в конце сентябре-начале октябре.

— А какой был повод для отвода судьи? Были какие-то прецеденты, связанные с ним?

— Савва Либкин: Он родственник Когана [Михаил Коган, одесский бизнесмен]. У меня есть основания думать, что прокуратура действует в его интересах, потому что он давно претендует на землю под "Дачей". Фамилия его невестки удивительным образом совпадает с фамилией нашего судьи.

Виктор Сизоненко: Это брат его невестки.

— Расскажите подробней о конфликте с Михаилом Коганом.

— Он хочет мою землю (на которой находится ресторан "Дача". – Ред.). Он соседствует с Дачей, владеет аптекой – "аптекарь", одним словом (одесский бизнесмен Михаил Коган в 2006 году купил здание бывшей аптеки на территории санатория имени Чкалова. – Ред). Насколько я понимаю, ему удалось на каком-то этапе найти выход на одного местного нардепа, который, в свою очередь, имеет влияние на одесскую прокуратуру. Судя по всему, им удалось договориться. 

— Выходит, вы работаете бок о бок не первый год. Очевидно, это не первая стычка. 

— Да, он судится со мной на протяжении 15 лет. За это время было не меньше 10 исков в мой адрес, посылал ко мне прокуратуру. Я просто отбивался. На этот раз он пошел дальше – помимо меня он воюет с санаторием Чкалова. Если со мной он борется через прокуратуру, то с санаторием напрямую – Коган подал против него целый ряд судебных исков. (В мае прошлого года Приморский районный суд Одессы удовлетворил один из исков Михаила Когана, признав за ним право собственности на "усадьбу Гершенкопа-Санца" площадью 4066 кв.м. Администрация санатория в том же году обжаловала это решение в апелляционной инстанции. – Ред.).

Цена и ценность "Дачи" 

— Во сколько вам обошелся проект, о каких инвестициях идет речь? 

— Наш входной билет стоил 800 000 грн, именно столько в 2004 году я вложил в ресторан, но тогда это были другие деньги, немаленькие (в 2004 году курс доллара был 5.30 грн - Ред.). Уровень инвестиций за 16 лет – миллионы долларов. Сколько именно, сейчас сложно сосчитать.

Нужно понимать, тогда мы вошли не в ту Дачу, которую сейчас знают одесситы. В 2004-м это были четыре ободранные стены без пола и потолка и разбитые двери. Мы практически все построили с нуля. Старались, чтобы объект соответствовал виду памятника архитектуры. 

— Сколько вы заплатили за приватизацию здания в 2018-м? 

— В 2018 году моя компания "Драйв-Ин" приватизировала часть объекта, тогда она получила право собственности на 49% здания, которую мы арендовали с 2004 года. В 2018-м мы заплатили порядка 7 млн грн. Это цена была приведена с учетом тех вложений, которые уже были сделаны – учитывая реставрацию и ремонт. 

Ресторан

— А у кого 51% "Дачи"?

— Виктор Сизоненко: Право собственности на 51% компания "Драйв-Ин" получила еще в 2010 году. Так как компания провела масштабную реконструкцию, на месте практически руин возник новый объект, государство передало половину объекта Савве Либкину. И он продолжал арендовать вторую половину объекта, остальные 49% принадлежали МОЗ (балансодержатель) до 2018 года, до ее приватизации. 

У Драйв-Ин было, так называемое, преимущественное право на приватизацию. Во-первых, совладелец имеет право выкупить долю другого совладельца. Во-вторых, арендатор может выкупить имущество первым, если оно продается.

— Сколько сейчас стоит Дача? Какая чистая прибыль ресторана, оборот в год? 

— "Дача" дорога, но я бы говорил с социальной точки зрения. Ведь, на ее базе в 2004-м начали разрабатывать идеологию одесской кухни. Сейчас она считается региональной – но все начиналось здесь на Французском бульваре.

На базе этого ресторана написано несколько книг, благодаря Даче одесская кухня вошла в ресторанный бизнес – открывались и открываются по всей стране и не только заведения а-ля "Одесса-мама". Главная ценность для меня – разработка идеологии уникальной одесской кухни и ее распространение. 

— Я так понимаю, Дача – это якорный проект. Какая доля на него приходится в общей прибыли сети?

— Около 25%. 

— Ресторан будет закрываться?

— Нет. Но весь персонал находится в состоянии тряски, ведь вся Одесса знает об этом деле. 

— Это влияет на посещаемость? 

— Пока нет. Влияет на состоянии компании – никто не понимает, что придумает прокуратура через пару дней. Но я отстою Дачу.

Диана Манучарян
Диана Манучарян
корреспондент LIGA.net
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Вакансии
Больше вакансий
Business Analyst
Киев Semantrum
Юрисконсульт
Киев Група Компаній ЛІГА
Менеджер з продажів реклами
Киев Медіа холдинг Ligamedia
Разместить вакансию

Комментарии

Последние новости