Александр Кардаков: Продажа дата-центра "Парковый" была фиктивной

14.04.2014, 11:00
Александр Кардаков: Продажа дата-центра
Александр Кардаков

"Сначала пусть они научатся работать в экселевских таблицах и почте, а потом мы поговорим об электронном правительстве"

Александр Кардаков, председатель набсовета Октава Капитал, владелец компаний Инком и Датагруп, рассказал ЛІГАБізнесІнформ о том, почему компании вынуждены продавать контрфактную продукцию , сколько украинским  айтишникам должно правительство, и почему дата-центр Януковича нужно национализировать.


- В программе почти всех кандидатов в президенты есть упоминание об IT-секторе. Кто-то обещает льготное налогообложение, кто-то сделать приоритетной отраслью, что бы это не значило. А чего на самом деле  больше всего не хватает отечественному  IT-бизнесу?

- Легальности. Есть большое желание легализироваться, особенно у сегмента, который занимается продажей товаров и услуг на внутреннем рынке. Ведь если легально ввезенный товар тянет за собой НДС, налоги и другие отчисления в бюджет, то контрабанда этого лишена.

- И как это можно осуществить, учитывая, что компании, очевидно, не хотят платить НДС и другие налоги?

- Любой предприниматель хочет вести свой бизнес легально - ведь покупка нелегального товара может привести к целой цепочке проблем. Нелегальную схему выстроило само государство: как проводятся деньги, работают площадки, завозится контрабанда и так далее. Любой бизнес, который работал по-другому, попросту уничтожался. Все, кто выжил, так или иначе были вынуждены работать по этим схемам. И нельзя наказывать бизнес за то, что они выжили в тех условиях, вместо того, чтобы искать и наказывать тех, кто эти схемы создавал.

А легализировать, на самом деле, очень легко. Тот, кто продает товар конечному потребителю, должен потребовать у импортера документы на легальность пересечения границы. Даже если это будут делать только госструктуры и крупный бизнес - это уже будет достижением, поскольку канал контрабанды уменьшится. Очень хотелось бы, чтобы покупатели к тому же сами проверяли у продавца легальность попадания его товаров в Украину.

Сейчас бизнес психологически абсолютно готов тратить чуть больше, но спать спокойно. Чтобы такое больше не повторилось. 

- Крупные компании, возможно, и готовы легализироваться. Но не будет ли это слишком затратно для среднего и малого бизнеса?

- Затраты на IT в любом бизнесе не настолько огромные, чтобы считаться с потерями на легализацию. Это стоит того, чтобы спокойно спать.

- Сколько времени может занять подготовка к подобной "легализации"?

- Этим можно заняться уже со следующей закупки. Я за то, чтобы предприятия IT-отрасли объединялись в некую группу, основной принцип которой - "Мы не продаем контрабанду". Это могут быть предприятия, интернет-магазины, розничные магазины и другие предприятия, которые продают IT-продукцию на внутреннем рынке. Эти предприятия могут делать кросс-контроль и подтверждать, что мы не продаем контрабанду. Интернет-магазинам сложнее всего, у них нелегальные продажи провоцируют нелегальную закупку. 

- Поддерживают ли вас представители бизнеса? Или бизнес-ассоциации?

- Во всех ассоциациях участвуют разные компании, тут же нужны только те, которые доводят продукт до конечного пользователя. У импортеров, например, совсем другие интересы могут быть. Но если идея будет реализована, они должны будут подстраиваться под политику продавцов. 

Я пока не знаю, как эту идею воплотить организационно. Может быть для этого нужно делать еще одну ассоциацию.

Но я уверен, что ряд крупных компаний ее поддержит. Если это будет обязательным условием для госзакупок, то это автоматически привлечет еще часть компаний. Хотя госзакупки сегодня не являются приоритетными уже не для кого. 

- Почему?

- Нашим компаниям государство должно уже десятки миллионов гривен. Согласитесь, если компания готова предоставить государству какую-то услугу, а государство за нее не готово платить, то зачем такой покупатель в принципе? Сегодня для IT-сектора государство отнюдь не является "любимым клиентом". Во всех развитых странах наоборот, правительство - приоритетный заказчик.

- Сможет ли нынешнее правительство что-то изменить?

- Пока что ничего не меняется. Никаких реальных тендеров у нового правительства еще не было. Может быть, изменения еще только грядут, во всяком случае, есть какая-то динамика. Нашему государству сейчас вообще бессмысленно вести какие-то тендеры по IT-закупкам. Нет ни концепции правительства, ни концепции государственного управления.

Государство в интернете

- А как же поставки в рамках инициативы "электронное правительство"?

- IT - это сервисная функция. Она улучшает то, что хорошо работает. Я считаю, что сейчас в бюджете нужно запретить все расходы на электронное правительство. Если у нас нет системы управления, то как этот бардак можно автоматизировать? 

Сейчас очередные деньги пытаются выбить на эту инициативу, но сначала пусть они научатся работать в экселевских таблицах и не бумажной почте, а потом мы поговорим об электронном правительстве. Я сейчас категорически против любых госзакупок в IT, разве что если это замена оборудования в существующих системах.

- К тому же IT-закупки были всегда же инструментом для отмывания денег, не так ли?

- Как и любые другие. На выполнение нереальных проектов несуществующими компаниями брались такие же нереальные суммы.

- Могут ли легитимные компании отслеживать структуры, задействованные в механизмах "электронной коррупции" и предпринимать в их отношении какие-то меры?

- Эти коррупционные предприятия всем известны. Все компании смотрят на рынок, смотрят, в том числе, за "левыми" тендерами и "левыми" компаниями. Раньше рынок никак не мог на них повлиять, поскольку, по большому счету, это были "карманные" компании представителей власти. Если сейчас появится сообщество легальных компаний, то они смогут отслеживать, кто работает нелегально, и оперативно публиковать списки таких компаний.

- Только публиковать? Больше ничего сделать не могут?

- Да. Пока предполагается только это. В принципе, в госзакупки можно ввести критерии, позволяющие контролировать качество продуктов и услуг, таким образом избегая участия подобных компаний. Есть четкий стандарт на услуги и описание их принципов, а в случае товаров необходимо предъявить документы о происхождении.

- Но подобные документы можно подделать.

- Да, но компании на рынке все равно будут знать, реальны эти документы или нереальны. Невозможно обмануть настоящего участника рынка.

- Что мешает сейчас заниматься подобным контролем?

- В принципе ничего. Не исключено, что не сегодня-завтра подобные списки уже появятся. При частных встречах мы это уже обсуждали с компаниями. Просто только сейчас вырисовывается сама идея и критерий тех, кто должен быть в ассоциации.

- Не боятся ли участники рынка, что публикация таких списков приведет к каким-то санкциям против них?

- Тот, кто боялся вести бизнес, за все эти годы не выжил. Тот, кто остался, не боится уже ничего.

- Это просто психологический настрой, или он чем-то подкреплен?

- Нет, это только психологический настрой. Ну и все-таки мы хотим жить в правовом государстве. Мы не хотим давать возможность опять кому-то строить неправовое государство. И мы можем контролировать и неконтролируемую продажу, и неконтролируемую закупку, которые есть в Украине.

Никаких изменений в системе налогов и "поборов" нет 

- А "антикризисные меры" правительства, по-вашему, не помогут?

- Сегодня все эти антикризисные законы напоминают мне ситуацию, когда в больнице вокруг одного больного собирается консилиум врачей, и при этом есть только одно лекарство - зеленка. И все обсуждают, как эту зеленку применить. 

Принятый недавно законопроект о "Дерегуляции"  несколько упростил систему разрешительной документации, но нет никаких изменений в системе налогов и "поборов". Я умышленно употребляю именно это слово. 

Специфика IT в том, что этот сектор очень быстро развивается. Особенно средний и малый бизнес. И не может ни малый, ни средний бизнес держать штат, который бы спокойно администрировал 135 видов налогов и сборов, которые у нас сейчас есть в Украине. А все из-за того, что государство принципиально не хотело заниматься распределением налогов по предприятиям. Мне кажется, их количество должно быть сокращено до 10-15 налогов.

- Но ведь если количество налогов сократится, то скорее всего их объем сильно вырастет, а значит, вырастет и цена на конечный продукт.

- Если товар не является ключевым, то это не окажет значительного влияния ни на кого. Например, если iPad будет стоить на 5% дороже или дешевле, при том, что он покупается раз в несколько лет - никто этого не заметит. Главное, чтобы такое изменение цены коснулось всех и одинаково было бы для всех.

- Лоббируете ли вы эту идею в правительстве?

- IT-рынок не может принимать и продвигать никаких решений. Это должно быть желание правительства. Пока что по количеству налогов никаких изменений глобальных я не вижу. Да, в налоговой есть рабочая группа, но не то, что решений, даже их презентаций пока не было.

- Так может стоит дойти до правительства и показать ему необходимость такой реформы?

- Люди должны сами это понимать, это должна быть принципиальная политическая воля. Согласен, должно быть и лобби, и какая-то инициатива со стороны рынка, но у нас сейчас такая ситуация, что пока до правительства с этой инициативой дойдешь - оно уже поменяется.

 Дата-центр "Золотой батон"

Как вы относитесь к тому, что нынешняя власть устроила обыски и изъятие данных в дата-центре Парковый, который раньше приписывали беглому президенту Януковичу?

- Я очень "люблю" этот дата-центр "Золотой батон". По двум причинам. Первая - то, что мне активно приписывали прямое отношение к этому проекту. Вторая - личный непрофессионализм сотрудников центра. 

Во все времена, даже при Януковиче, ни в одном дата-центре (именно дата-центре) не было несанкционированного изъятия и отключения серверов. Это готовы подтвердить участники рынка. Могли быть липовые решения судов, но при этом об изъятии предупреждали заранее, серверы откатывали, выключали и передавали правоохранителям. То, как произошло отключение Паркового - это личный непрофессионализм сотрудников. Я не верю в то, что просто кто-то пришел и выключил электричество, это раз. А два, что это за дата-центр, в который может зайти человек с улицы и выключить электричество? 

Либо там есть что-то, чего мы не знаем. Почему-то сегодня у нас не возникает вопросов, кому принадлежал золотой батон, или элитные авто в Межигорье. При этом делается вид, что на территории компании Амадеус Ко (предположительно - компания Януковича, которой принадлежал Парковый до начала нынешнего года - ред.) находится дата-центр, который абсолютно ни при чем. Мое мнение, что сейчас дата-центр должен быть инвентаризирован и взят под охрану - чтобы его не разворовали. Без нарушений его работы, само собой.

- Но ведь претензий к самому Парковому у правоохранителей нет. Они все касаются компании Амадеус Ко, которая уже не является собственником дата-центра.

- Продажа Паркового была фиктивной. Денег-то за нее все равно нет. Эту сделку можно классифицировать как скупку или сокрытие краденого имущества. Мне кажется, что сделка должна быть сторнирована или обездвижена. Если решат, что Амадеус Ко легальная компания, то тогда, конечно, сделку возобновят. Юридически все механизмы для такого воздействия есть. Главное, чтобы как только дело запахнет "паленым", все имущество дата-центра не растащили.

- А что помешает растащить его уже после того, как Амадеус будет признан незаконной структурой?

- Там стоит прекрасное оборудование. Для повышения обороноспособности страны оно подойдет прекрасно.

- Вы предлагаете национализировать Парковый?

- Да. Если будет доказано, что деньги Амадеуса ворованные. В конце концов, проект же хороший.

- Ну да, все-таки сертификат безопасности  Tier  III .

- Проектный Tier III. Им сертифицировали только проект. Есть еще сертификация на фактическую реализацию и операционную устойчивость, и ни та, ни другая не проведены. 

Возникают вопросы даже с транспортной доступностью. Там хоть и два въезда, но одна дорога, которая к тому же иногда бывает перекрыта правительственными делегациями. 

Они из-за некорректного размещения упустили клиента, которого называли основным - Нацбанк. В свое время они вели переговоры о размещении у себя его резервной серверной системы, но при этом забыли, видимо, что расстояние между резервными серверами банка и основными должно быть не менее 10 км, а тут такового нет.

- Но, тем не менее, Парковому удалось взять несколько государственных контрактов.

- Только с Укрпочтой. Но там свое уголовное дело. У Укрпочты хватает серверов, в Парковом лежит просто архивная информация, липа. Мы - генподрядчики Укрпочты последние 17 лет по всем системам. Поэтому я знаю, как у них обстоят дела: серверов и хранилищ хватает на всю оперативную информацию. 

Насколько я знаю, по договору с Укрпочтой уже идет уголовное дело. Так что, учитывая все эти факторы, я думаю, наиболее уместным решением будет демонтировать всю инфраструктуру и перевезти ее в другое, более соответствующее требованиям безопасности и целесообразности место.

- Для кого из госструктур дата-центр может быть полезен?

- Как минимум, в СБУ должна быть полностью централизованная система большой мощности. Кроме того, потенциальными заказчиками может быть Министерство обороны, Пограничная служба и т.д. Это должен быть дата-центр для силовых структур. 

Никита Кузнецов

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии

Последние новости

История NotPetyaКак российские хакеры запустили с киевского Подола кибератаку на $10 млрд