История | Вьетнам мог стать Южной Кореей в Азии, но погряз в войне. Что пошло не так?

Вьетнам мог стать Южной Кореей в Азии, но погряз в войне. Что пошло не так?  - Фото
Фото: depositphotos.com
14.03.2020, 10:00

В 1954 году Южный Вьетнам был развит сильнее Южной Кореи, а Сайгон считался экономическим центром Индокитая. Почему проект антикоммунистов провалился

Республика Вьетнам (Южный) появилась практически одновременно с республикой Корея (Южная) — в 1954 году. Любой экономист или политолог того времени, мало-мальски разбиравшийся в специфике региона, на вопрос, какой из "южных" антикоммунистических проектов ждет более успешное будущее, однозначно отдал бы пальму первенства Вьетнаму.

Южный Вьетнам был развит значительно сильнее северного собрата, а столица Сайгон считалась экономическим центром всего Индокитая (Вьетнам, Лаос, Камбоджа).

Почему вьетнамские антикоммунисты провалили свой проект и какие уроки из этой истории может извлечь Украина?

Такой разный Вьетнам

Всю свою историю до 1945 года Корея существовала как единое целое: государство, либо зависимая от внешних соседей (китайцев, манжуров, японцев) территория. Только после разгрома Японской империи, Корейский полуостров оказался разделен освободителями на коммунистический север и националистический юг. Именно Север был двигателем экономики и имел все предпосылки быть лидером на полуострове.

Читайте подробнее: От разрухи к экономическому чуду. История реформ в Южной Корее

В отличие от Кореи, Вьетнам геополитически не является единым государством. Он вытянут с севера на юг в виде "коромысла с двумя корзинами риса". Северная "корзина" — долина Красной реки с центром — Ханой, южная "корзина" — долина реки Меконг с центром — Сайгон (сейчас Хо Ши Мин). В центре Вьетнам сужается в узкую полоску вдоль берега шириной до 60 км. При этом между долинами раскинулись труднопроходимые горы, поросшие джунглями.

Расстояние между Ханоем и Хо Ши Мином по воздуху 1140 км, по автомобильной дороге  1750 км. Немудрено, что юг и север, начиная с первого века до нашей эры, находились в разных государствах. Во второй половине XIX века в результате нескольких войн Вьетнам, бывший до того вассалом Китайской империи, попал в зависимость от Франции. Северный (Тонкин) и Центральный (Аннан) Вьетнам стали протекторатами — полностью зависимыми марионеточными государствами "под защитой" Франции, а южный (Кохинхина) — просто французской колонией.

Отличаются и жители этих территорий. В долинах живут вьеты, в горах и на территории центральных равнин — представители малых народностей (их во Вьетнаме сейчас официально признанных более 50). Кроме того, на Юге в долине реки Меконг западнее Хо Ши Мина (Сайгона) проживает значительная община кхмеров (коренной народ Камбоджи) — там в сельской местности они доминируют.

В самом Сайгоне, а также еще четырех крупнейших городах юга до присоединения к Северному Вьетнаму большинство жителей составляли китайцы.

В 1970 году китайцы составляли около 10% населения Южного Вьетнама и при этом многие не имели гражданства и официально считались временно проживающими иностранцами.

Кроме всего прочего, большинство вьетов Тонкина и Аннана — исторически исповедовали даосизм и конфуцианство, южане из Кохинхина в основном (как и кхмеры) исповедовали буддизм индийского толка — хинаяна.

Большинство появившейся при французских колонизаторах новой сайгонской элиты — местные чиновники и офицеры "войск самообороны" — были католиками. Католическая церковь была крупнейшим землевладельцем в Кохинхине.

Буддийские общины были и на севере, но китайского толка — махаяна. Малые народности придерживались традиционных (языческих) верований.

Ну и последний акцент. Несмотря на то, что обе долины Вьетнама населяют вьеты, диалект южан настолько отличается от северян, что им трудно понимать друг друга. Фактически язык объединяет лишь единая письменность. В последние десятилетия, ситуация несколько улучшается, в первую очередь, благодаря телевидению, поп-культуре и кино. Но в 50-60-е года ХХ века северный и южный язык вьет отличался примерно так как разговорный польский и русский. 

Государственная идеология: национализм и антикоммунистический католицизм

Южно-вьетнамская элита была убеждена в том, что можно объединить жителей долины реки Меконг вокруг националистической вьетнамской идеи и на ее основе противостоять "коммунистической заразе, насаждаемой чуждыми северянами и китайцами".

Экономическая элита Южного Вьетнама в те времена состояла почти исключительно из этнических китайцев. При этом военно-политическая представлена в основном франкоязычными вьетами — католиками, презиравшими сохранивших национальные традиции соотечественников. Важно понимать, что католики никогда не превышали 10% население Республики Вьетнам.

Южно-вьетнамская пропаганда продвигала идею о "сатанинском атеизме коммунистов", при этом в Южном Вьетнаме притеснениям подвергались все религиозные общины, кроме католиков.

Большинство религиозных законов Южный Вьетнам унаследовал от французских колонизаторов. Согласно им, крестьяне иноверцы должны были содержать католические храмы, монастыри и их вооруженную охрану, работать бесплатно на их полях.

Чтобы принять монашество в буддийском храме, нужно было заплатить специальный религиозный налог, как и за получение права проповедовать буддизм. Средства этого налога целенаправленно шли на проповедование католицизма. 

Офицеры и чиновники нехристиане официально считались нелояльными и не могли надеется на карьерное продвижение. Проводимая правительством политика насаждаемой христианизации и гонения на буддистов вызвала настоящее восстание буддийских монахов в 1963 в Сайгоне. 

Еще одна ремарка — воспитанные в буддийской традиции вьетнамцы верили, что после смерти родятся еще раз, и потом еще сотню раз пока не достигнут совершенства — они не боялись умирать. 

Второй основной тезис пропаганды — "северяне марионетки китайцев, главных врагов вьетов". Так как Вьетнам веками был китайским вассалом, вьеты в целом и сейчас плохо относятся к китайцам.

Сразу после объявления независимости в 1954 году Правительство Вьетнама объявила всех этнических китайцев — иностранцами, временно проживающими на территории страны, независимо от того, как и когда они тут очутились. Китайцы стали получать гражданство Гонконга или Тайваня (Республики Китай), но для этого надо было быть их постоянным резидентом, что было доступно лишь для очень состоятельных людей. Напомню, в то время в Южном Вьетнаме проживали более 1 млн этнических китайцев (почти 10% населения), и они составляли большинство во всех крупных городах. При этом являясь по сути такими же бедными, как и прочие южные вьетнамцы.

Ситуацией воспользовалась коммунистическая КНР и объявила, что все этнические китайцы проживающие за пределами Китая автоматически являются его гражданами, если не имеют другого гражданства. В течении несколько месяцев почти миллион южновьетнамских китайцев подал прошение на получение гражданства КНР. Официальный Сайгон осознал катастрофичность ситуации и объявил всех проживающих в стране китайцев своими гражданами.

При этом подавших прошение на оформления гражданства КНР тут же записали в симпатизирующих коммунистам оппозиционеры, неофициально ограничив их в правах — запретив не только занимать офицерские посты в армии и полиции, но и руководить или владеть предприятием, выполняющим государственный подряд. Своей антикитайской риторикой южновьетнамский режим отталкивал от себя большинство горожан.

Третьим тезисом пропаганды было утверждение: коммунисты сделают все коллективным и лишат вас собственности. И это в стране, где свыше 80% население были безземельными или малоземельными крестьянами, веками коллективно обрабатывавшими поля. Элите просто не на кого было опереться.

На этом фоне лидер коммунистического Вьетнама Хо Ши Мин провозгласил свободу вероисповедания и единство всех жителей страны независимо от национальности под лозунгом: "Солидарность, солидарность, великая солидарность!". И неважно, насколько эти лозунги были искренни и реальны. Главное, что они радикально контрастировали с официальной политикой Сайгона. 

 

Американские шатания

После разгрома в Ханое японских оккупантов в августе 1945 года, коммунистический лидер Хо Ши Мин с подачи резидента службы особых операций США (предшественник ЦРУ) объявил о создании независимой республики Вьетнам.

В это время французские колониальные власти создали в Сайгоне марионеточную республику Кохинхина под протекторатом Франции. Менее чем через год в связи с начавшейся холодной войной и конфронтацией с коммунистическим блоком, американцы, резко сменив политику, поддержали созданную французами марионеточную Вьетнамскую империю. Коммунисты ответили всеобщим восстанием. В 1954 году Франция решила выйти из войны и предоставить бывшим колониям Индокитая независимость. Север страны к этому времени уже освободили вьетнамские коммунисты. На юге власть переняли бывшие чиновники колониальной администрации и националисты.

Согласно подписанному в Женеве соглашению, в 1956 году должны были пройти всеобщие выборы в единый парламент объединяющегося независимого Вьетнама. Но южане, опасаясь победы на выборах коммунистов, отказались их проводить и с подачи Вашингтона в одностороннем порядке объявили независимость Республики Вьетнам (Юга).

Первым руководителем Южного Вьетнама стал Нго Динь Зьем — католик, выходец из семьи крупных землевладельцев, веками служивших чиновниками и министрами при дворе.

В ноябре 1963 года Зьем был свергнут в результате переворота — президент и его ближайшие родственники убиты. Сам переворот, по словам американского историка Пола Джонсона оплатило американское посольство, потратив на это по официальной смете $42 000.

В течение 12 лет в республике произойдет еще шесть переворотов.

Экономика Южного Вьетнама

Нго Динь Зьем поставил задачу развивать экономическую базу новой республики. При нем ввели таможенные пошлины на вывозимое сырье и ввозимую готовую продукцию — это должно было стимулировать развитие перерабатывающего сектора и поддерживать зарождающуюся местную промышленность.

Основой экономики оставалось сельское хозяйство. Главным занятием крестьян обоих частей Вьетнама было выращивание риса — очень трудный коллективный ручной труд. В 50-е годы Южный Вьетнам был крупнейшим экспортером риса в Азии.  

Во Вьетнаме, обладающем почти двухтысячным побережьем, слформировались еще две экономические ниши: рыболовство и пиратство. И хотя последнее было развито только на юге, свободный нрав морских разбойников отложил сильный след в менталитете вьетнамцев. 

Начиная с 30-х годов ХХ века французские колониальные власти развивали каучуковые плантации на юге: в Аннане и Кохинхине. В республике также действовало несколько относительно крупных заводов — цементный, стекольный, химический и сталелитейный.

Провал аграрной реформы

Во времена французского правления более 90% обрабатываемой земли на юге Вьетнама принадлежало крупным местным феодалам и французским колонистам. Самым большим землевладельцем была католическая церковь, крестьяне буддисты были вынуждены отрабатывать барщину на этих землях. После объявления независимости в 1945 году коммунист Хо Ше Мин одним из своих первых декретов объявил землю общиной собственностью и призвал крестьян занимать обрабатываемые ими поля.

Французские власти самыми жестокими мерами боролись с такими самозахватами. Это в итоге обеспечило коммунистам поддержку большой части сельского населения на время всей гражданской войны.

Правительство Южного Вьетнама в 1955 году попробовало провести аграрную реформу, предложив крестьянам выкупить землю у владельцев. Но у крестьян не было денег, возможность взять кредит была ограничена и, главное, была убежденность в несправедливости принципа "платить за то, что по праву твое".

В 1957 году был принят закон, о максимальном размере частного землевладения в 100 га, но он не касался земель католической церкви. Все что выше конфисковалось правительством и передавалось в аренду мелким фермерам. Всего за два года правительство перераспределило 420 000 Га — менее 10% пахотных земель Южного Вьетнама.

Реформа не была популярна среди крестьян, которые считали, что коммунисты в подконтрольных им районах поделили все по-честному: "забрали у помещиков и отдали общинам в управление" (фактически создали колхозы). На юге же получившие землю крестьяне должны были заплатить за нее государству. В результате через несколько лет крупные землевладельцы стали еще крупнее покупая землю у тех, кто был неспособнен заплатить сам.

В 1967-69 годах в республике Вьетнам проводится политика создания "зон свободного огня" — крестьян, заподозренных в оказании помощи партизанам целыми районами, депортировали в другую местность в специальные охраняемые лагеря, а их поля отдавались под неограниченные военные действия.

Учитывая, что создание рисового поля занимает несколько лет, большинство переселенцев оказались без средств к существованию и полностью зависели от раздачи гуманитарной помощи правительственными чиновниками. В результате к 1969 году было перемещено до 7 млн человек из 16 млн населения страны. Разведка США докладывала, что вся операция, призванная "создать пропасть между крестьянами и повстанцами, на деле образовала ее между крестьянами и правительством".

В 1970-73 годах была проведена еще одна попытка аграрной реформы. Правительство конфисковало землю у крестьян и общин, подозреваемых в поддержке коммунистических партизан и продавала ее лояльным. Участок фермерского хозяйства ограничили 15 Га. Финансировалась покупка из американской целевой помощи. Всего США выделили $339 млн из $441 млн, потраченніх правительством Южного Вьетнама на выкуп земли. Критики в США и самом Вьетнаме указывали на тотальную коррупцию чиновников, реализовывавших и финансировавших программу.

Результатом всех аграрных реформ и ужесточившегося партизанского движения стало полное разорения аграрного сектора страны. Уже с 1964 года Южный Вьетнам из крупнейшего в мире экспортера риса превратился в его импортера. 

Американская помощь

Вьетнам получал американскую помощь почти с самого момента своего образования в 1955 году. Но она значительно увеличилась, после прибытия в страну американского военного контингента. Так только в 1965-69 годах республика получила военной американской помощи на $3 млрд, экономической — на $2,5 млрд. Военная помощь направлялась на закупку военной техники, создание военных баз и обучение военных. Все эти деньги оставались за пределами республики — у американских и южнокорейских корпораций.

Экономическая помощь США представляла собой в основном поставки потребительских товаров и продовольствия. Отдельной статьей доходов Южного Вьетнама должны были быть расходы американского экспедиционного корпуса (только в 1968-69 годах — свыше $5 млрд). Но осваивали практически все эти сумма американские компании. Даже на субподрядах работали иностранные фирмы и рабочие, в большинстве случаев — южнокорейские. 

Единственная отрасль южновьетнамской экономики, которая расцвела в результате американского присутствия секс-индустрия, в которой было задействовано до 300 000 работниц.    

Для сравнения, на военных предприятиях занятых технических обслуживанием и ремонтом техники американского экспедиционного корпуса в 1971 году было занято около 150 000 южновьетнамских рабочих — их уволили до конца 1973 года, после вывода войск США.

Самая либеральная экономика мира

Весной 1964 года правительство республики Вьетнам обнуляет почти все пошлины. Официально — для упрощения поставок американской помощи. В 1965 году вводится свободная конвертация валюты. Уже через два года фактически все расчеты в крупных центрах страны привязаны к доллару или просто производятся в американской валюте.

В целом в 1965-69 годах южновьетнамский экспорт лишь на 5% покрывал импорт — $393 млн против $7,76 млрд. 

В таких условиях во Вьетнаме не могла сложится прослойка местных бизнесменов, заинтересованных в независимости страны. На момент падения режима в 1975 году в Республике Вьетнам насчитывалось 1 млн частных торговцев (из 19,5 млн населения). 

В стране сложилась очень узкая прослойка очень богатых бизнесменов. 60% всех американской помощи реализовывалась в форме коммерческого импорта через оптовые компании и коммерческие банки, контролируемые местными китайскими бизнесменами. Сайгонские китайцы фактически стали монополистами в таких сферах, как закупка и импорт риса, импорт и торговля нефтепродуктами, пищевая, текстильная, химическая и сталеплавильная промышленность, внутренняя и внешняя торговля.

Воспользовавшись принятыми в 1966-67 годах законах о защите иностранных инвесторов, сайгонские китайцы практически все свои предприятия и банки регистрировали, как дочерние фирмы своих же Тайванских, Гонконгских или Сингапурских предприятий.

В 1969 году, по совету чикагских экономистов, правительство сняло ограничение на вывоз капитала. Считалось, что это должно привлечь новых иностранных инвесторов, заинтересованных в неограниченном вывозе прибыли. На деле никакие новые инвесторы не пришли. При этом только за 9 месяцев 1969 года действия закона из республики Вьетнам было выведено свыше $1 млрд. Также произошла массовая продажа южновьетнамских активов и предприятий инвесторам из Тайваня, Гонконга и Сингапура — собственники просто переложили их из одного кармана в другой, более безопасный.

В том же 1969 году была проведена тотальная приватизация крупнейших активов: от железной дороги и портов — до электростанций. Их практически за бесценок скупили все те же "инвесторы из Тайваня, Гонконга и Сингапура". Пожалуй излишне упоминать, что  практически все они были родом из Сайгона.

Тотальная коррупция

Тотальная коррумпированность вьетнамских чиновников и офицеров армии поражала всех иностранцев, кто с ними так или иначе сталкивался. Львиная часть американской помощи просто разворовывалась и потом попадала на прилавки магазинов.

Южновьетнамские руководители постоянно публично обвиняли друг друга и предшественников в коррупции (благо в стране существовали относительно свободная пресса и парламент) и строчили доносы в Вашингтон, где хватало своих скандалов, связанных с непомерными расходами на Вьетнамскую войну.

Самыми вопиющими примерами, пожалуй, можно считать массовые воспоминания американских военных инструкторов, которые писали, о том, что южновьетнамские офицеры требовали со своих солдат оплату за форму, амуницию, оружие, а некоторые особо предприимчивые —  даже за еду.  

Вьетнам оказался брошенным

В 1973 году, после вывода американских войск, резко обвалились все поставки американской помощи. Поставки запчастей упали на 70%, авиатоплива на 30%. Оплачивать же их хотя бы частично Сайгон был не в состоянии, так как его бюджет был тотально дефецитным. У Южного Вьетнама не было своей рабочей экономики, которая бы генерировала какие-то доходы и возможности собирать налоги. В результате уже в начале 1974 года более 50% южновьетнамской военной техники было не в состоянии принимать участие в боевых действиях.

Нельзя забывать, что Республика Вьетнам все свое существование жила в условиях перманентной и постоянно усиливавшейся партизанской войны с коммунистическим подпольем. В этой статье я совершено не затрагиваю военных аспектов этого противостояния.

В конце концов Северный (Коммунистический) Вьетнам так же точно участвовал в этой войне и подвергался беспощадным бомбардировкам авиации США. При этом его ВВП за тот же период не просто вырос в семь раз, но и фактически сравнялся с южновьетнамским, от которого изначально отставал в пять раз.

С каждым годом поддержка коммунистического движения на юге возрастала. И если в конце 50-х коммунисты на юге считались маргиналами, а восстание в январе 1968 года захлебнулось (Тетское наступление), не найдя действительно серьезной поддержки населения, то уже в 1975 году защищать правительство желающих не было.  

 

Александр Ланецкий
Александр Ланецкий
директор консалтинговой компании Friendly Avia Support
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии

Последние новости