Блиц | Войнушка в Нафтогазе, коррупционный слон и Витренко. Блиц-интервью с Андреем Фаворовым

04.06.2020, 17:17
Войнушка в Нафтогазе, коррупционный слон и Витренко. Блиц-интервью с Андреем Фаворовым - Фото
Андрей Фаворов (фото: пресс-служба Укргаздобычи)

Бывший глава газового дивизиона Нафтогаза Андрей Фаворов прочитал интервью LIGA.net своего экс-коллеги Юрия Витренко и запросил право на ответ

Около двух недель назад LIGA.net опубликовала интервью с исполнительным директором НАК Нафтогаз Украины Юрием Витренко, где топ-менеджер рассказал о возможных причинах своего будущего увольнения и испорченной дружбе с Андреем Коболевым - главой Нафтогаза и своим пока еще непосредственным начальником.

Значимая часть интервью пришлась на конфликт Витренко с Андреем Фаворовым - его бывшим коллегой по Нафтогазу, который возглавил газовый блок группы в ноябре 2018 года.

Витренко обвинил Фаворова в конфликте интересов и возможной коррупции. В качестве примера топ-менеджер привел историю партнерства компании ЭРУ с "дочками" НАКа, зародившегося с переходом Фаворова в Нафтогаз.

"Когда у него впервые спросили, когда он еще был собственником ЭРУ, почему его компания зарабатывает $2-3 млн от перепродажи газа от одной "дочки" Нафтогаза к другой, он начал говорить: вы хотите меня подсидеть, это Юра борется за мое место", - описывал Витренко причину его публичного конфликта с коллегой.

После выхода интервью Андрей Фаворов попросил LIGA.net возможности ответить. Мы публикуем часть его интервью, которая касается конфликта с Витренко, партнерства ЭРУ с Нафтогазом и обвинений в коррупции.

О политических амбициях Витренко, Авакове и "войнушке" внутри Нафтогаза

- Попав в Нафтогаз, вы фактически заменили Юрия Витренко, который до этого был главным исполнительным директором Нафтогаза и отвечал, в том числе, за газовый блок группы. Ваш конфликт с Витренко – это следствие кадрового решения Андрея Коболева или профессиональные разногласия, перешедший в личное противостояние? Вы давно перешли на личности, например, в одном из интервью вы назвали Юрия Витренко "ходячим эдиповым комплексом".

- Да, я горжусь этим выражением (смеется). Конечно, есть профессиональные споры, это нормально, когда у людей есть разные точки зрения. Но есть же профессиональная этика: если ты хочешь кого-то обвинить, то зачем это делать публично, если можно об этом сказать лично?!

Профессионалы не делают необоснованных обвинений публично. Они не станут сливать в прессу внутренние документы компании, которые атаковали, как меня, так и его начальника – Андрея Коболева.  Это неэтично. Особенно, когда все, что говорится – ложь, манипуляция и придумывание скандала.

Фактически Витренко решил пойти по трупам своих взаимоотношений с коллегами и Коболевым, собственной репутации и уважения для достижения политических амбиций

- Что вы имеете в виду, когда говорите о политических амбициях: желание возглавить Нафтогаза или пойти еще дальше?

- Я думаю, гораздо дальше. Он очень трепетно относился к тому, чтобы его имя было среди кандидатов на премьер-министра и главу НАКа. Но единственное, в чем у господина Витренко было огромное преимущество перед всеми его бывшими коллегами и теперь уже конкурентами – это его неограниченное самолюбие. Такие люди, как правило, хотят для себя только великие лавры.

- В нашем интервью Витренко говорил, что он покинул пост главного исполнительного директора по своей инициативе. Это случилось после того, как Коболев якобы навязывал ему согласовывать кадровые решения с Константином Пожидаевым, которого Витренко считает человеком Арсена Авакова. Вам приходилось сталкиваться с этой же проблемой, когда работали в Нафтогазе?

- Когда я пришел в Нафтогаз, примерно через две недели началась войнушка Витренко против Андрея. Для меня, честно говоря, это стало большим открытием.

Поведение Витренко я могу объяснить только его политическими целями. Если сравнивать его с Коболевым, Витренко - карлик на плечах у гиганта, который взобрался наверх и кричит: я сделал санкции США [против Северного потока-2], я сделал контракт с Газпромом, я сделал первый реверс газа из ЕС. Но, по правде говоря, Витренко стоял рядом пока взрослые люди этим занимались и делали свою работу.

Санкции США - это заслуга команды Нафтогаза. Андрей Коболев, Елена Зеркаль, Вадим Гламаздин и Александр Харченко сделали все, чтобы американский Конгресс принял санкции. Реверс из Словакии в 2014 году сделал [экс-вице президент США] Джо Байден, из Венгрии и Польши - ДТЭК. Это было в 2013 году. Я лично вел там этот проект.  

- Давайте еще раз: приходилось ли вам согласовывать свои кадровые решения с человеком из орбиты Авакова?

- Нет! Никогда! Я приводил людей в Нафтогаз, знакомил их с Андреем, а потом их изучали [служба безопасности Нафтогаза]. Это были претенденты на высокую должность, поэтому я хотел, чтобы он на них посмотрел. Но нам никогда не говорили, кого назначить, а кого – нет.

- Вы вспомнили о "войнушке" Витренко против Коболева. Что стояло в истоках их противостояния?

-  Неудовлетворенные политические амбиции Витренко. Он чрезвычайно токсичный менеджер, который может "отравить" рабочую атмосферу, в которую он ввязывается.

Да, у Витренко и Коболева были разногласия, но эти разногласия – лишь отговорка витренковской политической борьбы возглавить НАК или стать премьером.

Андрей Фаворов (фото: пресс-служба Укргаздобычи)

О программе 20/20, сделках Нафтогаза с ЭРУ и "витренковских кадрах"

- В своих интервью вы утверждаете, что программа "Тризуб" – это единственная правильная стратегия по добыче газа. Если мне не изменяет память, изначально вы были иного мнения. Витренко говорил, что вы поддерживали программу 20/20, как только пришли в Нафтогаз. Что потом изменилось, когда вы поняли, что она нереализуема?

- Что значит поддерживал? Это была мертворожденная программа. Мы это поняли, как только начали разбираться в ее деталях. Мы сели и экономически посчитали все показатели: скважины, запланированные работы и т.д. Оказалось, что ее реализация экономически нецелесообразна.

Как я мог поддерживать эту программу, если я ее отменил и представил новую альтернативу?!

- Почему не целесообразна?

- Ее было невозможно выполнить. Когда Витренко отвечал за эту программу, его подопечные "рисовали" добычу газа, пока сам же Витренко отмалчивался, чтобы потом все скинуть на меня, который публично ее назвал полным фиаско.

- За время работы в Нафтогазе вы попали в коррупционную историю, которая касалась перепродажи газа между "дочками" Нафтогаза через вашу бывшую компанию ЭРУ. Комплаенс Нафтогаза тогда признал, что на момент газовых сделок у вас был конфликт интересов…

- (Перебивает) Не было там никакого конфликта интересов! Комплаенс, правление, наблюдательный совет и KPMG – все проверили и сказали, что в моем поведении не было конфликта интересов. Я устал говорить на эту тему, которую раздувает Витренко.

У меня очень простое предложение. Я гражданин США, поэтому я несу ответственность перед американским законодательством за любые действия, связанные с коррупцией. Юрий Юрьевич (обращается к Витренко. - Ред.), подавайте заявление в ФБР, я с удовольствием представлю все документы, и дам все показания.

Фишка в том, что если это ложь – он будет нести уголовную ответственность за лжесвидетельство.

- Давайте проясним. 26 ноября 2018 года вы пришли в Нафтогаз, но свои полномочия получили только через месяц – то есть в декабре. Когда была закрыта сделка по ЭРУ и чем вы занимались в Нафтогазе все это время?

- Да. Первый месяц я был как консультант. Формально я еще не был оформлен в Нафтогазе, на тот момент я только выходил из ЭРУ и согласовывал со своими партнерами продажу акций. Договор продажи акций в ЭРУ моим партнерам был подписан до моего вступления в должность, но юридически продажа была оформлена в трех разных юрисдикциях в конце января. Всю информацию я предоставил как службе комплаенса НАКа так и Службе безопасности [компании] еще до того как вступил в должность.

Газовые сделки с ЭРУ я не вел и никакого отношения к ним не имею. У меня не было экономического интереса в этих сделках, стоимость продажи газа ЭРУ – это было решение правление Нафтогаза, к которому я не имею отношения.  

- Я вспомнил о датах, потому что бывший глава Нафтогаз-Трейдинг Виталий Волынец, которого вы уволили после этого скандала, утверждает, что в этот буферный месяц вы собирали совещания правления газового блока НАКа, где якобы рекомендовали сделать ЭРУ посредником между "дочками" Нафтогаза.

- Это ложь. Он при восьми свидетелях из состава членов правления признал, что я ему не давал указаний кому и по чем продавать газ.

У меня была одна простая рекомендация: Нафтогазу нужны деньги, собирай предложения по рынку и продавай. Точка. На этом мои инструкции и вовлеченность в этот процесс закончились.

- Свое увольнение из компании он назвал местью за жалобу на вас в комплаенс Нафтогаза. Это так?

- Я его уволил, потому что он "трейдер от Бога". Он умудрился потерять более 300 млн грн за два месяца работы в Нафтогаз-Трейдинг. У человека нет опыта работы в трейдинге, у него два года опыта работы в туристическом агентстве. Конечно, ему не понравилось, что я его уволил, и он решил мне насолить, сыграв на подтанцовке у Витренко.

Волынец – типичный витренковский кадр, он же его назначал и "крышевал", когда этот "турист" потерял более 300 млн грн.

- А то, что вы собирали совещания – это правда?

- Да. У меня тогда был договор неразглашения. У меня был месяц, чтобы вникнуть в ситуацию – я ходил и встречался с людьми, обсуждал вопросы и решал проблемы. Но я не давал никаких указаний, потому что у меня еще не было полномочий. И во всех этих сделках подписант - Волынец, если у него с ними были проблемы, чего он тогда их подписывал?

Вся эта история – попытка сделать иллюзию коррупционного слона. Витренко и Волынец умудрились написать на меня заявления во все инстанции в НАКе, но их все закрыли, после тщательной проверки.

Богдан Заика
Богдан Заика
корреспондент
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии

Последние новости

Партнер проекта - L'OréalОт первой краски для волос до диагностики кожи в домашних условиях