24.09.2014, 08:24

Шимкив: Волонтерство на госслужбе заканчивается на третьей неделе

6f58e40bd1abc091a9758f712597cef2.jpg

Замглавы АП Дмитрий Шимкив рассказал, кто будет платить чиновникам $3000 в месяц, что мешает бороться с коррупцией и когда начнутся настоящие реформы

- Вы уже больше двух месяцев госчиновник, которого позвали менять систему. Какие ощущения: вы - систему, или она - вас?

- Конечно, пока что система - нас.

- Это было ожидаемо?

- Если честно, я думал, что будет быстрее. Я не ожидал блицкрига из серии "пришел - увидел - победил", но рассчитывал, что изменения будут происходить активнее, что система более податлива, что будет больше ресурсов и их легче привлечь. Сейчас уже понятен реальный масштаб проблемы.

- Вы все время повторяете "система", "надо менять систему". Что вы вкладываете в это понятие?

- В первую очередь, это люди, это законодательство, это процессы. В широком смысле - это контекст, в котором работают люди.

Волонтерство на госслужбе заканчивается где-то на третьей неделе. В системе ничего не работает, тебе все вставляют палки в колеса, саботируются решения, и человек испытывает сильнейший соблазн - встать и выйти: он же временный волонтер

- Есть понимание, как менять систему? Например, сменить 20-40% неправильных людей, переписать 2/3 плохих законов…

- Если упрощенно - нужна критическая масса правильных, высокомотивированных, профессиональных людей. Это, конечно, хорошо, что в Администрацию пришли Ложкин, Косюк и еще несколько человек из бизнеса. Однако мы можем тут круглые сутки работать, но систему это не поменяет.

То, что сейчас многие патриоты помогают parttime или вовлечены в волонтерскую деятельность, не сможет глобально исправить ситуацию. Волонтерство на госслужбе заканчивается где-то на третьей неделе. В системе ничего не работает, тебе все вставляют палки в колеса, саботируются решения, и человек испытывает сильнейший соблазн - встать и выйти: он же временный волонтер. Поэтому подход "я между делом поработаю" неконструктивен и вреден. Между делом строить страну нельзя.

- Вы подводите к своей последней инициативе - созданию фонда, который будет доплачивать людям из бизнеса, перешедшим на госслужбу… В чем суть идеи?

- Нам нужно завести команду людей, которые будут получать не $500, а нормальные деньги. Один из первых вопросов, который я задаю сейчас соискателям: "Желание помочь стране - похвально, но как вы собираетесь себя обеспечивать? У вас есть значительные сбережения, финансовая подушка?"

Если человек за счет зарплаты не может удовлетворить базовые потребности, то через какое-то время он начнет искать пути получения дополнительного дохода.

Одна из моих задач - разработать и курировать реформу госаппарата, чтобы можно было платить вменяемые зарплаты тем чиновникам, которые останутся работать, и новым людям.

Один из первых вопросов, который я задаю сейчас соискателям: "Желание помочь стране - похвально, но как вы собираетесь себя обеспечивать?

В чем суть идеи? На временную работу на госслужбу должны прийти высокоэффективные менеджеры, способные запустить и довести до точки невозврата реформы, обучить других людей.

Но даже если бы в бюджете были деньги, нельзя взять и установить чиновнику оклад в $2000-3000. Есть 268-е постановление, расписывающее, откуда и сколько получает чиновник.

Поэтому сейчас мы разрабатываем инфраструктуру фонда, в котором аккумулировались и собирались бы деньги для компенсации зарплат, а также изменения в законодательство - правки в Закон "О госслужбе" и законопроект "О временном прохождении госслужбы". Концепция разработана при содействии крупнейших консалтинговых компаний. Есть концепция фонда, есть законопроект. Ждем, когда соберется Верховная Рада.

- Можете рассказать о структуре, бюджете этого фонда? Сколько реально привлечь денег для финансирования вашей инициативы?

- Думаю, что большинство людей будут привлекаться на уровень начальника департамента. Программа будет работать во всех госорганах - министерствах, ведомствах, областных администрациях и т. д. Мы для начала ориентируемся на цифру 200-250 человек. Для того чтобы платить им зарплату около $3000, фонд должен аккумулировать $10 млн в год. Нам нужны люди именно на ключевые должности.

Если удастся собрать больше - пригласим на работу больше людей, меньше - значит, меньше. Количество управленцев, которых мы хотим привлечь, ограничено только размером формируемого фонда. Сейчас дорабатываем принципы его создания - в какой форме будет создан, кто станет финансировать, кто будет в набсовете, кто сможет руководить. Основной принцип - прозрачность. Все должны видеть, кто и сколько денег дал, на какие нужды они пошли.

- В Грузии основными донорами такого фонда были миллиардер Бидзина Иванишвили и Фонд Сороса. А у вас уже есть договоренность с условным "Ахметовым" и "Коломойским", что они скинутся на реформы?

- Пока нет утвержденного механизма, предметные переговоры с бизнесменами вести бесполезно. Они зададут десятки вопросов, на которые, пока не принят закон, у меня нет ответов. Предварительные разговоры велись со многими бизнесменами, в целом люди позитивно относятся к этой идее и готовы финансово участвовать в фонде. При этом вы ошибочно предполагаете, что там будут деньги только нескольких крупных бизнесменов. В Украине много предпринимателей средней руки, заинтересованных в эффективной работе госаппарата.

Вы ошибочно предполагаете, что там будут деньги только нескольких крупных бизнесменов. В Украине много предпринимателей средней руки, заинтересованных в эффективной работе госаппарата.

- С управленческой точки зрения, такой вариант, конечно, закладывает конфликт: один начальник департамента будет получать $3000, а другой, его коллега, - 3000 гривень…

- То, что это модель дискриминационная, мы понимаем. Но идеальных моделей не бывает. Да, это неправильно, но альтернативы нет. Сейчас стране как воздух нужен инструмент, который позволит привести во власть людей с опытом и знаниями извне и предложить им нормальные деньги. Нужны новые идеи, новая мотивация, свежая кровь.

Очень важный момент, что эта программа не предусматривает долгосрочного найма менеджеров на госслужбу. В законопроекте говорится, что доплата не может длиться более 24 месяцев, и срок действия самого закона также ограничен двумя годами. За это время реформы должны дойти до точки невозврата, люди, пришедшие из бизнеса, - изнутри перестроить систему, должна быть проведена реформа госорганов и принят новый закон о госслужбе.

shimkiv.JPGshimkiv.JPG

- Недавно вы выбрали четырех представителей общественности в Национальный совет реформ. Определена ли уже приоритетность реформ, которые необходимо провести в стране?

- В первую очередь это судебная реформа, антикоррупционный пакет реформ и реформа правоохранительных органов. То есть те вещи, которые установят верховенство права в стране. Безусловный приоритет - реформа вооруженных сил и обороноспособности. Дальше - дерегуляция бизнеса, реформа госслужбы и децентрализация. Конечно же, реформа  энергетической независимости и здравоохранения.

Бизнес в регионах жалуется, что за восемь месяцев 2014-го их чаще проверяли, чем за весь прошлый год. О каком улучшении инвестклимата мы говорим?

- У общества есть огромный запрос на борьбу с коррупцией, но, мягко говоря, результаты этой борьбы не впечатляют. В одном из интервью экс-министр обороны Грузии Вано Мерабишвили сказал, что для эффективной борьбы с коррупцией в стране нужно всего три человека - президент, генпрокурор и глава МВД. В Украине на этих должностях новые люди. Почему коррупцию победить не получается, кто из трех - "слабое звено"?

- Основные сложности возникают при сборе доказательной базы - на этапе следствия. В Украине очень сложно доказать факт взятки, нужно поймать коррупционера за руку. Чтобы эффективнее бороться с коррупцией среди топ-чиновников, мы создаем Антикоррупционное бюро. Сейчас не хватило восьми голосов в Раде, но, уверен, в следующий раз хватит.

Еще одна эффективная мера - дерегуляция. Где есть зарегулированность, там есть коррупция.

Кабмин уже кое-что сделал в этом направлении, но этого явно недостаточно. Например, запретил экологической инспекции проверять бизнес. Думаете, они перестали этим заниматься? Нет, просто теперь впереди идет местный прокурор, а все "экологи" и "пожарники" идут в составе экспертных групп. Мне бизнес в регионах жалуется, что за восемь месяцев 2014-го их чаще проверяли, чем за весь прошлый год. О каком улучшении инвестклимата мы говорим?

- Как распределены зоны ответственности в Администрации президента? За часть реформ отвечаете вы, а за часть - Александр Данилюк?

- Александр Данилюк - представитель президента в Кабмине. Соответственно, он взаимодействует с Кабмином по широкому кругу вопросов. Я отвечаю за координацию реформ между министерствами, экспертами и т. д. Моя задача - отладить взаимодействие между командами по вопросам реформирования из разных ведомств. Например, чтобы разные группы не работали над одной и той же задачей, а коммуницировали и эффективно распределяли усилия.

У Александра Данилюка хороший опыт по работе с силовым блоком, поэтому он курирует реформу правоохранителей. Еще один заместитель главы АП Алексей Филатов занимается вопросами судебной реформы.

- За время, пока мы с вами общаемся, вы перечислили уже добрый десяток реформ, которые очень основательно готовятся. А есть реформы, которые уже делаются?

- Есть очень крупная реформа, которая уже произошла: мы просто ее игнорируем. Это реформа гражданского общества. У людей появилось больше желания и возможности участвовать в политических процессах. Это приводит к тому, что власть становится более публичной. Принято много законов, изменяющих систему взаимоотношений власти с гражданским обществом.

Есть очень крупная реформа, которая уже произошла: мы просто ее игнорируем. Это реформа гражданского общества.

- Политическая жизнь реформаторов яркая, но короткая. Как думаете, сколько у вас есть времени?

- Я говорю своей команде: мы должны бежать очень быстро, потому что когда нас догонят, нас сметут. Но мы еще даже не начали проводить реформы. Сейчас создаем инструменты, которые позволят масштабировать процессы. Я и моя команда представляем собой некий вирус, запущенный в систему. И либо нас победят, либо мы добьемся изменений в системе.

- А других реформаторов - Дениса Бродского, Павло Шеремету, - получается, победили?

Нет. Их система отторгла, они не смогли интегрироваться. Но это не значит, что они проиграли и сдались: они участвуют в реформировании. Госсистема инертна и сопротивляется переменам, не принимает новичков.

Но уже видны ее слабые места: система неповоротлива, и если действовать резко, нестандартно, то система впадает в шок и не может воспротивиться изменениям, заблокировать или нейтрализовать их. Я сторонник резких движений, к примеру, - "завтра все судьи уволены". Как дальше работать? Придумаем что-нибудь. В реформах главное - ввязаться в драку, а то, пока будем детальный план разрабатывать, страны не останется.

- Мне кажется общество готово к этим резким движениям и нестандартным ходам, но их нет. Когда их стоит ждать и стоит ли?

- Уверен, что резкие решения будут приняты сразу после выборов и формирования нового Кабмина. Тогда должен быть запущен ряд критически важных процессов: урезаны бюджетные расходы, сокращен госаппарат, ликвидированы, а не объединены или реорганизованы, некоторые службы и ведомства. Это все должно быть сразу после формирования нового правительства.

Теги:
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
Загрузка...