Король Duty Free. Как живет и на чем зарабатывает Артур Гранц

Король Duty Free. Как живет и на чем зарабатывает Артур Гранц - Фото
Артур Гранц. Фото: Денис Кацило/LIGA.net
17.10.2019, 13:20

Совладелец крупнейшей в Украине сети магазинов дьюти-фри о своей бизнес-империи, Андрее Иванчуке, Павле Фуксе и грузинских реформаторах


Имя Артура Гранца ничего не скажет большинству украинцев. Но все, кто перед вылетом за границу покупали напитки, парфюмерию или одежду в магазинах дьюти-фри "Борисполя" или "Жулян", помогали его бизнесу. Финансово. В партнерстве с немецким оператором Heinemann Гранц владеет крупнейшей сетью магазинов беспошлиной торговли в Украине.

Доминирующее положение дает основания недоброжелателям говорить о монополии Гранца в Борисполе. А его дружба с соратником Арсения Яценюка Андреем Иванчуком - об использовании админресурса в получении площадей под торговлю. 

Гранц все обвинения отрицает. Помимо Иванчука он знаком с десятком крупнейших украинских бизнесменов. В сфере его интересов помимо ритейла — агробизнес, где он завел знакомства с Юрием Косюком, Олегом Бахматюком, Алексеем Порошенко.

В интервью LIGA.net Гранц рассказывает, как ему удалось стать торговцем №1 в главном аэропорту страны, почему дружба с Иванчуком — это дружба, а не бизнес, сколько стоит слетать с Павлом Фуксом из Лондона в Мексику и зачем он хотел купить (но не купил) журнал "Фокус". 

 О монополии в Борисполе 

Вас называют монополистом в аэропорту "Борисполь". Сколько торговых площадей и магазинов duty free вы арендуете?

- Совместное предприятие "БФ Груп" и немецкого оператора Heinemann в 2014 участвовало и выиграло в конкурсе на аренду площадей в терминале D. Срок договора рассчитан на 10 лет. Можно сказать, что сейчас наша компания оперирует в аэропорту "Борисполь" эксклюзивно.

Но тогда пассажиропоток был 2,4 млн человек в год. Только закончилась революция, курс доллара улетел куда-то в космос, никто не возлагал большие надежды на то, что кто-то будет летать. Мы тогда уже присутствовали в аэропорту, рискнули, пошли на конкурс и выиграли.

"Heinemann" эксклюзивно присутствует не только в Борисполе. Еще в Стамбуле, Тель-Авиве, Сиднее, Франкфурте, Мюнхене. Это нормальная практика.

Какую арендную ставку платили?

- Мы выиграли конкурс с ценой за квадратный метр 2500 грн в месяц. Но сразу предложили платить кроме стоимости аренды (поскольку аэропорт все время плакал, что 70% арендной ставки у них забирает Фонд госимущества) дополнительно процент с оборота, который шел бы непосредственно аэропорту. Назвали это инфраструктурным сбором.

Соответственно, чем больше пассажиров обслуживает аэропорт, тем больше мы платим. И эти прямые платежи они уже ни с кем не делят. Плюс, предусмотрена индексация цены аренды, в зависимости от курса национальной валюты.

- Сколько в среднем для вас стоит один квадратный метр в Борисполе?

- В целом, с учетом фиксированной ставки и процента с оборота, мы платим до 20 000 грн в месяц.

- А зачем вы это предложили?

- Потому что мы такие хорошие люди, потому что мы смотрим вперед, чтобы сразу закрыть все вопросы.

- Вы же бизнес. Зачем платить больше?

- Ну, вот видите, мы это предложили, а сегодня, вместо того, чтобы сказать нам спасибо, некоторые люди об этом забывают. Мы посчитали, сколько заплатили аэропорту с 2014 по 2019 годы. Вышло около 1,8 млрд грн.

Привязка к проценту от оборота, а не к ставке аренды, по нашему мнению, — это наиболее правильная схема. Также мы работаем в частном аэропорту "Киев" (Жуляны), где у нас сегодня полный эксклюзив. Они довольны сотрудничеством. Вот, достроили новый терминал и отдали нам эти площади без конкурса.

Условия в "Борисполе" и "Жулянах" для вас отличаются?

- Процент с оборота один и тот же. Фиксированная ставка, по-моему, тоже одинаковая. 

Гендиректор "Борисполя" Павел Рябикин говорил, что ваши компании блокируют конкурсы в "Борисполе". При этом у аэропорта есть потребность в расширении торговых площадей и общественного питания. Зачем вы это делаете?

- Сейчас у нас с руководством "Борисполя" нормальные, рабочие отношения. Мы не заинтересованы ничего блокировать. Кроме того, заблокировать конкурс нереально. Любое заинтересованное лицо может подать документы и инициировать проведение нового конкурса. Аэропорт сам пишет условия конкурса для Минтранса и подает документы в ФГИ.

Недавно (21 августа и 23 сентября) прошло два конкурса. В одном мы участвовали и сошли с дистанции. Коммерческий директор аэропорта говорил, что результаты покажут реальную цену. Они ее увидели.

Артур Гранц (Фото: Liga.net)

Выиграла компания, которая платит всего 5000 грн за квадратный метр в "стерильной" зоне терминала D. Больше никто не дал. Мы участвовали, но не сделали ни одного шага, чтобы показать, что может быть, если мы не участвуем.  

Кто выиграл?

- Какая-то компания "Dafna"  бренд одежды (бренд дизайнерской одежды "Dafna May", основанный дочкой совладельца авиакомпании "МАУ" Арона Майберга Дафной,  Ред.).

В рамках второго конкурса разыгрывалось место под офис в терминале D там вообще квадратный метр отдали за 1500 грн.

Вопрос о терминале F. Вы были соинвесторами терминала на этапе строительства. В обмен на инвестиции получили право на эксплуатацию его коммерческих площадей. Когда терминал законсервировали, вы не захотели платить фиксированные платежи и расторгли договор. Затем после расконсервации терминала попытались восстановить свое участие. Суд вам отказал и теперь там будет новый конкурс. Я правильно описываю события?

- Когда строился терминал F, у аэропорта не было денег на завершение проекта. Мы предложили проинвестировать в строительство терминала на условиях, что коммерческими площадями будем пользоваться совместно с аэропортом: 50 на 50.

Мы проинвестировали более $5 млн и получили площади в совместное управление. В 2012 году, когда открылся терминал D, нас попросили освободить эти площади, мы сказали, что не можем, поскольку не окупили инвестиции. Поэтому аэропорт увел все рейсы в терминал D. В 2014-м мы выиграли тендер на площади в терминале D, а F закрыли. Когда мы узнали, что открывается F, попросили найти возможность нам там работать. Потому что у нас осталось там оборудование, готовы были дозаказать новое и открыться через месяц  в апреле. Это значит, что аэропорт начнет сразу зарабатывать деньги, а пассажиры - получать сервис.

Мы обратились в суд, но восстанавливать совместную деятельность не захотели. Поэтому все лето пассажиры обслуживались без магазинов. 

Вы будете участвовать в новом конкурсе? Когда он будет?

- Возможно месяц-два. Я не знаю. Мы будем участвовать, думаю, все будут участвовать.

Что думает о монополии "БФ Групп" в терминалах Борисполя гендирекор аэропорта Павел Рябикин, читайте ЗДЕСЬ>>>

Сейчас вы представлены в Борисполе, Киеве и Одессе. Почему не идете во Львов и Харьков?

- Искусственных препятствий там нет, были тендеры, есть игроки. Но мы посчитали, что нам невыгодно туда идти на условиях, которые были.

По каким критериям оцениваете бизнес?

-  Доход с квадратного метра.

Оцените доход в "Борисполе".

- Сложно. Это коммерческая информация.

О влиянии на аэропорт, дружбе с Иванчуком и спортзале для себя

Как устроена структура вашего бизнеса в беспошлинной торговли? Весь ваш аэропортовый бизнес сконцентрирован в двух компаниях: "Киеврианта" и "БФ Энд ГХ Тревел Ритейл Лтд"?

- Да. "Киеврианту" мы купили позже. Также в 2015 году мы купили приграничные магазины [на автотрассах]. Все компании находятся в собственности "BF Capital Limited". 

На каких условиях у вас контракт с немецким оператором Heinemann?

- У нас совместное предприятие с долями, 55% у Heinemann.

Госпредприятия часто относят к сфере влияния тех или иных бизнесменов и политиков. Когда в этом контексте говорили о "Борисполе", часто вспоминали Андрея Иванчука, Игоря Кононенко, Леонида Юрушева. Вы с кем-то из них вели разговоры о присутствии в аэропорту "Борисполь"?

- Со всей ответственностью говорю, подчеркиваю, что когда приписывают господина Иванчука к моим интересам в "Борисполе", любой из директоров скажет, что я сам непосредственно веду переговоры. Никогда никого не просил, никого не привлекал к этим переговорам. Вот и все. Все эти люди не имеют отношения, по крайней мере, к моей деятельности.

Тем не менее, на открытии одного из магазинов Heineman в Борисполе, Иванчук перерезал ленту.

- Приехал владелец компании, которая входит в тройку мировых лидеров. Надо было позвать каких-то официальных лиц. Был директор аэропорта, ну и я попросил Андрея тоже присутствовать в качестве официального лица. Он, как глава экономического комитета парламента, мог спокойно прийти, поскольку одна из его основных задач, как парламентария привлечение инвестиций.

- Кто влияет на аэропорт сегодня?

- Это вопрос к директору, спросите у него.

Вы достаточно непубличный бизнесмен. В каких еще бизнесах вы сегодня представлены?

- У меня самая большая сеть Duty Free в Беларуси: более 35 магазинов. Мы номер один в этой стране. Тоже Heinemann. Но там у нас партнерство с Управлением делами президента, там по законодательству должен быть государственный партер. Также мы представлены в Грузии. Там мы 100-процентные владельцы и контракты по 30-40 лет. Но это не в аэропорту, а магазины на границе.

Еще есть сеть продовольственных магазинов в разных странах. Это чисто ритейл-бизнес, просто строю магазины и сдаю в аренду операторам. В Украине пока этого не делал.

- Почему не заходите в украинский ритейл? Это ваш профиль.

- Смотрим. Изучали сети парфюмерных магазинов в Украине. Ничего конкретного пока.

- Была громкая история с покупкой спортзала в центре Киева. Зачем это вам?

- Мы его купили со всеми чистыми документами. Реально хочу сделать хороший клубный спортзал, куда бы сам мог ходить. Мы наняли голландцев, чтобы сделать проект. Бывшие владельцы, называя разные имена, решили сделать вокруг этого хайп, заявили о рейдерском захвате. Если бы я знал, что будет такая история, я бы, может, и не покупал. Мы прошли два года судов, выиграли.

- Это единственный зал или будет сеть?

- Нет, я хочу посмотреть, как он будет работать. Это будет такой "бутиковый" проект, высокого уровня.

Согласно реестру юрлиц, вы также собственник компании "Нова-Сити". Что это за бизнес?

- Если в реестре говорится, что это моя компания, значит моя. Но я сейчас не помню. Нужно уточнить у юристов. (В процессе согласования текста Артур Гранц сообщил о том, что компания владела автомобилем, которым он пользовался, коммерческой деятельности она не ведет. - Ред.)

О грузинских реформаторах в Украине

Раньше вы говорили, что есть завод по переработке мандаринового концентрата. Он остался?

- Да, есть небольшое производство в Кобулети. Там маленький сезон, он себя окупает, но это больше хобби. Но мы его поддерживаем, и всегда будем поддерживать.

Правда, что в Кобулети у Леонида Черновецкого большая дача?

- Да, видел, очень красивый дом. Но мы с ним не знакомы, только с сыном: "привет-пока". Кстати, расскажу одну историю. Сейчас уже можно. Я до революции часто бывал в Грузии. Мне нравилось, как там все было выстроено. Да, были свои перекосы у Саакашвили, но мне нравилось в целом, как была выстроена грузинская модель. После революции в Украине я сказал: "Андрей (Иванчук. - Ред.), давай я привезу ребят, которые делали определенные реформы в Грузии, а сейчас не у дел, в качестве консультантов, чтобы они помогали делать реформы украинскому правительству. Я пригласил тогда бывшего губернатора Аджарии Левана Варшаломидзе и Гиорги Вашадзе.

Я слышал, что это была идея Бориса Ложкина.

- Можете спросить у Вашадзе. Кстати, именно Варшаломидзе сделал Батуми таким, каким мы его видим сегодня. Тогда приехали 10 или 12 человек. Поселил всех в Fairmont. 2014 год, только прошла революция, еще никого никуда не назначили. Просто взял за свои деньги привез их и сказал: "Давайте, помогайте делать реформы". В основном был акцент на Министерстве юстиции. И вообще не вмешивался в процесс, сказал только, что готов помогать, финансировать проект и т.д.

Артур Гранц (Фото: Liga.net)

Министерство юстиции - это Павел Петренко, квота "Народного Фронта".

- Да, это мой друг, мы с ним знакомы были, еще, когда он был юристом. И вот это все длилось около года. Потом я действительно сказал Боре Ложкину, мол, берите этих людей, задействуйте их во всех реформах. Оттуда и пошли призывы привлекать иностранцев. По  истечении пяти лет об этом можно говорить. Получилось, как получилось. Но идея сама по себе была хорошая.

- Это же Вашадзе придумал термин “деолигархизация”?

- Да, мы с ним тогда общались. Сейчас уже не виделись года 3-4. Когда позже Юра Косюк стал замглавы администрации президента, я ему сказал: "Юра, вот берите этих людей, вы же влияете на власть, можете что-то делать". И он тоже с ними начал общаться. Позже приехал Давид Сакварелидзе, его насколько помню, уже Юра приглашал. Потом, Эка Згуладзе. То есть процесс пошел.

Украина  это прекрасное место для занятия бизнесом. Палку воткнешь - будет работать

В полной мере сделать реформы не получилось. Почему?

- Это надо спросить у тех, кто был у власти.

В Украине сложилась ситуация, когда внешних инвесторов привлечь сложно, а у внутренних все хорошо. Парадокс?

- Парадокс. Но Украина это прекрасное место для занятия бизнесом. А вот легко ли его здесь вести  вопрос. Хотя место такое: палку воткнешь - будет работать. Надеемся, что сейчас не будут тесно переплетаться бизнес и правоохранительные органы.

Бизнес никогда не критикует действующую власть, но все же: вы уже видите, что поменялось?

-  Еще рано делать оценки прошло мало времени. Ожидания? Надеемся, что все будет хорошо. Декларации хорошие. Бизнесу — зеленый свет.

- Вы же интернациональный бизнесмен. Как часто бываете в Украине? Видите изменения?

- В месяц бываю где-то 10 дней. В целом нельзя говорить, что за последние пять лет не было позитивных изменений. Просто у людей нет терпения. Те же чиновники начинают бояться показывать свое богатство, сидеть в дорогих ресторанах. Это же хорошо? Хорошо.

О дружбе с Павлом Фуксом и совместных полетах в Мексику

- Можете сравнить инвест-климат, налоговую нагрузку в Беларуси и Украине?

- Налоговая нагрузка примерно одинаковая. Отличие Беларуси — там вообще нет контрабанды, контрафакта. Очень комфортно работать. В Грузии то же самое.

Где у вас больше бизнеса?

- С Беларусью примерно поровну. Там меньше магазинов, но они работают лучше. В Грузии, конечно, меньше доля.

- Какие планы по расширению? Вы довольны работой в Украине?

- Мы всем довольны, пришли сюда надолго. Если будут какие-то тендеры в аэропортах, будем участвовать. Надеемся, что будут развиваться региональные аэропорты. 

Артур Гранц (Фото: Liga.net)

- Какой порог для инвестиции у вас?

- Если хороший бизнес, у меня есть возможность привлечь инвесторов. А к чему вопрос?

- В СМИ попала информация о вашем полете в Мексику с Павлом Фуксом. Вы говорите, что у вас относительно небольшой бизнес. Это как-то не ассоциируется с полетами частным самолетом в Мексику с влиятельными людьми из окружения Игоря Коломойского. Расскажите о поездке.

- Сразу скажу, что содержать частный самолет это большие затраты. Заказывать частный перелет стоит намного дешевле. Бизнесмен среднего уровня может себе позволить. Особенно, если полет оплачивается в складчину это даже выгоднее, чем лететь с пересадками первым классом. 

Поэтому ничего предосудительного там не было. Я заказал самолет, Павел сказал, что тоже хочет внести свои деньги за этот рейс. Те страшные цифры, что писали СМИ, мол, рейс стоит $200 000, не соответствуют действительности. Рейс из Лондона стоил $80 000. Поделите на 15 человек, получается стоимость билета - $5 000.

Летали отдохнуть, или по бизнесу?

- Отдых. Я потом на Кубу полетел.

Иванчук с вами летал?

- Да. Это мой друг, почему бы и нет.

Виталий Хомутынник?

- Нет.

Коломойский?

- Нет.

Назад тоже вместе летели?

- Нет, назад, кстати, рейсовым все по отдельности.

С Фуксом знакомы давно?

- Да, лет 10 как знакомы. Еще когда он был в России.

У вас тоже был там бизнес?

- Нет, у меня в России нет бизнеса.

Где может пересечься белорусский бизнесмен с российским так, чтобы потом вместе отдыхать?

- На каких-то вечеринках. По-моему, мы познакомились на каком-то мероприятии во Франции, на Лазурном берегу. Это нормально.

Фукс сейчас считается человеком с деньгами, который ищет куда вложиться. Логично предположить, что у вас есть совместные бизнес-интересы.

- У меня с ним нет бизнес-интересов. Просто общаемся, и то нечасто. Я редко бываю в Украине. Он, я так понимаю, чаще.

У вас остался совместный бизнес с Леонидом Юрушевым?

- Нет. Редко видимся.

О покупке "Креатива"

- Что сейчас происходит с агрохолдингом "Креатив"?

- Когда участвуешь в такой сделке, покупаешь кота в мешке. Реально компания оказалась не такой хорошей, как на бумаге. Соответственно, пришлось почти все активы, которые были в залоге, отдать банкам. Сейчас компания находится в состоянии ликвидации. Этим проектом занимается Рысбек [Токтомушев, партнер и соинвестор в проекте], я был портфельным инвестором.

Сейчас уже можете сказать, кто был вашими партнерами в сделке?

- Одни из них  Рысбек, остальные фамилии вам ничего не скажут.

Это неудачная сделка?

- Да, получилось, что сделка пошла в минус. Тем более, сейчас переработка масличных культур  низкомаржинальный бизнес.

У вас есть претензии к продавцу? Станиславу Березкину, Юрию Давыдову? К ним есть вопросы у правохранителей.

- Была конфликтная ситуация, судились. Но мы мирно разошлись, у меня претензий нет.

Об интересе к медиа и покупке журнала "Фокус"

Когда мы пришли на это интервью, встретили в кабинете экс-главреда Forbes Владимира Федорина. На медиарынке последнее время говорят о вашем интересе к журналу "Фокус". Вы его купили?

- Сделки нет. Я не буду скрывать, что я хотел. Думал, что из этой истории может получиться красивый проект. Но сделка не состоялась.

Артур Гранц (Фото: Liga.net)

По нашей информации, вы еще год назад вели аналогичные переговоры.

- Да, тогда тоже хотел и тоже не состоялось.

Что вы подразумеваете под красивым проектом?

- Хороший, разносторонний журнал. Дорогой глянец.

Зачем?

- Самому читать. Скажу честно нечего читать.

С Федориным сейчас планируете другой проект?

- Продолжаем просто общаться, коммуницировать. Возможно, запуск нового. Хорошая идея, кстати. Спасибо, что подсказали (улыбается).

Говорят, что готовится запуск украинского Forbes. Вы участвуете?

- Смотрим. Было бы интересно. Вот что-то а-ля Forbes хотели бы сделать.

Запуск такого журнала это вообще дорого сегодня? Какие нужны вложения и сколько он может стоить в рознице?

- Для поддержания редакции — небольшие. Существенно меньше $100 000 в месяц даже с печатью.  А стоить гривен 100.

Интерес к медиа в Украине несет политическую подоплеку.

- В любом проекте я хочу зарабатывать и стремлюсь к его прибыльности. Соответственно, у меня была идея сделать прибыльный красивый, дорогой журнал.

Я правильно понимаю, что вы отказались от этой идеи?

- Да, если с нуля что-то делать будем смотреть.


Последние новости