05.02.2019, 17:14

Непростая система: что изменит новый подход к субсидиям

Алексей Хабатюк - заместитель начальника департамента энергоэффективности НАК «Нафтогаз Украины», член Экспертного Совета Всеукраинского отраслевого объединения «Федерация работодателей нефтегазовой отрасли»

О новых подходах в вопросе субсидий рассказывает заместитель начальника департамента энергоэффективности НАК «Нафтогаз Украины» Алексей Хабатюк

Жилищная субсидия – это форма адресной социальной денежной помощи гражданину, с целью помочь ему оплатить жилищно-коммунальные услуги.

Ключевым здесь является слово «гражданин», он же потребитель услуги, он же получатель субсидии. Субсидии украинское правительство выплачивает уже практически 25 лет, но все это время логика распределения средств была нарушена. Деньги получали поставщики услуг, и они решали сколько и когда платить. Потребителя же искусственно исключили из цепочки, просто списывали его деньги с виртуальных счетов. С 1 января 2019 вступила в силу статья 11 Закона о жилищно-коммунальных услугах, которая предусматривает введение выплаты жилищных субсидий в денежной форме непосредственно гражданину. И это станет переломным моментом в треугольнике отношений – гражданин-государство-поставщик. Именно гражданин будет принимать решение, сколько платить за услугу и голосовать деньгами, в том случае, если его эта услуга не удовлетворяет. Ни много ни мало, но эти изменения затронут не только более 10 млн граждан, которые получают субсидии, но и всех остальных, которые фактически эти субсидии оплачивают. Какие же изменения нас ждут?

Реклама

По остаточному принципу

До марта 2019 года субсидии (т.е. деньги) государство напрямую перечисляет поставщикам услуг. Процесс начисления денег сегодня выглядит так. Управления труда и социальной защиты принимают решение о начислении потребителю субсидий. Эти данные через Министерство социальной политики попадают в Ощадбанк. Там для каждого субсидианта создают свою учетную карточку, в которой подсчитывается, сколько денег зашло от Минсоцполитики и сколько требует к уплате поставщик услуги (ТКЭ, газсбыт, водоканал и т.д.). Затем банк отправляет поставщику услуги совокупно сумму денег по всем субсидиантам, которые обслуживаются у определенного поставщика коммунальных услуг. По сути, происходит виртуализация банковских счетов без их открытия. Сам потребитель в этой цепочке участия не принимает. Контрольной точкой для потребителя становится окончание отопительного сезона, когда замораживается состояние личных карточек и отражаются остатки на счетах. В этот момент происходит открытие реальных банковских счетов для субсидиантов. Получателей средств об остатке на их счету должны проинформировать через СМС. После этого субсидианту необходимо прийти в банк, чтобы получить остаток денег.

Весенняя монетизация

Но уже весной система выплат субсидий должна измениться. Государство буде напрямую перечислять субсидии (т.е. деньги) гражданам. Для этого будут использоваться уже отработанные механизмы – банковская система и Укрпочта. Именно они много лет доставляют пенсии и другие соцвыплаты гражданам. А это уже сейчас более 300 млрд грн ежегодно для более чем 12 млн людей. На этом фоне 55 млрд грн субсидий для 4 млн домохозяйств выглядят сущими пустяками.

С точки зрения рынка жилищно-коммунальных услуг субсидианты превращаются в обычных потребителей услуг, которые наравне с другими принимают решение, сколько платить за услугу.

Расчетный провал

В свете реальной монетизации важнее обратить внимание на идеологическую проблему в подсистеме финансирования. Существующая процедура прописана так, что предоставление информации о потреблении, например, газа сусбидиантом – а, соответственно, о начисленных к оплате суммах — это односторонний поток информации. Исполнитель услуги (газсбыт) предоставил данные, их приняли к исполнению и оплате. Никто не будет проверять реальные или нереальные начисления, потому что это не предусмотрено процедурой.

Из-за этой законодательной лазейки возникает много злоупотреблений, связанных как с реальными учетом потребления ресурса, так и различными системами формирования счетов за коммунальные услуги. В частности, это касается газа.  К примеру, последние несколько месяцев газсбыты начисляют абонентам дополнительные суммы за использованный в 2015-2018 годах газ, который, якобы, не был приведен к стандартным условиям, а также счета с увеличенными нормами потребления. Сумма долга может составлять тысячи гривен. И эту суму, которую потребитель может не признавать, могут списать из его субсидии даже без его ведома.

Реклама

Субсидии по полочкам

Несмотря на то, что правительство решило идти по пути денежных выплат, субсидиантам стоит обратить внимание на принцип назначения субсидий.

В системе субсидий есть две подсистемы: назначение и финансирование. Важно понимать, что монетизация – это форма доставки денег в подсистеме финансирования, а их количество определяется в подсистеме назначения. А она также меняется от года к году. Пересмотр социальных нормативов происходит в последнее время практически каждый сезон. Причина в том, что в 2014 году, когда произошел скачек цен правительство решило буквально накачать население субсидиями. Теперь приходится снижать нормативы с учетом действительных потребностей. Поэтому нет никакой связи между тем, сколько потребитель сжигает газа и тем, какой размер субсидии ему назначают.

Размер субсидий зависит от двух основных факторов: доход домохозяйства в сравнении с тратами на оплату жилищно-коммунальных услуг, но не фактическими, а рассчитанными на основании социальных нормативов. Социальные нормативы установлены едиными для всех субсидиантов, а базой для их применения является факт наличия самой услуги и количества людей в домохозяйстве. Именно в социальных нормативах и их применении кроются ответы на большинство вопросов, которые задают люди.

На примере газа, который составляет около 70% в структуре начисленных субсидий: на сегодня соцнорматив на газ для отопления составляет 4,5 м3 на 1 м2 отапливаемой площади в месяц отопительного периода. Фактическая отапливаемая площадь вашего дома используется в расчетах только, если она меньше социальной, которая определяется из расчета 13,65 м2 на одного человека, плюс 35,22 м2 на домохозяйство. Также в этой формуле есть корректирующий коэффициент. Он зависит от области, в которой расположено домохозяйство и этажности дома. Для 1-2 этажных домов – это 0,8-1,1, для трех и более этажных – 0,6-0,8, а конкретные значения указаны в правительственном постановлении.

Из этого примера становиться понятно, что начисление субсидий никоим образом не зависит от фактического потребления. Поэтому, когда субсидиант старается использовать тот же газ по установленной норме в полном объеме даже без надобности, то просто сжигает дорогостоящий ресурс.

Субсидии без монетизации – не стимул экономить

Важно понимать, что субсидии без монетизации не стимулируют потребителя сокращать использования ресурсов. Наибольшее влияние на объемы потребления природного газа населением оказывают именно фактор цены газа. 

Субсидии же в неденежной форме фактически искажают первоначальный ценовой сигнал для потребителя.  Он не видит мотивации уменьшать потребления газа, поскольку это ему не приносит практической выгоды. Получатели субсидий фактически не платили за потребленный газ «живыми» деньгами, так как установленные государством социальные нормы потребления газа на отопление, в пределах которых предоставляется субсидия, значительно превышают фактическое потребление газа для нужд отопления.

Как результат, среднее удельное использование природного газа на нужды отопления квартир с индивидуальным газовым отоплением субсидиантами было по меньшей мере в полтора раза больше, чем у несубсидиантов. Для индивидуальных домов разница еще более впечатляющая – в 2 раза.

Норма эффективности

За последние 4 года социальный норматив на природный газ для индивидуального отопления пересматривался 4 раза и снизился почти в 2,5 раза - с 11 до 4,5 м3 на 1 м2 отапливаемой площади в месяц. Кроме этого пересматривались региональные коэффициенты для отдельных регионов и этажности зданий, продолжительность отопительного периода и социальная норма жилья, на которую начисляется субсидия.

Это стимулировало субсидиантов сокращать расточительное использование газа. Тенденцию можно продемонстрировать на примере тех же двухэтажных домов. Для них эффективный социальный норматив между осенне-зимним периодом 2016/17 и 2017/18 снизился на 22%, в то время как для домов большей этажности снизился всего на 3%.

Оптимизация социальных нормативов с одновременной денежной монетизацией жилищных субсидий создаст реальные механизмы мотивации субсидиантов к экономному потреблению природного газа. Это позволит существенно повысить эффективность использования как государственных средств на программу жилищных субсидий, так и сократить потребление природного газа.

Эти два мероприятия могут помочь сократить использование природного газа на 15-20% от его общего потребления населением или на 1,8-2,4 млрд м3 в год. По рыночным ценам этот объем газа стоит около 20-25 млрд грн.

Адекватные социальные нормы и «живые» деньги также запустят еще один очень важный процесс: у людей появится свобода выбора и ответственность за принятые решения.

Данный материал подготовлен в рамках партнерского проекта ProГаз, при поддержке Федерації роботодавців нафтогазової галузі 

Теги: субсидии
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

Загрузка...