UA

"Замороженный" газ: какие запасы топлива в отечественных недрах и когда их начнут добывать

Фото - ВГО "ФРНГ"
06.01.2022, 10:00

Почему Украине не хватает собственного газа?

Почему Украине не хватает собственного газа? С годами этот вопрос становится все острее. Особенно когда рыночные цены на газ в Европе пересекли отметку в $1000 за тысячу кубометров. Имеем парадокс: глубоко в недрах Украины – более триллиона кубометров газа. Но длительное время добывающим компаниям банально не давали к нему доступ. Большие месторождения были фактически "заморожены". И это в то время, когда страна стремилась добиться энергетической независимости. Почему так произошло, и какие препятствия для добычи до сих пор остаются – читайте в спецпроекте Федерации работодателей нефтегазовой отрасли (ФРНО). 

В бой идут одни старики...

Львиную долю газа Украина добывает на месторождениях, которые были открыты еще в 60-80-х годах – Шебелинском, Западно-Крестищенском и т.д. В то время они были уникальными для всей Европы и по-прежнему остаются мощным и ключевым для Украины источником собственного газа.

Но за полвека из них уже добыли более 1,7 трлн кубометров газа (или 70-90% от первоначальных запасов). Эти месторождения давно приобрели статус истощенных. Так что на рост добычи газа на них уже не рассчитывают. Задача максимум для старых истощенных месторождений – удержать кривую падения.

"Если при нынешних условиях истощенности месторождений удастся сохранить падение добычи всего на 5% в течение ближайших 5 лет, я считаю, что это – прекрасный результат. Но, чтобы расти, нужно работать над новыми проектами", – утверждает член Экспертного совета дивизиона "Нафтогаз Разведка и Добыча" Александр Акульшин.

Эксперты объясняют: истощение запасов – вполне естественный процесс, ведь газ является исчерпаемым ресурсом. Поэтому Украина должна заранее готовиться к этому и искать новые газовые месторождения, которые стали бы заменой "старым" гигантам.

Но в последние 20-30 лет работа по изучению и разработке новых перспективных нефтегазовых участков была хаотичной. Как следствие, за последние десятилетия было мало открытых месторождений, да и те – лишь мелкие.

В то же время целая группа перспективных участков оставалась "в запасе". По разным причинам государство долгие годы не передавало их инвесторам. Поэтому геологоразведочные работы на площадях, которые могли бы стать новой надеждой на газовую независимость, не начинались вовсе или прерывались разными форс-мажорами. Годами новые месторождения были заморожены и простаивали, хотя при другом сценарии уже сейчас могли бы давать газ.

Лишь в 2019-2021 годах, когда критичность освоения новых участков стала очевидна, ситуация начала выравниваться. Компании наконец-то получили лицензии для начала изучения и разработки перспективных площадей. Впрочем, чтобы извлечь из них существенные объемы газа, понадобится еще 3-5 лет тяжелого труда и решения проблем.

Ниже рассмотрим, какие газовые проекты в стране самые перспективные и когда они позволят достичь энергонезависимости.

Новые участки Днепровско-Донецкого и Карпатского бассейна

В Украине на суше есть два ключевых региона, перспективных на газ и нефть.

Первый – Днепровско-Донецкий. Он находится на территории Полтавской и Харьковской областей, а также соседних – Днепропетровской, Донецкой, Сумской.

Второй регион – Карпатский (Львовская, Ивано-Франковская и частично смежные области), о залежах которого известно уже многие столетия.

Оба региона считаются уже достаточно изученными. Большая часть их площади нарезана на лицензионные участки и распределена между добывающими компаниями.

Впрочем, далеко не все площади розданы. У государства еще остаются достаточно перспективные территории, интересные газодобывающим компаниям. Их распределение долгое время было непрозрачным. Конкурсы на новые лицензии в большинстве случаев завершались скандалами и обвинениями в коррупции.

"Самые лакомые участки еще не так давно доставались неизвестным фирмам-однодневкам вне конкурсов. В то же время, например, государственной Укргаздобыче разрешения наоборот не давали по формальным причинам. Один только Полтавский областной совет отказал более 60 (!) раз", – вспоминает генеральный директор "Нефтегазового консалтингового центра" Андрей Закревский.

В 2019 году Госгеонедра навели порядок и внедрили электронную систему аукционов на новые участки. На этих аукционах начали выставлять ликвидные перспективные объекты. Это доказала ожесточенная конкуренция, сопровождавшая новые конкурсы

К примеру, в августе спецразрешение на разработку Будищенско-Чутовской площади углеводородов государство смогло продать за рекордные 650,5 млн грн. Это в 8 раз больше стартовой цены! А чуть больше месяца назад удалось продать Южно-Русановскую – за немалые 304,6 млн грн.

"В 2020 году Будищанско-Чутовская площадь стала настоящей сенсацией на нефтегазовом рынке Украины. Конечная стоимость лота превзошла наши прогнозы, а это положительный сигнал возобновления доверия к отрасли. Бизнес готов честно бороться за право разработки украинских недр и вкладывать деньги в добывающую отрасль. Есть два основных параметра, на которых базируется принятие инвестиционного решения. Первый — геология, которая интересна и многообещающая относительно этого объекта, и второй — конъюнктура рынка и регуляторная среда. Сейчас в Украине регуляторное поле привлекательно, а конъюнктура рынка зависит от глобальных мировых тенденций", – рассказывает глава Государственной службы геологии и недр Украины Роман Опимах.

Кроме того, добытчики смогли получить доступ к перспективным участкам благодаря механизму СРП – соглашений о распределении продукции. Этот формат сотрудничества государства и добывающих компаний уже доказал свою эффективность в других странах. По итогам конкурсов отечественные газодобывающие компании с декабря 2020 года по ноябрь 2021 получили лицензии на 11 крупных участков. По размеру площади эти участки сопоставимы с большей частью всех месторождений, разрабатываемых Украиной.

Государство также начало решать проблему так называемых "спящих" лицензий. Речь идет о тех качественных активах, которые чиновники времен Януковича передавали неизвестным компаниям. Однако не для того, чтобы из них добывали газ, а для дальнейшей перепродажи. Многие из таких лицензий так и "зависли" на подозрительных юридических лицах и тоже фактически "заморожены".

СНБО взялся разобраться в этой проблеме – некоторые лицензии уже даже вернулись в государственный фонд. Специалисты надеются, что эта работа будет продолжена и перспективные участки найдут порядочных собственников, которые начнут добычу.

"Если бы Украина не медлила и передала перспективные участки добывающим компаниям раньше, то мы могли бы уже сегодня получать из них газ. Теперь надо запастись терпением и работать. А все заинтересованные стороны должны приложить максимум усилий, чтобы не допустить тех или иных проволочек, минимизировать имеющиеся препятствия, чтобы превратить "замороженный" газ в обогревающий наши дома", – отмечает исполнительный директор Ассоциации газодобывающих компаний Украины Артем Петренко.

Юзовская площадь

Юзовская площадь – это самый большой по площади участок в Днепровско-Донецком бассейне, в Донецкой и Харьковской областях. Около 10 лет назад интерес к ней проявил мировой гигант Shell. Компания выиграла конкурс и получила право изучать и разрабатывать этот участок. Кроме производственных планов, Shell планировала инвестировать $2 млн в социальные проекты в Харьковской и Донецкой областях, некоторые из которых реализовала в 2014 году. Но уже в 2015 году вышла из проекта. Среди основных причин выхода эксперты указывают начало войны на востоке Украины и давление на компанию со стороны России.

"Думаю, что не обошлось без серьезного давления со стороны России, когда эта компания зашла в разработку нетрадиционного газа в Украине. Россияне разыграли традиционную схему "кнута" и "пряника". Из-за вторжения в Украину РФ повысила риски добычи газа на востоке Украины и таким образом фактически выгнали их оттуда – это "кнут", а затем предложили "пряник" – участие в Северном потоке 2", – говорил тогда Михаил Гончар, президент Центра глобалистики "Стратегия ХХІ".

Механизмом давления стала пропагандистская кампания. В адрес Shell звучали обвинения, основанные на том, что компания вроде бы планировала добывать так называемый "сланцевый" газ. В лозунгах пропагандистской кампании раздавались угрозы, что добыча сланцевого газа, в частности методом гидроразрыва, влияет на рост онкобольных в регионе, несет непоправимый ущерб экологии уникальной природной среды Донбасса. Однако ни одно геологическое исследование так и не подтвердило наличие сланцевого газа на территории Юзовской площади.

Далее судьба перспективного участка оказалась в затянувшихся на годы судах. Как следствие, за последние 7 лет тоже фактически была "спящей". И ее богатые недра никак не использовались. Только в конце 2020 года государство занялось решением этой проблемы. На этот раз действовали четко и прозрачно – Юзовская площадь была передана в разведку и добычу государственному Нафтогазу, которому продали права на соответствующее юридическое лицо.

Нафтогаз активно включился в работу и собрал необходимую геологическую информацию. Уже к началу осени компания планировала приступить к первым полевым работам. Начинать решили с обновления старых, ранее ликвидированных скважин. Там таковых хватает. Ведь в советское время в тех местах уже добывали газ. С помощью современных технологий эту добычу можно восстановить и с большой вероятностью получить новый приток газа. А потом Нафтогаз планирует пробурить и новые скважины.

Но государственная компания столкнулась с таким же противодействием, как и Shell. Российские пропагандисты прибегли к проверенным временем приемам, чтобы дискредитировать идею добычи углеводородов на Донбассе и не дать Украине укрепить газовую независимость.

"Антисланцевые" материалы в СМИ сначала появляются на ресурсах так называемых ДНР и ЛНР, а затем "перетекают" в некоторые украинские медиа. Далее они тиражируются в социальных сетях и распространяются среди местного населения. Так, в начале января 2021 года, когда Нафтогаз объявил о приобретении прав на ООО "Надра Юзовская", появились десятки новостей со схожими заголовками:  Экологическая катастрофа без лишнего шума, "Сланцевый геноцид" развязан: как Украина превращает Донбасс в пустыню, Киев устроит экологическую катастрофу на Донбассе, развернув добычу сланцевого газа на оккупированных территориях.

"Они противодействуют привлечению, в первую очередь, государственной компании. Да и частникам тоже достается. Люди не понимают, что от добычи нефти и газа зависит наша энергетическая безопасность, когда их пугают "двухголовыми телятами", – констатирует Андрей Закревский. – Хотя технологии добычи, которыми пугают местных, уже применялись и в Донецкой области, и в Луганской области (и частными, и государственными компаниями) еще с середины прошлого столетия. И никаких проблем не было".

Буквально через несколько месяцев ситуацию разогрели настолько, что, когда Нафтогаз пришел с намерением рассказать Святогорской общине о планах своей работы и запланированных социальных проектах, люди даже не захотели слушать.

Навязанные мифы и страх перед неизвестным перевесили доводы о необходимости добычи собственного газа для страны и значительных налоговых поступлений для самой общины.

"У нас есть примеры, когда села зовут нас как инвесторов, чтобы мы реализовывали свои проекты. Ведь это означает развитие для них. Тогда как экологические риски значительно преувеличены. Большинство из них — по поводу исчезновения воды, оседания земли и т.д. — это просто мифы", – убеждал жителей Святогорской общины Евгений Баранов, сотрудник ООО "Надра Юзовская".

Как следствие, Нафтогаз по-прежнему не может получить доступ к местным земельным участкам и уже потерял несколько месяцев времени. Хотя в других условиях мог бы получить первый газ из новых скважин уже в начале 2022-го.

Участки в Черном море

Кроме суши, отечественным газовикам хватит работы и на морском шельфе. У них есть амбициозные планы по возвращению в Черное море.

Именно по возвращению, ведь Украина начала добывать газ в Черном море еще в 1974 году, с открытия Голицынского месторождения. С тех пор отечественные специалисты приобрели значительный опыт и наработали серьезную производственную базу, а добыча достигла почти 2 млрд куб. м газа (на 2013 год).

После оккупации Крыма добыча на морских участках также была потеряна – россияне отобрали и сами участки, и буровые платформы. С 2014 по 2019 годы из принадлежащих Украине месторождений Россия незаконно добыла 10,4 миллиарда кубометров газа.

Но перспективные участки на контролируемой Украиной территории у моря еще есть. Среди них два больших блока – Дельфин и Скифская площадь. Оба имеют свою историю, в которой есть те же неудачные конкурсы, судебные тяжбы, международные инвесторы, которые пришли и ушли. И результат тот же – в течение многих лет их разведка и освоение так и не сдвинулись с места.

Недавно государство предприняло решительные действия, чтобы изменить ситуацию. Ведь один только шельф может кардинально изменить отечественную энергетику.

"Украина имеет огромный, но до сих пор нереализованный потенциал по добыче природного газа, в частности, на черноморском шельфе. По разным оценкам, его запасы могут достигать 300 млрд кубометров. А прогнозируемая годовая добыча из будущих скважин на шельфе может достигать 10 млрд кубометров. Реализация такого потенциала только одного шельфа Черного моря способна превратить Украину из импортера в экспортера газа", – отмечает глава Федерации работодателей нефтегазовой отрасли Виталий Щербенко.

К счастью, работы по реализации потенциала шельфа уже начались. В конце 2020 года Кабинет Министров предоставил Нафтогазу исключительное право на разработку морских участков. Задача компании – провести дополнительное геологическое изучение шельфа, подтвердить экономическую целесообразность проекта и устранить другие препятствия для добычи газа "на море" – то есть выполнить так называемый дерискинг.

"Передача участка Черноморского шельфа Нафтогазу Украины была единственно возможным вариантом. Данное решение можно назвать оптимальным в обстоятельствах контроля Россией значительной части морского пространства в северо-западном секторе Черного моря", – считает Михаил Гончар.

После дерискинга Нафтогаз рассчитывает привлечь международных инвесторов и партнеров. Ведь полноценное освоение шельфа – это сверхсложный проект, требующий миллиардных инвестиций, новых технологий, современного опыта и экспертизы.

Освоение морских участков обычно занимает на 2-3 года дольше сухопутных. Но Нафтогаз начал работу в кратчайшие сроки – уже в сентябре 2021 начались подготовительные работы к геологическому изучению участков, а впоследствии – 3D сейсмические исследования. Далее следует этап интерпретации полученных в ходе геологоразведки данных, а в конце 2023 года – в начале 2024 года ожидается бурение первой скважины. Через пять лет планируется извлекать газ в промышленных масштабах.

Сколько еще ждать

Следовательно, газ в украинских недрах есть, и его много. Государство за последнее время сделало действительно большие и существенные шаги, чтобы использовать эти ресурсы в пользу страны. Но эффект не может быть и не будет мгновенным. Газодобыча имеет свой технологический цикл, который занимает от трех лет на суше и от пяти лет на море.

"Нефтегазодобывающий бизнес является чрезвычайно рискованным и долговременным во времени. Мгновенного результата, то есть быстрого наращивания газодобычи, не бывает. С момента, когда компания получает специальное разрешение на пользование недрами, до момента добычи первых кубометров газа ей нужно предпринять ряд мер, предусмотренных утвержденной программой работ. Сначала собирается геологическая информация и производится ее анализ. Далее на лицензионном участке осуществляется 3D сейсмика. К слову, в течение года есть всего несколько месяцев, когда можно проводить такие исследования. После их проведения происходит интерпретация данных и выбираются точки для последующего бурения. Далее компании нужно провести оценку влияния на окружающую среду, занимающую 6 месяцев, а также оформить земельный участок", – объясняет Артем Петренко.

По словам специалистов, практика показывает, что это достаточно сложный и длительный процесс. Лишь после того, как пройдены все этапы, начинается бурение скважины, продолжающееся по меньшей мере около года. И в случае успешного бурения (а по статистике только каждая третья пробуренная скважина производительна) компания может начать коммерческую добычу газа.

Впрочем, в среднесрочной перспективе у Украины хороший шанс наконец-то избавиться от зависимости от импортного газа. Эксперты надеются, что на этот раз этим шансом воспользуются.

"Сегодняшняя цена на газ – это возможность для украинских добывающих компаний совершить прорыв и увеличить добычу. Мы видим прорыв, который демонстрируют не только Укргаздобыча, но и другие компании. Буровые станки полностью расписаны на следующий год, наблюдается ажиотаж", – отмечает директор ExPro Consulting Геннадий Кобаль.

Текст подготовлен Федерацией работодателей нефтегазовой отрасли и публикуется в рамках проекта ФРНГ

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии

Последние новости