Всю неделю вокруг сети бывших автозаправок GLUSCO, которые сейчас называются "U.GO", развиваются бурные события, корни которых ведут к конфликту между главой Нафтогаза Алексеем Чернышовым и Офисом президента.

Читайте о бизнесе без политики на канале LIGA.Бізнес

Сеть сформирована после 2014 года на базе розничного бизнеса в Украине российской компании Роснефть. Тогда ее выкупил топливный трейдер Proton Energy Group SA Нисана Моисеева, связанный с Виктором Медведчуком. Начиная с февраля 2021 года, когда на компанию были наложены украинские санкции, ее перекупали несколько номиналов. Сначала – из Греции, потом – с Кипра.

В мае прошлого года активы сети были арестованы. Тогда прокуратура наложила арест на 234 объекта недвижимого имущества группы компаний GLUSCO – 145 автозаправочных комплексов, 8 нефтебаз, 38 складских и других помещений, 9 земельных участков и передала все в руководство Агентству по розыску и управлению активами (АРМА).

Почти сразу Кабинет министров, которому подчиняется АРМА, избрал управляющего Глуско. Им стала компания "Нафтогаз Ойл Трейдинг" из государственной Группы Нафтогаз. Уже в сентябре Нафтогаз перезапустил работу сети под новым брендом U.GO.

В мае этого года, когда АРМА управлял Дмитрий Жоравович, агентство выходило с публичной защитой Нафтогаза и их методов управления бывшей автозаправочной сетью Медведчука.

Тогда Нафтогаз перечислил первые 378 тысяч грн от управления активом. LIGA.net обращалась за комментариями к руководителю отдела коммуникации и продвижения АРМА Павлу Бульдовичу, где он заявлял о положительной динамике поступлений в бюджет. Низкую сумму перечислений он объяснял тем, что у Нафтогаза не было возможности одновременно перезапустить всю сеть автозаправок. А главное, управляющий должен удерживать актив в надлежащем состоянии, а не снабжать бюджет поступлениями.

Читайте также

Ситуация резко изменилась после назначения руководителем АРМА Елены Думы. Во-первых, оказалось, что теперь просто управлять мало, а надо еще и зарабатывать. Во-вторых, АРМА обвинила Нафтогаз в том, что он предоставляет недостоверные данные о доходах компании и количестве работающих автозаправок. Хотя буквально в мае 2023 года в АРМА утверждали другое.

Сегодня же, по словам АРМА, государственный бюджет получил от управления десятками АЗС чуть более 1,5 млн грн дохода, что является причиной расторжения договора.

Нафтогаз отреагировал мгновенно. Там утверждают, что перечислили 289 млн грн обязательных платежей в государственный и местные бюджеты. А самой АРМА была авансирована выплата в 1,55 млн грн.

Теперь есть вопрос, как будет дальше происходить управление автозаправочной сетью. Нафтогаз обратился в Кабинет министров. Заявил, что заключенные договора управления имуществом GLUSCO действуют. Группа будет выполнять их до момента решения спорных вопросов. То есть предприятие фактически отказывается отдать актив обратно в АРМА.

LIGA.net обратился за комментариями ко всем сторонам конфликта. В Нафтогазе посоветовали смотреть на официальные сообщения компании. Из которых следует, что единственным арбитром они считают Кабинет министров. Якобы пока не будет его решения по GLUSCO, группа не собирается возвращать актив АРМА.

АРМА никаких комментариев не дает. Но сделали заявление, что передают актив в управление Укрнафте и ожидают сумму ежемесячных поступлений в 5 млн грн за управление активом. Укрнафта от комментариев отказалась.

Как это выглядит юридически

Так как упомянутые компании и АРМА отказались дать свои комментарии, то LIGA.net обратился к адвокату Анне Калинчук, чтобы понять, какое будущее ждет бывший актив Медведчука с точки зрения закона.

Для того чтобы понять правомерность расторжения соглашения, нужно видеть текст договора между АРМА и Нафтогазом, который открыто нигде не опубликован. Там должны быть указаны условия, на которых осуществляется управление, последствия их невыполнения и порядок расторжения договора одной из сторон.

АРМА пишет о трех "эпизодах" нарушения условий договора, где управляющий якобы лгал касательно финансов по управлению. АРМА действительно имеет право расторгать договора в случае, когда управление неэффективно или убыточно, или не выполняются условия договора управления.

Только имея на руках договор, можно сделать вывод, правомерно ли действовала АРМА, когда объявила о расторжении договора.

Другим вопросом было, как теперь будет выглядеть управление активом. С момента объявления о расторжении договора управления "Нафтогаз" теряет право осуществлять управление, если не обжалует процедуру разрыва сделки. Это возможно в административном порядке и судебном.

Нафтогаз имеет возможность решать сначала этот спор в Кабмине, а затем в суде. При этом можно обжаловать отдельно и результаты камеральной проверки АРМА, и сам факт расторжения договора. Если Нафтогаз не будет возвращать АРМА этот актив, то это не позволит Агентству передать его кому-либо другому. Теоретически АРМА может подать в суд на Нафтогаз, чтобы обязать вернуть их актив.

При чем здесь политика?

Собеседники LIGA.net в Раде и правительстве рассказывают, что спор между АРМА и Нафтогазом – это очередное проявление конфликта между главой Нафтогаза Алексеем Чернышовым и заместителем главы Офиса президента Ростиславом Шурмой.

Впервые конфликт между Шурмой и Чернышовым разразился после увольнения руководителя компании "Газораспределительные сети" (ГРМУ) в феврале 2023 года. ГРМУ была создана для управления облгазами, которые государство забрало у Дмитрия Фирташа. В декабре 2022 года ГРМУ возглавил Денис Миргородский, который связывают с Шурмой, а в феврале он уже был уволен Чернышовым.

В апреле этого года государство по решению суда арестовало газодобывающую компанию Укрнафтобуріння (УНБ) Игоря Коломойского и Виталия Хомутынника. Актив передали АРМА для поиска управляющего. Логичным шагом было бы отдать его Нафтогазу – крупнейшей в стране газодобывающей компании. Но этот актив передали Укрнафте, возглавляемой Сергеем Корецким по протекции Шурмы. В данном случае сеть АЗС опять же забирают у Нафтогаза и передают Укрнафте.

Руководитель АРМА Елена Дума, утверждают собеседники LIGA.net, выполняет прямые указания из Офиса президента.