Фидбек | Кабмин Шмыгаля затеял экономический разворот. Бизнес недоволен: 6 мнений

25.05.2020, 11:07
Кабмин Шмыгаля затеял экономический разворот. Бизнес недоволен: 6 мнений - Фото
Денис Шмыгаль (Фото: пресс-служба Кабмина)

Либеральная экономика или экономический национализм? 6 мнений о новом экономическом курсе правительства

Экономический курс нового правительства кардинально отличается от прошлого - максимальной либерализации экономики.

Кабмин уже установил госрегулирование цен, планирует реформировать Prozorro с целью защиты нацпроизводителя, критикует независимость НБУ. Правительство сдерживает выезд заробитчан за границу и оказывает точечную поддержку бизнесу в кризис (пока работает только одна программа, и то неэффективно). 

LIGA.net спросила у представителей бизнеса и экспертного сообщества, как они оценивают новые экономический курс правительства. Спойлер - все недовольны.

Томаш Фиала, генеральный директор Dragon Capital

Я не знаю ни одного бизнесмена, инвестора или экономиста, который понял логику замены правительства в феврале и последующие кадровые ротации. Это была ошибка. Единственной мотивацией так сделать могло быть желание перенести ответственность за невыполнение некоторых предвыборных обещаний и сохранение собственного рейтинга. Увольнение людей без причины привело к тому, что президент на своей пресс-конференции назвал кадровым голодом.

Умные люди с хорошей репутацией не хотят идти работать в правительство, так как их могут опять без причины уволить и сделать ответственными за чужие ошибки. Перечисленные шаги – это популизм, который может только навредить. А атаки на НБУ - это подтверждение конфликта интересов.

Игорь Мазепа, гендиректор Concorde Capital

Крепкие хозяйственники это люди, знающие, что и как надо делать, имеющие свой план, каким бы странным он ни был. 

Это правительство – не такое. Не похоже, что у них есть план и видение. Оно пытается продержаться дольше, чем предыдущее. Для этого, оно ищет простые краткосрочные решения, которые могут понравиться президенту и, желательно, населению.

 Как следствие, все реально уже забыли о необходимых реформах, а именно: пенсионной реформе, приватизации, похоронили даже медицинскую полуреформу. В экономике по прежнему господствует монополизм во многих секторах. Во время кризиса, такое правительство может погасить какие-то очаги пожара, но восстановить экономику, заложить основы долгосрочного роста, оно вряд ли сможет.

Владимир Лавренчук, экс-глава правления Райффайзен Банка Аваль

В экономической политике есть (и должно быть) много составляющих для достижения стратегических целей. Кроме того, экономические стимулы и регламенты этих политик должны приумножить благосостояние граждан. Большинства граждан, а не "среднюю температуру по больнице".

"Мир меняется" - цитата из введения Стратегию правительства. Да, национальные рынки закрываются, падают целые отрасли экономики, меняется секторальная структура экономики и нравы потребителей товаров и услуг. 

Украина получила в наследство чрезвычайно высокую дифференциацию доходов между бедными и богатыми, рекордный уровень для региона Восточной Европы теневой экономики (50%), слабые мелкие инвестиции.

Необходима стратегия, в которой путь к благосостоянию лежит через внедрение следующих стимулов и регламентов:

- значительный рост малого и среднего бизнеса через демонополизацию и приватизацию;
- упрощение открытия и ведения бизнеса через дерегуляцию;
- детенизация и деофшоризация;
- внедрение равных условий конкуренции за антикоррупционные мероприятия.

Итого имеем новые мировые вызовы и наследственные для Украины блокирующие факторы эффективной экономики.

Новые масштабные государственные программы, такие как строительство дорог, рынок земли или массовая жилищная ипотека, будут иметь экономический эффект, когда устраним традиционные коррупционные "блоки". Поэтому важно, чтобы в стратегии правительства были указаны не только декларации, но и конкретные индикаторы, на которые страна нацелена в 2020-м и последующих годах. А также - через какие правительственные политики и стимулы (бюджетные, налоговые, регулятивные, секторальные, приватизационные, открытие новых рынков, кредитные политики) можно достичь этих целей.

Отсутствие таких индикаторов в документе правительства может создавать впечатление о ревизии стратегии и выборе другого курса. Надеюсь, этого нет.

Екатерина Глазкова, исполнительный директор Союза украинских предпринимателей

Сегодня, как никогда, важно взвесить вызовы, которые стоят перед всем миром, и сформировать правильную экономическую стратегию страны. Изменение курса в такой период - не лучшее решение.

При правильном стратегическом подходе, правительство могло бы использовать сегодняшнюю ситуацию не для искусственного (нерыночного) импортозамещения (хотя допускаем, что в секторах с насущной необходимостью в импортозамещении, таких как фармацевтическая отрасль, такой подход можно оперативно внедрить), а для создания инфраструктурных условий для быстрого начала производства, упрощение администрирования ведения бизнеса и дерегуляции.

Мы в СУП с первого дня своего существования выступаем против любого протекционизма - за создание равных благоприятных условий для ведения бизнеса с защитой права собственности со стороны государства. Именно рынок - лучший механизм регулирования.

Особенно вызывает беспокойство факт критики независимости НБУ. Это при том, что именно благодаря НБУ сегодня банковская система как нельзя лучше подготовлена ​​к этому кризису - она стабильная и ликвидная. А шаги, которые еще в начале карантина внедрил Нацбанк, позволяют не допустить экономического краха: новые программы поддержки банков, льготный период обслуживания кредитов населения и бизнеса, отмена тарифов на работу системы электронных платежей, стабильная инфляция и курс. С помощью валютных интервенций регулятор сглаживал колебания гривни, благодаря чему удалось преодолеть панику на рынке.

Чтобы действительно помочь экономике и бизнесу, власти все-таки нужно обратиться в сторону либеральных инициатив.

Анна Деревянко, глава Европейской Бизнес Ассоциации

С премьер-министром мы, как бизнес-ассоциация встречались в апреле, с министром экономики пока отдельно пообщаться не удалось, хотя его заместители находятся с нами в постоянном тесном контакте. Впечатления от премьера – вполне нормальные, но с другой стороны, бизнес уже устал от разговоров, нужны дела. Их пока не так много. 

Сложно рассуждать о либеральности отдельных правительств - Кабмин Алексея Гончарука был не первым, кто продвигал такие идеи.  

Либеральные реформы – основа нашей повестки дня в последние шесть лет. Но сейчас мы должны понимать, что изменилась ситуация во всем мире. Еще до кризиса мы наблюдали за торговыми войнами Китая и США. И даже в Евросоюзе – казалось бы, едином рынке – еще тогда все сильнее звучали протекционистские настроения.  

Думаю, после пандемии, у правительств разных стран будет гораздо больше поводов говорить об "экономическом национализме".  Украина в этом смысле – не исключение.  

Думаю, после пандемии, у правительств разных стран будет гораздо больше поводов говорить об "экономическом национализме". Украина в этом смысле – не исключение

И я не буду отрицать, защита национального производителя – это не всегда плохо. Но в этом смысле нужно действовать разумно, без крайностей. Тем более, что Украина по-прежнему нуждается в реформах. Прежде всего, речь идет о верховенстве права, нормальной работе правоохранительных органов, которые должны обеспечивать законность, усилении государственных институтов, от которых зависит соблюдение одинаковых для всех правил игры в экономике.  

Всего этого у нас до сих пор нет. Это значит, что любые точечные решения, будь-то господдержка локального производителя или заливание экономики деньгами, не будут иметь никакого смысла, поскольку их придется ставить на разрушенный фундамент. История последних лет показывает, что даже самые здравые и самые либеральные идеи могут проваливаться как раз по причине отсутствия этого фундамента.  

Глеб Вышлинский, исполнительный директор Центра экономической стратегии

У нынешнего Кабмина, на мой взгляд, есть несколько проблем. Часть из них – общие для многих предыдущих правительств. 

Во-первых, у Кабмина нет понимания "теории изменений". Если Алексей Гончарук и его министры хотя бы примерно понимали, чего хотят добиться (макрофинансовая стабильность, снижение стоимости ресурса в экономике рыночными путями, снятие регуляторных барьеров и продажа госсобственности), то, кажется, у правительства Дениса Шмыгаля в целом нет видения, как все "должно быть" 

Хороший пример в этом смысле – греческое правительство, которое пришло к власти в 2014 году. Да, их взгляды радикально отличались от других стран Европы, но во всяком случае они были. В Украине мы уже 20 лет наблюдаем за работой "правительств без взглядов".  

Во-вторых, они хотят "управлять руками"Результат все видят: теории изменений – это долгая и очень сложная история. Особенно, если с ней сталкиваются не очень квалифицированные управленцы. Гораздо проще постоянно что-то подкручивать вручную, чем работать над масштабными системными изменениями 

В-третьих, никому не нравятся слабые министры. Большая проблема, что системные изменения часто не находят понимания и в обществе. Это можно сравнить с походом к врачу: мы невольно оцениваем выше того, кто выпишет нам десять наименований лекарств, способных быстро снять симптомы, чем того, который посоветует год регулярно заниматься спортом.  

Точно также и с министрами. Если ты говоришь о каких-то системах, которые работают сами по себе, о рынке, о минимальной роли государства, будешь выглядеть слабым.  

Чем больше правительство использует ручное управление, тем больше у олигархов возможностей для лоббизма

В-четвертых, олигархи. Этой ситуацией, к сожалению, пользуется крупный бизнес. Запретить импорт одного товара в интересах национального производителя? Пересмотреть баланс производства электроэнергии, чтобы доминировала наиболее дорогая? Нередко такие решения бывают пролоббированы в интересах той или иной олигархической структуры. Чем больше правительство использует ручное управление, тем больше у олигархов возможностей для лоббизма.  

В-пятых, все описанные причины приводят к непоследовательной и часто даже противоречивой политике. В этой истории есть и третья сила – международные доноры. Например, если у правительства будет выбор "подкрутить" ту же систему Prozorro в пользу нацпроизводителей, а доноры (не только МВФ, но и ЕС или Мировой банк) скажут, что это плохая идея и не дадут нам $2 млрд, такую идею, скорее всего похоронят, как бы горячо не поддерживали ее накануне.  

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии

Последние новости

Партнер проекта – EU4Business"Новий старт" після ковіду: Як вирощувати в Україні мікрогрін та куди його продавати