От либертарианства к национализму. Как Кабмин предлагает спасать экономику

От либертарианства к национализму. Как Кабмин предлагает спасать экономику

эксперт Экономической Экспертной Платформы, старший экономист CASE Украина
29.05.2020, 19:04

У любой сложной проблемы есть хотя бы одно неправильное решение. Акцент на поддержку своего производителя и создание рабочих мест - как раз оно

Вот и дождались. От заявленного год назад декларативного "либертарианства" "Слуги народа" докатились до того, что, назначенный ими премьер-министр Денис Шмыгаль, анонсировал "здоровый" экономический национализм как стратегию посткризисного развития и под него – воссоздание МинПромПолитики. 

Как известно, у любой сложной проблемы существует хотя бы одно простое (соответственно, близкое и понятное "простым людям") неправильное решение, и акцент на "поддержку отечественного производителя" вместе с "созданием рабочих мест" - это как раз оно. Доказано опытом множества стран, и Украины среди них.

Читайте также - Задача премьера – защита бизнеса от государства

А ведь, казалось бы, как же еще добиться процветания, как не вливая государственные деньги в собственную экономику? Не защищая внутренний рынок от импорта – все своим, ничего чужим? И, конечно же, поддерживать нужно именно промышленность, тех,  кто "что-то производит", чтобы через реиндустриализацию вернуться в число промышленно развитых стран, правда?

Примерно так мыслит обыватель, хотя, на самом деле, тут что ни слово – то иллюзия, миф, предрассудок и невежество. Впрочем, те, кто называют себя "экономистами советской школы", порой еще дальше от истины, чем простой человек.

Увы, если государственные деятели строят свою политику на советах отечественных академиков и соцопросах, то они неминуемо становятся жертвами иллюзий (тем более, что многие их искренне разделяют). 

А лоббисты и коррупционеры успешно этим пользуются, чтобы навязать решения, выгодные им, за счет нашего с вами благосостояния – так возникают и поддерживают свое существование олигархи. И именно поэтому Украина, где к хотелкам неконкурентоспособного "отечественного производителя" всегда трепетно прислушивались, никак не может выбраться из жалких четырех тысяч долларов в год на душу населения.

Ведь если чуть-чуть глубже задуматься: какие такие деньги может влить в экономику государство? Откуда оно их возьмет? Только из той же экономики, в виде налогов – больше неоткуда: если "напечатать", то они просто пропорционально обесценятся, ведь от этого товаров и услуг больше не станет. Чудес не бывает! 

То есть, говоря начистоту, речь идет о том, чтобы кто-то заплатил больше ради того, чтобы кто-то другой получил субсидию или налоговую льготу. Но от такого перераспределения экономика не вырастет, разве что "вливать" будут не в промышленность, а в общественные блага (там, где их недостает) – например, в ту же инфраструктуру или человеческий капитал. 

Читайте также - B2B Jewelry выходит на тропу войны?

Это, кстати, вариант, но вот беда: выглядит в глазах обывателя не так эффектно, как построенный с "помощью" государства завод. Который можно с помпой, на камеры, открыть, с гордостью называя суммы инвестиций, если не в сам завод, то, скажем, в индустриальный парк (которых, кстати, в Украине не один десяток простаивает за ненадобностью). Ведь река видна невооруженным глазом, а откуда в ней вода – обыватель обычно не задумывается, обратная часть процесса остается за кадром…

То же самое относится к "созданию" рабочих мест. 

Если государство делает нечто полезное для людей, и при этом дает кому-то работу – все хорошо. Но если целью становится именно создание или сохранение рабочих мест, то на самом деле имеет место их уничтожение, потому что зарплату занятому в госсекторе можно выплатить только забрав эти деньги у отечественных же производителей или потребителей их продукции. А что-то по дороге еще и теряется, хотя бы на ту же коррупцию. 

Соответственно, на одно рабочее место, с помпой созданное государством, приходится больше чем одно, тихо потерянное (или не созданное), в частном секторе.

Правда, "создавать рабочие места" можно, казалось бы, и в частном секторе – если закупать для государственных нужд не лучшее, а отечественное, и заставить потребителя делать то же самое. Вот только почему-то о тех странах, преимущественно латиноамериканских и африканских, которые, в 50-70-е годы прошлого века занимались тем же самым "экономическим национализмом" протекционистского толка (тогда это называлось "теорией зависимости") и, казалось бы, преуспели в импортозамещении, защитники "национализма", вроде пресловутого Эрика Райнерта, предпочитают умалчивать. Да и международные финансовые организации не любят вспоминать, как они это поддерживали.

Их стыд можно понять: со времен Дэвида Риккардо известно, что протекционизм ведет не просто к перераспределению дохода от отечественных потребителей к производителям, но и к так называемым deadweight losses – безвозвратным потерям общественного благосостояния из-за ограничений конкуренции. 

При этом, "поддержка отечественного производителя" - не более чем очередная иллюзия. Ведь, когда вы платите импортеру за товар, ваша гривня идет отнюдь не "чужому": ему она ни к чему. Импортер покупает на нее конвертируемую валюту – у кого? У другого, отечественного же, производителя, только экспортера. Именно "безымянного экспортера" вы и поддерживаете, когда покупаете импорт. Только это не так наглядно, как при покупке непосредственно у производителя. 

Читайте нас в Telegram: проверенные факты, только важное

Поэтому помогать отечественному экспорту "наступать", продвигать его на зарубежные рынки, в том числе и убирая барьеры, которые неумные зарубежные правительства поставили на его пути – дело благородное и действительно помогает процветанию, а защищать его на внутреннем рынке стоит разве что от недобросовестной конкуренции – впрочем, это относится не только к импорту.

Единственный случай, когда государственная поддержка может теоретически быть оправдана – это так называемые "зарождающиеся отрасли" (infant industry), которые, возможно, и имеет смысл поддержать в зародыше с тем, чтобы они потом выросли и стали драйверами роста. Но этот теоретический аргумент так и остался недоказанной гипотезой, поскольку в реальной жизни на один успешный пример такого рода приходятся несколько неудачных. Прежде всего, потому что правильно разглядеть в "младенце" перспективу дано не каждому, а, тем более, не каждому правительству. Тем более, если со всех сторон напирают советчики с конкретными интересами.

В частности, развивать промышленность в XXI веке – это примерно то же, что развивать сельское хозяйство в XIX: сектор, конечно, будет работать всегда, и даже расти, но уже никогда не станет сколько-нибудь долговременным драйвером роста экономики, и уж точно не в Украине. 

Даже для типичных "развивающихся стран", где промышленности нет и никогда не было, Всемирный экономический форум изменил свою многолетнюю методику, которая раньше предполагала экспортно-ориентированную индустриализацию как магистральный путь догоняющего развития. 

На рынке промышленного производства существует жесточайшая конкуренция между дешевой рабочей силой (которой у нас, на самом деле, нет и никогда не будет – рядом безвизовый ЕС, при этом большая часть мира живет беднее и быстро ликвидирует безграмотность) и автоматизированной, приближенной к покупателю, Индустрией-4.0. 

При этом, рабочая сила дорожает, а роботы и 3D-принтеры стремительно дешевеют и умнеют. Поэтому повторить успех Южной Кореи уже не удастся никому, даже если бы и нашлась еще одна страна с таким же "низким стартом", фанатично дисциплинированным населением, высоким качеством госуправления и американским ядерным зонтиком.

К счастью, у нас индустриализация уже прошла в свое время, и принесла все необходимые плоды в плане развития человеческого капитала и, соответственно, способности производить нематериальные ценности – инновации, софт, и прочую креативную интеллектуальную продукцию: по этим параметрам Украина в ТОП-50. 

Подписывайтесь на рассылки Liga.net - только главное в вашей почте

ИТ-сектор самая крупная, но далеко не единственная из постиндустриальных отраслей, которые растут на десятки процентов в год и уже понемногу замещают стагнирующую промышленность. Эту структурную перестройку бы поддержать, или хотя бы не мешать рынку делать свою работу – но нет, промышленное лобби выбивает себе одну льготу за другой…

Правда, как справедливо заметил премьер-министр, не он первый придумал "экономический национализм", многие страны его пытаются исповедовать. Вопрос только в том, с какими результатами? 

Выше уже упоминалась "теория зависимости", которая привела ее приверженцев к катастрофическому долговому кризису 80-х, по результатам которого и сформулировали либеральный "Вашингтонский консенсус". 

Однако обывательские иллюзии никуда не делись не только у нас, да и лоббисты, которые на них играют, делают это по всему миру. А люди, которые не понимают, зачем им учиться на программиста или биолога, если папа с восемью классами всю жизнь на заводе вкалывал и хорошо получал, за подобных политиков охотно голосуют – например, в тех же США - и ни к чему хорошему это не приведет. Так что чужой пример – плохой аргумент.

А наш собственный опыт прекрасно подтверждает картину, известную по опыту других стран с похожими условиями. В частности, плохим качеством госуправления и наличием мощных отраслей "старой" экономики. 

Именно такие предпосылки (так сказать, "Корея наоборот") создают идеальные условия для лоббизма, который срабатывает как "топор под компасом", направляя всю индустриальную, то есть отраслевую политику, в пользу именно этих старых отраслей промышленности – где она не приносит ничего, кроме вреда. 

Здесь самое время напомнить, что государство может "поддержать" бизнес только ценой какого-то другого бизнеса. Так что если объектом заботы становятся старые отрасли, это происходит за счет новых. То есть, на самом деле, это политика экономического развития наоборот.

И если посмотреть в ретроспективе, то именно такую экономическую политику проводили все правительства до кабинета Виктора Ющенко (1999 год) – с крайне плачевным результатом. А упразднение большей части явных и скрытых привилегий, как раз способствовало началу роста, поскольку заставило владельцев всерьез заняться своим бизнесом или продать его тем, кто способен извлечь пользу из активов. 

МинПромПолитики активно сопротивлялось, там окопалось промышленное лобби, и хотя бы отчасти избавиться от него удалось только с ликвидацией такого министерства.

Говорят, если бы у динозавров было правительство, то млекопитающие никогда не развились бы выше уровня крысы и ежа. Именно эту роль всегда играло МинПромПолитики. 

Его воссоздание на волне "экономического национализма" будет означать только одно: украинские олигархи и уцелевшие "красные директора" получат мощный институциональный рычаг, чтобы, пользуясь обывательскими заблуждениями, и дальше перераспределять ресурсы в свою пользу руками государства. 

Аграрные бароны XIII века и аргентинские латифундисты XX тоже пытались подобными методами сопротивляться прогрессу. 

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Статьи, публикуемые в разделе "Мнения", отражают точку зрения автора и могут не совпадать с позицией редакции LIGA.net

Комментарии

Последние новости

Партнер проекта - Нова ПоштаГерои карантинного времени