UA

Интервью | "Питание Киева "висело" на одной линии". Как Украина готовится к ударам РФ по энергетике

Юрий Бойко (коллаж: Дарина Дмитренко/LIGA.net)
26.09.2022, 07:00

Интервью с членом наблюдательного совета Укрэнерго Юрием Бойко о подготовке Украины к зиме и отопительном сезоне на оккупированных территориях

Будущая зима для многих украинцев может стать олицетворением обращения президента Владимира Зеленского к россиянам 11 сентября: "без света, но без вас", которую он произнес после крупнейшего в истории обстрела энергетических объектов Украины российской армией.

С 24 февраля Россия оккупировала около трети украинской генерации и уничтожила или повредила десятки, если не сотни, других энергетических объектов страны – подстанций, ТЭЦ и энергоузлов, в частности. Об этом LIGA.net писала в материале, который доступен по ссылке.

На 23 сентября, по подсчетам Министерства энергетики, из-за повреждений и боевых действий без электроэнергии было 1300 населенных пунктов Украины, где проживает до 748 500 потребителей. Вероятно, их количество будет расти, зона поражения российских ракет охватывает всю территорию Украины.

Как в таких условиях украинские энергетики готовятся к зиме и чему их научило полномасштабное вторжение россиян? Интервью LIGA.net с советником премьер-министра Дениса Шмыгаля и членом наблюдательного совета госкомпании Укрэнерго Юрием Бойко.

Об уничтожении украинской энергосистемы, высокой аварийности на ТЭС и нестандартных решениях энергетиков

– Россия с начала полномасштабного вторжения повредила ряд украинских электростанций. Стране хватит электроэнергии этой зимой?

– Из-за военной агрессии России потребление электроэнергии в Украине сократилось в среднем на 30%. Релокация и остановка многих компаний – главные причины. Соответственно это повлияло на производство электроэнергии.

Сейчас Украина не только удовлетворяет свой спрос на электроэнергию, но и экспортирует ее в страны ЕС, зарабатывая средства на восстановление энергетического сектора. Поэтому мощностей электростанций, находящихся на контролируемой территории, достаточно, чтобы обеспечить электроэнергией каждого потребителя зимой.

– Исправьте меня, если ошибаюсь: гидроэлектростанции, ТЭС и ТЭЦ делают нашу энергетическую систему гибкой, а атомная генерация – ее основа. По нашим подсчетам, Россия с начала года захватила по меньшей мере три украинских ТЭС, одну ГЭС и пять ТЭЦ. Уничтожены или повреждены около десяти ТЭС и ТЭЦ. У системы хватит гибкости, чтобы пройти зиму?

– Укрэнерго еще летом разработала разные сценарии работы на этот отопительный сезон. Есть среди них и предусматривающие отключение определенных блоков на электростанциях, обесточивание некоторых критических подстанций и энергетических узлов. Я не буду вдаваться в детали из соображений безопасности, но у нас есть чем поддерживать гибкость энергосистемы.

Напомню, что с марта украинская энергосистема – часть большой европейской континентальной сети. Сейчас это самое большое техническое объединение в мире, а большие энергосистемы более стабильны и в то же время более гибки.

– Недавно Укрэнерго сообщило, что в течение последних двух недель стремительно растет количество аварийных ремонтов на энергоблоках теплоэлектростанций (ТЭС) . Можете объяснить, что происходит?

– Эта ситуация говорит о том, что не на всех энергоблоках ТЭС вовремя провели плановые ремонты. Поэтому сейчас, насколько это возможно, нужно придерживаться графиков ремонтов на тепловых и атомных электростанциях и готовиться к пиковым нагрузкам (к высокому спросу зимой. – Ред.).

– Россия целенаправленно бьет по нашим энергетическим объектам. Мы к этому готовы?

– К сожалению, зона поражения российских ракет охватывает всю территорию Украины. Никто не застрахован от ракетных ударов. И, по всей вероятности, враг продолжит атаковать нашу энергетическую инфраструктуру.

Энергетики уже научились во время войны быстро устранять повреждения разной степени сложности. Например, в Укрэнерго аккумулирована достаточно мощная материальная техническая база, работают более 700 ремонтников в мобильных бригадах. Не буду раскрывать детали, но могу сказать, что восстановление происходит по четким алгоритмам и протоколам.

Наша энергосистема строилась с серьезным запасом прочности. У нас есть возможности практически любого потребителя заживить разными ветвями магистральных и распределительных электрических сетей. Но, разумеется, если целенаправленно уничтожать инфраструктуру, то любая система не выдержит.

После ракетных ударов, нанесенных по энергетической инфраструктуре в Харьковской и Днепропетровской областях 11 сентября, энергетикам понадобилось четыре часа, чтобы возобновить энергопитание почти на всей территории восточных и южных областей страны.

Война побуждает энергетиков к быстрым действиям, нестандартным техническим решениям и еще более качественному прогнозированию сценариев. В мирное время на ликвидацию такой аварийной ситуации ушло бы гораздо больше времени.

Об оккупации Запорожской АЭС, оккупированных территориях и кибератаках врага

– Прошлой зимой Запорожская АЭС производила до 25% электроэнергии в стране. Сейчас она стоит и вместо того, чтобы производить электроэнергию, наоборот потребляет. Сможем ли мы пройти относительно спокойно зиму, по крайней мере, насколько это возможно в таких условиях, если она продолжит простаивать даже зимой?

– Запорожская АЭС выдавала 25% электроэнергии в стране достаточно короткий промежуток времени. Чуть больше месяца, когда работала шестью блоками. Не стоит ожидать, что нынешней зимой уровень потребления электроэнергии будет на уровне прошлого года. Это не так.

Фактически в Украине все лето и начало сентября был профицит электроэнергии. Поэтому – да, при нынешних условиях – сможем. Вспомните, что мы входили в прошлую зиму с меньшими запасами угля на складах ТЭС на фоне энергетического кризиса и дефицита топлива в мире.

Все это сопровождалось высокой аварийностью блоков на ТЭС. Более того, в феврале-марте, когда температура воздуха еще была низкой, а враг начал полномасштабное наступление, энергосистема Украины прошла три недели изоляции от других энергосистем. И потребители этого не ощутили.

Немногие знают, но тогда были очень серьезные повреждения сетей киевского энергоузла и питание столицы "висело" на одной линии. Сейчас, когда Украина присоединила свою сеть к энергосистеме Европы, у нас есть возможность взять у них аварийную помощь или импортировать оттуда электроэнергию. Более того, в случае дефицита мы можем прекратить экспорт.

– Вам известно, откуда сейчас поступает электроэнергия на оккупированные территории? Запорожская АЭС стоит.

– С других украинских электростанций. Вся энергетическая система Украины – это целостный механизм, работающий с одинаковым ритмом сердцебиения. Электроэнергия на оккупированные территории попадает по оставшимся в работе магистральным линиям. К примеру, электроэнергия с Южноукраинской АЭС без проблем попадает во все регионы Запорожской области. Кроме того, продолжает работать оккупированная Каховская ГЭС. Некоторые тепловые электростанции действительно стоят, но это преимущественно в прилегающих к боевым действиям регионах. Все остальные электростанции работают в энергосистеме.

– С территории России нет питания? Есть информация, что РФ поставляет электроэнергию, в частности, в Запорожскую область, через Донецк.

– Они пытались подключить Запорожскую АЭС к своей энергосистеме. Но у них это не получилось и вряд ли получится. Я не могу рассказывать подробности, но поверьте: и энергетики, и ВСУ свое дело знают.

– Оккупация украинских электростанций дает россиянам возможность вмешиваться в работу нашей энергосистемы?

– Мне сложно это себе представить с технической точки зрения. С началом войны враг активно пытался взломать систему защиты Укрэнерго. Попытки выросли в три раза в первые дни войны. Только за первый месяц попыток атаковать IТ-инфраструктуру было столько же, сколько за весь прошлый год. Все эти попытки безуспешны. Укрэнерго построило одну из лучших в Украине систем управления энергосистемой и киберзащиты.

Поэтому факт захвата электростанций не дает врагу возможность залезть куда-нибудь выше и нанести вред всей энергетической системе. У диспетчеров и линейщиков также достаточно технических средств, чтобы не допустить этого, если говорить не о киберзащите, а о физическом процессе. У нас под оккупацией работало две станции – Запорожская АЭС и Каховская ГЭС. Сейчас работает только Каховская ГЭС. И обе, кстати, выполняли технические команды диспетчеров Укрэнерго.

О зиме в оккупированном Херсоне и деоккупированном Изюме

– В каких городах будет труднее всего, на ваш взгляд, запустить отопительный сезон?

– Труднее всего будет начать отопительный сезон в городах, которые позднее деоккупируют. Подготовка к зиме – очень долгий процесс. Она начинается еще весной, как только заканчивается отопительный сезон. Поэтому если на подготовку к зиме отводится мало времени, можно не успеть подготовиться.

Я, например, не очень понимаю, как провести отопительный сезон в Изюме. Совершенно очевидно, что в таких критических случаях необходимо эвакуировать людей и готовить специальные тепловые пункты. Быстро восстановить такие колоссальные разрушения электрической и тепловой инфраструктуры очень сложно.

– А как будет проходить зима в оккупированном Херсоне или в том же Энергодаре, где большую часть города отапливает Запорожская АЭС?

– Мне трудно ответить на этот вопрос. Вы же понимаете, что получить из того же Херсона объективную информацию сложно. Пока город находится под оккупацией, повлиять на ситуацию невозможно.

Очень часто самым оптимальным решением является эвакуация. В июне органы местного самоуправления получили задачу от правительства организовать для таких людей специальные места, где они смогут согреться и пережить зиму.

Я не готов говорить в деталях – это не моя зона ответственности, но, судя по отчетам на совещаниях, под председательством премьер-министра и министра развития общин и территорий Украины уровень готовности городов к зиме достаточно высок. Ситуация контролируется.

Об энергетическом фронте и импорте электроэнергии из Европы

– Относительно импорта электроэнергии из Европы. У Украины есть деньги на импорт? Не возникнет ли ситуации, как сейчас с газом – потребность в импорте есть, но средств на него нет? Цены в Европе – в 2-4 раза выше, чем в Украине. И вопрос: есть ли в Европе ресурс, чтобы нам помочь?

– Есть, но вы правы: аварийная помощь – дорогое удовольствие. Ее не используют на постоянной основе только в форс-мажорной ситуации, чтобы ситуативно перекрыть дефицит, если диспетчер Укрэнерго исчерпал все возможности сбалансировать энергосистему внутри.

Кстати, мы можем также оказывать аварийную помощь европейским странам. И регулярно это делаем. Так относительно недавно предоставляли ее Польше в отдельные вечерние часы.

Относительно импорта, в настоящее время при необходимости мы можем импортировать столько же электроэнергии, сколько экспортируем. И этот объем будет постоянно расти.

Да, для импорта нужны средства, цены на электроэнергию на европейском рынке сейчас очень высокие. Поэтому финансовую возможность, по моему мнению, нужно будет все равно предусмотреть.

– Теоретически о каких объемах импорта может идти речь?

– Опираясь на опыт предыдущих отопительных сезонов, в холодные пиковые периоды импорт не превышал 3% в общем украинском балансе. Сценарии этой зимы, просчитанные Укрэнерго, не сильно отклоняются от этих показателей.

Наверное, для финансовой способности придется придумать что-то вроде PSO (Public service obligations, специальные обязанности на рынке, возлагаемые правительством на определенную компанию. – Ред.), которое при необходимости позволит импортировать европейскую электроэнергию.

– Последний вопрос. Все говорят, что Украину ждет самая сложная зима в истории. Ход этой зимы может как-то повлиять на процесс объединения энергетических систем Европы и Украины? Условно, если система продолжит быть стабильной – нам еще больше откроют рынок, а если нет – наоборот.

– Нет, это некорректное утверждение. Физическое и рыночное объединение – это процессы, выгодные не только Украине, но и Европе. Для европейских потребителей у нас есть немалые резервы дешевой электроэнергии, которая может стать альтернативой российскому газу.

В Европе есть только две страны, которые по структуре своих энергосистем могут долго работать автономно от энергосистем сопредельных стран, – это Франция и Украина. А удержать баланс в системе в таких условиях, как это приходится делать сегодня нашим энергетикам, – это еще более сложная задача. И я надеюсь, что нашим европейским коллегам никогда не понадобится наш украинский опыт, который мы приобрели на энергетическом фронте.

Эта зима точно будет самой тяжелой в истории, но не потому, что наша система ненадежна или нестабильна, а потому что Россия может совершать акты агрессии по энергетическим объектам. Тем не менее мы готовы к любым сценариям.

Богдан Заика
Богдан Заика
специальный корреспондент
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Вакансии
Больше вакансий
Junior SEO-спеціаліст
Киев Ligamedia
Manual QA Engineer
Киев Ligamedia
Разместить вакансию

Комментарии

Последние новости