UA

Интервью | Цены на бензин, пальцы Лукойла и инвесторы из Австрии: интервью с главой сети АЗС Amic

Цены на бензин, пальцы Лукойла и инвесторы из Австрии: интервью с главой сети АЗС Amic - Фото
Аудрис Стропус (коллаж: Дарина Дмитренко/LIGA.net)
01.09.2022, 07:00

Интервью с главой сети АЗС Amic Аудрисом Стропусом об аресте компании, подозрениях БЭБ и марже импортеров топлива в Украину

Аудрис Стропус – литовский экспат и генеральный директор одной из крупнейших в Украине сетей АЗС Amic. Это правопреемница украинских автозаправок российского нефтяного гиганта Лукойл, ее материнская австрийская компания Amic Energy приобрела эти АЗС в 2015 году за 280 млн евро.

Стропус практически не общается с прессой. Вместо разговора с журналистами он предпочитает сосредоточиться на рабочих процессах. С одной стороны, это позволяет уделять больше внимания проблемам: несмотря на свое почетное место среднего игрока на рынке, сеть АЗС Amic все еще пытается вылезти из убыточной ямы.

Впрочем, такая таинственность подпитывает конспирологов. Даже сегодня, спустя семь лет с момента соглашения с Лукойлом, не все конкуренты Amic верят, что смена владельца – не обычная юридическая формальность. К тому же даже сам Стропус долгие годы работал в зарубежных "дочках" Лукойла – в литовской Lukoil Baltija R и польской Lukoil Polska.

До недавнего времени слухи о вероятной связи Amic и Лукойла не наносили серьезного вреда. Но ситуацию изменило полномасштабное вторжение России в Украину. Уже через шесть месяцев, 18 августа, Бюро экономической безопасности Украины (БЭБ) инициировало арест всех АЗС Amic за вероятную связь с Лукойлом и попытки якобы уклониться от уплаты более 1 млрд грн налога.

Арест АЗС – продолжение политики украинской власти. За последние шесть месяцев стражи порядка инициировали арест десятков российских бизнес-активов на территории Украины на $1,5 млрд. Они должны пойти на восстановление послевоенной Украины.

В интервью LIGA.net Аудрис Стропус вместе со своей правой рукой – финансовым директором Amic Украина Татьяной Тележинской — отвечает на все обвинения правоохранителей и рассказывает, какие потери понесла компания из-за российской агрессии против Украины.

СПРАВКА. Для удобства мы обозначили ответы Стропуса и Тележинской аббревиатурами А.С. (Аудрис Стропус) и Т.Т. (Татьяна Тележинская).

Об аресте АЗС Amic и просчетах БЕБ

– В пресс-релизе БЭБ было указано, что суд арестовал 308 заправок Amic, хотя Amic в свое время купила у Лукойла чуть более 200 АЗС. Вам известно, какие еще АЗС были арестованы?

А.С. – Арестовали 234 наши АЗС, четыре нефтебазы и землю. Мы не можем их продать или перестроить, но мы продолжаем работать. Суд не арестовал наши счета, поэтому мы не потеряли свою функциональность.

БЭБ нашло какие-то АЗС на оккупированных территориях: одна часть – в Крыму, другая – в Донецкой и Луганской областях. Они когда-то принадлежали Лукойлу, но он их продал еще 8 лет назад.

К нам они никакого отношения не имеют. Лукойл продал их еще до сделки с Amic Energy. БЭБ просто не разобралось, что и кому принадлежит. Все оптом арестовало и не проверило…

Т. Т. – Часть арестованного имущества нам не принадлежит. Есть активы, которые мы арендуем. Также в арест попало имущество, которое Лукойл продал где-то в 2013-2014 годах. Мы не понимаем, какой базой данных пользовалось БЭБ, это имущество было продано еще до прихода Amic.

– По версии следствия, Amic Украина заведомо завышала свои затраты с целью снижения налоговых выплат. Также БЭБ установило, что Amic в течение 2016-2021 годов выплачивала дивиденды некой российской компании с государственной долей. По моей информации, речь идет о "дочке" компании Лукойл Lukoil Lubricants International Holding Gmbh. Как вы это прокомментируете?

А.С. – Я начну с последнего вопроса. Amic Украина еще ни разу с 2015 года не выплатила дивиденды. Никому и ни разу. Ни одной гривни и ни одной копейки. Это какая-то путаница и абсурд. Amic Украина с 2014 по 2019 годы была убыточной. Чтоб вы понимали, у компании было больше долгов, чем стоили ее активы. А нам же еще нужно было как-то развивать компанию.

Теперь про налоги. За последние два года мы объединили все свои юридические лица под зонтиком одной организации (ПИИ Амик Украина. – Ред.). Зачем? Чтобы проще было управлять бизнесом. Это первое. Во-вторых, так мы гораздо прозрачнее, ведь все, что происходит в компании можно увидеть в одном документе – в нашей финансовой отчетности. Все прозрачно. 

В течение шести лет к нам не было никаких претензий со стороны налоговой. Даже наоборот. В прошлом году, когда Министерство экономического развития анализировало рынок, министерство поставило нас в пятерку наибольших налогоплательщиков рынка с 1 литра топлива.

СПРАВКА. По информации БЭБ, на протяжении 2015-2022 годом должностные лица Amic Украина искусственно завышали расходы компании "за счет кредитов от родственных структур" с целью снижения налоговых выплат.

Речь идет о кредитах от компании AMIC Finance LTD, сообщил LIGA.net проинформированный источник. По его данным, AMIC Finance LTD получила долги Amic Украина по наследству от Lukoil Investments Cyprus LTD. Последняя в свое время кредитовала АЗС Лукойл в Украине.

Так, по версии следствия, Amic Украина недоплатила в бюджет страны более 1 млрд грн.

– Вы обсуждали с кем-то это дело из правоохранительных органов или из Офиса президента?

А.С. – Мы не знали, что против Amic идут какие-либо уголовные дела. Нас никто не информировал, что нас в чем-то подозревают, уж тем более в уклонении от уплаты налогов. Это дело – чистое рейдерство. Я так считаю. По-другому это не назовешь. Я впервые с таким сталкиваюсь.

В партнерстве с нашим юридическим советником и при поддержке посольства Австрии мы обращаемся во все предусмотренные законом инстанции и структуры. Начиная с БЭБ и Генеральной прокуратуры, заканчивая международными инструментами защиты, которые есть в Украине.

Мы полностью открыты и готовы конструктивно и по полочкам разобраться в каждом обвинении, потому что мы полностью уверены в своей позиции. Единственное, чего мы просим у органов власти, – быть объективными и не блокировать хозяйственную деятельность на время такого разбирательства.

Т. Т. – Если вы посмотрите в нашу финансовую отчетность за 2019 год, вы увидите, что наш кредитор простил нам все накопленные проценты по кредиту. Все эти проценты Amic Украина отобразила в доходе, тем самым мы увеличили базу для выплаты налога на прибыль, а не уменьшили ее.

Да, действительно, компания не выплатила тогда налоги на прибыль потому что, как сказал Аудрис, она фиксировала убытки с 2014 по 2017 годы. А эти убытки по законодательству Украины переходят из года в год, пока компания их не покроет.

Поэтому обвинения БЭБ выглядят странно. Наша финотчетность публичная и каждый может проверить ее на сайте компании.

СПРАВКА. Последняя доступная финансовая отчетность Amic – за 2020 год. Тогда, согласно документу, компания получила 1,63 млрд грн убытка при выручке 7,4 млрд грн. Для сравнения: за 2019 год компания получила более 3,2 млрд грн прибыли, а ее доход составил 8,13 млрд грн.

– Были ли у вас схожие проблемы в других странах? Например, в Польше, в Латвии или в Литве, где вам тоже принадлежат бывшие АЗС Лукойла.

А.С. – Нет. Я шесть лет работаю с инвесторами Amic Energy. И за это время у нас нигде не было таких проблем, как сейчас возникли в Украине через 8 лет работы тут. Да, часто по СМИ дублируются одни и те же слухи и рассуждения из прошлого, но тем не менее.

Сделку с Лукойлом одобрил Антимонопольный комитет Украины в 2015 году, компания работает в Украине около восьми лет.

Более того, в Литве Комиссия по национальной безопасности изучала в 2016 году сделку Amic Energy и Лукойла и дала свой вывод, что сделка соответствует интересам национальной безопасности Литвы. А я напомню, что Россия – одна из официально определенных угроз нацбезопасности для Литвы начиная с аннексии Крыма в 2014 году.

– Где вы покупали топливо?

А.С. – В Украине, в Беларуси, Литве и Польше.

– Из России не покупали?

А.С. – В очень маленьких объемах. Чтоб вы понимали, до февраля 2022 года Лукойл поставлял в Украину много топлива через разные компании, около 580 000 тонн в год. Эти данные открыты, их легко найти в специализированных изданиях для топливного рынка. Мы покупали всего 2-5% от этих объемов. Нам невыгодно было покупать топливо у Лукойла. Поэтому мы, как и многие на рынке, очень плотно работали в последние годы с Кременчугским и Мозырским НПЗ.

Т. Т. – Я не хочу называть компании, но главными покупателями нефтепродуктов Лукойла были не мы, а наши конкуренты. В 2021 году мы купили у украинского импортера всего 5% от поставленного этим поставщиком топлива Лукойла в Украину. Еще где-то 30% – мы покупаем у польского Orlen. Мы с 2017-2018 годов среди лидеров рынка по диверсификации в сторону источников поставок из Европы. 

О руке Лукойла и акционерах Amic

– В своем пресс-релизе вы сообщили о подготовке к иску и планах обжаловать арест АЗС. Это будет иск в украинский суд или в международный?

А.С. – Мы готовы работать с любой организацией и структурой, чтобы донести правду и закрыть этот вопрос. В Amic нет ни руки, ни даже пальца Лукойла. И нет ни одного факта, подтверждающего это.

У нас австрийские собственники и менеджеры из Литвы. Арест европейской компании без каких-либо веских причин – это плохой сигнал. Ничего хорошего это за собой не несет.

– Вы сказали, что Amic долгие годы не приносил прибыли и дивидендов. В чем тогда была логика покупки этого бизнеса? В 2014 году Украину сложно было назвать привлекательным рынком для инвестиций. В стране началась война и экономический спад. А акционеры Amic согласились выплатить за АЗС в Украине 280 млн евро, не имея опыта за спиной на топливном рынке.

А.С. – Я не принимал участие в сделке, поэтому я не знаю, сколько она стоила. В среднем одна АЗС Amic, вероятно, стоила где-то $300 000-400 000. Но это такое дело. Аmic Energy, имея людей с опытом работы в австрийской компании OMV, сделал их эффективными. По количеству АЗС у нас всего 3% на рынке, а по объему продаж – 7%.

Это очень хороший показатель и результат. У Лукойла мы покупали запущенные АЗС. Мы реструктуризировали долги, оптимизировали бизнес и инвестировали. За восемь лет мы инвестировали в развитие своих АЗС в Украине около $30 млн. Мы подняли продажи и вывели компанию на новый уровень.

Это было непросто. Но с 2019 года компания приносит деньги, хотя Лукойл и близко не стоял рядом. Лукойл наоборот хотел уйти с этого рынка. С 2014 года он продал все свои АЗС в Восточной Европе. И не только в Украине, в Латвии, Литве и Польше, а и в Венгрии, Чехии, Словакии и Эстонии.

– Вы не знаете, во сколько обошлась AMIC Energy покупка АЗС в Латвии, в Литве и Польше?

А.С. – У меня нет такой информации. Я знаю, что сначала AMIC Energy купила у Лукойла АЗС в Украине, а затем в 2016 году купила одним пулом – заправки в Польше, Латвии и Литве. Сначала в покупке украинских АЗС даже участвовал СЕО OMV (Петер Лешер. – Ред.), но потом он вышел.

Об убытках из-за России, амбициях Amic и ценах на топливо

– В 2020-2021 годах у Amic Украина были планы расширить свое присутствие на украинском рынке. Что помешало?

А.С. – Мы хотим развиваться, но тогда никто особо и не хотел продавать свои АЗС. В этом году мы планировали построить новые автозаправки и модернизировать старые, но потом началась война (речь идет о полномасштабном вторжении России в Украину зимой 2022 года. – Ред.).

Хочется равномерно покрыть территорию Украины заправками Amic. Нас, например, больше на юге Украины – в Одесской области, а вот во Львове и других городах и пригородах нас мало.

– Боевые действия как-то затронули ваши АЗС?

А.С. – Да. В первые дни, когда российский агрессор проходил через Антоновский мост (под Херсоном.– Ред.), были уничтожены две наши автозаправки. Они стояли по обе стороны сразу за Антоновским мостом. Также нам известно о 10 поврежденных АЗС, еще 20 – под оккупацией.

Кроме того, под Бородянкой (Киевская область. – Ред.) агрессор уничтожил нашу нефтебазу, большая часть находившегося там топлива сгорела.  Мы считали, что на сегодняшний день с начала войны из-за боевых действий пострадало наших активов на $20 млн. Это заправки, нефтебаза и топливо.

Финальную сумму убытков можно будет посчитать только после победы (Украины. – Ред.). У нас в Херсоне были очень хорошие АЗС.

– Будете требовать компенсацию от России?

А.С. – Будем. Как и любая другая компания.

Т. Т. – Мы активно следим за всеми законодательными изменениями в части, скажем так, репарации. Активно ведем оценку ущерба, и в обязательном порядке будем требовать от страны-агрессора компенсацию всех убытков.

Мы прекрасно понимаем, что именно Россия пришла на нашу территорию и разрушила наши жизни.

А.С. – Да.

– Мы видим, что цены на АЗС в последние несколько месяцев медленно, но уверенно падают. Стоит ли ожидать людям отскока цен?

А.С. – На прошлой неделе цены на топливо в опте начали повышаться. Поэтому я не исключаю, что вскоре это может отразиться немножко и на заправках. Хотя в принципе, тенденция на уменьшение цен не исчезнет.

Мы никогда не продавали выше цены на рынке, всегда старались продавать чуть-чуть ниже. Думаю, что так будет и дальше.

– Кто сейчас главный импортер топлива?

А.С. – Я не могу сказать точно. Мы как-то все поделили между собой направления, откуда будем покупать топливо. Мы закупаем из Литвы и внутри Украины. Кто-то – в другом месте.

Постепенно топлива становиться больше, и это заслуга всех. Очень сильно помогли государственные структуры. За четыре месяца мы с нуля отстроили всю логистику. Ведь с начала войны Украина потеряла возможность импортировать топливо с трех сторон – с юга, с севера и востока. Осталось только западное направление. Потеряно было 2/3 логистики.

– А что будет зимой? Нет ли риска, что в Европе возникнет дефицит нефтепродуктов?

А.С. – В мировом масштабе дефицита топлива нет. Дефицит есть в нескольких областях Европы. Но это не потому что его физически не хватает, просто есть проблемы с логистикой.

Решить эту проблему непросто, но это возможно. Мы уже возобновили работу нескольких своих нефтебаз. Подготовка к зиме идет полным ходом.

– Последние несколько лет рынок АЗС в Украине считали премиальным и маржинальным. А какой он сейчас?

А.С. – Те компании, которые возят топливо, – конечно, они зарабатывают. Но разве будут компании завозить в Украину топливо, если на этом не заработаешь? Я бы сказал, что там не очень высокая премия. Да, она есть, но работы гораздо больше. И очень большие риски.

У нас, например, не все водители, которые возят топливо из Литвы, согласны доезжать до Киева. До Ровно, а дальше – боятся. Так и работаем, строим логистику, ищем топливо. 

Проще будет, когда Украина освободит юг страны. Тогда у нас будет возможность поставлять топливо по морю. А когда мы добьем врага на востоке, тогда совсем проще станет.

Богдан Заика
Богдан Заика
специальный корреспондент
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Вакансии
Больше вакансий
Junior SEO-спеціаліст
Киев Ligamedia
Manual QA Engineer
Киев Ligamedia
Разместить вакансию

Комментарии

Последние новости