Мэры очень редко прямо говорят, что относятся к изъятию военного НДФЛ отрицательно, объясняя почему. Александр Кодола, глава Нежина, – один из таких.

Читайте о бизнесе без политики на канале LIGA.Бізнес

Старый казацкий город, второй по величине в Черниговской области, имеет большое количество проблем: плохое состояние домов и инфраструктуры в центре, большое количество сельских и грунтовых дорог, что является уникальным явлением среди городов такой величины. Здесь грунтовку можно встретить даже в центре.

К тому же Нежин так тормозил с децентрализацией, что присоединился к процессу на несколько лет позже других городов. И когда уже в Чернигове отремонтировали все дороги и сделали его туристическим центром, а в Житомире перебрали практически все сети, Нежин только брался за дела.

Во время войны город стал настоящим форпостом Черниговской области, который россиянам так и не удалось взять. В первые дни вторжения он обеспечивал связь с окруженным Черниговом.

Только вот с войной старые проблемы города усугубились, а возможностей их решать практически не осталось. Как выкручиваться? Об этом в интервью LIGA.net с мэром Нежина Александром Кодолой.

– Начну с вопроса, который задаю каждому председателю громады. Как децентрализация на вас повлияла? Как вы сформировали громаду? Почему у вас этот процесс был со скрипом?

Когда формировалась громада, это был 2020 год. А децентрализация у нас началась в 2015–2016 годах. Я тогда не был городским головой. После Революции достоинства меня избрали первым заместителем председателя Черниговского областного совета. Мы активно стали заниматься децентрализацией в области. А на внеочередных выборах парламента в 2014 году я был избран народным депутатом. Как раз по этому округу – это город Нежин и пять громад вокруг него, 209-й округ.

Поэтому децентрализацией здесь я занимался с парламентской позиции. Я считаю: это самая успешная реформа, которая была реализована в нашем государстве.

– Нежин от этого выиграл?

Думаю, что самыми большими бенефициарами стали крупные города, в первую очередь областные центры . Чуть меньше – меньшие города и сами громады, потому что все в разных условиях. Это зависит от того, какие экономические составляющие в каждой громаде.

Если говорить о Нежине, к сожалению, он не был лидером. Тогда они долго колебались, опасались. В чем суть была? Если присоединятся к городу, то образуется новая громада и нужно проводить перевыборы. Тогдашнее руководство города боялось этих перевыборов. Так что они тянули до последнего, до 2019 года.

Казачье наследие. Мэр Нежина о грунтовых дорогах в центре города и военном НДФЛ
Фото: Сергей Костеж

– Но на бюджете это все равно сказалось положительно?

Все же доходы общего бюджета выросли. Хотя и незначительно.

Например, если брать 2016 год, то в бюджет города добавилось шесть новых видов доходов. В результате реформы децентрализации. Но это очень мелкие доходы. К примеру, плата за предоставление административных услуг. То есть бюджет увеличился только на 16 млн грн, или 9,6%. Это не столь существенно. Это не в разы, как увеличился бюджет в некоторых громадах.

Ближайшее к нам село Вертиевка – большой населенный пункт на перекрестке. Его расположение удобно тем, что много заправок. И у них доходы существенно выросли. Может, на 50%, а может, вдвое, потому что часть акциза на горючее начала засчитываться в местный бюджет, чего раньше не было. Для нашего города – не столь большая разница.

Однако финансовые полномочия нам уже передали на 65 млн грн. То есть государство еще передало определенные обязательства. Далее, 2017 год, снова доходы выросли на 15,7 млн грн по отношению к 2016 году. То есть рост был, но весьма небольшой. Поэтому для Нежина не было какого-нибудь значительного прорыва, было определенное улучшение, но существенного роста не было.

Когда я работал здесь народным депутатом, то основной своей задачей видел лоббирование Нежина и привлечение сюда государственных средств. Субвенции социально-экономического развития. И за счет этого в городе были улучшения. Мы построили единственный в городе детский бассейн и спортивные детские площадки, компьютерные классы и т. д. Улучшили медицинское и образовательное направления. На сегодняшний день в условиях войны возникли новые вызовы. Это в первую очередь обеспечение безопасности граждан.

Казачье наследие. Мэр Нежина о грунтовых дорогах в центре города и военном НДФЛ
Александр Кодола (Фото: Сергей Костеж)

– Укрытия?

Огромное внимание мы уделяли и уделяем укрытиям. К сожалению, укрытий до начала боевых действий на Нежин приходилось условно 150. Но пригодными были вдвое меньше. Это на 70 000 населения. Поэтому почти за два года полномасштабного вторжения мы привели в порядок все укрытия. Практически все, что были в городе. Где-то создали новые в медицинских учреждениях. Сейчас есть проблема в образовательных учреждениях. Потому что, к сожалению, из пятнадцати школ в четырех нет укрытий. Соответственно, они не могут работать в обычном режиме. Поэтому мы подготовили на них проектно-сметную документацию и ищем поддержку. Выделили свои средства, но в поисках международной помощи.

– Какой у вас бюджет? Существенно ли он просел во время войны? Очевидно, доходы от бизнеса, от налога на доходы физлиц (НДФЛ) значительно просели.

Настал 2024 год, у нас общий бюджет — 684 млн грн. Это небольшие цифры, потому что потребность в средствах у нас почти вдвое больше. И эта потребность постоянно формируется всеми финансовыми и бюджетными учреждениями. Военный НДФЛ, который забрало у нас государство, составлял фактически 30-35% наших доходов в год. Это значительная цифра для нас. Почти 200 млн на этот год, за период 2023 года было 160 млн. Подсчитайте.

– Это очень много. У вас много воинских частей?

У нас исторически были воинские части из казацкого полка, который также много вкладывал в Нежин. Это не только лишь армия. Этот НДФЛ мы называем военным, но есть еще полиция. У нас все-таки город областного значения, второй в области. После Чернигова мы имеем в области второе по величине подразделение полиции. Поэтому значительный процент в НДФЛ – от полиции.

Кроме того, здесь работает ГСЧС, и самое главное – в нашем городе расположен авиационный отряд ГСЧС Украины. То есть в Нежине спасательная авиация всей Украины базируется. И даже до войны этот спасательный отряд был плательщиком НДФЛ номер один. Там более 1000 специалистов работают с достаточным уровнем зарплаты. Это инженеры, пилоты. Этот НДФЛ от нас забрали. Поэтому для нас достаточно существенные потери. Бюджет-2024 – 684 млн. А так было практически 850 млн. Почувствуйте разницу.

- Я так понимаю, вы негативно относитесь к изъятию военного НДФЛ?

Однозначно отрицательно.

Казачье наследие. Мэр Нежина о грунтовых дорогах в центре города и военном НДФЛ
Александр Кодола (Фото: Сергей Костеж)

– Некоторые мэры считают, что это нужно было сделать, потому что, мол, все деньги должны идти на войну.

Ну однозначно отрицательно! Почему? Потому что мы активно сотрудничаем со всеми военными. У нас много военных, которые здесь. А еще больше военных, которые находятся на линии фронта, где служат нежинцы. Мы сотрудничаем с более чем десятью воинскими частями. Это и тероборона, и разные части, где служат нежинцы. Мы всем помогали, если брать прошлый год – на 116 млн грн. То есть почти то же самое, что имели по НДФЛ.

Вот вам цифры. 2022 год. Чернигов получил военного НДФЛ 774 млн грн. Потратили на армию 106 млн, то есть 13%. Нежин потратил 40% НДФЛ. 2023 год: Нежин потратил 40%, затем Корюковка – 33%, Чернигов – 23%.

– Если вы и так тратили военный НДФЛ на армию, почему тогда так против? Вы ведь все равно фактически эти деньги тратите на ВСУ.

Самое главное, что военные продолжают обращаться за помощью. И громада продолжает говорить: "Давайте помогать". Но уже нечем, понимаете? Теперь у меня нет механизмов им помочь, нет ресурса.

Я горжусь тем, что наш город – город волонтеров, поскольку наша команда передала 30 автомобилей. Это в основном пикапы, внедорожники на нужды разных воинских частей. И это не за бюджетные средства. Мы несколько раз в год собираем свои средства. Сбрасываемся с зарплат раза четыре-пять. С прошлого года проводим разные благотворительные мероприятия, культурные деятели организовывают концерты. Средства – на ВСУ. И вот за неполных два года войны 30 автомобилей нам удалось собрать за собственные средства, потом 47 дронов. Но это сугубо наши уже инициативы, не бюджетные.

Почему негативно изъятие военного НДФЛ у громад? Потому что громады контактируют напрямую, знают, что нужно подразделениям. Военные общаются с громадой, здесь живут их семьи. Хорошо будет, если этот изъятый НДФЛ пойдет непосредственно на военные нужды...

– На что вы тратите бюджет, кроме образования?

Как и мы, так и все города, львиную часть дают на образование. Сегодня почти 100%. Все идет на защищенные статьи – это выплата зарплат всем учреждениям. Это и педагоги, и медицинские работники. И все работающие в аппарате соцзащиты. Плюс — энергоносители многое сегодня занимают. Чтобы обеспечить электроэнергией, водой, коммунальными услугами все учреждения города: это сегодня колоссальные цифры. К тому же все растет в цене: электроэнергия, газ, вода и пр.

Кроме того, на сегодняшний день очень существенные средства идут на то, что не было предусмотрено. Это новые льготы для детей войны. Наша область отнесена к зоне, пострадавшей от боевых действий. И потому все дети младше 16 лет имеют по закону право на льготное питание в школах. Фактически сейчас массово идет подача подобных заявлений. Не только в Нежине, но и в Чернигове, и во всей области.

Мы подсчитали, что если раньше там было, условно говоря, несколько миллионов гривен на льготное питание, то в нынешнем году эта цифра может составлять 56 млн грн. Это не было запланировано. И где их теперь брать?

Мы обращались с этим и от области, и я отдельно от Нежина обращался. И к правительству, и к премьер-министру. Они знают эту ситуацию, но не торопятся это брать на себя. Хотя это, по сути, их обязанность – государственный бюджет. Дети – это самое главное, мы должны сделать им все условия и льготное питание. С другой стороны, таких средств у нас просто нет и не предусматривались эти потребности. Значит, университеты не получат.

– О громаде. Что входит в нее, кроме города? У вас есть вокруг населенные пункты?

Когда создавалась громада, я считаю, неактивно тогда работали над тем, чтобы как можно больше территорий присоединить. Хотя возможности были у нас. Кроме города Нежина, сейчас в нее входят еще четыре населенных пункта.

– Негусто.

Если в городе живут около 68 000 человек, то в этих селах еще где-то 1000. То есть это очень маленькие цифры. Сегодня население нашей громады 70 000, плюс-минус ориентировочно. Также у нас официально внутренне перемещенных лиц (ВПЛ) 2500 человек. Почему я говорю "официально"? Это те, кто зарегистрирован в управлении соцзащиты.

Понятно, что неофициальная цифра больше. Потому что не все регистрируются. Есть более самодостаточные, возможно, какие-то предприниматели, выехавшие с юга – и здесь у них есть либо родственники, либо друзья, либо какая-то недвижимость. Разумеется, такой человек не будет становиться на учет.

– Сколько выехало во время войны и после активных боевых действий?

У нас активная война началась в первые часы 24 февраля. Ракеты прилетели на наш нежинский аэродром утром,  где-то в 04:30. К сожалению, в то утро уже погибли пять спасателей. На следующий день сотни единиц вражеской техники стояли на въезде в наш город. Мы гордимся тем, что не пустили врага в наш город. Мы дали сражение 25 февраля. И враг 26-го отошел.

То есть они колоннами ехали сюда, как нам сообщили потом местные жители под Нежином. До Нежина их никто не встречал огнем. То есть они катились с границы Сумской, Черниговской областей, прямо на марше. Мы дали бой им силами, которые здесь были. Они были в то время незначительны. Потому что военное руководство приказало –  до 25 февраля всем военным выйти из Нежина, поскольку силы противника раз в 20 превышали то, что у нас было.

Встречали их только тероборона и полиция. Плюс воинская часть не боевая, а силы инженерной поддержки. Это военные, которые строят понтонные переправы, инженеры минируют, разминируют, и они просто исторически здесь. Они фактически без ничего дали бой, расставили учебные мины. Это фактически муляжи на дороге, они там сделали несколько засад — и враг испугался. Он этого не ожидал.

Враг отступил в ближайшее село Великая Дорога, со стороны Прилук. Приблизительно до 1 апреля там велись боевые действия. Оттуда обстреливали город системами залпового огня – "градами", "ураганами". Где-то до 40 дней наш город находился в оперативном окружении. Потом уже подошло подкрепление из Сумской области. 58 бригада. В результате здесь создался форпост защиты Черниговской области, в центре области. Потому что две трети области уже по состоянию на конец февраля – начало марта были оккупированы.

- Я знаю, что у вас здесь был перевалочный пункт для грузов, которые везли в практически окруженный Чернигов.

Да, волонтерский хаб мы создали и передавали разную гуманитарную помощь. Потому что Чернигов был еще в худшем состоянии. Его пытались взять. Он был в полном окружении. У нас была частичная оперативная блокировка города, только с восточной стороны.

– Многие люди уехали во время войны?

Я думаю, что до 10 000 покинули город по состоянию на конец марта. Больше всего, я помню, влияли на это активные бомбардировки. У нас были бомбардировки с самолетов. Очень сильно повлияло уничтожение  моста, который вел к Чернигову. Это был основной заезд из Киева в областной центр. После этого город стал фактически отрезан на другом берегу Десны. И хотя он вроде бы  и не Нежин, но распространение видео и фото сыграли роль. Это была некая паника, да.

Но почти все вернулись в прошлом году. Из 8000 школьников у нас до 10% детей за границей. Можно подсчитать: 10% детей, плюс как минимум мама, а где-то еще и папа. То есть приблизительно 1500-2000 нежинцев сегодня находятся за пределами города. Но они компенсированы внутренне перемещенными лицами. Поэтому для нас баланс населения остался таким, каким был до войны.

– Как сильно у вас просел бюджет по сравнению с 2021 годом?

Если говорить о предприятиях, заводах, среднем и крупном бизнесе, то никто не ушел из нашего города. И это для нас очень важно. Мы всячески пытались их поддержать. Больших разрушений предприятий не было. У нас работают в городе крупные аграрные предприятия и элеваторы. Это и Кернел, и Барышевская зерновая компания, и Нежинский жиркомбинат. Еще знаменитое предприятие – это консервы, нежинские огурцы (Нежинский консервный завод. – Ред.).

Было сокращение ФЛП. Многие закрылись, свернули свою предпринимательскую деятельность. Кто-то уехал за границу. Особенно женщины, которые здесь чем-то занимались. Здесь были успешные маленькие швейные производства, швейные мастерские. Даже дизайнер одежды Татьяна Верба, работавшая в Нежине, сегодня живет в Германии. То есть мелкий сегмент вынужден был переехать. Но более крупные работают. У меня не было факта, чтобы закрылись крупные предприятия, где более 50 человек работают. Это для нас важно.

– Во что вы вкладывали средства из бюджета развития?

Бюджет развития города раньше был весьма незначительным. Около 20 млн грн. Это 2016 и 2017 годы. То есть это весьма несерьезные цифры. Миллион долларов! Такое...

Наша команда работает с ноября 2020 года. Мы с первых дней активно начали работать над увеличением доходной части бюджета. Выявили предприятия, а таких было более 100 хозяйствующих субъектов в Нежине, которые работали здесь, но платили налоги в других городах. К примеру, в Киеве, кто-то – в Чернигове.

И мы нарастили бюджет развития до 100 млн грн за последние годы. Да, это тоже немного. Но ведь не 30 млн. Мы начали наводить порядок в городе. В первую очередь это его центральная часть. Мы полностью провели реконструкцию главной пешеходной улицы города еще до войны. Например,  улица Гоголя. Сейчас зима и все покрыто снегом. А так вы увидели бы это.

Казачье наследие. Мэр Нежина о грунтовых дорогах в центре города и военном НДФЛ
Фото: Сергей Костеж

Главная историческая жемчужина нашего города, где расположены все достопримечательности архитектуры. Город Нежин – это город с более чем тысячелетней историей. Свыше 20 храмов и соборов. За этим нужно ухаживать.

Казачье наследие. Мэр Нежина о грунтовых дорогах в центре города и военном НДФЛ
Фото: Сергей Костеж

Обновили весь центр, центральную площадь. На улице Шевченко начали строить тротуары и пешеходные зоны. Чего в городе раньше не было, представьте. А тротуары – это тоже безопасность — и взрослых пешеходов, и детей.

Казачье наследие. Мэр Нежина о грунтовых дорогах в центре города и военном НДФЛ
Фото: Сергей Костеж

Начали активно заниматься медицинским направлением. То есть осовременивать нашу городскую больницу. Прошлый год особое внимание, несмотря на войну, уделили школам, образовательным учреждениям. И это, я думаю, самая большая сумма инвестиций за всю историю Нежина.

Каждая школа получила необходимое оборудование, мультимедийные доски. Были произведены ремонты. Сейчас активно работаем над укрытиями. Бюджет развития мы определили именно на развитие нашего города. Чтобы люди увидели, что город изменился.

– Я помню, насколько плохими были дороги раньше. Сейчас их сделали в центре, но если отойти на боковую улочку...

Проблема города в том, что нам по наследству осталось примерно 60-70% грунтовых дорог. Это меня, скажем так, удручает.

Казачье наследие. Мэр Нежина о грунтовых дорогах в центре города и военном НДФЛ
Фото улицы в Нежине, предоставлено городской администрацией

- Вы хотели сказать – грунтовых улиц?

Улиц, да. Вроде бы это город, но как сельская дорога – грунтовка. Представьте! Я провожу прием граждан минимум дважды в месяц. Ко мне приходят 10, 15, 20 человек. Большинство этих обращений – это ремонт дорог и тротуаров. Для этого мы выделяем на это средства. Мы даже разработали программу "Нежин без окраин". Но, конечно, война грянула – и это выпало из приоритета. А затем забрали и военный НДФЛ.

К сожалению, сегодня для решения этой проблемы, которая основополагающая для города, у нас нет возможностей. Ремонты дорог не осуществлялись десятилетиями. В городе Нежин, и это факт – мы подсчитали: чтобы привести все дороги в порядок, нужно по меньшей мере 10-15 млрд грн. И примерно десять лет работы. Представьте себе!

– Не только дороги. У вас большой исторический казацкий центр, много старых построек, за которыми нужно ухаживать. Но я на примере многих городов, той же Умани, Бердичева, Бара, видел, что не всегда это удается. Что вы делаете?

Казачье наследие. Мэр Нежина о грунтовых дорогах в центре города и военном НДФЛ
Фото: Сергей Костеж

Мы работаем, боремся, можно сказать. За последние 2-3 года разработали так называемые дизайн-коды вида наших улиц. У нас есть дизайн-код всего центра, это улица Гоголя. Я вам советую прогуляться. И увидите, что все вывески плюс-минус приведены к одному стилю. То есть мы разработали дизайн-код каждой улицы. И соответствующие службы доводят этот дизайн-код до сведения всех предпринимателей, жителей этой улицы.

Казачье наследие. Мэр Нежина о грунтовых дорогах в центре города и военном НДФЛ
Фото: Сергей Костеж

То есть если кто-то будет делать ремонт, то нужно придерживаться этого дизайн-кода. Это и стилистика, и цветовая гамма, и пр. Постепенно наводим порядок. Конечно, сегодня это не приоритет номер один в условиях военного положения. Но и на это обращаем внимание.

Казачье наследие. Мэр Нежина о грунтовых дорогах в центре города и военном НДФЛ
Фото: Сергей Костеж

– Что с энергоэффективностью? Вы говорите, что энергоносители дорожают, это сказывается на бюджете. Есть ли попытки как-то это "сгладить"?

Посредством международного сотрудничества. Оно у нас будет активное. Мы нашли много городов-побратимов в мире, они реализуют разные программы. Плюс работаем с фондами. Немецкий фонд, специализирующийся как раз на энергоэффективности, помогает нам с построением первых солнечных станций.

Сегодня у нас строятся в Нежине две солнечные электростанции. Одна – на объекте водоканала, другая – на роддоме. Одна — на более 100 кВт, другая – 80 кВт.

– Небольшие такие.

Ну, смотрите, водоканал в нашем городе и во всех городах – это наиболее энергоемкое предприятие. Потому что суть водоканалов в том, что они качают воду большими насосами. Когда мы построим станцию, она приблизительно на 5% будет обеспечивать потребление электроэнергии водоканалом. Но это большая энергонезависимость. И в случае перебоев со светом у нас уже будут частично энергонезависимые коммунальные предприятия. Плюс — мы за последний год обеспечили весь город генераторами: все объекты водоканала, скважины, очистные сооружения, медицинские учреждения, школы. Процентов 80 генераторов мы получили бесплатно в рамках международной помощи. А это мощные машины, более 50 кВт. Есть даже на 400 кВт.

– Вы не ощущаете давления центральной власти на местное самоуправление?

В определенной степени ощущаю. Я не скажу, что это именно центральная власть. Но, скажем так, в 2023 году, я считаю, мы увидели большее давление именно силовых структур на местное самоуправление. Это органы прокуратуры, Нацполиции – Департамент стратегических расследований Нацполиции. Давление именно на органы местного самоуправления.

Я общаюсь со всеми руководителями крупных городов Черниговской области, других регионов. То же самое говорят и в Одесской области, и на Волыни, и т. д.